Растворение границ как важная часть перехода на новый этап цивилизации. Прояснения старых моделей социального поведения и рассеяние туманности капиталистических постоянств.

Hedjkheperusetesh Khephera
01:04, 22 января 2021
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию
Image

Christian Tranberg

Автор, Morph Community

Иллюстрации: Bliss Resting

Заблуждения→Растворения

Земная Резиденция Постоянного и Вечного  Растворения Границ


I : О ДВОЙНОМ ЗАБЛУЖДЕНИИ :

Мы вне баланса. Здесь, на вершине Истории, наш разум потрепан и изнурен. Извечный потребительский вакуум лишил наш рассудок того небольшого количества кислорода, который остался после тысячелетней хватки авраамической культуры доминирования. Грязный цинизм маниакальный релятивизм пронизывает наш континент. Мы потеряны и ужасно напуганы, легко манипулируемы, неспособны двинуться, ошеломлены и скованны перспективой того, что Земле так же плохо, как и нам самим.

В самом деле. Экологические кризисы являются симптомами психопатии нашего вида, глубоко укоренившегося коллективного сумасшествия происходящего из Двойного Заблуждения о том, что 1) Земля — это пришелец и разграбляемый ресурс, на котором 2) История — это лестница модернизации и потребления, пиком и окончанием которой является светский постмодернизм.

И на этом бесплодном возвышении мы пребываем в трансе, шаркая в развалинах наших давно рухнувших великих повествований, глядя на массовое вымирание, колени подгибаются, а руки дрожат, воздух разряжается, наши легкие тяжелеют, мы находимся в поисках чего-либо, что успокоит наши страхи — рассматривая опасные дуализмы, рвы, траншеи и современные ограждения; самый громкий из напуганных ведет остальных вверх по густому туману горящего угля.

Это чуждое наследие, которое мы берем на себя каждый день: опорой остаются патриархально-монархические религии, вместе с полой преградой светского потребительства. Последняя формировала наши общества тысячелетиями, чтобы приносить пользу лишь самым могущественным, эшелону богатства, используя сказку о Человечестве в роли пришельца и высшего управителя Земли, узаконивания его планетарное насилие, направляя взгляд масс вверх к обетованному будущему, далекому от истины. Она заменила небеса преждевременным обещанием материального достатка, но не заменила лестницу искупления будущего, только перефразировала его как непрерывный рост и бесконечное потребление. Влиятельные по-прежнему влиятельны, богачи остаются богатыми, церковь расколота, Священник ушел в отставку, но все те же утопические трактаты вертикального восхождения из профанной и бессмысленной почвы целиком насыщают наше пребывание в мире. Мы — обитатели предела, несостоявшиеся люди, рассвет во время переменчивых дней.

Эти вызванные смогом галлюцинации, мерцающие у нас перед глазами, опасны вводом в заблуждение — они неуклонно ведут к коллапсу экосистем и массовому вымиранию на планетарном уровне. Структурно, религиозно, финансово, политически укрепленные галлюцинации о линейном восхождении и личной изоляции, когда по правде, Будущего как такового нет, как нет и высшего Индивидуализма, полностью отделенного от окружающего его живого мира.

Поскольку Будущего нет, так как оно лишь ожидание Настоящего Времени, и Прошлое — это ни что иное, как хвост Настоящего Времени, что медленно угасает в синапсах наших воспоминаний, — есть лишь только исключительно Настоящее. Оно никуда не уходит. Сейчас, Настоящее, может быть большим или малым, мелким или глубоким, это не его окончательный размер. На самом деле оно кажется бесконечным. Нам живущим, предстоит примириться и уступить вездесущему. Каждый день — это борьба за то, чтобы отчетливо смотреть сквозь унаследованную вуаль линейности будущего, которая не дает нам увидеть круговой простор нашего земного Настоящего; настоящее время, настоящие структуры, настоящие привычки, возможности и препятствия, которые возникают бесконечно.

