Create post

Такое завтра было еще вчера -1122

Andrei Khanov 🔥comments2
Андрей Ханов. Смотрю на мир твоими глазами. 2018 12 09 Размер 6 на 17 метров

Андрей Ханов. Смотрю на мир твоими глазами. 2018 12 09 Размер 6 на 17 метров

Спасибо!

Для ответа на ваш вопрос с восклицательным знаком — необходимо понять, что Вы считаете творчеством, искусством, светом и тьмой? Что Вы имеете в виду — непонятно.

Очевидный подтекст ;) я игнорирую. Норма самоиронии — это хорошая тема для речи об усопшем «Он был самоироничным человеком». Как будто это синоним «он был светским человеком» (принадлежал к сословию мошенников). Я считаю такую «норму самоиронии» — обычаем. Есть «творческая ирония» — она противоположна такому обычаю (общечеловеческой солидарности) и постмодернисты призывали к консенсусу двух крайностей. Но, находились на стороне творческой иронии (по отношению к сословной самоиронии) — на стороне деконструкции всего прежнего знания. Постмодернизм, как бы прекрасным он не казался — это полвека тому назад.

В моем понимании творчество — единственно возможная форма единства выдумки (искусства) и выдумки нормы выдумки (житейской обыденности). Единство означающего и означаемого (смыслоформы идеи и самой идеи).

Искусством сейчас называют что угодно. Необходимо уточнить, что имеете в виду Вы?

Попробую деконструировать, это непосредственное ощущение идеи, исходящее из осознания противоречия между социальной нормой чувства идеи и собственным её ощущением. Сгусток непосредственного восприятия жизни. Вне социальной нормы восприятия. Это ощущение можно нарисовать (изваять, записать нотами) и можно что-то сказать о таком рисунке. Можно чувствовать этот рисунок, как идею. Дать этому ложному чувству имя. Но, это не первичная идея и потому все конструкции её познания — просто литература (мукулатура). Самообман, никак не связанный с искусством. Достоверно лишь то, что «произведение искусства» (рисунок ощущения идеи), обладает странной привлекательностью говорить о нем. Но, это разговор к самой картине, а тем более к искусству (ощущению иного) — не имеет никакого отношения.

В моем понимании — искусство это одна из стадий опыта. Противоположная чувству. Если использовать термины мифологической картины мира, то искусство есть Вознесение на небо. И до и после него — множество других этапов мышления.

Современными терминами: Есть познание идеи (понимание рисунка концепции имени чувства идеи) и есть опыт созерцания идеи (высказывание оракула о своем рисунке ощущения идеи противоречия нормы представлений о жизни самой жизни).

Если искусственно стимулировать критическое мышление, например психоделическими веществами, такое противоречие станет очевидно. Но, кроме психоделии есть множество других практик. Но произнесение слов — не практика.

Тьма — это норма житейской обыденности, скатывание любой формы идеи к иконической форме, а искусство есть возврат к символической форме. Это ощущение иного, по отношению к этой обыденности — подлинного бытия. Не самое бытие идеи, но лишь ощущение его существования.

Чувство идеи — не понятно без имени этого чувства. Искусство (ощущение этой же идеи) — невидимо без его рисунка. Обыденная речь недостоверна. Искусство — это ощущение существования другого мира «достоверности». Но, не сама достоверность. Непосредственный опыт восприятия.

Сложно представить, что же такое в Вашем понимании «свет»? Могу лишь допустить, что это «Благодать» или «достоверность».

Концепция Благодати 13-о века повторяет концепт 12-го века. Если концепт это единство опыта и познания, то Благодать — единство дискуса и холизма. Дискурс в то время понимался последовательным разворачиванием мышления от этапа к этапу (познания), эта теория была заимствована у Платона и упрощена. А холизм — это концепция Аристотеля — схватывание целого (целое больше его частей). Единство этих двух концепций Платона и Аристотеля и есть Благодать 13-го века. Это концепция Фомы Аквинского.

Допустим, «свет», в Вашем понимании это «Благодать». Не факт, но ничего другого просто не могу предположить. Не «семантическое поле обычая» же, как у М.Г. Дугина. Этот дугинский «свет» — «тьма».

И так, «свет» — это пространство между осям координат художественного опыта (холизма) и познания (дискурса). «Свет» — как шахматная доска, но не из 64, а пусть будет из 36 клеток, по одной оси (опыта) — клетки нумеруются цифрами, по другой (познания) — буквами. Тогда искусство это линии клеток на отметке «2», а житейская обыденность (когда мышление находится на этапе интуитивного поиска имен чувств), линия клеток на отметке «b».

«Свет» = «тьма» + «искусство». Вроде бы это похоже на то, на что Вы намекаете…

Если «тьма» проявляется в рисовании с открытыми глазами, что надеюсь Вам очевидно и не требует пояснения, то почему выход к свету — не может быть рисованием с закрытым глазами?

Может быть это вообще не вопрос? Ведь стоит «?!» Что это, в авторском контексте: возмущенный вопрос или супер-вопрос, или это вообще не вопрос?

По поводу второго восклицательного знака. Всё — выдумка и главная выдумка — само слово «выдумка».

По поводу термина. Есть исследование арт-блокчейн движения ливерпульского университета 2017. Есть институция такой практики «Новая Академия», НЙ, США. В России в 2018 была презентация движения в Пушкинском музее. Проходят конференции на каждой арт-ярмарке, на каждом саммите и т.п. Но, нет одного имени чувству идеи арт-блокчейн частью самой жизни и нет нарисованного ощущения этой идеи (то есть нет «искусства»). Есть лишь одна болтовня. Кроме Пушкинского музея и ливерпульского университета — никто в серьез это движение не воспринимает. Но, это не означает, что кроме одной такой пустой болтовни в самом движении больше ничего нет.

Кратко: Это постмодернизм третьей стадии. Первая, 1970-1980-х — лингвистическая, вторая 2000-х дигитальная (есть оксфордская монография об этом феномене, 2009), 2010-х, третья — технологическая (виртуальная реальность как икона, арт-блокчейн, как символическая реальность — это две крайности одной идеи нового восприятия жизни).

Если философия постмодернизма (правильнее — неопраматизма) — есть символическая форма идеи консенсуса всех философских культур (всех дискурсов), то иконическая форма этой же идеи — есть «арт-контемпрорари» (безумие арт-рынка).

Иконическая форма идеи второй стадии постмодернизма — «королева селфи», «в плену айфона». Об этом есть монография флоридского университета.

Иконическая форма третьей стадии (университетской монографии пока нет) — есть «блокчейн–контемпрорари, пустые разговоры ни о чем».

Но, есть и символические формы такой идеи, есть движение крипто-анархистов, которые выразили прежнюю постмодернистскую идею 1970-х технологически. Их успех (в частности с биткоином) — вызвал массу подражаний и сам «арт-блокчейн» в своей массе есть подмена нового искусства поверхностным признаками.

Я как раз и распутываю этот узелок.

Почитайте другую статью: https://syg.ma/@andrei-khanov/god-chain-ievanghieliie-ot-kompiutiera

Или эту — https://syg.ma/@andrei-khanov/obraz-sluchainosti-v-tieorii-poznaniia

_ _ _

Не так важно сейчас дать определение самому мировому блокчейн-арт движению, как найти слова, способные преодолеть предубеждение слушать эти точные определения.

Это доверие к блокчейн-арт, если оно возникнет и есть сам блокчейн-арт. Не хватает простых и понятных визуальных метафор этого самого доверия, которые блокчейн-арт заявляет. Убеждать на отвлеченных примерах — неконкретно — бессмысленно. Есть доверие — блокчейн-арт сработал, нет его — нет и блокчейна. Вместо рассказов о проектах — нужно вызвать само это доверие, люди сами поймут, когда оно наступит.

Немного логики. Итог мозгового штурма:

1) По форме — блокчейн арт — это символ доверия. Значит, его изначальная идея — в доверии между людьми. А доверие — это вечная задача искусства, следовательно блокчейн-арт это новый уровень конкретизации вопроса: «Что такое искусство?» Ответ: искусство сейчас — это блокчейн-арт.

Искусство всегда таким было, например — даосское искусство, оно создавало даосские неиерхические системы доверия, «когда сказанное было — больше слов», через осознанный отказ от намеренного поиска самого этого доверия.

«В любом краю похожая погода. Дожди бывают чаще или реже. Жалею я людей того народа, кто на морском ютится побережье. Там женщины и дети, словно звери. нигде не могут прочно поселиться. И, в неуютной каменной пещере. Их посещают зайцы и лисицы». (Цао Чжи)

Комментарий: любое состояние ума человека (дискурс) — одинаково тесная клетка для его мысли, но, те, кто стремится избежать любого дискурса — «поселиться на его краю» — просто не имеют покоя в душе и откровенно галлюцинируют (как художники). Кто понимает такой подтекст стихотворения — «видит это подлинное Бытие» — доверяют друг другу. Типичный блокчейн, а художественный образ краев земли и морского побережья — карта мышления — древний аналог ви-ар вселенной.

Дзен — другая форма даосизма, как и прагматизм. Дзен — принцип «от сердца к сердцу, без слов», прагматизм — о знаках нашего доверия друг другу (в европейской традици — дискурсах). Сейчас мы наблюдаем новый вариант старого феномена Дао.

2) Смысл — в том, эта форма и её смысл — пока ещё недостаточно проявлены, не все понимают, поэтому — возможно необходим ребрендинг (ещё большая конкретизация смысла) — например — «блокчейн-арт — это искусство создания новых систем доверия» (здесь надо показать что-то предметное — чтобы сразу поняли — например — саму систему — «нечто новое, вместо фейсбука».

3.) В чем значение таких арт-систем доверия? Это железобетонный аргумент, что мы остаёмся в людьми в эру машин. Не вымрем. Наша новая цифровая душа — существует. Это если совсем кратко.

Блокчейн-арт символизирует новый технологический знак, сменивший прежний семиотический знак. Он уже понятен современнику. Пусть не всем. Но, это самое начало процесса. Будет развитие.

