Create post
Poetry

Климт и Роден: к пониманию одного стихотворения Александра Скидана

Александр Марков 🔥

Стихотворение Александра Скидана, посвященное Климту, появилось впервые в книге “В повторном чтении” (1998) как кода, а потом было воспроизведено и в его последней книге “Membra disjecta” (2015). В центре внимания стихотворения “Поцелуй” Г. Климта (1907--1908), и стихотворная кода, подводя итог лирическому движению между эросом и смертью, попутно расшифровывает значения в этой символистской картине, вдохновленной позднеантичными мозаиками и средневековым церковным золотом.

Юноша на картине Климта изображен в дионисийском одеянии, с венком из плюща на голове. Как “танцующий тирс” выступает его возлюбленная, которую он на острие поцелуя обращает так же самозабвенно, как вакханка вращает тирс на острие собственного экстаза. В стихотворении Скидана не вакханка в ложбине гор испытывающая себя, не истощит ли экстатический бег по горам все ее силы, а вакхант, испытывающий ложбиной уст меру своего эротического экстаза. Фаллическая аура вокруг этой пары — это и есть ландшафт испытания, область эротического напряжения, окутывающего все ландшафты переживаний, когда уста готовы соприкоснуться.

Трансгендер в стихотворении Скидана этим не ограничивается. Женщина Климта состоит из цветов, которые могут увянуть в блеске золота, поэтому она “мать соблазняющая к смерти”, мать природа в цветах, которая в цветах эфемерности и обретает сознание соблазнительницы. Одежда мужчины у Климта в геометрических узорах, напоминающих о плоскости окн, и потому живот распахнутый, рождение эроса, которое он дает, и есть вхождение разума, разумного переживания времени, в окно чистой иллюзии, чистых облачений. Тогда движение “по ступеням в тридевятом марте”, движение “страдательной ходьбы” понятно: возвращение девушки в природу весны заставляет саму природу отступать, в испуге перед экстатическим поцелуем: ее смертность и влечет за собой нисходящую лестницу смертей всего эфемерного.

Такая интерпретация не объясняет, что такое “животный ум”, с которого надо сойти, и “перочинный ножичек холста”. Если понимать это как отказ от животной интуиции ради постижения геометрических абстракций и как жертвоприношение ради искусства любви — то эта интерпретация будет плоской, даже при нетривиальности символизма, превращающего “абстракцию” и “любовь” в универсальные символы, как и положено символистскому искусству.

Поэтому мы предполагаем, что кроме Климта вдохновением для стихотворения стала “Вечная весна” (1884) Родена, изображающая похищение Зефиром Хлориды. Похищенная Хлорида стала богиней цветов Флорой. В “Фастах” Овидия (V, 193--214) описывается, что Хлорида приняла насилие со стороны Зефира по двум причинам: что она переживает всю свою жизнь как нежную вечную весну, утешаясь своей нежностью, и что Зефир способствует тому, что весной не просто зеленеет трава, но расцветают цветы.

Этот сюжет помогает понять и сюжет Климта в изложении Скидана: в распахнутое окно веет Зефир, свежий весенний ветер, и животом ощущается дыхание весны. Женщина “обнаженней торса”: в композиции “Вечная весна” обнаженная фигура Хлориды обхвачена рукой Зефира: веяние ветра подчеркивает наготу, но эта же нагота представлена зрителю в окне непосредственного видения происходящего. И “нежный зуд” становится ясен — рост травы весной. С животного ума сходят, видя то цветение цветов, которое дал Зефир, увлекаясь цветами, которые и стали собственной нежностью Хлориды. И Хлорида стала Хлоей, пассивно спускающейся к мертвой земле, чтобы увидеть расцвет цветов.

Такое устройство соблазна, когда уже восприняв дыхание и аромат цветов, ты спускаешься к цветам, и передает сам материал Климта: блеск золота, воспринявший свет, заставляет всякий раз идти к свету и замечать свет в этой сложной композиции, погружаясь в вечный блеск непостижимой своей экзистенции.

Мозг ширококостный под перочинным ножичком, тогда, при свете будто лезвия полоса света — воспетая Овидием жалоба Хлои, что она не может пересчитать все цветы, которые есть в саду. Цветы эти изображаются на холсте, но при этом их счет, разделение, перечисление оборачивается мукой, вторгающейся в мозг, разделяющей его, мучающей его, как поцелуй мучает тело. Цветы все цветут как губы, “как девочки уста” и поэтому истязают мозг.


где выставка цветет как Климт

танцующего тирса

не оторвать от той ложбинки уст

что женщину каленую клеймит

когда одна и обнаженней торса


и нижет нижет нежный зуд

мать соблазняющая к смерти

как сходят медленно с животного ума

в окна распахнутый живот

так по ступеням в тридевятом марте —

о чем еще она поет? –


"и ты сердешный в сердце тьмы

египетской изустной

в залоге сострадательном ходьбы

подставишь мозг ширококостный

под перочинный ножичек холста

раскрашенный как девочки уста"

Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author