radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post
Опыты нечеловеческого гостеприимства

Опыты нечеловеческого гостеприимства: Ored Recordings

Alisa Schneider 🔥
+9

Журналисты из Кабардино-Балкарии Булат Халилов и Тимур Кодзоков в рамках независимого лейбла Ored Recordings путешествуют по городам, селам и аулам Кабардино-Балкарии, Адыгеи, Южного Дагестана и Азербайджана в поисках исполнителей музыкального фольклора. Художественный потенциал традиционной музыки, вопросы аутентичности, личности и канона — лежат в основе деятельности лейбла. В преддверии своего выступления 25 мая в рамках 7-ой сессии проекта «Опыты нечеловеческого присутствия» Халилов рассказал о работе с Винсентом Муном, возрождении культурных традиций и собственном понимании фольклора.

Булат Халилов родился в Нальчике в семье строителя-монтажника и учительницы английского языка. В детстве Булата Халилова часто возили к родственникам в деревню, но эти поездки он вспоминает с горьким чувством. «Я знал родной язык, но не практиковал, и родственники смеялись над моими ошибками. Их насмешки вместе с подростковым отрицанием привели к тому, что я возненавидел все адыгское, все черкесское». Как и большинство постсоветских подростков, Булат рос на западной музыке. В начале 2000-х вместе с двумя одноклассниками был среди первых представителей субкультуры «готов» в Нальчике, но вскоре «пересел» на нойз и индастриал. После окончания школы решительно не знал, куда поступать. Родители настояли на кафедре прикладной информатики в области экономики, недавно открывшейся в Кабардино-Балкарском университете. «Считали, что тот, кто разбирается в компьютерах, много зарабатывает», — вспоминает Булат.

Заставить себя заниматься информатикой и экономикой не получилось, и он вскоре перевелся в Пятигорский лингвистический университет на факультет журналистики и с первого курса же начал работать по новой специальности. В декабре 2009 года в столице соседней Северной Осетии был основан глянцевый журнала Famous. Халилов стал музыкальным обозревателем Famous и, кроме прочего, подготовил интервью с исландским мультиинструменталистом Оулавюром Арнальдсом, российскими инди-коллективом The Retuses и американской исполнительницей Zola Jesus.

Полевые записи в Верхней Балкарии

Полевые записи в Верхней Балкарии

На четвертом курсе декан журфака поставил перед Халиловым выбор: взяться за учебу и бросить работу, или отчисляться. Булат выбрал работу. К тому моменту он уже познакомился с Тимуром Кодзоковым, другим жителем Нальчика, выросшим на Led Zeppelin и грезившим экспериментальной музыкой. На момент их знакомства Тимур вместе с будущей женой работал над концептуальным альбомом, посвященным «Дневнику наркомана» английского поэта и оккультиста Алистера Кроули. Издать его планировали на лейбле Full of Nothing, базирующемся в Петрозаводске и выпускающем релизы андеграундных коллектив на аудиокассетах.

Вскоре Булат и Тимур поняли, что им ближе продюсирование, и занялись поиском местных коллективов, которые бы отвечали их эстетическим категориям. Однако активная в 1990-е годы рок– и панк–сцена Кабардино-Балкарии к концу 2000-х пришла в упадок. Вместе с разочарованием в продвижении современной музыки пришел интерес к черкесскому фольклору. Он вырос главным образом из увлечения творчеством французского режиссера Винсента Муна, автора трех сотен фильмов о музыкальных коллективах от Arcade Fire до R.E.M., в 2010 году занявшегося исследованием фольклора. Когда после путешествий по Азии, Африки и Южной Америке режиссер отправился в Россию, Булат нашел «Вконтакте» девушку, которая участвовала в организации его путешествия, и она поделилась контактами режиссера. Булат знал, что Винсент мечтает приехать в Чечню, и пообещал помочь в организации поездки.

В преддверии приезда французского режиссера Халилов и Кодзоков устроили в Нальчике показ его полнометражного документального фильма «An Island» о датской группе Efterklang. В день премьеры родители напутствовали Булата: «Если придут десять человек, уже будет хорошо». Вышло еще лучше: кинотеатр не смог вместить всех желающих, так что пришлось устраивать еще два показа, прошедших при полном зале. Булат и Тимур стали местными знаменитостями, и их обоих пригласили работать на государственное радио «Кабардино-Балкария», где Халилов сейчас — журналист и ведущий передач, а Кодзоков руководит техническим отделом.


В 2012 году Винсент Мун добрался до Кабардино-Балкарии, а Булат Халилов взял на себя обязанности продюссера его фильмов на Кавказе и участвовал в записи нескольких серий проекта Винсента Муна «OKO: Сarnets de Russie» с подзаголовком «Древняя музыка национальных меньшинств России». Он отвечал почти за все, от поиска средств на съемки до контактов с местными музыкантами. Когда работа над фильмами была закончена, Булат и Тимур при поддержке Кабардино-Балкарского университета организовали кинофестиваль, на котором были показаны часть фильмов проекта.

«У нас с Винсентом было полное взаимопонимание, — вспоминает Халилов. Я вслед за ним думал, что фольклор — это та же рок-музыка, и важно показать современным ребятам, что их бабушка из деревни — такая же крутая, как Beyoncé. В интервью того времени я говорил, что принципы фольклорной музыки полностью совпадают с экспериментальной. Сейчас, конечно, я уже так не думаю». Вместе с Тимуром они вскоре почувствовали, что экспериментального подхода к фольклору им уже недостаточно. Они изучали черкесскую фольклористику и поняли, что вместе с Винсентом записали очень много позднего, советского фольклора, не самого интересного и в музыкальном, и в исследовательском плане.

