Реальность, как труп разлагающегося Абсолюта (Ф.Майнлендер и Бог)

Александр Мечников
17:18, 14 ноября 2020
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию
Image

Немного о концептах, созданных, пожалуй, самым радикальным пессимистом Европы Филиппом Майнлендером и мыслях, связанных с ними.

Бог — Абсолют — Тот, в игре которого мы находимся, по Майнлендеру именуется Единством: сущностью до Большого Взрыва: что-то наподобие сверхплотной материи, которая была бесконечно свободной и способной. Единство, главное стремление которого было стать небытием: уплотнить свою трансцендентную сущность настолько, что бы она превратится в Ничто.

Единством, которое в своём желании добилось того, чего хотело, в один момент превратившись во Множество — мир вещей. И превращение это не что иное, как суицид.

Абсолют, словно единственный актёр и зритель на сцене экспериментального театра, встал в центр и застрелился, а его гниющий труп превратился в мир вещей — реальность, которую мы знаем.

Но почему произошло так? Абсолют хотел быть ничем, а не множеством своих частей.

Мир есть единственное средство для главной цели — небытия. Как невозможно убийство без оружия, так и невозможна абсолютная смерть без трупа и действия убийства. «Бог хотел стать ничем, но этот скачек ему помешало совершить его сознание»[НЕ дословная цитата].

Большой Взрыв — это выстрел пистолета, направленный в висок Абсолюта; реальность (вселенная) — это труп, движение внутри неё — гниение, расползание изначально единой энергии, которая стремиться к угасанию, как вселенная, которая, бесконечно расширяясь, рвётся к полному исчезновению; жизнь — нарывы, гной на этом мёртвом теле.

Свободы воли нет и быть не может. Труп разлагается по чёткому и неоспоримому плану и каждая частица, эта энергия, которая образовалась после суицида, занимает своё определенное место в этом общем движении к Ничто. Частицы взаимодействуют между собой посредством столкновений — страданий, боли, борьбы.

Живой (индвидуум (эгоист)), как и у Шопенгауэра, всегда стремится к счастью, но никогда не будет счастливым. «Жизнь — это непрерывное состояние желания и стремления — состояния недовольства. Лишь страдания существует сами по себе. Счастье — это мимолётная передышка от страданий, удовлетворение — эфемерное исполнение желаний». Словно противоречивость гнойного пузыря, где дегенерируюет лейкоциты.


Воля к жизни у Филиппа также вдохновлена Шопенгауэром, но с огромной поправкой на то, что воля у Майнлендера не трансцендентна (она полностью перешла в имманентное в момент «суицида») и не едина. Воля к жизни — это средство достижения смерти, в корне которой воля к смерти[жить сполна, отдаваясь всем своим желаниям и чувствам — значит разрушать себя?]

Реальность — это средство достижения абсолютной смерти путём стремления к новому единству. То, что мы называем прогрессом, является не чем иным, как умиранием, уплотнением: свободные земли собираются в королевства, королевства в государства, потом в империи и т.д. Консервативные силы — глупая попытка остановить необратимый замысел, попытка замедлить разложение трупа.


Эти наброски базируются на наработках Майнлендера и их продолжении с моей стороны.


ЗАМЕТКИ:

Image

Чтобы текст читался вне контекста биографии автора, дабавляю её в конце.

Филипп Батц (он же Майнлендер) — немец, фанат Шопенгауэра, живущий в одно время с Ницше. Родился в семье владельца фабрики вследствие супружеского изнасилования. Главная работа: «Философия освобождения (спасения)», где «освобождение», как вы можете догадаться, это самоубийство. Собственно, так он и закончил свою жизнь в тридцать пять лет повесившись, опираясь на подложку из своих собственных сочинений.

Наверное, вне контекста эссе, стоит упомянуть, что, можно сказать, он был первым настоящим атеистом и теологом смерти Бога до самого движения. Он также говорил о том, что христианство ведёт к атеизму, и смерть Бога — это в некотором роде освобождение людей.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File