radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post

Джаз как шаманство, или Что любят ацтекские боги

Daria Bushmeleva

Джаз как медитация, джаз как шаманство — наверное, так можно в трех словах описать джазовый концерт на излете концертного сезона в филармонии. Маша Гарибян, Тео Жерар, Давид Рото-Разель, Эдж Тафьял — пожалуй, я хочу оставить здесь эти имена. Хороших шаманов надо знать в лицо и по имени.

Уже во время первой композиции я пришла в смятение — откуда идет этот тянущий под ребрами, глубокий звук. И через пару минут в голове взорвалось: «Это контрабас! С ума сойти, эту фантастику творит контрабас!» Никогда бы не подумала, что контрабас — такой удивительно мощный и эмоционально наполненный инструмент, и соло на нём может быть столь чувственным.

Во время исполнения композиции «Приход принцев» еще усилилось чувство, что тянет под ребрами и за ребра. И вот, совсем уж неожиданно,почудилось: «Я — Тескатлипока!» Один из могущественнейших ацтекских богов. Я — Тескатлипока в самом страшном своем обличьи, у меня нет головы, а в груди вместо сердца хлопают дверцы и издают звук, похожий на стук топора. Я — Тескатлипока.

А сразу после, когда началась старинная армянская песня в джазовой обработке, я стала Уиштосиуатль, богиней соленой воды и соли. Над водой струился ветер, Таматс, ветру было жарко…

Но потом случилось соло на барабанах, этот звук покрывает глиняной оболочкой, она быстро трескается, рушится каменным дождем, растирается до песка и с легким шуршанием осыпается под ноги. И вот, я — это снова я. Но совершенно точно здесь только что были ацтекские боги. Кто бы мог подумать, что они любят французский джаз. С другой стороны, джаз ведь зародился в Америке. А эти боги когда-то властвовали над американскм континентом, почему бы им не проявляться в некоторых мелодиях.

В конце первого отделения был известный французский «Вальс о вальсе» Жака Бреля. В нем уже не было ацтекских богов, а только быстрый теплый дождь, под которым хочется танцевать на пустой площади в Вильнюсе или в Риге, кружась всё быстрее и быстрее. И вальс, повинуясь этому порыву, всё разгоняется, разгоняется — и вот, танец растворяется, танца больше нет, а есть только стук капель дождя по звонкой черепичной крыше.

После первого отделения переполняли, просто раздирали ощущения. Невозможные какие-то переживания: и эти боги ацтекские, и этот сумасшедший танец под дождем, который хочется немедленно повторить не в концертном зале, а на улице, да хоть в Харитоновском парке, раз уж маленькой площади прибалтийского города нет поблизости.

Второе отделение было спокойнее и немного меланхоличнее. Думала, как описать первые два произведения и поняла, что могу сказать вот что: они были рассветными. Рука непроизвольно набрасывала на полях блокнота море, солнечную дорожку, низко стоящий диск и тонкие ветви дерева на берегу. И похоже, это солнце не нашего мира. Как интересно. Есть ли в этом новорожденном мире люди или боги? Но вот вторая мелодия ускорилась, вступила гитара и солнце начало ощутимо припекать. Боги в этом мире точно есть. А значит, я за него спокойна.

Какое всё-таки потрясающее шаманство совершают Маша Гарибян и ее музыканты. От их музыки не только просыпаются полузабытые боги, но и возникает солнце нового мира. Неудивительно, что их долго не отпускали со сцены, устраивали овации снова и снова, пока Маша не сыграла на бис Рахманинова, а потом все вместе они не исполнили еще одно произведение.

И, как любое хорошее шаманство, оно не осталось лишь в стенах зала. После концерта на улице барабанил легкий и быстрый теплый дождь, именно тот, под который хотелось танцевать французский вальс.

Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author