И поскольку нет высшего Человечества, отдельного от окружающей реальности, догма кожи как барьера миров тускнеет по сравнению с растворяющей границы реальностью Земли в качестве нашего первоначального пространства для разума. Мало того, что человечество нераздельно, но и каждый Индивидуум не одинок. Мы — открытые системы, и современная наука говорит нам, что мы взаимозависимы. Наше ощущение своего Я иллюзорно. Куда еще более иллюзорно наше чувство права на Землю. Каждый день — это борьба за отказ от доминирующих мифов о метафизической изоляции с целью прочувствовать ответ на вопрос, о котором Эйнштейн думал, как о наиболее фундаментальном, с которым только может столкнуться человечество: «Является ли вселенная дружелюбным местом?» В эти наиболее важные годы человеческой истории, какими нарекла ООН грядущее десятилетие, мы можем уместно перефразировать вопрос на «Является ли Земля дружелюбным местом?»

Здесь, на краю Истории, мы сошли с орбиты Земли с целью рассмотреть все, что есть снаружи, чтобы узнать все сполна на механическом уровне. Но быть живым, чувствовать и иметь душу — значит вынашивать мистический потенциал: ощущать вечность здесь и сейчас, размывая границы, которые отделяют нас от более глубокой связи с землей — Земное, как выразился Латур; организм древнее нас самих, который породил нас, и прежде всего, никогда не был ничем другим. В этой связи заключается экзистенциальный катализатор, что должен развеять наши пагубные заблуждения и устранить ущерб, который мы, как вид, наносим себе и месту нашего рождения.

Это более-чем-человеческое столетие: реакция планеты на Антропоцен присутствует, и она очевидна, шестое вымирание — факт, повышение глобальной температуры — правда. Земля — это живая действующая сила, а не неодушевленный каркас. Она реагирует.

Развеять двойное заблуждение, которое преследует наши планетарные культуры, значит д в и г, а т ь с я от заблуждения о линейном вертикальном прогрессе в сторону настоящей циркулярной, горизонтальной бесконечности; расширяя и углубляя наше земное настоящее, происходящее и основывающееся вне раздельности жизни и земли, разума и материи — нашем земном месте обитания.Здесь, на краю Истории, мы сошли с орбиты Земли с целью рассмотреть все, что есть снаружи, чтобы узнать все сполна на механическом уровне. Но быть живым, чувствовать и иметь душу — значит вынашивать мистический потенциал: ощущать вечность здесь и сейчас, размывая границы, которые отделяют нас от более глубокой связи с землей — Земное, как выразился Латур; организм древнее нас самих, который породил нас, и прежде всего, никогда не был ничем другим. В этой связи заключается экзистенциальный катализатор, что должен развеять наши пагубные заблуждения и устранить ущерб, который мы, как вид, наносим себе и месту нашего рождения.

Это более-чем-человеческое столетие: реакция планеты на Антропоцен присутствует, и она очевидна, шестое вымирание — факт, повышение глобальной температуры — правда. Земля — это живая действующая сила, а не неодушевленный каркас. Она реагирует.

Развеять двойное заблуждение, которое преследует наши планетарные культуры, значит д в и г, а т ь с я от заблуждения о линейном вертикальном прогрессе в сторону настоящей циркулярной, горизонтальной бесконечности; расширяя и углубляя наше земное настоящее, происходящее и основывающееся вне раздельности жизни и земли, разума и материи — нашем земном месте обитания.


II : О ДВИЖЕНИИ РАСТВОРЕНИЯ ГРАНИЦ :

Вырваться из этого тяжелого галлюциногенного состояния, увековеченного культурой потребления — наиболее важная мера которую мы должны предпринять в этом столетии, растворяя окостенение, которое переводит живое в бездушное, разрушая окаменение в статусе-кво.

Сам акт освобождения и растворения уже является движением: это не просто средство достижения твердой позиции, а скорее вера в пребывание здесь и сейчас, подчинение земным условиям жизни. Акт освобождения не стремится к будущему и, раз уж на то пошло, он расширяется или сжимается, очерчивает круговое движение. Похоже, это архетипичная человеческая дилемма, отраженная в веках. Расширять через связь и честность, открытость и мудрость, и тем самым прикоснуться к бесконечному, охватывая всю Землю, исцелять — или сжиматься от ненависти и страха, заблуждения и насилия, забыть необъятность бытия и погибнуть. Движение или Фиксация. Последнее кажется преобладающим, оно укрепляет миф о Будущем где-то Наверху, а также защищает повествование о высшем и уже определенном Человеке, чуждом природе, восхождение которого зависит от заключенных суровости и замкнутости к основанию бытия, ради того что бы стать достойным небесной наживы.