Спектр таких возможных решений значения — очень широк, это поясняет наличие множества разных стилей.

Человек ищет себя в этих новых ментальных координатах. Роль художника — указать ему путь (координаты нового знака). Художник делает это через свою чрезмерную увлечённость процессом творчества — соединения искусства (теперь это — блокчейн-арт) и обыденности.

Финал питча.

Текст

Этот текст родился, как первоначальный ответ на несколько конкретных вопросов — затем по мере уточнения вопросов — текст стал точнее, но это лишь архив. Где объединил ответы, отвечаю сразу всем, сам текст состоит из трех частей:

1) Концепция мирового блокчейн-арт движения, проблемы и их решения. Это несколько абзацев, изъятых из второй части текста (текст к портфолио) — как аннотация (абстракт) всего текста.

2) Автобиография меня самого — автора этого текста. Она написана для портфолио, по другому поводу.

3) Дополнительно. Черновик выступления на круглом столе в Гридчин-холе. 2018-12-15. Реальное выступление было немного другое, оно снято на видео. Но, организаторы вырезали всё, кроме своих файсов. Салфи. Что симптоматично, арт-блокчейн — в интерпретации предпринимателей — синомим китча.

Эта третья часть текста проиллюстрирована новыми работами (само портфолио).

1) Концепция мирового блокчейн-арт движения, его проблемы в Россиии их решения.

1.1) Концепция:

Блокчейн-арт, ви-ар и эй ар, есть формы нового технологического семиотического знака. На котором, основывается новый — рождающийся прямо сейчас — технологический язык человечества, отчасти уже понятный нашей молодежи.

1.2) Проблема блокчейн-арт движения в России

Но, для старшего поколения россиян, 50+, пребывающих сейчас (с их слов) в жесткой экономической, социальной, политической и когнитивной депрессии, необходимы другие, более понятные им термины и определения. Менее их пугающие.

«Блокчейн-арт» — для них — имеет анти-рейтинг успешного крипто-авантюризма и заведомого китча. Его — в России, обычно — никак не связывают с искусством. Блокчейн-арт читается по русски — «как китч, выдаваемый мутными ай-ти-шниками за техно-эрзац-искусство» (искусство искусственного интеллекта, матрицу, где чувствам человека больше нет места). Хотя, конечно — всё не так!

Не смотря на примеры отдельных энтузиастов (художников, чиновников и музейщиков), в целом — в блокчейн-арт дивижении — россияне, считающие себя интеллектуалами — видят очередную секту, подобную новым церквям 1990-х.
Геометрическое представление о 48-ми дискурсах. Дискурсов 24, 6 основных типов по 4 реплики, но если рассматривать два аспекта желания — собственно само иконическое желание и символическую идею — то вариантов становится 48. А если ввести нечто среднее между иконой и символом — индекс (указатель: пример, факт, непосредственно наблюдаемый образ — о дискурсов станет 72), но таких промежуточных градаций можно рассматривать сколько угодно, и по мере увеличения этих градаций, число дискурсов — будет стремиться к бесконечности.

Геометрическое представление о 48-ми дискурсах. Дискурсов 24, 6 основных типов по 4 реплики, но если рассматривать два аспекта желания — собственно само иконическое желание и символическую идею — то вариантов становится 48. А если ввести нечто среднее между иконой и символом — индекс (указатель: пример, факт, непосредственно наблюдаемый образ — о дискурсов станет 72), но таких промежуточных градаций можно рассматривать сколько угодно, и по мере увеличения этих градаций, число дискурсов — будет стремиться к бесконечности.

Я называю такой аспект блокчейн-арт — «дискурсом крипто-психоделического гуру». Он есть. Это факт.

Но он, во первых — лишь один из 48 дискурсов блокчейн-арт. И важен не отдельный дискурс, но их консенсус. А, во вторых — такой блокчейн-арт — как раз «включает критическое мышление», которого — благодаря провалу человечества в цифровую виртуальную пропасть (реальность) — остается всё меньше и меньше.

Но, в России в разговорах о блокчейн-арт — видят исключительно проповедь крипто-психоделии. Слышат навязчивое побуждение испытать это самому. Словить хайп. Ловля лоха. Возможно, так происходит потому, что прежняя психоделическая революция 1970-х обошла Россию стороной, вот у пожилых россиян и теплется надежда, что новая крипто-психоделия — также нас здесь никак не затронет.

Психоделическое искусство в России также находится под негласным запретом. Я связываю сей печальный факт с «культом некритического мышления», занимающим здесь нишу блокчейна. Фрики.

Тусовка поверит скорее ремесленникам-фрикам, лишь иммитирующим творческий обсешн, чем институциям или концептуалистам. Официально (на партсобрании) — поддерживается дискурс университета (игра в авторитеты), но в душе — ровно те же самые спикеры испытывают доверие к фрикам (сплав дискурса художника 15-го века и его антипода ремесленника). Также, заметно подобное взаимное доверие между более древней — еще античной — парой дискурсов "господина (здраво мыслящего, говорящий правильно) и софиста (политтехнолога, куратора, анти-философа).

Ментально, Россия (по моему мнению) сейчас живет по времени Флорентийской республики, я избегаю слова «княжества», это — верхний предел психологического времени, нижний — античные Афины, до Сократа. Свои Че Гевара и Тимоти Лири (дискурсы революционера-повстанца и психоделического гуру) — еще только грядут. Как и Сократ (дискурс аналитика-философа). Когда Большой мир — избавляется от влияния последних остатков любого рафинированного дискурса, правда — в их совмещении и консенсусе. Это проблема. Но, вижу я и исключения из этого простого правила.

1.3) Решение проблемы недоверия к блокчейн — ребрендинг (переобозначение непонятного «блокчейн-арт движения» в понятное «искусство систем доверия»).

На конференциях в Москве — по блокчейн-арт — 10 ноября, 13 и 15 декабря 2018 — я выслушал много негативных мнений московских галерейщиков, художников, арт-критиков, музейщиков, чиновников и коллекционеров и, в итоге — предложил им, вместо термина «блокчейн арт» (вызывающего критику) — использовать другой термин: «создание арт-систем (миров, вселенных) доверия, где картина — источник такого доверия между людьми и одновременно — новый тип денег».

И, предложил, в качестве примера такой системы доверия — совместный с Денисом Белькевичем, арт проект «Счастья всем!» (подробнее о нем — в конце автобиографии) — критика прекратилась. Это поняли. Но, как-только звучит слово «блокчейн» — непонимание, страх и ненависть к такому искусству — снова возвращаются.

1.4.) Блокчейн — как новый цифровой миф.

Я считаю, что все мы, люди — разные и неважно, как мы смотрим на Истину или на Искусство — с большой буквы — важно, что такая Истина и такое Искусство — проявляется в обыденной жизни, как структура нашего взаимного доверия друг другу. Новые блокчейн-технологии позволяют пере-создать такой давно существующий мир доверия — не только концептами философии, не только их поэтическими и визуальными метафорами, но — и буквально (технологически). К сожалению, видимый нам сейчас арт-блокчейн — далек от такого идеала.

Картина — уже более 35 000 лет, начиная с наскальной живописи — и есть символ этого загадочного доверия между людьми. В поисках вызывающего этого доверие Искусства (с большой буквы) — мы прошли путь от мифа до блокчейн.

Блокчейн — на самом деле не технология, но современный миф, новая картина мира оцифрованного человека.

Сама незримая структура доверия, возникающего между людьми и есть наше подлинное Бытие. Бог Митра — это и есть Бог Договора.

Я верю, что предельно символическая форма любой нашей идеи — и есть Бог. Блокчейн-арт — как предельная символизация новой виртуальной реальности — ровно о том же самом.

1.5) Ребрендинг движения — как гипотетический коллективный артист-стейтмент.

Я определю его так: «Художники движения чувствуют и материализуют невидимые нити, связывающие людей — понятной современнику метафорой блокчейн-сетей доверия. Для того, чтобы таким, новым мифом, сделать наш мир лучше».

1.6) Но за блокчейн-арт стоит нечто большее, чем просто новая система доверия — будущее.

Так же, эти системы (пост-социальные сети) доверия — есть новая форма сегментации нас — по техно-семиотическим знакам или дискурсам. Я вижу будущим — то есть, вижу целью развития бесчисленного множества таких систем доверия сейчас — практическое взаимодействие различных типов мышления (без вражды и конфликтов). Консенсус различных типов дискурсов (заведомой неправды) — как новую крипто-правду о нас самих. Художник лишь жертвует часть себя для создания такой сети доверия. Это его вечная роль — приближать будущее.

1.7.) Блокчейн, Дао и Бог

Сама Правда — Бог — это вопрос совести каждого, обсуждать ее публично бессмысленно. Нам необходимо научиться договариваться друг с другом — без разговоров о Правде, приводящих ко Лжи. Как это умеет делать блокчейн.

В нашей общечеловеческой истории уже была подобная искусственная неиерахическая сеть доверия между людьми — даосизм. Позднее, принявший форму Дзен. Доверие возникало через осознанный отказ от намеренности поиска этого доверия. Посмотрите на древнекитайскую поэзию и живопись, разве это не блокчейн?

1.8.) Блокчейн и американская философия будущего

Также, я считаю, что блокчейн-арт, и есть та самая новая технологическая метафора американского неопрагматического постмодернизма 1980-х, которую мы так ждали последние 30 лет. А сам прагматизм — это неодаосизм. В России эту концепцию знака развивал Михаил Бахтин. Казимир Малевич визуализоровал ее в черном квадрате. С Бахтина, Лосева и Хайдеггера — начался европейский постмодернизм, который есть «континетальный прагматизм».

2) Обо мне, авторе текста, творческая автобиография, проекты и концепции.
2016, фото © Рауль Скрылев

2016, фото © Рауль Скрылев

Я, Ханов Андрей Владимирович, родился 22.12.1964 в новосибирском академгородке, в семье физиков. В начале 1980-х учился на физическом факультете ленинградского государственного университета. Переписал учебники по физике и философии, за что получил от профессоров университета предложение сменить профессию — на более творческую — за избыточную, по их мнению, увлеченность процессом.

НЕПРАВДА ПРАВДЫ

В живопись (в 1980-х) — меня привела проблема коммуникации — я считал, что понятно выразить концепт своих чувств жизни можно только его визуальной метафорой, нарисовав его.

Как сказать правду, если слова ложь? В университете прав тот, чей статус выше, в ленинградской контр-культуре 1980-х, напротив, был дух свободы. Но, продлилось это не долго. Это было время инфантильнгого ожидания перемен, которые так и не произошли. Метафора естественной правды — виделась мне — в жесте ненамеренного рисунка такой правды. Я считал, что это возможно только в беспредметной (предельно символической) композиции.

Рисовал в темноте, с завязанными глазами, выплескивая нитро-краску из ведер и высыпая пегмент на сырые холсты. Краска текла сама и проявляла скрытые в ней образы. Это моя метафора преодоления собственной интенции рисовать — в спонтанности процесса и в том, что композиция не только в одной работе, но и между случайными композициями в серии. Меня до сих пор привлекает исследование её развития во времени.

Выставился впервые в 1988 году на заборе на Невском проспекте, 40/42Б. Ленинградская городская газета «Смена» написала разгромную статью об этой выставке и, прочитав эту статью, к выставке присоединились ленинградские андеграундные художники (Светослав Чернобай, Тимур Новиков и многие другие). Так я познакомился со всеми.

https://ru.wikipedia.org/wiki/Концессия_(арт-группа)

Выставка «Авангард (в Русском музее — зачеркнуто) на заборе», в которую превратилась моя спонтанная выставка, когда к ней присоединились другие художники — проходила летом 1988 года, и сразу стала протестом против кураторства, предложенного идеологическим отделом ЛенГБ. На афишу ГРМ — указал сам куратор ГБ, со словами «авангард не на заборе, но в Русском музее», но афиша тут же была исправлена мною — на «на заборе» (на котором она и висела), после чего, выставка была уничтожена ЛенГБ.

В 1980-х я участвовал в движении ленинградского андерграунда. Это было время после ТЭИИ. Комбинации его осколков и новых идей. Организовал нескольких арт-сквотов (5-я линия ВО, Гангутская 8, Ефимова 4, Первая Советская 12). Участник гуманитарного фона «Свободная культура» (Пушкинская 10).

Совместно со Светославом Чернобай организовал арт-группу «Концессия» (программа — требование от КГБ, курировавшего музеи и несистемных художников, а после 1991 года — требование от самого музейного сообщества — предоставить право решать свою судьбу художнику самому, как передать его в концессию.

http://www.encspb.ru/object/2804728886?lc=ru

Примеры других арт-проектов 1988-1993:

«Мир религиозных образов — связь времен», совместно с государственным музеем истории религии. Совмещение работ художников арт-группы Концессия и религиозной живописи всех конфессий из коллекции музея. Выставка проходила в ЦВЗ Манеж. Музей увидел в нашей деятельности прообраз новой религии.

Участвовал в выставке «Современный автопортрет» в ЦВЗ Манеж СПб — самоиндефикация участников ленинградского сквоттерского движения.

https://ru.calameo.com/read/0033073402681fbce5db4

«Нарисовал на шоссе заграждения против танков» во время ГКЧП.

«Психоделия без психоделиков», ДК студентов ленинградского университета.

Руководил арт-студией при ЛГУ им. Жданова…

«Дорога сия» в Новгородском государственном музее-заповеднике, выставил таблицу из 64-х работ одной серии с двумя пятнами от баллончика на каждой, красной и желтой нитрокраской в разных местах, исследовал развитие композиции во времени.

«Ковчег 21-й век» (линии и потеки краски на геграфических картах, воображаемые параллельные миры) — в ВЗ ЛОСХ на Охте и многие другие выставки.

ПРАВДА — МИФ

В 1993-1998 — проводил в музеях городов Сибири (Томск, Кемерово, Новокузнецк, Новосибирск, Красноярск) арт-проект «От мифа к современному искусству», сопоставление древних наскальных рисунков, шаманских артефактов из коллекций музеев и современной живописи сибирских авторов. Конкретизировал давнюю идею художника А.Г. Поздеева и директора красноярского художественного музея им. Сурикова Б.Ф. Ефимовского об особом сибирском стиле. Совместно с музыкальной группой проводил перформансы в древних святилищах в горах и музеях, где собраны древности.

https://ru.wikipedia.org/wiki/Сибирское_искусство

В моих спонтанных беспредметных композициях на какое-то время поселились условные образы сибирских духов и Богов, такое пространство как нельзя лучше подходило для презентации. Это вызывало доверие, но не у всех.

Примеры выставок:

«Праздник чистого чума» — чум из картин, забранных из музеев, как протест против музейной коррупции. Чум был установлен на площади новосибирского госуниверситета, об этом написала газета Известия, а затем перевезен на берега реки Лена, где — на некоторое время — возник независимый культурный центр, пока чум не сожгли неизвестные.

https://static.tildacdn.com/tild6563-3834-4565-b031-333065366337/___7771.jpg

"Храм древних Богов Сибири в бывшем красноярском музее им. В.И. Ленина — радикальная смена экспозиции музея.

«Путешествие с мамкой-дьяволом земли на край света», кемеровский музей «Томская писаница».

«Картина мира», ВЗ Дома ученых новосибирского академгородка (Галерея Лаевской).

Издавал альманах «Сибирское искусство», редакционная коллегия: Казначеев В.П, Гемуев И.Н, Ефимовский Б.Ф и другие, в 1996 вышла книга-альбом «Сказки звездного неба».

Позднее, под влиянием проекта, в Сибири сформировался региональный стиль археоарт. Истории об этой художественной практике 1990-х — вошли в курс лекций РУДН, других вузов, опубликованы в студопедии и в студфайлах.

https://ru.wikipedia.org/wiki/Сибирское_искусство

1998-2012

После серьезной травмы рук, во время монтажа выставки в Новосибирской картинной галерее (куратор В.Назанский, он потребовал закрыть стеклом многометровые графические композиции Владимира Капелько) и клинической смерти от переохлаждения на реке Лена, когда был сожжен чум из картин — я переехал в Лондон, где занимался графикой маркером по металлу, после чего вернулся в Москву, жил за счет издания своих рисунков. Не выставлялся, мастерская была на Электрозаводе. Работал в основном «в стол».

2015. Фото © Рауль Скрылев. «Декомпрешн», Москва

2015. Фото © Рауль Скрылев. «Декомпрешн», Москва


«Ритм как предмет», 70×50 см. 2004

«Ритм как предмет», 70×50 см. 2004

Живопись и графика того периода позднее выставлялась на групповых выставках в московских мунуципальных галереях (Нагорная, Беляево, На Каширке), в арт-проекте «Декомпрешн», в Италии («Новая готика. Лучи и тени: Гигер трибьют»), в Индии и в Голландии.






2012-2018

В качестве мастерской использовал Дом художника Сенеж в Солнечногорске. Выставил гигантский щит (6×30 метров) из живописных холстов в заснеженном лесу в районе реки Истра. Эта акция воодушевила индийских художников, создать в Индии «новое нарративное движение», выставки скаченных из фейсбука фото арт-работ выставлялись в самых неожиданных местах, на рогах коров в реабилитационном центре для домохозяек в Вадоваре, на полосе прибоя в Падучерри, в Храме Кали в Чандигархе, на велостоянке колледжа, на пальмах и развалинах, в фотосалонах Калькутты, на заборах глухих деревень в горах штата Магалая. И во многих других местах Индии. Но, когда движение обрело институциональность, создало резиденцию и провело Бенгальское биеннале — когда отказалось от спонтанности и началась откровенная тусовка и «игра в статусы вместо творчества» — я покинул арт-группу.

Выставка на велостоянке колледжа в пригороде Калькутты, 2015

Выставка на велостоянке колледжа в пригороде Калькутты, 2015

На ночь музеев 2016 выставлял свои работы (холсты 2010-х, размером 2 на 3 метра) на стенах домов в Москве на Пречистенке и прочел лекцию о новой геометрии метафоры. Мимо проходил Денис Белькевич и предложил помощь монтажа выставки. Позднее этот контакт привел к сотрудничеству с американскими художниками и знакомству новыми технологиями и течениями.

Ночь музеев 2016, арт-площадка «Момковский дворик» на Пречистенке. Фото © Денис Белькевич.

Ночь музеев 2016, арт-площадка «Момковский дворик» на Пречистенке. Фото © Денис Белькевич.

Пять движений пальца по экрану айфона.

В 2014 Виталий Пацюков предложил себя в качестве куратора, совместно с ним был создан арт-проект «живописи айфоном», (айфон вместо краски, холста и выставочного зала, а в пяти движений пальцев — на которых основан интерфейс гаджета — я увидел отсыл к концепции пяти движений кисти иероглифического письма — к теории пяти стихий Конфуция).

Люди едут в метро и танцуют пальцами по экранам айфонов техно-У-Шу.

2015. В мастерской на Мясницкой улице.

2015. В мастерской на Мясницкой улице.

Был и другой, графический вариант этого проекта, «Победа над каллиграфическим драконом Конфуция».

2016. В мастерской на Мясницкой улице.

2016. В мастерской на Мясницкой улице.

Позднее, в Киеве — я развил этот образ астрологического знака Конфуция в виртуальной реальности. Там аналогия с У-Шу еще более наглядна. Люди в шлемах махают волшебными джостиками в своих руках, будто ищут гармонии пяти планет, что своего рода тоже каргокульт. Верят, что гаджеты, как магические предметы вернут их в тот Золотой Век, которого — на самом деле — никогда не было. Это он его рисуют прямо здесь и сейчас. Что есть явная аналогия с наркозависимостью, когда символы удовольствия подменяют жажду познания.

На вернусь к нашему проекту с Виталием.

Мнения разделились. Я искал способ размещать такие работы виртуально, в разных местах планеты. Но, Виталий настоял на обычных распечатках таких работ на холсте большого размера и реальных выставках. Планы (Баухауз, СФ МОМА) — сорвались. Разгромили очередную мастерскую на Мясницкой и произошла перестановка кадров в ГЦСИ. Позднее, часть таких работ была выставлена на арт фестивале AR Hortus, в Аптекарском огороде (МГУ).

Открытие фестиваля Ар хортус. 2018. Фото © Андрей Лысиков.

Открытие фестиваля Ар хортус. 2018. Фото © Андрей Лысиков.

Фотошоп-музей

Компромисом, между распечаткой на холсте и виртуальной реальностью, стал «Виртуальный музей ИксСпейсИксНьюВейв» — учрежденный совместно со С.Чернобай — где поиск технологической возможности виртуальных выставок «где угодно» — привел к иммитации фото-репортажей о таких выставках. С Светославом мы провели несколько воображаемых выставок, отредактировав фото выставочных залов.

«Датская опера».

В 2017 была реальная выставка «Мост на бездной» в галерее в Солнечногорске. Одновременный показ развития композиции работ из разных периодов времени. На таблицы из работ на холсте проецировалось видео, составленное из тысяч кадров (айфонных работ прежнего периода), под авторскую музыку (микс треков, созданных на Корг кассиолаторе) и спонтанный стрит-арт балет местной данс-группы, которой я рассказал концепцию пяти движений кисти.

Скриншот видео на ютьюбе

Скриншот видео на ютьюбе

Видео — https://youtu.be/5HWPJUOUyvk

Цель — композиция пересечения разных случайностей: спонтанная геометрия (живопись), дигитал айфон-арт, видео, музыка, балет в лучах проектора — как пяти стихий. Но, один из артистов вышел из сценария и стал биться головой стену с разбега (такой танец) и порвал картины.

В 2018 останки этой выставке были выставлены на заборе в заброшенном поле возле слияния рек Истра и Москва-река. Эта акция привлекла американских участников блокчейн-арт движения. Началось сотрудничество.

Скриншот видео на ютьюбе. Фильм © Сергея Кухарука «Выставка на заборе». 2018

Скриншот видео на ютьюбе. Фильм © Сергея Кухарука «Выставка на заборе». 2018

Видео — https://youtu.be/5HWPJUOUyvk

Киевский вальс (Блокчейн-правда)

Участвовал в блокчейн-арт-программе киевского экономического форума 2018, посвященного будущему.

Показал там анти-ви-ар арт-проект: «Блокчейн-арт, как потерянный нулевой блок мышления» (Разговоры о блокчейн-арт, как метод высвобождения чувственности человека из пространства контролируемого машинами), совместно с Екатериной Гай, Львов). Ви-ар. Питч, видео.

Скриншот видео на ютьюбе

Скриншот видео на ютьюбе

Видео © Д.Белькевича — https://youtu.be/IOydeBpNGqo

Был участником круглого стола в галерее «Гридчин-холл»: «Искусство как визуальная метафора современности. Цифровой век».

Опубликовал ряд статей об эстетике и философии будущего, цветоведении, карте мышления, о развитии теории дискурса и ее пересечениях с теорией знака, о технологическом возрождении постмодернистского неопрагматизма, о дигимодернизме, как новой технологическй (гаджетной) форме постмодернизма и о блокчейн-арт, как системах доверия.

Смотрите часть 1).

Проект «Счастья всем».

Каждый художник (и вообще каждый человек) имеет возможность разместить свою картину (своё творчество) в любой точке мира, бесплатно и свободно. На любом стене. В музее (вместо Моны Лизы и т.п.) или вместо облаков, пошёл полюбоваться закатом — навёл телефон на небо — выбрал канал — а там картины. Радикальное эстетическое преобразование планеты. Это также просто, как сделать пост в фейсбуке. Нажал лайк — картина материализовалась на стене твоего дома (виртуально) и её достоверность (номер копии) заверена блокчейном. Можно распечатать в материале, по лицензии. Больше лайков — больше размер картины. Кто поставил картине Лайк — тот ячейка нового сообщества. Главное — доверие друг другу, которое возникает между фанатами картины (или какого-то иного предмета). Доверие друг другу, как новый крипто-смысл неведомого никому Искусства. Создание арт-работы — на совести автора. Её единственная цель — воодушевлять видеть в нней Искусство. Зрители сами наделяют такую работу смыслами и значениями. Важно сделать такой процесс технологичным и доступным любому человеку (бесплатным). Исследование взаимодействия таких виртуальных вселенных друг с другом.

Концепция. Люди боятся реализовывать свои творческие фантазии, моя роль просто пройти это один раз — публично — показать путь. Чтобы он смог стать массовым. Вместо фейсбука. Как блокчейн арт проект.

Другой вариант — создать виртуальный мир между картиной и зрителем. Вместо рассказов о смысле картины — интерактивная материализация этих разговоров виртуально-дополненной реальностью. Реакция зрителей материализуется символически.

Проект презентован официально 2018 12 15 на мероприятии в Гридчин-холе.

Гридчин-холл. Участники круглого стола 2018 12 15. Права на фото — © Елены Комаренко.

Гридчин-холл. Участники круглого стола 2018 12 15. Права на фото — © Елены Комаренко.

3) 2018 12 09-15. Планировавшиеся мои ответы на заранее заданные вопросы модератора круглого стола.

В реальности — вопросов было меньше и во время дискуссии — возникли новые. Был спор. Видео мероприятия пока еще не опубликовано. Ждем.

Вступление.

Наконец-то разговоры о блокчейн (пусть пока еще — просто о блокчейн-технологии для арта, но не о самом блокчейн-арт) пришли и в Россию.

Что такое блокчейн-арт?

Как «концепт» (четкое определение имени своего чувства жизни словом) и «концепт-арт» (визуальная метафора такого концепта-идеи) — не одно и тоже, также и блокчейн и блокчейн-арт — о разном.

Блокчейн — это и технология, и одновременно — новое криптомышление.

Блокчейн-арт — это творчество и, как и концепт-арт — не привязанное к иконической форме идеи. Крипто-символизм. Развитие концепт-арта в новой технологической виртуальной реальности.

Но, если прежний концепт-арт — не был привязан к картине, как стандартной форме идеи, то блокчейн-арт — не привязан к виртуальной реальности (новой картине).

Говорить о блокчейн-арт, отдельно, вне контекста всего спектра новых технологий — сложно. Вчерашний разговор 13 декабря 2018 — в Москве, в Пушкинском музее это четко показал. Не поняли. Связали блокчейн-арт с хайпом (воодушевлением от нового), который давно прошел. Не увидели новую эстетику. Ограничились поверхностными аналогиями. Очень жаль.

Куратор и директор музея утверждали наличие этой новой эстетики под страшной маской бездушных технологий (и я полностью на их стороне). Но так и не нашлись убеждающие публику обобщения смысла такого блокчейн-арта.

Также, не заметили, что блокчейн-арт — это другое, новое представление о наших дискурсах, как разворачивании мышления от этапа к этапу. Подразумевается больше свободы таких направлений, больше вариантов путей мысли и новое качество композиции всех этих направлений.

Блокчейн — это новая форма идеи достоверности.

Идея эта — в том, что такую достоверность предлагается искать вне прежних дискурсивных (привычных нам, иерархических) институций верификации. Где угодно, например в трудоемких вычислениях бессмысленных математических задач.

Главное, чтобы все вычислительные ресурсы человечества не позволяли получать результат чаще 10 минут. Чтобы всегда победителем гонки был кто-то один. Что это за задача? — вообще не имеет никакого значения.

Кто вычислил такой хеш первым, тот и верификатор, на ближайшие 10 минут, а само его вычисление (хеш — шифр) — это и есть новые деньги — биткоин (новые деньги — как определенный набор цифр, новые ракушки каури), все остальные люди, кому в эти 10 минут нужна верификация их деятельности, платят самым обычным программистам — самые обычные деньги за акт верификации — не важно чего. Причем, цену назначает сам покупатель, а продавец выбирает лучшее предложение. Только и всего.

Блокчейн — неиерархическая форма верификации. Крипто-нотариус.

Но, какими значениями и смыслами её (эту форму) наделять? — решать нам самим.

Самый простой и очевидный ответ — какой смысл имеет блокчейн в арт-сфере? — это регистрация прав собственности и истории владения художественными произведениями. Без посредников. Анонимно. Не подделать.

Можно пофантазировать о замене (в верификации карьеры художника) — я о роли прессы, критиков, кураторов, галерей, музеев и аукционов — интернет-блокчейн-сертификатами.

Зашел на сайт, заверифицировал авторские права, зафиксировал факт создание картины, подлинковал артверк, музыку, артист стейтмент или рецензию критика, а также зафиксировал факт проведения выставки, продажи или покупки. Такая информация уже не потеряется, как было в обычном интернете, ее невозможно подделать и исчезают все цензы, устраняется коррупция и тусовка.

Но, кроме смысла и значения, как новой верификации — у блокчейн — есть еще один аспект — дело в том, что уже возникло криптомышление, родилась новая целевая аудитория — криптоанархисты, накопившие — новыми методами — 10 трл. долл. Капитализация растет в геометрической прогрессии. У них появились новые критерии, что считать искусством, а что нет, они создают новые крипто-смыслы. Это не новый дискурс, но новая, технологическая форма старого доброго психоделического дискурса 1970-х. Проповеди о видениях иного мира, воодушевляющих испытать такое самому. Новая крипто-психоделия, а ви-ар, соответвенно «новый виртуальный наркотик» — икона удовольствия как подмена жажды познания — запирание чувственности человека в пространстве контролируемом машинами.