Настоящим проводником в мир адыгского фольклора для них оказался Замудин Гучев, основавший в 2005 году ансамбль адыгского аутентичного песнопения «Жъыу». Булат стал гостем Гучева в селе под Майкопом, где впервые за долгое время снова заговорил на черкесском языке. Его поразило качество записей ансамбля, и он вникал в принципы черкесско-адыгской национальной музыки.


В 2012 году модельер из Нальчика Мадина Саральп пожертвовала 10 тысяч рублей на покупку диктофона Zoom H2. Так начинался лейбл Ored Recording, названный по черкесскому слову «орэд» («уэрэд»), что значится «песня», и ставший делом жизни для Халилова и Кодзокова. Первую экспедицию — поездку в поселок Шхафит под Сочи к Мурдину Тешеву, известному шапсугскому шичепшинао (мастеру игры на на традиционной черкесской скрипки, «шичепине») проспонсировал государственный телеканал «Кабардино-Балкария».

Вторым релизом стала запись, сделанная в феврале 2014 года Майкопе — традиционное игрище, «джэгу», записанное после концерта концерта по случаю 100-летия со дня рождения другого известного шичепшинао, Асланбеча Чича. Релиз был создан по шаблонам современной западной музыки — с интро и определенным порядком композиций. В последующих записях Ored Recordings произошел отказ от редактуры, они воспроизводят естественную ситуацию. Все они были сделаны во время экспедиций, число которых Булат уже не может вспомнить. За собственные деньги и с помощью друзей Булат и Тимур записали и выпустили уже 14 релизов, среди которых традиционные песни и инструментальная музыка адыгов, абхазов, понтийских греков, даргинцев, чеченцев, лакцев, калмыков и терских казаков. География их поездок охватывает города и села Дагестана, Адыгеи, Северной Осетии, Кабардино-Балкарии, Чечни, а также соседние Абхазию и Азербайджан. Сейчас они готовятся к поездке в Сванетию.


Халилов и Кодзоков начинали Ored Recordings под влиянием Винсента Муна и экспериментальной музыки, и в первых релизах лейбла прослеживается отрицание фольклористики и неприятие научного подхода к фольклору как объекту исследования. «Мы не готовились к экспедициям, считали это лишним. Я помню, как в Дагестане подходил к исполнителям с вопросом: а что вы еще можете спеть? В итоге я понял, что выгляжу глупо. Мы готовили третий релиз, и писать в комментарии к нему про свои ощущения уже было невозможно». Сейчас каждой экспедиции предшествует знакомство с научной литературой. «Мы по-прежнему исходим из того, что фольклор — это просто очень крутая музыка. Но исследование не мешает качеству нашей записи, ее аутентичности».

Для российской среды фольклористов такой подход к предмету их исследования — нечто новое, однако Ored Recordings ориентируется на такие примеры, как Smithsonian Folkways, звукозаписывающую компанию Смитсоновского института США, которая ставит своей целью одновременно исследование, сохранение и популяризацию традиционной музыки разных культур. Впрочем, Булат спешит оговориться: «Мы издаем то, что записали, а дальше наши релизы сами находят свою аудиторию. Нельзя ставить популяризацию во главу угла, потому что массовому слушателю фольклорная музыка обычно кажется нудной, и тогда начинается процесс создания чего-то среднего между фольклором и поп-музыкой, тот самый жанр World music. Так что популяризация для нас — только часть работы. Хорошую музыку никто не пропагандировал. Популяризацией джаза никто не занимался, правильно?».

Этнографический архив Адыгейского Государсвенного Университета

Этнографический архив Адыгейского Государсвенного Университета

С вживанием в фольклорный материал Булат и Тимур все меньше хотели экспериментировать с ним, как это делает Винсент Мун. В их феноменологическом подходе, впрочем, нет стремления к какой-то первоначальной чистоте, которую ищут многие культурные деятели адыгского народа, ставшего в XIX веке жертвой геноцида — так называют адыги завоевание Северного Кавказа российскими войсками в 1817–1964 годах. Халилов считает, что национальную культуру можно возрождать без отторжения чужеродных влияний. Он привык опровергать представление о том, что влияние — своего рода слабость. Булат горячится: «Идея чистоты культуры или нации — это и есть фашизм. Автохтонные элементы на поверку могут оказаться чужеродными влияниями. В этом нет ничего страшного. Фольклор практичен, это не философия, а именно практика. Восприимчивость к влияниям — признак того, что культура жива».

Одна из экспедиций по региону, в которую Булат отправился вместе с московским электронным музыкантом Moa Pillar, легла в основу фильма «Костры и звезды», снятого в 2015 году режиссером Сашей Вороновым и студией Stereotactics, и поставившего вопрос возможности диалога культур для Булата с новой силой.


Хотя для основателей Ored Recordings черкесско-адыгский фольклор интереснее и ближе другого, они подчерикивают, что проект посвящен традиционному музыкальному фольклору без привязки к конкретной культуре. Среди ближайших планов — переносить релизы из интернета на аналоговые проигрыватели. Такое предложение уже поступило из Лондона от Люка Оуэна, основателя блюзового и госпел–лейбла Death Is Not The End. Для его передачи на андеграундном NTS Radio Булат и Тимур уже подготовили два микса, и теперь Оуэн хочет издать на виниле записанные в Абхазии песни понтийских греков.


Текст: Григор Атанесян

Фото: Алиса Шнайдер

Этот материал был впервые опубликован на английском языке на сайте inrussia.com


Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma
+9

Author