«Насчет Колобка мы все едины»

Юлия Фукалова
12:23, 22 июля 2019🔥
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Организаторы проекта, актриса и куратор Ксения Орлова и театр «Эскизы в пространстве», пригласили независимых художников создать к фестивалю-кочевнику «Русская сказка» короткие спектакли по мотивам сказок. Их консультантом стала антрополог и фольклорист Светлана Адоньева. Девять коротких работ показали 12 июля в ЦИМе во время Театрального альманаха «Сказка сегодня». Три из них в ночь с 13 на 14 июля открыли «Театральную бессонницу» и предваряли большие работы Александра Петлюры и Яны Туминой и Павла Семченко. На следующий день участники и зрители собрались обсудить результат вместе со Светланой Адоньевой и критиком Аленой Карась. Модератором встречи стала арт-директор ЦИМа Елена Ковальская. Итоги этой встречи подвела студентка Школы культурологии ВШЭ Юлия Фукалова

Фото: Екатерина Краева

Фото: Екатерина Краева

Сказка — это то, что нас объединяет. Сегодня в России каждый знаком с историей про репку. А вот найти того, кто перескажет сюжет «Вишневого сада», будет сложнее. Мы с детства слышим одинаковые сказки, и они невидимыми нитями связывают нас друг с другом и с нашими предками. Но простота и доступность сказки — иллюзия.

На самом деле, сказка не совсем такая, как мы привыкли думать. В середине XIX века, когда вовсю главенствовал романтизм (а значит и культ национального), Александр Афанасьев издал трехтомник народных сказок. Где и в каких обстоятельствах он их собирал — неизвестно. Для публикации он их отредактировал и достроил до адекватных его современникам моделей. Именно такие — «адекватные» — сказки дошли до нас в учебниках литературы. Настоящая же русская сказка — это хоррор. С ним и встретились зрители ЦИМа. Например, в коротком спектакле «Где сатанисты героином ширяются» Театра им. Алехандро Валенсио спокойно и буднично рассказывается история о ворованных детях — шокирующая для сегодняшнего дня, обычная для сказки.

«Где сатанисты героином ширяются» (Театр им. Алехандро Валенсио). Фото: Екатерина Краева

«Где сатанисты героином ширяются» (Театр им. Алехандро Валенсио). Фото: Екатерина Краева

И вообще, если зрители думали, что сказка — это история про чудеса и с хорошим концом, то после фестиваля они изменили свое представление. Каждая из команд отказалась от морализаторской и поучительной сказки. Наоборот, сказка послужила для театральных художников средством прорыва к иррациональному и потустороннему.

«Сказка как она предстала перед нами в эти дни — это, скорее, ресурс для встречи с непознаваемым, страшным, с миром смерти, с миром того, что интерпретируется и транспонируется как мир советского» — Алена Карась

Молодые художники, обращаясь к советскому, не оценивают этот период как время счастья и стабильности. Напротив, для них это мир травм, который, казалось бы, находится рядом и питает нас, но при этом уже лежит за границами познаваемого. Невозможность достучаться до него вынуждает их — тех, кто Советский Союз застал лишь в детстве — отвечать за последствия. Как в постановке «Несказка» Михаила Плутахина, где игрушечные солдатики полегли на войне и, будучи непогребенными и неоплаканными, были благославлены. Все это под советскую, ставшую народной, песню «Полюшко-поле».

«Два веселых гуся» (создатели: Екатерина Бондаренко и Татьяна Гордеева). Фото: Екатерина Краева

«Два веселых гуся» (создатели: Екатерина Бондаренко и Татьяна Гордеева). Фото: Екатерина Краева

Тоже о неоплаканных, но с другой позиции, говорят Татьяна Гордеева и Екатерина Бондаренко в своем спектакле «Два веселых гуся». Они обратились к гендерной теории и понятию «неоплакиваемых», то есть угнетенных. Главная идея постановки — оправдать и поддержать их.

Бондаренко и Гордеева, помимо желания оплакать неоплакиваемых, стремятся вытащить нас из аффектов, в которые нас постоянно погружают. Каждому известно, что на дорожку надо посидеть, а чтобы не сглазили, по дереву постучать. Эти архаичные приметы вплетены в нас так крепко, что мало кто задумывается об их происхождении. Они, как и сказки, составляют один из профилей нашей идентичности.

