Антисемитизм, спиритуализм и инфантилизм в романе Веры Крыжановской-Рочестер «Месть Еврея»

Александра Мищенко
14:32, 08 апреля 2020
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Вера Крыжановская-Рочестер родилась в 1861 году, была весьма популярна при жизни и вполне могла бы неплохо существовать сейчас. Почему? Да потому что женские романы и «Битва экстрасенсов» пользуются популярностью, а творчество Крыжановской — это книги про любоффф, в которых есть место мистике и незатейливым историческим зарисовкам.

Вера написала около 80 текстов, была женой спирита и сама увлекалась спиритуализмом. Уверяла, что книги ей надиктовывает покойный граф Рочестер. Писала тексты на французском (что странно, потому как Рочестер был англичанином), а впоследствии их кое–как переводили на русский. Короче говоря, дело было вечером, делать было нечего. Или Крыжановская была очень хитрой, или крайне экзальтированной. Из почвы какого-то из этих «или» рождались её романы.

Вера Ивановна Крыжановская-Рочестер

Вера Ивановна Крыжановская-Рочестер

Мне довелось познакомиться с её текстом «Месть еврея». Хотя многие романы Крыжановский имеют названия, которые наводят на мысли о книгах в мягких обложках, хорошо подходящих для чтения на пляже или в электричке по дороге на дачу, это особо прекрасно. Сразу видно, что Крыжановской очень хотелось подчеркнуть национальность своего героя. В 1890 году, в котором вышла книга, антисемитизм был могуч и впечатляющ. Например, в Германии в 1878 году возникает «Социалистическая христианская рабочая партия». Ее основатель, Адольф Штекер, активно рассуждал о народе внутри народа и необходимости социального очищения.

Но даже во Франции, стране, которую можно считать родиной европейского равноправия, к моменту выхода книги Крыжановской, Эдуард Дрюмон уже написал свой антисемитский текст «Еврейская нация», а также основал «Антисемитскую лигу». Дело Дрейфуса, известный судебный процесс против еврея, обвинённого в шпионаже на стороне Германии, тоже уже отгремело.

Можно сказать, Европа была охвачена антисемитскими настроениями, в рамках которых допускалось, что евреи — не просто какие-то худшие люди, но будто и вовсе нечто отличное, инородное, абсолютно иное по сути.

В связи с этим книга Крыжановской «Месть еврея» обретает большую яркость и даже некую мифологичность.

Сюжетно, структурно этот текст — типичный любовный роман. Герои — красивые и благородные картонки. Не смотря на интенсивность повествование и множество событий, они не претерпевают никаких личностных изменений, не проходят ту самую «арку персонажа», не меняются. Они — просто фигуры, необходимые писательнице для того, чтоб рассказать историю, в которой действия важнее психологизма. Кстати, когда люди критикуют любовные романы как «типично женскую литературу», они забывают о том, что и «типично мужская литература» (скажем, истории про ментов и спецназ) становится низкопробной не из–за тематики, но в связи с отсутствием развития героев и примитивным одномерным повествованием.

Читатель знакомится с главной героиней, когда той 16, а заканчивается история через 10 лет. За это время женщина переживает две влюбленности, брак, подмену ребёнка, смерть ребёнка, смерть отца и ряд других событий. Но если бы нам не сказали о том, что всё это произошло, немногие бы догадался, что прошло столько лет и перед нами изменившаяся личность. Потому что изменения были исключительно внешними.

Я хотела написать «Герои действуют нелогично», но значимо то, что герои действуют психологически неправдоподобно. Все сюжетные ружья Крыжановской выстреливают. Схематичная логика в книге есть. И это можно отнести к сильным сторонам текста. Если кто-то куда-то уехал — это не просто так. Если кто-то кому-то изменил — это пригодится для сюжета. Но эмоционально, психологически герои пластиковые. Они все застыли в подростковом состоянии. Иначе не объяснить зацикленность ключевых персонажей.

Одно дело, когда поведение в тех исторических декорациях определяется долгом, совсем иное — когда взрослый мужчина оказывается зависимым от женщины, которую он поцеловал несколько раз, с которой пару раз пообщался и которая предпочла выйти замуж за другого и родить от этого другого ребёнка. Основной мужской персонаж якобы любит эту даму 10 лет (!), не смотря на наличие красавицы-жены, которая его обожает. Даже если супруга ему не мила, он скорее бы начал изменять ей с разными женщинами, а не тосковал по поводу истории из далекого прошлого. Кстати, другие герои Крыжановской про адюльтер знают не по наслышке.

Феерическую примитивность психологического в «Месте еврея» выдаёт то, что к любви, ревности и влечению в финале не примешивается ни обида, ни злость, ни униженность. Абсолютно непротиворечивые герои. Потому верится в них с большим трудом.

Напомню, что Фрейд родился в 1856 году. И примерно 1885 годом можно датировать зарождение психоанализа. Но, вероятно, целевой аудитории Крыжановской было интересно рассуждать о вечной однослойной любви и спиритуализме. На последнем, кстати, основывается несколько сюжетных поворотов.

Не смотря на то, что эмоции героев крайне примитивны и строятся вокруг семейных проблем (а точнее — романтических переживаний), чтение можно сделать более интересным, если посмотреть на книгу под мифологическим соусом. Как я уже отмечала, евреи воспринимались частью общества как недолюди. И любовь главного героя, еврея и иудея, с христианкой можно воспринять как переработанную истории о красавице и чудовище (берущей начало в мифе об Амуре и Психее). Конечно, герой красив и богат, но он будто не-человек, не часть привычного для героини общества.

Занятно, что в книге уделяется внимание стереотипам не только о способах получения заработков, но и о запахе и подобных физиологических особенностях евреев. Текст фонит видовым разделением.

Не менее интересно и то, что герой-еврей с самого начала книги порывается принять христианство и делает это в финале истории, перед тем как наконец воссоединяется со своей возлюбленной. Зверь приобретает человеческий облик, так сказать.

«Месть еврея» — книга, которую сложно не воспринимать как весьма антисемитскую. Мне пришлось приложить усилия, чтоб мочь ее читать. Кроме антисемитизма в ней предостаточно экзальтированности. Если вы собрались читать «Месть еврея» ради описаний спиритических сеансов и рассуждений о жизни после смерти, спешу вас разочаровать — в эту тему Крыжановская не углубляется.

Пожалуй, есть только две категории людей, которым я могла бы порекомендовать «Месть еврея». Это те, кто исследует антисемитизм в Европе, и те, кто хочет почитать типичный женский роман, но не готов сталкиваться с откровенными эротическими сценами.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File