На данный момент наша культура неистово питает вышеупомянутый страх. Национализм, консерватизм и трайбализм — конкретные схемы этой дилеммы, потому что они предлагают людям иллюзию вечно прочной основы. Они предлагают людям противоположность движению: некую позицию. Но цену этой позиции, оцепенение и затвердевание того, что течет, мы наблюдаем на окружающей среде и нашем ментальном здоровье — двух сторонах одной сломанной медали. Когда мы заключены и неподвижны, мы не чувствуем себя в порядке. Наша цивилизация теряет связь и ориентацию. Земля нагревается и заваливается отходами, как ваше тело в условиях стресса. Это не метафора: Земля для тела — это то же, что и тело для ума.

Сегодня доминирующие силы строят стены и конструируют границы, в попытках разделить вышеупомянутый нераздельный поток, разрывая наши и без того хрупкие связи с живым. Но опасность этого момента исходит не только от «Правых», которые сужаются во все меньшие и меньшие пространства для ненависти и насилия, а также и от «Левых», которые одержимы наружностью и личностью, которые заменяют критическое мышление и духовное развитие изображениями и поклонением иконам; их настойчивость быть на правильной стороне Истории делает их высокомерно слепыми и опасными общинами.

Существенное движение — это ничто из вышеперечисленного, это растворение высшего, движение, выходящее за те самые границы. Вы преодолеваете ваше маленькое и воображаемое «я». Это радикальное движение в поисках осознания того, что каждый раз, когда вы растворяете границу, вдали возникает следующая, лишь для того, чтобы вскоре быть растворенной. Это расширение не колониальное или завоевательное, это не позиция или средство достижения конца — это непрекращающееся движение. Вступить в это движение означает сойти с дымчатой лестницы Истории и попасть во вневременное место, которое возникает после конца движения или до его начала, место между человечеством и живой действительностью.

Здесь не будет места сокрушительному цинизму, не будет времени на моральный релятивизм или любые другие признаки Постмодернизма, которые притупили наше чувство возмутительности, освободили место для опасных дингбатов и отрицателей изменения климата, а также подавили нашу инстинктивную реакцию на зверства.

Напротив, современная наука вынашивает земное благоговение, культивирование новой чувственной ориентации на Земле станет главным изменением. В наше время это должно сделать движение возможным. При отрицании фактов, мы должны раскрыть неизбежную истину — что являемся обитателями Земли.

При отсутствии Воли, мы должны стать устьем, через которое воет жизненная сила планеты. При отсутствии понимания, нам необходимо интерпретировать живое значение научной онтологии.

В это более-чем-человеческое столетие мы должны проявить жизнеспособность земного существования из тени послевоенного века, провозгласить опыт Земли как целостный процесс, земное — Резиденция Постоянного и Вечного Растворения Границ.

Здесь погружение потребует радикальной честности; распад доминирующих заблуждений потребует признания планеты как нашего необходимого основания; прекращение экологических катастроф означает погружение в паутину живой тайны, для того, чтобы способствовать искреннему коллективному здравомыслию.При отсутствии Воли, мы должны стать устьем, через которое воет жизненная сила планеты. При отсутствии понимания, нам необходимо интерпретировать живое значение научной онтологии.

В это более-чем-человеческое столетие мы должны проявить жизнеспособность земного существования из тени послевоенного века, провозгласить опыт Земли как целостный процесс, земное — Резиденция Постоянного и Вечного Растворения Границ.

Здесь погружение потребует радикальной честности; распад доминирующих заблуждений потребует признания планеты как нашего необходимого основания; прекращение экологических катастроф означает погружение в паутину живой тайны, для того, чтобы способствовать искреннему коллективному здравомыслию.

III : О ЗЕМНОМ ОПЫТЕ И ПСИХОДЕЛИКАХ :

