radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post
Theater and Dance

Театр абсурда — инструкция по применению

Анастасия Нуреева

Редкое развлечение для интеллектуалов появилось в репертуаре Пятого театра — вечер абсурда по пьесам Эжена Ионеско. Попробуем разобраться в постановке режиссера Дмитрия Лимбоса «Лысая певица и что-то еще» и понять, чего (не) стоит ожидать от абсурда в театре.

Смиты — Егор Лябакин и Виктория Величко

Смиты — Егор Лябакин и Виктория Величко

Во-первых, глупо будет ждать от абсурдистской пьесы внятной сюжетной линии, да и вообще хоть какого-то сюжета. Если будет обозначено место действия — то вам повезло. Дмитрий Лимбос в своих двух постановках, объединенных в один вечер, работает с четким определением среды и места действия: среда буржуазная, Англия в первом акте простив Франции во втором.

Во-вторых, герои в пьесе абсурда могут быть свободно текущими образами, не привязанными ни к определенным характерам, ни к какой-то предыстории или внутреннему конфликту. Семьи из «Лысой певицы» режиссер наделяет яркой характерностью. Идеальные, пластически утрированно правильные Смиты (Егор Лябакин, Виктория Величко), против зажатых, скромных ботаников Мартинов (Станислав Ляшенко, Анна Сотникова). А вот трио влюбленных кавалеров в «Этюде на четверых» станет примером двойничества, между Мартеном, Дюпоном и Дюраном (Вячеслав Болдырев, Егор Лябакин, Станислав Ляшенко) нет никаких различий, они даже цветы одинаковые принесли своей прекрасной даме.

Капитан пожарной команды — Вячеслав Болдырев, Мартины — Станислав Ляшенко, Анна Сотникова

Капитан пожарной команды — Вячеслав Болдырев, Мартины — Станислав Ляшенко, Анна Сотникова

В-третьих, в центре мира, сотворимого в абсурдисткой пьесе, находится непостижимость бытия и попытка героев и автора сделать более понятной, максимально упорядочить иррациональную жизнь. Ионеско придумал «Лысую певицу», когда занимался по самоучителю английского языка, где герои обучающих диалогов мистер и миссис Смит обсуждали простые вещи — они говорили, что являются супругами, называли друг другу свой адрес и состав семьи… Т.е. вербализировали вещи, которые для любого человека в реальной жизни являются понятными и принятыми к сведению по умолчанию. И вот на этом приеме проговаривания всего подряд и появился один из самых изысканных текстов в мировой литературе, критикующих буржуазную жизнь.

И вот и тут самое время упомянуть четвертую особенность литературного абсурда — это язык, который будет выступать преградой общению, обесцененные слова, которые не несут в себе мысль, говорение — как средство изоляции, а не коммуникации, и как следствие бесполезность любой речи. И, несмотря на то, что с тех времен, когда тексты Ионеско были новшеством, экспериментом, пощечиной буржуазному пустозвонному обществу (а прошло порядка семидесяти лет), ничего у нас по большому счету не изменилось. Только к обилию бесполезных слов, добавилось бесконечное число ничего не несущей в себе визуальной информации — вспомним хотя бы неисчерпаемую ленту инстаграма.

«Этюд на четверых»

«Этюд на четверых»

«Просто красиво», а в случае с «Лысой певицей» Лимбоса «просто причудливо» — уже недостаточно. Пустота нагнетается с каждый сказанным словом, с каждым необычным действием героев — а действий этих в постановке невероятно много, у режиссера какая-то неисчерпаемая фантазия. И за всем этим первым слоем слов и телодвижений проступает глубинный смысл. И если во времена Ионеско абсурдисты осмысливали опыт столкновения с фашизмом, то в постановке Лимбоса звучит похожая, но более актуальная сегодняшнему зрителю тема — и это разговор о жестокости, и в первую очередь о жестокости к женщине. Полунамеками в первом акте — больше всего достается миссис Смит, тут и моральное насилие от мужа (в этой сцене артисты выпадут из своего острохарактерного рисунка и один единственный раз заговорят как люди), и физическое — мультяшная миссис Смит получит вполне реальную оплеуху, которая обернется натуралистично разбитым носом. Все искусственно в мире Смитов — и доброта, и обстановка, и друзья-собеседники, а реальна только жестокость. Которая вроде как и не лейтмотив вовсе, а маленькая делать, но важность этой темы мы поймем во втором акте, т.к. «Этюд на четверых» окажется историей только об этом.

Мэри — Алена Федорова

Мэри — Алена Федорова

Две пьесы в цельный спектакль соединены общим персонажем, которого исполняет Алена Федорова (Мэри и Прекрасная дама). И тему второго акта она обозначит впрямую, весьма недвусмысленно, цитатой из Бодлера «Без гнева я тебя ударю,//Без ненависти — как мясник…» Да и вся история «Этюда на четверых» о том, как мужчины, распаленные долгим ожиданием возлюбленной, сначала вступают в равный бой друг с другом, а потом — в неравный — с Прекрасной дамой, которая неизбежно гибнет под таким напором.

Дмитрий Лимбос во втором акте вечера абсурда отказывается от острохарактерного существования персонажей и превращает «мужской» акт в некое тарантиновское действие, где фантазия персонажей помогает им разыгрывать бойни не на жизнь, а на смерть. Режиссер постоянно балансирует на грани выдумки и реальности. Вот парни расстреливают друг друга из воображаемых пистолетов, а вот на сцену летит вполне реальный «случайно сбитый» труп. Вот кроваво убитая Прекрасная Дама, а вот она встает невредимая и продолжает вести диалог со зрителем.

Прекрасная дама — Алена Федорова, Мартен — Вячеслав Бодырев

Прекрасная дама — Алена Федорова, Мартен — Вячеслав Бодырев

Служанка Мэри или Прекрасная Дама становится проводником для зрителей в этом мире абсурда. Сперва она оглашает правила игры, а потом становится неким демиургом этого мира — то выводит новых персонажей, управляет ими как куклами, комментирует происходящее, останавливает или перематывает время, проговаривает тему и место действия, но в итоге ее же «творения» выходят из–под контроля и уничтожают этот смелый идеал, как может показаться, адекватного мира. Но Мэри все равно переиграет своих подопечных, ей не страшна смерть в ей же придуманном мире. Вот только зачем женщине придумывать истории про жестокость, смешные, изобретательные, неуклюжие миры, где насилие неизбежно? Возможно, для того, чтобы об этом заговорили? И с легкой руки режиссера персонаж смело называет эту злободневную тему.

Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author