Художники отвечают на это новое блокчейн-мышление — новыми композициями своих переживаний-впечатлений-осмыслений этой новой технологии и вообще — своих ощущений жизни, через призму таких технологий. Сформировался очень широкий спектр стилей, по сути — все стили современности предлагают что-то новое и, все это — блокчейн-арт.

Но, есть уже и обобщение тренда. Блокчейн-арт, это технологическая метафора Высоких концепций философии постмодернизма. Консенсуса, недостворености любых разговоров об истине, гармонии творческой иронии и общечеловеческой солидарности. Без такого консенсуса — новая технология просто не работает.

Участники игры в блокчейн — вынуждены договариваться друг с другом без каких-либо начальных условий и ограничений, например — вне иерархии интересов. Интерес только один — сам блокчейн. Этот текст о блокчейн-арт — также блокчейн-арт.

Мы все больше и больше погружаемся в мир мегарекурсии, где причина и результат нашего мышления — есть факт его существования у нас.

И с этим нам жить. Увильнуть в простые дискурсы больше не получится.

Пришли в Россию разговоры и о менее символических, чем блокчейн-арт, но более наглядных (а потому — более понятных простому зрителю) VR-art (ви-ар-арт — виртуальной реальности, доступной через шлем) и AR-art (эй-ар-арт — виртуально дополненной реальности, доступной через обычный айфон).

И начались все эти разговоры, когда в мире всё это уже давно свершилось.

Недавно вышла статья в ДИ, как выражение прежними экспертами страха нового, на днях состоится мероприятие музее Пушкина о практических шагах музея по освоению блокчейн в музейном деле, совместно с американцами, да и вот этот круглый стол в Гридчин-холе, галерее в заснеженном пригороде Москвы, по Ильинке.

И будем встречать Новый 2019 год, дав имя новому феномену и по-русски.

Андрей Ханов, Блокчейн-арт-композиция из 36-ти случайных фрагментов, артверк 2018

Андрей Ханов, Блокчейн-арт-композиция из 36-ти случайных фрагментов, артверк 2018

0 — вопрос модератора: Как искусство взаимодействует со зрителями? Нужны ли новые каналы коммуникаций?

Андрей Ханов: Прежде, чем сказать о том, кто с кем коммуницирует и как -давайте определим — что такое Искусство?

Что такое искусство?

Мы до сих пор не знаем, что такое Искусство (с большой буквы)? И, очень мало, что можем сказать о нем определенного. Это Нечто, невидимая (трансцендентная) сила, вдохновляющая нас, людей на творчество, и тем самым — возвышающая нас, над нашей же житейской обыденностью, а также — дающая нам воодушевляющие видения нашего будущего. Провидение?

Философия Искусства

Остановлюсь всего на трёх примерах: Бахтин, Делёз и Рорти. Конечно, концепций больше.

По определению Михаила Михайловича Бахтина (1921 год) — Искусство является причиной творчества, которое есть соединение такого Иного с обыденным.

Жиль Делёз, ещё в 1991 году связывал концепт картины (сконцентрированное размышление о природе собственного творчества, рефлексию) с видением будущего события в настоящем. С предчувствием этого события.

Такое прозорливое умозаключение — концепт — дедуктивно. Оно основывается исключительно на собственных переживаниях и впечатлениях, уравновешенных самим художником с другими его собственными чувствами композиции — аффектом (сконцентрированным переживанием) и перцептом (сконцентрированным восприятием). И, такие «точки сборки» композиции — верифицированные зрителем — добавляются на карту (план) композиции.

Блокчейн-арт — конкретизация концепта — это цепочка мыслей, вне прежней структуры дискурсов, разворачивающаяся непреднамеренно и непосредственно, шаг за шагом, без иерархических представлений об истине.

Как нам это требуется практически, вне рекомендуемых культурой интенций. Как действует сама природа. Блокчейн о том, что концепт — не в правилах нашей деятельности, но в её внутренней структуре. И намеренно ее не увидеть. Напоминает крипто-даосизм.

Продолжу о теории Делёза 1991 года. Создание человеком плана композиции и есть цель воздействия Искусства на человека (другими словами — восприятия человеком Искусства). Этот план композиции есть символическая (абстрактная) карта нашего, все время меняющегося, мира.

Блокчейн-арт — создает принципиально новую карту, мы и сами не знаем какую, так как не нет никакой намеренности, нет первоначального плана композиции, есть лишь принцип, концепт (паттерн) и, в результате его ненамеренного масштабирования — проявляется внутренняя суть нашего ощущения жизни. Крипто-Дао.

Такая концепция отсылает к другой концепции — Василия Кандинского — к концепции авангарда. Авангард — есть стремление плана композиции к своему будущему предназначению. Развитие плана композиции.

Блокчейн-арт — новая «степ ту степ» композиция, то, к чему — вероятно — и стремился авангард. Такое будущее уже наступило. Если прежняя композиция (как у Делёза) — метафора души, в определенный (застывший) момент времени, то блокчейн-арт композиция — метафора пути этой души во времени. Её динамика, развитие.

Вернусь к теории Делёза. Обычно, после ознакомления с его теорией нового концепта — возникают три вопроса:

1) Как это проявляется в реальности, в материале, в картине? Речь — о форме идеи, посетившей художника. Мимволически или буквально?

2) Какова степень достоверности такого будущего? Речь о степени единства означающего (картины) и означаемого (посетившей художника идеи). Этот вопрос сейчас решается иерархией экспертов. Иронично (вероятностно) или аргументировано (со «звериной» серьезностью)?

3) Каковы наши собственные интерпритации этой картины? Её смыслы. Слепая вера лоха или фундаментальный закон Природы?

Ответы на эти вопросы — все варианты, включая промежуточные: пример, факт, образ — есть классический семиотический знак. О котором нам известно, еще с 1883 года. 135 лет. Есть и новые теории знака. Но, сейчас — подробно остановимся лишь на классике. О новом — совсем кратко.

Блокчейн-арт описывается новыми динамическими знаками, в которых разрешены любые очередности значения, формы и смысла. А градаций между иконой и символом не три, но — любое количество.

В классическом американском прагматизме Чарльза Пирса 1883 года, таких разрешенных очередностей построение семиотического знака — только две: форма-значение-смысл для знаков переживания и значение-форма-смысл для интеллектуальных знаков.

Блокчейн-арт — осваивает новую бесконечную (48! факториал) вселенную знаков, в прагматизме их только 27, но с учетом двух основных дискурсов (переживания и умозаключения) — 54.

Таким образом, можно сделать вывод, что Жиль Делёз, вероятно, хотел сказать, что композиция картины (гармония между переживанием, ощущением и умозаключеием художника о жизни) — есть классический семиотический знак, и эти знаки (когда их удается создать) — добавляются на общечеловеческую карту таких знаков. Формируют нашу семиотическую картину мира или символическую Вселенную. Искусство — таким образом — есть праобраз (идея) такой Подлинной Вселенной, а картина художника — простая форма этой идеи. Её смыслы и значения добавляют сами зрители, понимая или не понимая природу своих эстетических чувств, вызываемых картиной.

Аристотель говорил ровно тоже самое: одна картина является в большей степени произведением Искусства, чем другая, если она вызывает у нас большее эстетическое чувство (следует уточнить — чувство чего? — подлинного Бытия), чем другая. Таким образом Искусство — это метафора подлинной жизни.

Вывод — речи Сократа о подлинном Бытие человека — то есть, его аналитическая философия — были произведениями Искусства. Одной из форм выражения (символической) идеи Искусства. Могут быть и другие, более осязаемые формы этой идеи — поэзия, музыка, скульптура, живопись, танец, архитектура. Или ви-ар, эй-ар и блокчейн, как сейчас.

С 1970-го года, мы понимаем, что в этот список можно включить и правило, обман, власть, проповедь, восстание, коллаборационизм, обывательство, университетскую науку, авторитет, ремесло — вообще все дискурсивные типы мышления человека. А не только художественное творчество и философию. Вообще — всё, что завершается знаком мышления, композицией. Всё, что — кто-либо из нас — считает для себя достоверным. Когда такие реальности сталкиваются в нашем общении друг с другом — это создает хаос в наших представлениях. Мы перестаем понимать друг друга. Искусство вновь привносит в эти представления — внутреннюю структуру, порядок. Формирует новую картину мира, как консенсус всех культур или всех дискурсов.

Прежние представления о композиции

Практически, композиция картины, как тень или след некоторого символического Иного (по отношению к несимволической — точнее сказать иконической — житейской обыденности) — проявляется как баланс, равновесие и актуальность. Эту концепцию сформулировал древнекитайский художник и теоретик даосской живописи Гу Кайджи.

Видение ритма иного воплощается в цветовом балансе. Постоянная переменчивость собственных представлений художника об этом Ином, реализуется им в равновесии форм, в их композиционной устойчивости. А размышления художника о природе такого баланса и равновесия (концепт) позволяют ему выразить дух своего времени.

Если записать пересечение всех возможных чувств Иного и вариантов их воплощения в живописной композиции гексаграммами (сплошными чертами — качество есть или прерывистыми чертами — качество отсутствует) — получится таблица И Цзин. Тот самый план композиции древнекитайской живописи. 64 варианта состояния Природы нашего ума. Можно представит каждое решение определенным цветом, тогда все решения — все возможные цветовые оттенки.

В результате таких умозаключений — мы приходим к новому понятию соответствия чувства (замысла) и результата (композиции) — древнекитайские мыслители назвали его «Дао». Единству означаемого (идеи Искусства) и означающему (смыслоформе, то есть — картине). Не так важно высказать абсолютную правду, которая может быть и существует, но человеку недоступна, как точно сказать о своем собственном чувстве такой правды. Когда дело (композиция картины) равна слову (чувству Иного).

Этого понимания себя — не обрести намеренно. Только ненамеренно. Отказавшись от намеренности. Все стратегии творчества — только об этом ненамеренном обретении Дао. О погружении в обыденность жизни (красок, линий, холстов) осознанно и без привязанности к ней.

Тоже самое можно сказать и о виртуальной реальности ви-ар и эй-ар. Блокчейн-арт высвобождает чувства человека из плена намеренности, провоцируемой новыми технологиями виртуальной реальности.

Прагматизм — это неодаосизм.

Сейчас мы понимаем, такое практическое соответствие означающего и означаемого — Дао — как семиотический знак. Как завершенную, то есть материализовавшуюся (успешную) мысль. Аристотель называл такие достоверные утверждения совершенными силлогизмами. «Если человек говорит достоверно, его слова понятны Богу сферы неподвижных звезд. Если он говорит недостоверно, то он и сам не понимает, что сказал».

Фома Аквинский сделал инверсию, пересказал эту мысль Аристотеля «задом наперед»: если Бог снисходит к человеку, слова человека достоверны. Это концепция Благодати. Её причина — мера аспектов души (например — ярости, страсти и мудрости, как у Платона).

Христианство — иконическая философия.

Индукция дедукции. Жиль Делёз утверждал, что в основе легенде о Христе — история Сократа. Но, как оценить степень такой индуктивной Благодати? По статусу спикера в церковной иерархии. Вот хвост и завилял собакой. Ещё в 11 веке. Так в 14-м веке появился феодализм, вышел из богословских университетов — как еще большая — по форме — иконичность, буквальность, осязаемость Благодати в житейской обыденности. Бог феодализма — социальная структура общества.

Сейчас — в эру прагматизма — мы считаем достоверным тот проект, который привел к результату (пользе). И, хотя — мы теперь всё меряем деньгами — польза в теоретическом прагматизме Чарльза Пирса — всё таки — это завершенность мышления знаком — то есть — означение означаемым означаемого, достоверность проявления Искусства. Деньги — частность. Деньги были и во времена античности, но не мешали философии. Если общество построено не на обмане ближнего, что лишь один из наших дискурсов — ясность мысли обязательно приводит к деньгам. Но, не наоборот.

И таких типов знаков нашего мышления — множество. Аристотель видел 15, его последователи — 19. Древние даосы — 64, Чарльз Пирс — 27. Матрица целевых аудиторий — 10. Конфуций — 30. Сейчас мы видим их 48! — факториал — число с 63-мя нулями. И у каждой такой целевой аудитории — своя собственная достоверность.

Современность проявляется — в признании нами всё большего и большего числа таких знаков достовернысм. Искусство же сейчас помогает нам (таким разным) — договориться по-новому.

Те же слова можно повторить и для живописной композиции. Символический план композиции Жиля Делёза и есть символическая Сфера неподвижных звезд Аристотеля. Вопрос лишь в понятной современнику визуальной метафоре этого Иного, в означении неведомого символического — простым и понятным земным иконическим. Что может быть для этого лучше ви-ара? Это — буквально другая Вселенная.

Как же это невидимое и неизвестное взаимодействует с нами?

На этот вопрос в 1981 году дал ответ американский неопрагматический постмодернистский философ Ричарда Рорти. Философию которого трактуют в России как пример того, как философствовать не нужно. Возможно это и есть главная причина всех наших проблем. Страх философии будущего Рорти? Неуспех, как результат недостатка понимания теории прагматизма. Отсутствие концепции будущего. Неверие своим чувствам. Незавершенность мысли знаком. Невидение Искусства.

Ответ Рорти очевиден: предмет, истинно вдохновленный искусствам — имеет для нас (людей) странную привлекательность. А именно — он вдохновляет нас на разговоры о нем. И эти наши разговоры, представления, переживания, восприятия, ощущения, как и их определения, метафоры, интерпретации — является такими очевидными смыслами неведомого нам Искусства, его отражениями в нашем мире житейской обыденности.

Наш мозг не в состоянии понять сам предмет и прибегает к всевозможным уловкам — дискурсам.

Прямой ответ на первый вопрос модератора, одним словом: Как искусство взаимодействует со зрителями? Смыслами.

Смыслами, которыми мы облекаем вдохновленные им произведения, как одеждами. Эти смыслы являются отражениями в нашем сознании самого этого невидимого и непонятного Искусства, являются его тенями, гранями или аспектами.

Простой вывод из такой концепции. Бессмысленно спорить о достоверности или недостоверности того или иного смысла — то есть дискурса — они все неточны.

Так, что вопрос коммуникации между Искусством и художником, это вопрос совести (ответственности) художника. Ео личный разговор с Богом. Любые обыденные разговоры об этом — особенно, в третьем лице — часто самообман или попытка «развода лоха-зрителя» критиком. Статья критика решает задачи самого критика. Это самостоятельное литературное произведение. Всё очевидно из самой картины.

Стоит совершенно другой вопрос — коммуникации между самими зрителями.

Искусство (фактом своего существования) просто поднимает ставки такого нашего общения друг с другом, дает нам для него энергию. Освещает темные лабиринты нашего разума. И твари, живущие в одних его темных углах, перестают страшить других тварей -живущих в других темных углах — и мы воспринимаем такой консенсус между ними (гармонию крайностей), как чудо, дарованное нам Искусством. И мы — в такие мгновения — становимся людьми.

Повторю еще раз — подлинная коммуникация происходит между живущими в нашем сознании тварями (знаками, дискурсами, другими словами — между типами нашего обыденного мышления). Почему тварями? Они сотворены, они существуют. Как их назвать иначе? Кроме того, вызывая страх и недоверие — они заставляют нас спорить и воевать друг с другом. Не дают нам договориться.

От мифа к блокчейну

Пещерные художники называли их духами (означали их такими придуманными символами) и вдохновленная Искусством коммуникация между людьми эпохи верхнего палеолита — это был миф, в котором духи разума были встроены в простую и понятную всем соплеменникам картину мира человека. Карту нашего мышления. План композиции. Есть такая карта — нет страха. А потому — есть шанс на выживание племени. Древнеиранский бог Митра, он же Человек-на-коне-объезжающий-мир (Бог манси, коренных жителей ХМАО) — Бог Договора.

Сейчас мы говорим о современных аналогах духов наскальной живописи — о знаках мышления (если разговор происходит в Америке) и о его дискурсах (если в Европе). Или ничего не говорим (нет у нас пока таких слов, если разговор происходит в России). Мы повысили ставки. Создали новые технологии, сшили новые одежды нашего смысла для вечного Искусства. Сделали процесс общения (коммуникации) друг с другом — более технологичным. Но, при этом, остались ровно теми же самыми растерянными людьми каменного века, пытающимися дать своим смутным ощущениям подлинной жизни — имена, определить их словом, нарисовать, понять и избавиться от страха перед ними. В новом контексте технологической цивилизации. И в итоге — созерцать само Искусство в нас, непосредственно (без концепций и картин). Это — концепция пяти элементов мышления, сформулированная ещё Платоном, в своём знаменитом «Седьмом письме». Ничего нового у нас просто нет.

Я думал, почему Платон так много рассказывает о самых обыденных происшествиях своей жизни, прежде чем дать самому нашему восприятию и пониманию жизни — четкое (как алмаз) определение? Понял, он просто проходил все этапы мысли, о которых писал. Причина ясности мысли — движение самой этой мысли, от житейской обыденности — к Искусству. Когда мы говорим, пусть и с самим собой, то у нас появляется шанс достичь мыслью чего-то очень важного. Когда мы молчим или спим наяву — такого шанса нет. Концепция пробуждения царевича Гаутамы — ровно о том же самом. Колесо сансары и дискурс Платона — одно и тоже.

И Конфуций говорил ровно о том же самом. Он реформировал даосизм. Гармония, по правилу золотого сечения — это композиция двух пар элементов мышления из пяти. Три из них — это даосские чувства Иного (ритм-баланс, переменчивость-равновестие, рефлексия-актуальность), четвертое — чисто человеческое желание сказать о своем открытии этого иного подлинного бытия — окружающим (неопрагматическая творческая ирония, она же — постмодернистская деконструкция). Пятый элемент — обычай, неопрагматическая общечеловеческая солидарность — чисто человеческое нежелание ничего слушать, когда тебе о своём духовном открытии говорят другие. Для обычного человека важен баланс четырех элементов мышления из пяти — дискурс (комбинация очередности желаний, символов, наслаждений и прозрений).

Тому, кто способен найти баланс всех пяти элементов — ничего от этого мира не нужно.

Прямой ответ на вопрос модератора: Нужны ли новые каналы коммуникаций? Да, нужны. Это новые технологические мифы, новая цифровая картина мира нового оцифрованного человека — наша новая цифровая Душа.

Но, просто дать новое технологическое имя чувству вечного Искусства — нам мало. Как мало определить его словом, мало нарисовать (технологиями), а значит — понять. В конечном счете — с помощью Искусства мы стремимся возвыситься над самим собой. Выйти из дискурса.

Андрей Ханов. Артверк 2018

Андрей Ханов. Артверк 2018

0. Цифровое искусство, что это? Технология или новый вид искусства? Новая реальность?

Андрей Ханов: Цифра, оцифрованность — это просто компьютерные технологии. Оцифрованный текст, оцифрованная картинка, музыка — являются конечно некоторым упрощением непосредственного метода рисования красками, но есть важное преимущество — рисунки, тексты и музыка — не искажаются от переписывания и тиражирования. Задача культуры — тиражировать духовные открытия — стала проще. Мы сами делегировали часть функций своего разума компьютерам. Прежний метод был аналоговый.

Я беру краску, кисть, холст и рисую — нечто, пока ещё неведомое мне — обыденными материалами и инструментами. Это непосредственный метод творчества.

Аналоговый метод — это фото, кино, печатные технологии. Этот метод давно признан методом творчества. Он считается не только методом копирования непосредственного творчества, но и самостоятельным жанром.

Цифровой метод сменил аналоговый. И сейчас происходит подобная прежней, новая революция представлений. Возможно оцифровать непосредственное творчество, возможно — аналоговое, а возможно — творить непосредственно, нажимая кнопки клавиатуры компьютера или всевозможных джостиков. Тыкая пальцами в экран гаджета. Новые технологии лишь создают новые виртуальные холсты с новыми возможностями, превышающими возможности простого холста. Это просто и очевидно.

Я же хочу сейчас акцентировать внимание на смысле цифрового искусства. На одеждах, в которые наш разум облачает Искусство.

Есть устоявшийся термин Алана Кирби — «дигимодернизм» — тренд на отказ от литературо-центричности произведения, от игры слов, а также от шелухи цинизма и сарказма, приписываемых, не очень компетентными людьми, постмодернизму.

А что взамен? Вместо прежней игры в слова — в качестве смысла Искусства — люди, с середины нулевых годов, используют интерфейс гаджетов. Это новый смысл, вместо игры словами, игра с компьютером. Только и всего. Более непосредственно.

Слова и кнопки

Слава нужны только для того, чтобы их высказать, нарисовать, понять и забыть. Цифровые технологии позволяют нам транслировать такое понимание без слов, новыми технологическими метафорами. Но, это всё тот же человеческий язык. Он нам только кажется нечеловеческим.

Но, прежний литературо-центричный постмодернизм сохранился в литературоведении, в западной церкви, в детских мультиках и в детских товарах. Там нет никаких признаков забвения постмодернизма.

Но при этом в нашу жизнь вошло и что-то новое.

Важно отметить, что сам такой тезис о смерти постмодернизма Алана Кирби 2006 года — и есть образец Высокой игры в слова. Может ли умереть постмодернизм, есть сейчас всё — постмодернизм? Очевидно, что всё — просто не может умереть, поэтому речь идет лишь о новой игре слов, то есть о самом постмодернизме, точнее — о конкретизации Высоких концепций постмодернисткой философии на новой технологической платформе. Что такое игра слов, конкретно? Концептуальная метафора. Рождение нового ментального пространства от столкноевения имеющихся. А еще конкретней? Интерфейс мышлния. А еще конкрней Виртуальная реальность. Просто и понятно.

Примеры «классического» дигимодернизма — вирусные интернет-ролики, где картинка и текст — взяты из разных источников. Веселый прикол. Да и вездесущие котики.

«Котики» эксплуатируют парадоксы нашего представления о различиях животного и человека. Животное — не человек. Поэтому, так интересно наблюдать оксюмарон — человеческое поведение у животного. Но, само животное от этого не становится человеком. Да, сознание человека более отделено от органов, оно абстрактно. У животных, в естественной среде, мы этого не наблюдаем. Общаясь с людьми, котики демонстрирут признаки такого абстрагирования сознания. Но, ни одно животное не может приручить другое животное.

В середине 2010-х произоша технологическая конкретизация Высоких концепций постмодернизма: VR, AR и Blockchain — именно такие технологии мы называем новой реальностью. Их смысл также давно определен и нарисован. Это новый знак мышления. Новый спектр понятных нам форм Искусства. Прежние средства коммуникации между авторами смыслов — сданы в архив, как наскальные рисунки и темперная живопись. Увы… Они не перестали нас радовать, но новые произведения принимают уже новые формы.

Мы (человечество) — находимся сейчас на этапе понимания состоявшегося феномена.

Вопрос модератора: Цифровое искусство, что это? Технология или новый вид искусства? Новая реальность? — возможно отстает от общепризнанного ответа не него. Это уже состоялось, это уже реальность. Фильм Стивена Спилберга, «Первому игроку приготовиться», пусть и гротескно, но нарисовал такой мир будущего. Нам жить в нем.

Прямые ответы на вопросы модератора: VR, AR и Blockchain, это не совсем технологии, и не совсем новый тренд в искусстве, хотя есть и это. Это новая картина мира человека, новый технологический знак, новая Душа, новый миф. Результат нового воздействия на нас невидимого Искусства.

Андрей Ханов. Артверркс 2018

Андрей Ханов. Артверркс 2018

0. Виртуальные миры, параллельная интернет реальность, криптовалюты, благодаря которым происходит стирание границ между странами, культурами, людьми. Как искусство меняется в этих условиях? Уйдёт ли оно в виртуальные музеи, галереи?

Андрей Ханов: Если вместо слова «Искусство» использовать «Наши собственные смыслы, им воодушевляемые», то да, прямо сейчас творится новый мир, всё будет преобразовано. Потому, что это — новый язык нового оцифрованного человечества. Новая эра.

Виртуальные миры сменили нарисованный театр живописи. Вместо правил перспективы или протеста против неё — теперь виртуальный театр воображаемой Вселенной и блокчейн.

Существовала проблема, каждый человек всегда представляет свою собственную Вселенную и на доказательство её достоверности уходили все его жизненные ресурсы. Это и труд, и деньги, и образование и социальные статусы. Все это материализации определенных дискурсов. Теперь же — каждый человек получил карт-бланш на такое творчество, но пока не у всех есть опыт создания собственного воображаемого мира. Поэтому и (пока еще) им нужны художники.

Но, и сами символические Вселенные художников (которые были всегда, когда человек был разумным) — и раньше также требовали верификации (шаманским путешествием, обрядом, жрецами, церковными иерархами, правителями, министерствами культуры, музеями, галереями, аукционами), что создавало возможность подмены и спекуляции.

Окружающая всех нас обыденность — реалистична, буквальна, иконична. Искусство поднимает нас до понимания её символов. А виртуальная реальность — просто рисует эти символы буквально, чувственно, осязаемо.

Художник оставляет свои концепции и метафоры на суд своей совести и — благодаря новым технологиям — непосредственно творит понятную зрителю параллельную обыденной Вселенную-отражение Иного, со своими эстетическими правилами и законами. Расширяется число потребителей, формируются новые смыслы и значения картины. Мы в самом начале этого пути.

Останется ли прежняя живопись на холсте? Безусловно. Остались же наскальные рисунки и фрески склепов египетских фараонов. Изменится лишь игра смыслами и значениями картины, изменится «игра в картину». Если Вы можете повесить на одну и туже стену своего дома тысячи разных картин, переключая их реальности как каналы ТВ, то сохранится ли холст? Только как один из вариантов, дань традиции…

Появятся новые технологические холсты. Они уже есть и эти технологии будут совершенствоваться, сами картины не будут сдержаны традиций, и повторюсь, размер картины может стать размером со Вселенную. Джексон Поллок указал на такую возможность символически, но его ограничивал размер холста. И стены. Новые технологии снимут такое ограничение.

Сколько художник может за свою жизнь нарисовать картин? 10000? Благодаря новым технологиям он может нарисовать такое количество за год. Или быстрее, за месяц, за день. Появляется шанс понять тренд своего творчества, рисовать не только одно своё мимолетное ощущение жизни (здесь и сейчас) — а рисовать тренд сменяющих друг друга своих ощущений, появляется шанс создать нечто большее, чем просто композиционную устойчивость — структуру такой устойчивости. Тренд цветового баланса, тренд своей собственной рефлексии. Волны разума. Придать Душе динамику. Нарисовать само Время.

Обыденная реальность просто не способна, ни вместить ни верифицировать такое количество информации. Мира мало. Необходимы триллионы новых миров.

Но, по мере такой технологической визуализации концептов наших чувств жизни — как новых Вселенных — будут рождаться новые концепты и их символические метафоры объединения этих Вселенных. Более четкий образ Иного.

Символическое не исчезнет, так как — оно основополагающая часть нашего сознания. И, часть людей (авангард) — всегда будут видеть Иное без всей этой электронной мишуры и виртуальной наглядности. Символически. Но им проще будет тиражировать такие свои духовные открытия.

Пример — сейчас — это блокчейн-арт. Если виртуально дополненная реальность заключает чувственность человека в пространство, контролируемое машинами, мы называем это матрицей, то блокчейн-арт, как новый техно- или крипто-концептуализм — символически высвобождает чувства человека из этой матрицы технологий.

Точно так же, как прежний лингвистический концептуализм высвобождал мысль человека из клетки слов. Ничего — качественно — не изменилось. Мир просто стал больше, меняется форма идеи, структура её — знак — осталась прежней. Потому, что прежним останется наше человеческое мышление, если только не произойдет мутации генома и мы не перестанем быть людьми. Но, даже тогда останется какая-нибудь проблема, а значит будут и идеи о том, как её решать.

Андрей Ханов. Вселенная все слышит. Артверк 2018

Андрей Ханов. Вселенная все слышит. Артверк 2018

0. Значение и роль искусства сегодня. Как оно влияет на человека? Может и должно ли оно трансформировать общество?

Это значение и эта роль — вечны. Вызывая у нас определения смыслов самого себя. Уже трасформировало. Все свершилось!

Андрей Ханов. Артверк 2018

Андрей Ханов. Артверк 2018

0. Психология (как основные мотивы и формы воздействия) искусства.

Я понимаю этот вопрос модератора — как дискурс о дискурсе, это более глубокая тема, чем заявленная тема круглого стола. Это теория тех самых перемен которые уже произошли. Я о революции в коммуникации между людьми. Новые смыслы формы идеи Искусства — о которых я сказал ранее — это один из примеров такой трансформации наших представлений о нашем мышлении. Этот тема отдельного разговора. Формат беседы не позволит, предметный разговор на эту тему — нарушит лимит времени. 3 минуты на ответ.

Приведу лишь простой пример современной оцифрованности психологии творчества: 1-желание, 2-его символ, 3-удовольствие видеть символ, 4-понимание причины своего удовольствия видеть символ желания.

Античные дискурсы: 1234 — дискурс раба, 2143 — дискурс господина.

А теперь прочтем код дискурса задом наперед: 4321 — дискурс софиста, 3412 — дискурс философа.

Средневековая мутация дискуса софиста 4321 в дискурс университета (профессора-феодала-чиновника) 4231. Рождение новых средневековых дискурсов: 2413 дискурс вечного студента (паствы-вассала-электората).

А теперь прочтем задом наперед: 1324 — дискус истерика (настоящего художника, ученого, предпринимателя). 3124 — дискурс ремесленника.