Если бы воздух был цветным, скажем, розовым, мы бы испытывали нашу с ним связь мгновенно. Если бы наше структурное жизнеобеспечение, встроенное в дыхание нашей планеты, динамично растягивалось из наших глоток, мы бы чувствовали себя менее изолированными, менее чуждыми биосфере. Но это жизнь на поверхности, где воздух невидим, точно так так же, как и значение. Более ощутимая переориентация наших культур не способна избежать мистических аспектов и условий жизни — она и не должна. По сути это то, откуда мы должны начать: с Опыта, преднамеренной реакции между живой реальностью, разумными телами и способностями мыслить символически. Научные сведения уже здесь. Чего до сих пор не хватает, как об этом пишет Энди Фишер, так это «экзистенциальной чувствительности, чувственной ориентации». Земное, как это называет Бруно Латур, должно стать «новым политическим актером». Но узел декартового дуализма не так легко развязать. Для понимания научной правды нам необходима поэтическая риторика для увеличения микроскопического и прояснения огромного; для воплощения в ощущаемую реальность того, что нам онтологически говорит наука. Сейчас как никогда, потому что правда не ждет, пока ее поймут. Правда в том, что мы, живущие, являемся открытой сознательной сетью таинств и возможностью для планеты познавать себя, это не религиозное утверждение или догматическое убеждение — это чувственное осознание научного факта.

Наука меняет наше понимание реальности в сторону большей запутанности, укорененности и нераздельности, и, будем надеяться, мы также начнем чувствовать себя более вовлеченными, более встроенными и неразделимыми с Землей, из/в/с/на которой мы живем.

Но наш опыт бытия в мире заранее обусловлен Двойными Заблуждениями, которые перемещают зеркала между миром и разумом и сжимают Чувственное Земное Настоящее в тонкую ступеньку к воображаемому Потустороннему Будущему, прокладывая маслянистую дорогу отрицанию изменений климата и постмодернистскому, нигилистическому бессилию.

Все мысли и действия, происходящие из этих заблуждений, какими бы новыми они не казались на своей поверхности, обречены повторять все те же ошибки, чтобы всего лишь продвигать старые мифы в новых формах и укреплять транс тревожного возведения стен. Мы так сильно обусловлены Двойными Заблуждениями, что вместо поиска разрушения их чар, мы ищем решения в их рамках.

Вот почему чувственная переориентация наших культур по отношению к экологическому балансу должна выходить за пределы политики, она должна быть мистической по своей природе: ощущая, вплоть до костей, что Земля — цельный организм, который производит самосознание, такое же как человеческий разум; что Земля это смышленый, чувствующий, живой организм, с которым мы мистическим образом связаны. Возникающее из науки благоговение земной основе бытия, нашему пространству для разума.

Нам нужно всего лишь взглянуть на нынешний Психоделический Ренессанс когнитивных наук и психиатрии, чтобы пролить свет на этот жизненно важный момент. Здесь наибольшее расхождение в парадигме заключается не в химическом разнообразии веществ, которые сейчас тестируются для лечения ментальных расстройств, а в некоторой смене точки зрения, из чего следует: разум, кажется, исцеляет сам себя от устойчивых к лечению расстройств через растворение границ, что освобождает Человека от обоих декартовых повествований о внутреннем/внешнем, себя и мира, а также жестких социальных конструкций идентичности и идеологии — и тем самым вызывает обновленную связь со смыслом и реальностью.

Стандартные фармацевтические препараты препятствуют или стимулируют производство определенных химических веществ нашим мозгом, таких как дофамин или серотонин, тогда как психоделические препараты погружают разум в хаос и стирают границы внутреннего ландшафта, чтобы он вновь смог, подобно ребенку, свободно и игриво, с добротой и почтением относиться к себе и окружающей его реальности. Дабы заполучить возможность рассказать другую историю чьей-то жизни, чтобы освободиться от жестких повествований о дисфункции. Начать заново, теперь уже всегда с трепетом.

И это именно то, в чем мы так остро нуждаемся: гигантская земная ванна кислоты, которая растворяет окостенения десятилетий, столетий и тысячелетий транса двойного заблуждения, чтобы иметь возможность рассказывать новые истории, придавать новый смысл иному способу связи с Землей — д в и г, а т ь с я в сторону до сих пор неизведанных символов.

Morph — это визуальное сообщество и творческая студия из Копенгагена, созданная в целях создания пространства для художников, желающих расширить общественное влияние и охват своих работ. Зарожденный в молодежно-культурных движениях Копенгагена, Morph исследует видение завтрашнего общества путем переосмысления традиционных повествований и эстетики, взламывая коммерческие платформы с активистской программой.

The NXT: Melting Platform

Udgivet af nxtbrand.dk januar 2020

f: @NXT.media.art.rebellion // i: @media.art.rebellion //

nxtbrand.dk

Перевод: A.V. | | Под редакцией Khephera

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки