Create post
Cinema and Video

Драматургия цвета в «Тесноте» Кантемира Балагова

Понимай Кино 🔥

Цвет в кино больше чем просто цвет. Нередко он становится ярким и действенным инструментом раскрытия сюжета, особенностей персонажей и отношений межу ними. В «Тесноте» Кантемира Балагова (приз ФИПРЕССИ Каннского фестиваля) цвет неотделим от самой истории. Но при этом он рассказывает нам о событиях фильма по-своему — предельно визуально.

Прежде всего, необходимо отметить, что почти за каждым ключевым героем или явлением в «Тесноте» закреплен определенный цвет.

Синий — это мир еврейской девушки Илы, который включает в себя также и ее молодого человека — Залима.

Желтый (вплоть до оранжево-коричневого) — это цвет, принадлежащей Адине, маме Илы.

Красный — это опасность и тревога. В этот цвет окрашена сцена на бензоколонке, где главная героиня должна скрывать, что является еврейкой. На красном клочке бумаги написан телефон похитителей Давида, брата Илы. В красный же цвет окрашена и машина похитителей. Сцена первого секса Илы также разворачивается в ярко-красном освещении, символизирующем уже не столько опасность, сколько кровь и тот вызов, который главная героиня довольно жестоко бросает своей семье.

Однако цвет в «Тесноте» нужен не просто для маркировки персонажей или событий. Он служит для усиления драматического эффекта и расстановки смысловых акцентов. Цвета вслед за героями картины вступают во взаимодействие, конфликтуют, спорят, мешают друг другу.

Так, в начале фильма мы видим Давида в свитере желтого цвета, который, как мы уже выяснили, соответствует его матери. Более того, когда Давид выходит из дома, мама надевает на него еще и желтую куртку, как бы показывая ему и зрителю, что сын все еще находится под ее капитальным контролем. Однако под желтым свитером Давида уже виднеется рубашка, зеленый цвет которой соответствует его новоявленной супруге. Постепенно зеленого в одежде молодого человека становится все больше. Пока, наконец, он не предстает перед нами практически полностью облаченным в зеленое — под стать своей жене.

Другой пример конфликта между цветами — сцена на дискотеке, где синий буквально сталкивается с красным, что выражается не только в характерном световом оформлении танцпола, но даже в окраске предрассветного неба.

Противоборство красного и синего иллюстрирует и подчеркивает дилемму, с которой столкнулась главная героиня. В этот момент она находится перед сложнейшим выбором — остаться в городе или уехать отсюда навсегда. С одной стороны, здесь ей каждую секунду угрожает опасность быть похищенной (или того хуже). С другой стороны, в Нальчике живет ее молодой человек, которого она, вероятно, любит, да и вообще она устала все время от чего-то бежать и хочет просто быть самой собой.

Однако центральным цветовым противостоянием является конфликт между желтым (мать) и синим (Ила). Показательно при этом, что отец, не имеющий однозначной цветовой дифференциации, придерживается нейтралитета, поочередно оказываясь то на «синей», то на «желтой» стороне.

Противоборство с матерью и гиперопека с ее стороны являются тисками тесноты, сжимающими главную героиню визуализированными, например, в кадре ниже.

Конфликтом желтого и синего пропитана вся повествовательная ткань фильма. В начале картины мать просит Илу помочь ей натереть вареную морковь на оранжевой терке, как бы приобщая дочь к типично женским занятиям (сама Ила трудится автомехаником и, видимо, чужда к подобного рода обязанностям) . Затем мать просит девушку переодеться в коричневое платье (пусть и с элементами синего, но до этого в одежде Илы желтый и его вариации отсутствовали полностью). Позже мы становимся свидетелями сцены, в которой мать отбирает у девушки синее полотенце, а затем берет в свои руки синий фен (символично отбирая у дочери право быть самой собой и жестко контролируя ее) и подносит его к голове Илы, словно пистолет. Оранжевый цвет возникает даже в сценах, где мать физически отсутствует, но незримо как бы все же возникает между Илой и Залимом. Наконец, в финале, окончательно лишившись сына (тот, как мы помним, перешел на «зеленую» сторону), мать вновь надевает желтую куртку, но на этот раз уже на дочь, не отпуская ее от себя.

Однако противостояние матери с дочерью, кажется, не заканчивается вместе с фильмом. Оно продолжается и будет продолжаться и дальше, о чем будто свидетельствует цветовое решение в оформлении финальных титров.

P.S. Больше интересного о кино также можно найти здесь (VK), здесь (FB), здесь (Instagram) и здесь (Telegram).

Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author