Мутация дискурса художника-модерниста 1324 в двадцатом веке на дискурс постмодерниста-повстанца 1423. Рождение дискуса коллаборанта 4132. А теперь задом наперед. 3241 — дискурс психоделического гуру и 2314 — дискус наркобарона.

На этом, все возможные типы дискусов нашего мышления, как сочетания четырех агентов психики — закончились. Был небольшой период моды на химеры дискурсов, 1980-е, выраженный «контемпрорари» и затем, в 21-м веке началась новая эра сложных сочетаний 48 дискурсов. Дискурсы из подобия амеб и бактерий превратились в подобие ракообразных. Идет эволюция символического.

Прежнее определение дискурса — как очередности этапов мышления — такой единственный правильный дискурс господина — считался ответом на вопрос о достоверности мышления. Верифицировал его. Достоверен был только правильный дискурс. Заверщенность мысли дискурсом. Затем мы поняли, что дискурсов — много и все они одинаково недостоверны. Сейчас же достовернось понимается нами в консенсусе всех дискурсов. Это и есть непостижимая нами Истина («пятый элемент» — например Искусство).

Расшифрую только один дискурс — художника 14-го века, 1324 — такой художник жаждет (1) наслаждений (3) жизнью, высшее из которых творчество (13). Его собеседник (зритель) видит в этом творческом обсешн — знак (24), а именно — символ (2) понимания (4) зрителем причины творчества — проявление визуальной метафорой идеи подлинного бытия человека. Пример — Джотто с его бесформенными облаками над головами упорядоченных в социальную структуру должностей кардиналов.

Аналогично расшифровываются все прочие 47 дискурсов. Это просто. но нет времени рассказать об этом сейчас.

Андрей Ханов. Артверк 2018

Андрей Ханов. Артверк 2018

0. Кто сегодня может считать себя художником, творцом? Изменились ли критерии профессии с появлением новых технологий?

Андрей Ханов: Любая деятельность человека сейчас признана вдохновленной непостижимым Искусством. Различаются формы, значения и смыслы. Но все многообразие таких вариантов — Знак. Все знаки равнозначны. Но знак необходимо создать, не всем это доступно, люди живут и с незавершенными знаками, бывает и так.

И литература и физика и арт и музыка и биология — все это жанры литературы. Не более того. Считать себя художником может кто угодно. Но, наделять его произведения одеждами смыслов или не наделять — это зависит только от вдохновленности зрителя самими произведения — то есть — самим вечным и непостижим Искусством. Это вопрос совести и таланта художника. Но, зрители оценивают не совесть, но практический результат — «странную привлекательность произведения», провоцирующие разговоры о нем.

Такие разговоры могут принимать форму одного определенного дискурса и значит — быть ложью. А могут сочетать различные дискурсы и тогда — могут претендовать на правду — гармонию дискурсов. Это мы сами друг с другом договариваемся. Искусство лишь даёт нам силы вести такой разговор.

Как я уже говорил — технологии по-новому символизируют Знак, являются новыми технологическими метафорами форм знака, как структуры нового языка человека. Можно разговаривать и старым языком, но шансов быть понятым будет меньше.

Меняется язык, мы осваиваем новый нечеловеческий (технологический) язык. Но это не проблема. Семиотика уже умеет читать язык китов, деревьев, истории, культуры, насекомых, камней, моды, трендрв рынка, природы.

Язык технологий — тем более не проблема!

Андрй Ханов. Киевский вальс 2018

Андрй Ханов. Киевский вальс 2018

0. Как художнику заявить о себе, как попасть в историю? Что из сегодняшнего искусства останется жить в веках?

Андрей Ханов: Верить в себя, искать гармонию между своими мыслями и чувствами, сочетать разные дискурсы. Просить Бога вдохновить на предельную ясность. Но и оценить конечный результат сможет только сам Бог.

Люди конечно говорят и будут говорить о смыслах произведения такого художника — в рамках своих собственных дискурсов (то есть будут врать) — и, если договорятся между собой — то произведение попадет в музей. Но, если это будет лишь дискурсивный обман — в рамках только одного дискурса — он вскроется. Одного дискурса теперь мало.

Людей, мыслящих только одним дискурсом будут считать полу-животными. Сейчас они правят миром. Это изменится.

Надеюсь, эта проблема дискурса будет решена в блокчейн очень скоро.

В конечном итоге, новые технологии позволяют одному и тому же произведению вызывать одновременно разговоры в различных дискурсах (правильность мысли, осознанность, авторитет, творческий обсешн, революционность и психоделичность) — каждый зритель имеет право высказать свое мнение, одно из списка, и эти мнения — теперь больше могут не пересекаться — не враждовать и не конкурировать друг с другом.

Одна, единая на всех, усредненная до обыденности реальность — нам больше не нужна. Каждый дискурс получит свою собственную Вселенную. И чем больше будет таких дискурсов — целевых аудиторий — тем больше будет Вселенных.

Конечно, технологии провоцируют гонку компьютерных знаний, но в своё время изобретение фотографии также привело к китчу модерна, срисовыванию с фото. Возник модерн — театр ненастоящей живописи. Но, возник и модернизм — протест художников против модерна, против усреднения метафоры живописи. И где теперь сам китч? А где протест против него?

Если у художника нет доступа к новым технологиям — он волен обстибать их. Выразить свою идею символически. Но, это — все равно — будет идея о роли технологий. Разговоры о блокчейн-арт — это уже блокчейн-арт. Концептуальная поэзия никуда не денется, и сейчас у нее мало фанатов, больше их не станет, но они будут.

Андрей Ханов. Артверкс 2018

Андрей Ханов. Артверкс 2018

0. Несёт ли художник этическую, социальную ответственность перед обществом?

Андрей Ханов: Ответственность художника определил еще Бахтин М.М. Творчество есть соединение фантастического Искусства и обыденности жизни. Такое единство возможно только в творчестве. Художник ответственен за правдивость своего творчества. За нахождение Дао. Задача проста — не обманывать и не подделывать. Верить в себя.

Другой критерий ответственности художника сформулировал психоделический гуру Теренс МакКена — если художник откажется от создания воодушевляющих видений иного, подлинного Бытия — то его (это наше настоящее Бытие) — не увидит никто, и смысл человеческого существования будет утрачен.

Андрей Ханов. Артверк 2018

Андрей Ханов. Артверк 2018

0. Перспективы развития искусства. Тренды. Новые цели.

Андрей Ханов: Подробный ответ на этот вопрос — во многом — повторил бы предыдущие мои ответы, смотрите выше.

Если же совсем кратко — то вместо создания образа подлинного Бытия на плоском холсте — нам предстоит увидеть авторские Вселенные, как невероятно объемные и комфортные для восприятия — образы ровно того же самого подлинного Бытия, в которых можно будет жить. Это прийдет на смену картине. Вместо покупки картины — выбор Вселенной, для жизни в ней.

В заключение скажу, что если вопрос творчества, как отражения Искусства — это вопрос совести художника, и говорить об этом бессмысленно — тогда все остальные вопросы — о том как художнику договориться со своими зрителями. И о том, как самим этим зрителям договориться между собой.

Этот договор, художественная практика и есть верификация карьеры — это и сейчас происходит одновременно в разных дискурсах. Ранее, несовпадением дискурсов легко было прикрыть глупость, тусовку или коррупцию. Когда дискурс уйдет в технологию, когда им займутся машины — возможностей для такого подлога станет меньше.

Новые технологии помогут облегчить жизнь художника, уберут многие ненужные препятствия. Например — мастерские, краски и галереи. Это факт.

Любопытна идея использовать факт создания произведения Искусства — как новый хеш. Кто создал произведение Искусства — причем, это чисто информационный объект — тот и верификатор всего остального в восприятии жизни. Картина — новые деньги. Но, как это будет происходить практически? — я пока не знаю.

Я мечтаю дать бесплатную верификацию — всем. Свободу от иерархии верификации. Это мой блокчейн-арт проект.

Но китч — так и останется китчем, даже наверное станет еще большим китчем, а авангард также станет еще большим авангардом. Обман — обманом. Распил — распилом. Правда — правдой. Лишь ставки возрастут.

Пятая стадия речи (по Платону — это непосредственное созерцание объекта чувств или истины) — так и останется доступна не всем. Но, на дискурсивном уровне — четырех стадий речи (имя чувства жизни, концепт имени, метафора концепта, понимание метафоры) — комфорта станет больше.

Концептуальная поэзия (создание новых ментальных пространств) — также никуда не исчезнет. Появятся убеждающие наши чувства в её реальности — буквальные (иконические) метафоры — то есть — виртуальные Вселенные.

Такие метафоры, со временем, сотрутся и будут считаться единственно возможной реальностью (обычаем), но кто-то (подобный Конфуцию) — снова перепишет все словари. Вернет стертым метафорам Иного — их первоначальную четкость. Потом сотрется и это.

Как бы высоко мы не поднимали ставки нашей игры в технологии, сменившей прежнюю игру в слова — мы так и останемся растерянными людьми, пытающимися понять самих себя, но теперь — доверившими такие свои страхи машинам.

Мы верим, что машины решат наши страхи. Помогут договориться. Это возможно. Как ранее наши предки верили в мифы. Но, на самом деле — машины решат только то, на что мы сами их запрограммируем, они могут сейчас лишь решить проблему несовпадения наших дискурсов. Это реально. Просто разведут разные дискурсы — по разным виртуальным Вселенным. Но, кто-то может это решить сейчас и без машин. Он и будет программировать эти машины.

Благодаря технологиям, нам явно станет легче договариваться друг с другом. Меньше останется — надуманных глупцами — преград для такого общения. Уверен, мы в большей степени осознаем себя людьми.

Ну, а кому милее матрица (страха) — тот окружит себя ей буквально. Как виртуальным забором с воображаемой ключей проволокой. Главное — не дать им взять власть над всеми нами.

Но, не все мы такие. Каждый получит то, что хочет. Я в это верю.

2018 12 09-15

Счастья всем!

Приложение — работы последних 50 дней, после Киева

Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author