Create post
геометрия настоящего

Geometry of Now: Синтезатор АНС. Эскизы будущего

Alisa Schneider 🔥comments12


АНС — один из первых в мире фотоэлектронных синтезаторов, разработанный ученым Евгением Александровичем Мурзиным. Вдохновили изобретателя на создание инструмента, обладавшего новейшим уровнем выразительных возможностей, музыка и эстетические идеи русского композитора А.Н. Скрябина, именно в его честь был назван синтезатор. АНС, основанный на принципе фотооптического способа генерации звука и графического управления звучанием, позволяет незамедлительное прослушивание, корректировку и правку написанной композитором «партитуры» во всем диапазоне звучания, в любых тембрах, фактуре, динамике. Мелодия в «партитуре» AHC’a (стекло, покрытое черной, несохнущей краской) выглядит как последовательность прозрачных штрихов кодов высоты и длительности звуков, наносимых специальным устройством-кодером. С помощью фотоэлектрических преобразователей управляемое движение партитуры превращает коды в звучание.

Научный сотрудник ВМОМК им. М.И. Глинки Мария Градова поделилась с нами историей синтезатора, вдохновившего Люка Фаулера и Ричарда МакМастера на создание фильма-исследования, который будет скоро представлен на “Геометрии настоящего”.

Мурзин за разработкой первой модели АНСа

Мурзин за разработкой первой модели АНСа

Ни для кого не секрет, что XX век вошел в историю мировой музыкальной культуры в статусе «эпохи–новатора», где помимо очевидных признаков «нового времени» (изменение мировоззрения, человеческого восприятия, эстетических и культурных моделей) произошел глобальный скачок научно-технической и инженерной мысли, во многом предопределивший дальнейшие тенденции музыкального искусства.

Очевидным подтверждением подобного суждения является трактат итальянского пианиста и композитора Ферручио Бузони «Эскиз новой эстетики музыкального искусства» (1907 г.), где автор высказывает пророческую мысль об использовании новых источников звука, в частности электричества. Впоследствии инструменты, воспроизводящие звуки средствами электроэнергии, были созданы как западными, так и европейскими изобретателями, художниками, инженерами. В ряду первых экспериментов стоят: телармониум (Тадеуш Кэхилл, 1901 г.), ряд шумовых модуляторов Intonarumori (Луиджи Руссоло, 1913 г.), терменвокс (физик Лев Термен, 1920-е гг.), волны Мартено (Морис Мартено, 1928 г.), фотоэлектронный синтезатор АНС (инженер-конструктор Евгений Мурзин, первый проект — 1930-е гг).

Создание и устойчивое обращение исследователей 1900–1930-х годов к новым техническим механизмам / устройствам звукоизвлечения явно спровоцировало деятелей «творческой мысли» и позволило композиторам не только акустически расширить «глубину» звукового пространства, политембральный комплекс, но и, как следствие, развить новые тенденции и формы существования музыки. Безусловно, не все открытия привлекли к себе композиторское внимание, но стоит отметить музыкальный инструмент, чей вклад в отечественную историю электронной музыки трудно переоценить.

АНС — первый в мире фотоэлектронный синтезатор музыкальных звуков, позволявший работать со зуковыми спектрами. Был разработан инженером-конструктором Евгением Александровичем Мурзиным. Любопытно, что он, будучи аспирантом Московского инженерно-строительного института, высоко ценил эстетические пристрастия А.Н. Скрябина, чьи поиски в обновлении музыкального языка, синтезе звука и света нашли свое воплощение в музыкальной поэме «Прометей» («Поэма огня», 1910 г.), а затем спровоцировали молодого экспериментатора на создание единого фотоэлектронного инструмента. Неудивительно, что и в самом названии синтезатора — АНС — кроются инициалы русского композитора: Александр Николаевич Скрябин.

В 1938 году Е. Мурзин представил проект синтезатора Борису Янковскому (инженер-акустик, занимавшийся анализом спектров звука), который поддержал оригинальный замысел графического звука, но усомнился в практической стороне столь масштабной идеи. Военная ситуация помешала продолжить работу над очередным «чудом техники», но уже в начале 1950-х Евгений Мурзин возобновил сборку синтезатора в домашних условиях.

Патент первой модели АНС датирован 1957 годом, а буквально через пару лет образец нашел пристанище в музее идейного вдохновителя — А.Н. Скрябина. Дебютные «пробы» современного и столь долгожданного инструмента были выполнены композитором и пианистом Андреем Волконским, а вся последующая апробация связана с такими именами, как Станислав Крейчи, Николай Никольский, Эдуард Артемьев, Альфред Шнитке, Эдисон Денисов, София Губайдулина, Петр Мещанинов и другие передовые музыканты своего времени.

Активная поддержка Дмитрия Шостаковича и Союза московских композиторов позволила изготовить промышленный образец синтезатора (изготовитель ОАО МНИИПА, 1964 г.), в настоящее время находящийся в коллекции Всероссийского музейного объединения музыкальной культуры имени М.И. Глинки.

Идея создания фотоэлектронного синтезатора АНС, возникшая еще в 1930-е годы XX века, дала уникальную возможность для воплощения новых композиторских концепций, которые ранее находились за гранью реальности. Открытие Мурзина заключалось в максимальном расширении звукового строя, тембрального комплекса и в использовании микрохроматики. Отличительной особенностью инструмента является прослушивание, корректировка и редактирование конденсорной «партитуры» (стекло, покрытое черной мастикой) в режиме реального времени. Графический контур (мелодическая линия) выглядит как последовательность прозрачных штрихов — кодов высоты и длительности звука, наносимых специальным устройством — кодером. С помощью фотоэлектрических преобразователей управляемое движение «партитуры» превращало коды в звучание. Неповторимость звуковых комбинаций исходит из принципа фотооптического синтеза, т. к. полная совокупность фаз всех спектральных линий всегда случайна.

Задача Мурзина состояла в том, чтобы иметь достаточно объёмный «банк» чистых тонов для реализации любого звукового спектра. Такая система была сконструирована в виде пяти дисков оптической фонограммы, каждый из которых содержал 144 звуковые дорожки чистых тонов. Разница по частоте между соседними дорожками составляла 1/72 октавы, что близко к слуховому порогу различимости. 72-ступенная темперация октавы делала строй АНС фактически свободным и пригодным для воспроизведения любых ладов.

По своей функциональной схеме АНС отличается от типовой схемы электронного синтезатора. Во многом он близок компьютеру (хотя и был изобретен задолго до его появления), что проявляется в наличии долговременной и оперативной памяти, в кодировании информации о ритмо-высотном строении звучания и в способе хранения информации на внешних носителях.

Творческая «жизнеспособность» уникального синтезатора неоднократно подтверждалась различными проектами: презентация АНС в действии на ВДНХ (1962 г.), международная выставка в Генуе (1964 г.), Интернациональный конгресс электронной музыки во Флоренции (1968 г.). При поддержке ВМОМК имени М.И. Глинки в Москве состоялась культурно-образовательная конференция «АНС: у истоков электронной музыки» (2014 г.). В настоящее время идет подготовка фондом V-A-C масштабного исследовательского проекта «Геометрия настоящего», где в качестве партнера также выступает музейное объединение имени М.И. Глинки (Москва, 2017 г.). В свою очередь, и советский кинематограф не обошел стороной «космический» инструмент — на нем были написаны саундтреки к таким культовым фильмам, как «Бриллиантовая рука» (1968 г.), «Солярис» (1972 г.), «Сибириада» (1978 г.) и к ряду других работ. Но наиболее важным событием советского времени стало открытие при музее А.Н. Скрябина первой Экспериментальной студии электронной музыки под руководством самого Евгения Мурзина (1966 г.).

Краткий экскурс в историю, казалось бы, столь неформатного и одновременно судьбоносного синтезатора АНС позволяет не только оценить весомость и важность открытия Е. Мурзина в области отечественной музыкальной «инженерии», но и ставит вопрос эстетического восприятия электронного звука, который в дальнейшем сформировал такие научные понятия, как «электронная музыка» и «электроакустическая композиция».

Безусловно, подобного рода изобретения постепенно переходят в ряды обывательской эксплуатации и своеобразного мейнстрима, но можно с уверенностью говорить, что дилемма «техника↔искусство» в XXI веке носит взаимозависимый характер и провоцирует всех её участников на новые открытия.

Люк Фаулер и Ричард МакМастер на съемках в музее имени М.И. Глинки

Люк Фаулер и Ричард МакМастер на съемках в музее имени М.И. Глинки

Так, два английских художника, Люк Фаулер и Ричард МакМастер, приглашенные фондом V-A-C для участия в проекте «Геометрия настоящего», провели свое исследование возможностей синтезатора АНС. В ноябре прошлого года они неделю записывали звук на синтезаторе, используя свои рисунки, основанные на научном изучении нейронных процессов восприятия человека. Одновременно с этим в залах музея имени М.И. Глинки они снимали на две 16-мм камеры «Болекс» фильм, который 23 февраля 2017 года будет показан в пространстве ГЭС-2 в рамках вечерней программы «Геометрии настоящего». Фильм Фаулера и МакМастера — это поэтическое эссе, в котором отражены размышления авторов об абстрактности восприятия, о его нейронной определенности и о влиянии на чувственное восприятие предметов того остранения, которое создается уникальным звучанием синтезатора АНС.


Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author