То же самое и с Советским Союзом. Это особенно заметно в перформансе Александра Петлюры «Снегурочки не умирают». История разворачивалась на фоне картонного памятника Ленину и театра с колоннами — такого, какой стоит на главной площади многих советских городов.

«Снегурочки не умирают» (Александр Петлюра). Фото: Екатерина Краева

«Снегурочки не умирают» (Александр Петлюра). Фото: Екатерина Краева

Интересно, что спектакли мастеров — и Петлюры, и Туминой и Семченко — оказались объединены сюжетным типом, который Светлана Адоньева охарактеризовала как «сказка о недоделанных детях».

«История про Колобка, если подумать, это о том, как бабушка и дедушка сначала сделали Колобка, а потом этого Колобка съели, так у него все и закончилось. Этот этап жизни исчерпан — подрастай, Колобок. И ты, Снегурочка, тоже подрасти или растай. Они заходят в переходную зону и исчезают там, но у тебя есть шанс не застрять в снегурочках или колобках» — Светлана Адоньева

В «Дневнике Колобка» Яны Туминой и Павла Семченко сложный финал. Колобок бесконечно долго возвращается домой. Когда же он его достигает, там оказывается лишь пустота, окаймленная каркасом дома (к слову, не имеющего четвертой стены).

«Дневник Колобка» (создатели: Яна Тумина и Павел Семченко). Фото: Екатерина Краева

«Дневник Колобка» (создатели: Яна Тумина и Павел Семченко). Фото: Екатерина Краева

Создатели фестиваля стремятся «не застрять в снегурочках или колобках» и используют сказку как ключ к познанию себя. «Реальность вводит нас в сомнение», — сказал режиссер Дмитрий Мышкин, объясняя мотивы обращения к русской сказке. И неудивительно, ведь это реальность, в которой легализовано домашнее насилие и идет дело «Седьмой студии». Это мир, в котором нам надо самим учиться находить общий язык друг с другом.

«Политические разговоры уже не покрывают повестки дня, потому что степень разрыва социальных тканей столь велика, что пора задать экзистенциальные вопросы» — Светлана Адоньева

Их художники и ставят перед собой и перед зрителями. Я русский? А что это значит? И что мне с этим делать? Многонациональное наследие Советского Союза усложняет этот разговор. После перестройки в России заново начали складываться национальные театры. Этот ресурс использовался как место встречи людей с целью обсуждения своих ценностей и конструирования национальной идентичности.

«В России конструирование национальной идентичности было делом сложным, а то и стыдным, почти невозможным. Мы — колонизаторы. И вдруг с 2012 года у нас был взят государственный курс на всё русское. В фестивале вчерашнем мы обнаруживаем, что молодые художники исследуют сказку как бы вопреки государственному тренду. Возможно, ими двигало желание самим взяться за эту тему, пока нам ее не навязали» — Елена Ковальская

Одновременно с формированием идентичности в качестве русских на государственном уровне, все вокруг заговорили о деколониальном повороте. Объявить себя просто русским стало недостаточно и неполно. Появилась необходимость искать другой, более тонкий, путь познания и формирования себя. Сделать это можно в процессе коммуникации. И современный театр как раз дает молодым художникам пространство для этого. Он позволяет совместно со зрителями поставить вопросы о своей идентичности и ответить на них.

Фото: Екатерина Краева

Фото: Екатерина Краева

Эта ситуация совместного со зрителями исследования и проживания общего опыта может быть реализована с помощью перформативности сказки. Она не читается и не повторяется, а зависит от того, кто и кому ее рассказывает. Несмотря на общую структуру, внутри она вариативна. Эта особенность была переосмыслена в постановке «White white story» независимой театральной компании «Барабан». Перформерка не говорила заученный текст, а импровизировала, пользуясь структурой волшебной сказки.

Каждая работа, представленная на фестивале-кочевнике, показала новые возможности работы со старинной русской сказкой. И, быть может, художники театра еще обратятся к ее нераскрытому потенциалу. Ведь ресурсы современного театра сегодня кажутся совершенно исчерпанными.

«Это открытый театр, который так или иначе инициирует. Мне кажется, надо углублять эту осознанность работы с живым, перформативным элементом сказки» — Алена Карась

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки