Create post

Неравный брак или удачная партия?

Юрий Киселев comments5
+1

Ребенком я часто просил родителей завести какое-нибудь животное. Пределом мечтаний была, конечно, собака, но компромиссным вариантом становились хомячки, коих у нас перебывало трое. Хомяки быстро приедались, я все чаще забывал убирать за ними — и тогда родители предлагали «отпустить зверька на свободу». Мы садились в машину, выезжали в ближайшее поле — и торжественно открывали двери клетки…

Что ожидало домашнего хомяка, выпущенного в чисто поле, я понял значительно позднее. Вместе с тем, что свобода — понятие весьма растяжимое.

Сегодня, когда весь интернет распирает от праведного гнева в связи со свадьбой 17-летней Луизы Гойлабиевой с руководителем Ножай-Юртовского РОВД Чечни Нажудом Гучиговым, я вспомнил эту историю и попытался представить, что может быть на душе у юной невесты и так ли уж она сожалеет об утраченной свободе, как это представляют наши журналисты.

Говорят, Кадыров затеял эту историю неспроста и с наслаждением простебался с российского народа. Проверил, насколько далеко ему позволено зайти, и что готов проглотить этот народ. Эксперимент удался: народ все проглотил. Как современный человек, получивший образование в либеральной Великобритании, я целиком и полностью разделяю всеобщее негодование по этому поводу. Но как философ и историк вынужден признать: не все культуры можно мерить одной меркой.

В философской литературе первая критика европоцентризма началась еще во второй половине ХІХ века. На повседневном же уровне мы все так же пытаемся мерить все страны, с их кардинально отличной от нашей ментальностью, своими мерками, ожидая от местного населения понятных нам реакций и поступков.

Кажется, все забыли, что о браках по любви на Руси еще полтора века назад писали разве что в романах. Что лишь с 1918 года советские женщины обрели право получать паспорта без согласия мужа, тогда же было законодательно закреплено женское избирательное право… Что же говорить о мусульманской Чечне — куда более патриархальной и патерналистской?

Если попытаться взглянуть на ситуацию непредвзято, точнее, не сквозь призму европейской культуры — что мы увидим? Традиционный брак вполне половозрелой (по местным меркам — давно уже на выданье) девушки из традиционной мусульманской семьи с немолодым, но весьма подтянутым и очень состоятельным джентльменом. Возможно, одним из самых состоятельных во всей республике и уж конечно, одним из самых влиятельных. Шутка ли — сам Кадыров почтил свадьбу своим вниманием!

«Педофилия», «изнасилование в прямом эфире», «изломанная судьба девочки» — такими фразами пестрят многочисленные статьи. Журналисты проевропейских медиа отмечают грустное лицо невесты и «неприкрытый цинизм» репортерши, берущей у нее интервью во время подготовки к бракосочетанию. Для европейца зрелище и правда гнетущее: взрослая тетка с сияющей улыбкой донимает вопросами девочку, которую «через несколько часов будет насиловать старик».

Грустное лицо — это, конечно, факт. Но и славянские девичьи песни о свадьбе всегда были невеселыми: девку из отчего дома забирают все–таки. А чеченским невестам по традиции и сегодня не пристало демонстрировать особую радость. Девушка «давала интервью сдавленным голосом» — а какая семнадцатилетняя девчонка не перепугалась бы, если бы на нее в одночасье обрушился пожилой жених и полчище репортеров в придачу?

Но прежде, чем выражать сочувствие, не мешало бы вспомнить, что девица, вероятно, росла в окружении толпы мамушек-тетенек в хиджабах (многочисленных членов семейства можно отчетливо видеть на видео с места событий), с малолетства воспитываясь в парадигме, где лучшая карьера для женщины — удачный брак. И конечно, не с сопливым юнцом, но со зрелым мужем. Девица, может, сейчас подружкам названивает, хвастается, как удачно у нее жизнь сложилась.

И в самом деле — может, и сложилась. Ну что бы ей увидеть в жизни, останься она в родном доме, где (я не утверждаю, но вполне возможно) установки на получение образования, жизненный успех и самореализацию для женщины сроду не было? Ей, может, второй год уже тетки твердят: «засиделась ты у нас в девках, того и гляди, замуж никто не возьмет» — точно так же, как некоторые городские тетушки повторяют это двадцатипятилетним «засидевшимся» девицам. Для нее, может, с детства было непреложной истиной, что «на Кавказе есть места, где женщины уже в 27 лет сморщенные», как изволил заявить уполномоченный по правам ребенка в России Павел Астахов.

А с пожилым мужем, наверняка образованным и достаточно современным, который заберет ее в большой город — кто знает, как все сложится. Не исключено, что этот брак откроет большие возможности, чем жизнь в семье и брак с местным юнцом. Своего рода «социальный лифт».

Такие дела. Все–таки у любой медали есть оборотная сторона, хоть мы об этом часто забываем. А как все было на самом деле, все равно известно лишь «молодым»…

Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma
+1

Author