Выжившие жертвы массовых изнасилований во время геноцида в Руанде и их дети спустя 25 лет после трагедии

Yana Malysheva-Jones
13:05, 02 сентября 2020
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Фотографии: Олаф Хайне

Текст: Кирон Монкс, CNN

Перевод и адаптация: Яна Малышева-Джонс

Руандийская женщина и ее 25-летняя дочь сфотографированы вместе для книги «Дочери Руанды». Как и большинство детей, зачат

Руандийская женщина и ее 25-летняя дочь сфотографированы вместе для книги «Дочери Руанды». Как и большинство детей, зачатых после изнасилования, дочь никогда не знала своего отца. Она вспоминает, как в школе смущалась, когда не могла ответить на вопросы учителя о нем.

Субстрат материнства, вынесенный на поверхность общественного знания и опыта, — христианская идея о жертвенности и самоотречении. Происходящее за закрытыми дверями, — будь это реальные дома, или же психологический и эмоциональный фон отдельной матери, — чаще всего остается за пределами общественного интереса.

Ситуация заметно меняется в последние годы, в значительной степени, за счет действий феминистского движения и обращения внимания вовнутрь, — мы чувствуем все большую необходимость заботиться об эмоциональном и ментальном здоровье себя и своих близких, в особенности, детей.

Если женщина — мама, мать, она обязана по умолчанию любить ребенка и заботиться о нем; не думать об аборте во время беременности, а если и думать и даже вдруг сделать его, обязательно нести в себе чувство вины за убиение человеческой души. И эта эмоция не всегда становится личным выбором женщины, но напротив, оказывается насаженным чувством, которое, так или иначе, “подкидывается” общественным давлением мира, который все еще, признаем мы это или нет, живет по религиозным законам, в наше время принимающим форму нью-эйджевских идей о реинкарнации, путешествии душ и “возвращении к ресурсу”.

Жизнь, однако, оказывается сложнее, чем любая самая запутанная духовная причта или догма, и подтверждение этому, — история изнасилованных женщин и детей, которые родились в результате этих изнасилований.

Некоторое время назад я нашла материал об изнасилованных во время геноцида 1994 года в Руанде женщинах и их детях, которые родились в результате этих актов сексуального насилия. Для меня эта история стала тем случаем, через ужасающую призму которого подсвечиваются все проблемы, связанные с вопросом материнства и родительства в любых обществах вне зависимости от их временной, национальной, религиозной, политической принадлежности. А кроме этого, вопросы женского права и ее воли, принадлежности женщине своего тела и возможности принимать свои собственные решения.

Что чувствует женщина, которая забеременела в результате изнасилования, и не имеет возможности — правовой или религиозной, социальной или любой иной, сделать выбор в пользу аборта? Что чувствует ребенок, а позже взрослый, который родился в результате такой трагедии? Как складываются их жизни?

Ниже я привожу адаптированный перевод статьи CNN о проекте и одноименной фотокниге «Дочери Руанды», который я создала с добавлением небольшого количества текстов из других источников. Все они обозначены в тексте гиперссылками.

Примечания к тексту:

Имена выживших в результате массовых изнасилований руандийских женщин и их детей не называются с целью уважения и защиты их личностей.

В данном материале CNN показывает только те семьи, которые согласились публиковать свои истории в статье. Все из них — женщины.

По разным оценкам около восьмисот тысяч человек были убиты за 13 недель гражданской войны в Руанде в 1994 году, когда хуту (народ в центральной Африке, основное население Руанды и Бурунди) напали на своих соседей тутси (народ в центральной Африке (Руанда, Бурунди, Демократическая Республика Конго).

Сигналом для начала геноцида против тутси в Руанде стала гибель её президента, чей самолёт был сбит ракетой 6 апреля 1994 года. Лидеры из числа народности хуту обвинили в убийстве этнических тутси и на следующий день начали их методичное истребление. Убивали также и тех хуту, которые отказывались от уничтожения тутси. Больше об этой трагедии можно почитать на сайте ООН.

В течение чуть более трех месяцев от рук ополченцев пострадало огромное количество женщин. По данным ООН, изнасилованиям подверглись около двухсот пятидесяти тысяч человек, а по оценкам британской неправительственной организации “Survivors Fund” (SURF), в результате этих изнасилований родилось двадцать тысяч детей.

Истории этих женщин и их детей нашли отражение в новой фотографической книге «Дочери Руанды» немецкого фотографа Олафа Хайне (издательство Hatje Cantz, 2019), в которой рассказывается о мучительных испытаниях этих забытых жертв геноцида. Фотограф снимал их портреты и работал над книгой вместе с редакторами в течение двух лет с 2016 по 2018 год в рамках проекта, финансируемого немецкой благотворительной организацией “Ora Kinderhilfe”, а также при содействии руандийской неправительственной организации “Solace Ministries”, которая оказывает поддержку выжившим в 1994 году.

Эта женщина рассказала авторам книги, что ее дочь значит для нее все, и добавила, что хотела бы добиться большего как ее

Эта женщина рассказала авторам книги, что ее дочь значит для нее все, и добавила, что хотела бы добиться большего как ее мама. Но душевные и физические раны геноцида оставили глубокие шрамы в ее жизни. Она часто чувствует себя слабой и говорит, что нападавшие украли ее жизнь.

Сегодня жертвы и преступники живут бок о бок. Хотя с тех пор женщины в руандийском обществе приобрели социальный статус, жертвы изнасилования и их дети находятся на нижних ступенях социальной иерархии. Несмотря на это, многим молодым женщинам удалось “спасти” своих травмированных матерей и избавить их от общественного порицания. Их мужество и оптимизм в обществе со столь авторитарным правлением и национальной травмой такого масштаба, не имеют себе равных. Во многих случаях насилие привело к пожизненной инвалидности или ВИЧ-инфекции.

Для проекта Олаф Хайне решил снимать матерей с их детьми на месте произошедшей с женщинами трагедии. В том числе и поэтому, съемки часто сопровождались тяжелыми и эмоциональными переживаниями для женщин, однако все героини были полны решимости рассказать свои истории.

“Часто в ходе съемок женщины не могли сдержать слез, но каждая из них была настроена решительно на рассказ о пережитом и частичном освобождении от столь трагического опыта…В то же время я не хотел давать слишком большое количество указаний героиням съемки как фотограф и направлять их действия особым образом. Напротив, я пытался запечатлеть на камеру их естественное взаимодействие между собой”.

Когда эта женщина поняла, что беременна, она попыталась сделать аборт самостоятельно. Она призналась авторам книги, что с

Когда эта женщина поняла, что беременна, она попыталась сделать аборт самостоятельно. Она призналась авторам книги, что сначала ненавидела своего ребенка, но со временем научилась любить и ценить дочь, и теперь много работает, чтобы содержать себя и дочь.

В результате симбиоза работы фотографа и своего обычного поведения, героини имитируют позы, которые часто можно увидеть на фотографиях в семейных и школьных альбомах или специальных студийных съемках в честь празднования дня рождения или выпуска из школы или университета. В то же время выражение их лиц и манера поведения рассказывают другую, более мрачную историю их судеб. Некоторые женщины улыбаются. Но нетрудно уловить, что даже в их взаимодействии на фотографии мало легкости. Часто расстояние между мамой и ребенком на снимке выступает метафорой размеру проблемы в их отношениях.

Во время интервью женщины рассказывали о том, где и как они пытались найти поддержку и утешение после случившегося с ними. Некоторые со временем научились любить и ценить своих детей. Другие стали участницами церковных и общинных собраний с участием таких же выживших женщин, во время которых священники проповедует прощение как путь к исцелению.

Многие женщины признаются, что всю свою жизнь после трагедии они несут в себе обиду на дочерей и сыновей, которые, по их словам, являются постоянным напоминанием об ужасе, который они пережили, и источником постоянного осуждения и травли в консервативном обществе их страны. Некоторые из женщин признаются, что не уверены, что смогут до конца избавиться от последствий травмы и говорят о том, что геноцид разрушил их жизнь.

Другие нашли способ справиться со своим горем и полюбить своих детей, ведь для многих из них этот ребенок — и есть их семья, и этим детям тоже приходится очень сложно, так как большинство из них понимают, что были рождены в результате изнасилования, не говоря уже о том, что они никогда не узнают имен своих отцов. Как цитируются в книге слова одной из выживших женщин: «Если я буду ненавидеть свою дочь, то я ничем не буду отличаться от убийц, которые своей ненавистью хотели уничтожить нас и нашу страну».

Этой героине было 15 лет, когда ее изнасиловали, и многие последующие годы она провела изолированно и в одиночестве. Подд

Этой героине было 15 лет, когда ее изнасиловали, и многие последующие годы она провела изолированно и в одиночестве. Поддержка таких же выживших женщина позволила ей открыться и отогревать свою боль.

Сегодня Руанда гордится прогрессивной политикой в вопросах гендерного равенства — например, в 2018 году ровно половину мест в кабинете министров (всего их 26) занимали женщины. Однако, в стране, где было убито целое поколение мужчин и изнасиловано такое большое количество женщин, до сих пор существуют большие проблемы во взаимодействии двух полов, — как психологического, так и практического характера.

Перед изнасилованием эта женщина наблюдала, как убивали ее мужа и троих детей. Она благодарит Бога за то, что не избавила

Перед изнасилованием эта женщина наблюдала, как убивали ее мужа и троих детей. Она благодарит Бога за то, что не избавилась от ребенка.

Дочь на этом фото мало знает об обстоятельствах своего зачатия. Обычно между ней и ее мамой стоит тишина. Девушка изучает

Дочь на этом фото мало знает об обстоятельствах своего зачатия. Обычно между ней и ее мамой стоит тишина. Девушка изучает право и борется за права слабослышащих.

Подобно так называемым “Trümmerfrau” в Германии после Второй мировой войны, руандийские женщины восстанавливали свою стра

Подобно так называемым “Trümmerfrau” в Германии после Второй мировой войны, руандийские женщины восстанавливали свою страну тяжелым физическим трудом, улицу за улицей. Эта мать говорит, что из-за ее травмы в то время было трудно понять смысл восстановления разрушенной страны и жизни.

Эта жертва сказала авторам книги, что ей было трудно принять свою новую дочь, но она должна была подавать пример другим с

Эта жертва сказала авторам книги, что ей было трудно принять свою новую дочь, но она должна была подавать пример другим своим детям.

Эта мать до сих пор не понимает, почему ее насильники сохранили ей жизнь. Она сказала авторам книги, что ей стыдно за то,

Эта мать до сих пор не понимает, почему ее насильники сохранили ей жизнь. Она сказала авторам книги, что ей стыдно за то, что с ней сделали.

Жизнь этой женщины изменилась за пять минут - именно за это время мужчины убили ее семью и оставили ее беременной. Эти ми

Жизнь этой женщины изменилась за пять минут - именно за это время мужчины убили ее семью и оставили ее беременной. Эти минуты все еще влияют на ее жизнь.

Все члены семьи этой женщины, чей портрет с дочерью стал обложкой для книги, были убиты во время геноцида. Она едва выжил

Все члены семьи этой женщины, чей портрет с дочерью стал обложкой для книги, были убиты во время геноцида. Она едва выжила сама, забеременев в результате изнасилования. Но, по ее словам, любовь и радость дочери помогли ей пережить травму.

Олаф Хайне (род. 1968) — немецкий фотограф из Берлина.

Его книгу «Дочери Руанды» в 2019 году выпустило издательство Hatje Cantz.

Редактор: Стефани Бусари

Фоторедакторы: Клинт Альвахаб и Бретт Роджерс

Интервьюеры: Антье Шталь и Андреа Еска

Вы можете поддержать мой проект Мамадец! лайком в Инстаграме @mamadets и монеткой на Patreon patreon.com/mamadets





Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File