Сложные отношения: человек и город

Александра Воробьева
19:38, 17 июня 2019
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Есть два типа плохих друзей. Первый — друг-вампир. Он хочет выжать все соки из отношений с другими людьми. Такой «друг» замучает вниманием, просьбами, бесконечными уговорами встретиться «вот прям сегодня», потому что «он так соскучился» (то есть хочет, чтобы кто-то решил за него его проблему). Он просто не знает, как иначе можно воспринимать людей, если не как ресурс. И искренне, наивно не понимает, почему иной раз его поведение вызывает злость и раздражение. Второй тип — это друг-советчик. В его голове поселился прекрасный идеал, осуществление которого принесёт всем радость и счастье. Он знает как правильно и неправильно поступать, где и почему люди совершают ошибки и как эти ошибки исправить. К сожалению, даже среди тех немногих, кто согласен быть его другом, не найдётся того, кто умел бы этот идеал воплотить. Но наш герой верен себе, и не остановится под натиском какой-то жалкой реальности.

Каждый из нас бывает порой плохим другом. А ведь, в каком-то смысле, мы дружим не только с людьми, но и с книгами, фильмами, свои делом и, конечно, со своим городом…

Давайте теперь познакомимся с городом Нурсултан. Это тот, который бывшая Астана. Насладимся его архитектурой: золотые и синие высотки создают замысловатые композиции, площади поражают своей гармоничностью и выверенностью, скверы рассечены ровными и последовательными линиями дорожек. Но это только если смотреть сверху. Виды — шикарные. А вот гулять по этому великолепию не очень-то хочется: расстояния огромные, заняться нечем, однотипные и не очень искусные фасады быстро надоедают. Как же так? О чём думали те, кто создавал проекты, принимал их, воплощал в жизнь?

Нурсултан со спутника

Нурсултан со спутника

Нурсултан с земли

Нурсултан с земли

Не спешите судить этих людей, они поступили логично. Логично, если принять идею о том, что город — это статичное и завершённое пространство, ничем не отличающееся от чертёжа, который можно повесить на стену и любоваться. Такое видение города порождает отношение к нему как предмету, подвластному любым манипуляциям и экспериментам. Результат вполне ожидаем — жить в таком городе сложно. Потому что он вообще для жизни не предназначен. Он должен стоять красивый, нарядный, радовать гостей, повышать самооценку хозяев, подобно хрустальным бокалам, годами пылящимися в бабушкином серванте «для вида». И, если бы можно было, на этот город давно повесили бы табличку: «осторожно, руками не трогать!».

А вот другой пример — тракторный район города Волгограда. Он, напротив, затискан и помят руками множества предприимчивых людей. Таблички, вывески, бесконечные рекламные щитки — делай с ним что угодно. Если станет мало визуальных образов — можно добавить звуков. И вот уже счастливые пешеходы невольно внимают, подходя к остановке «Тракторозаводской рынок», речь инфантильной, но явно немолодой, дамы, которая доносится из колонок очередного лотка «Деньги.сразу». Дама вещает о чудесном разрешении своих финансовых проблем при помощи микрозайма. Возможно, кое-кто и закапризничает с непривычки, захочет вдруг лицезреть фасады вместо пёстрого рекламного убранства или услышать речь товарища, заглушённую восхищёнными охами дамы из колонки. Это ничего, скоро и он привыкнет, и перестанет замечать льющиеся на него информационные помои.

Эстетика безобразного

Эстетика безобразного

Странно, но это тоже делается не со злости и не для уничтожения городской среды (хотя в итоге к этому приводит). Стоит всего лишь увидеть город как источник получения выгоды, как всё сразу становится на свои места. Площади, дороги, дома превращаются в знаки долларов как зрачки Скруджа Макдака. Любая ценность трепещет и отступает на второй план перед всемогущей силой наживы.

Нет ничего плохого в том, чтобы стремиться заработать. Бизнесмены — полезные и важные для развития города ребята. Но когда им позволяют всё, то они дербанят общественные пространства самым безжалостным образом.

Как же сделать город красивым и удобным? Можно позвать мэра-урбаниста, чтобы он показал всем жителям и чиновникам путь преображения. И такой мэр действительно существовал, это — Энри́ке Пеньяло́са, под чьим руководством столица Колумбии Богота превратилась из унылого и опасного места в один из самых передовых городов. Без сверхбюджета, помощи НАТО, свалившихся ниоткуда нефтяных денег. Пеньялоса всего лишь поменял приоритеты, заставил автомобилистов уступить место пешеходам и велосипедистам, построил парк в центре самого криминального района.

Богота "до" и "после"

Богота "до" и "после"

Достичь этого можно было только поменяв точку зрения на городскую среду. Для Пеньялоса она — место жизнедеятельности граждан, площадка, на которой разворачиваются множественные социальные связи. В таком случае, город — это не проект и не ресурс, а место встречи, которое позволяет соединить эстетические и практические потребности коллектива.

Помните плохих друзей? Самое большое их несчастье в том, что им самим же плохо от своего отношения к другим. Так же как всем жителям невыгодно дурное отношение к собственному городу. Чтобы научиться быть другом, придётся поменять свой взгляд на Другого. Чтобы полюбить и преобразить свой город, придётся выйти ему навстречу.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки