Create post

Исправление реальности -1502

Andrei Khanov 🔥

Я начинал писать этот текст много раз, несколько лет подряд, чувствуя свою ответственность и главное — острую необходимость сформулировать новые композиционные принципы живописи. Это был бы краткий ответ на все вопросы, заданные мне — за 30 лет — в художественной среде. Но, начинал и бросал, снова начинал и снова бросал, так как — получалось совсем не то. Не кратко и не ответ.

Постепенно я понял, что основная причина трудности написания текста была в том, то, хотя мною двигала осознанность, но мешала намеренность.

Не воображаю ли я того, чего нет?

Все вопросы внутри моей собственной головы. Это — не вопросы художественной среды. У неё нет никаких вопросов — это хаос разно-направленных векторов познания или нежелания познания себя. У кого — как.

Но сумма всех ошибочных мнений — не есть единственно правильное мнение. Это диагноз эпидемии. Спорить не о чем — необходимо лечить. Осознанно и ненамеренно. Это лекарство.

Единственный мой вопрос — как донести такую свою простую мысль до реализации (в картине, в тексте) — без искажения — так, чтобы этот результат не перестал означать саму эту мысль.

Цель — «погрузиться в размышления о сущности собственного восприятия». И при этом — избежать «подмены этой рефлексии — познанием поверхностных качеств предмета своего восприятия». Это слова Платона, переведенные в 1923 году Алексеем Федоровичем Лосевым. В других, классических «западных» переводах — я их не нашел. Учение Платона — в этом переводе — если прорваться сквозь туман описания событий его житейской обыденности — кто — кому — что сказал, и кто — что — ему, затем, за это сделал — очень напоминает более древний даосизм и его современную версию Дзен.

В те годы, 1920-е мир, столкнулся с вызовом «пост-модерна» — американского прагматизма 1884 годы, как новой модели мышления — нового образа жизни — общества потребления. Если британцы, отвечая на этот вызов — нового лидера человечества — того самого «гегемона» — стали искать причину успеха его новых социальных технологий — концептуальную метафору, которую нашли в 1991 году.

То немцы — в 1920-х — например Мартин Хайдеггер — ужасались бездарностью человека нового американского типа, и собственно история с мировыми войнами — был их неосознанный и намеренный протест против такого постмодерна — постмодернизм.

Идея деструкции, деконструкции, радикальной переделки переполненного глупостью мира человека. Революция по немецки — это тот самый мифологический латино-америанско-ближневосточный сетевой рейх — о котором говорит Андрей Фурсов в своих лекциях. Америка обречена продолжать свою войну до тех пор — пока не исчезнет сам американский прагматизм — пока человечество не выберет себе — вместо него — новую путеводную звезду. Сверх-прагматизм. До этого момента поиск альтернативы не остановить. Но важна ненамеренность и осознанность этого поиска.

В России — А.Ф. Лосев М.М. Бахтин — в теже 1920-е годы — увидели в этом новом прагматизме — нечто совершенно другое, чем немны и британцы — а именно — старый добрый даосизм — «единство означающего и означаемого». А деконструкция аналитической философии Платона, к которой призывал Мартин Хайдеггер — это и есть сама аналитическая философия Платона. Просто — в средние века (в широком с смысле от 3 до нашей эры, до 21 века нашей эры — произошла намеренная и неосознанная подмена сути его учения, исправлением которой и был американский прагматизм. Другими искаженными неосознанностью формами неоплатонизма и неоаристотелизма были Ислам и Христинство. Христос — Сократ. Но, благодаря схоластам — в 11-15 веках — к осознанности опять была добавлена социальная намеренность — дискурс феодализма или университета. Искусство опротестовало это исправление реальности. Но в 18 веке история опять повторилась — в научном методе. Искусство модернизма (то что против научного модерна) — опять опротестовало изменения. И в 1970-м году началась новая эра.

Проблема России только в том, что эта новая эра — как идея — пока еще не пришла в наши головы. Я не могу вложить её туда, но могу привязать такую идею к какой-нибудь своей видимой её художественной форме. Картины=идея.

Французский постмодернизм — запоздалый послевоенный протест против американского постмодерна — использовал оба принципа 1920-х годов — и немецкий и русский, и деконструкция аналитики и единство означающего и означаемого — но добавил в композицию ещё и традиционную французскую самоиронию — по поводу невозможности выполнения этих двух первых принципов. «Любая революция всегда заканчивается тиранией». «Необходимо избегать крайностей — желание высказаться — ровно тоже самое зло как и нежелание слушать. Важен диалог — единство означаемого и означающего». Это уже слова Конфуция.

Что же я тогда здесь и сейчас делаю? Я просто формулирую свой аргумент, доказательство понимания мною того, что я делаю. И только.

Нет никакой цели у этого текста — кроме своей собственной — написать его хорошо, добиться предельной ясности своей мысли. Если мысль проявленна недостаточно четко — можно переписать. Если суть теряется в деталях — бросить и начать заново. Нет никакого лимита времени и объема. Когда намеренность цели испарилась — дело пошло быстрее. «Чудесное Дао может найтись где угодно, даже в ремесле водоноста и леторуба». Чем нажимание на клавиши с буквами — лучше или хуже?

И ещё. Какое мне и Вам дело до этой американской истории?

Она наша история и она так и не закончилась. Новое мышление человека лишь заявило о своих амбициях. Но с 1884 года — по 2018 год — прошло 134 года. Пережив первый шок и потерпев фиаско в вопросе поиска альтернативного концепта — человечество «сошло с ума» (как бы) — маниакальная революционно-психоделическая стадия 1970-х сменилась депрессивной нарко-коллаборацией 1980-х. Утопия сменилась-антиутопией.

Затем — новый рубеж — 1991 — год. Французский постмодернизм — завершен. Полное фиаско. Альтернативы прагматизму нет. Новый концепт философии найден — но он ровно тот же самый — как в прагматизме-даосизме.

Но жизнь лучше не стала.

Что-то в прагматизме не так, и это совсем не то, что предполагали в 1920-х. Но что именно и как сделать правильно? Моя судьба непреднамененно сложилась именно так что бы я был мотивирован найти ответ на эти два вопроса.

Я родился в 1964 году в новосибирском академгородке — месте проведения социального эксперимента и когда он провалился — когда московская социальная модель утратила альтернативу — я потерял свою Родину.

Затем в 1990-е я пережил клиническую смерть от переохлаждения в ленских скалах в Восточной Сибири и меня посетили некоторые воодушевляющие видения иного, которые я — с тех пор — осмысляю — а такие свои осмысления — рисую.

Другая трудность написания этого текста — была в том, что посетившая меня идея просто не укладывалась в существовавшие в моей голове тогда термины — значение слишком неустойчиво балансировало на острие общепринятого и нового значения — и потому — чтобы высказаться понятно — мне было необходимо изобрести новые термины, как это в 1884 году сделал Чарльз Пирс, не удовлетворившись аристотелевским определением термина, как пересечением высказывания и посылки.

Я бы добавил — при условии некоторого уровня контастности мышления. Посылка — спектр, радуга, энергия выбора. Вот такая у меня цветовая синестезия языка.

Высказывание — шкала серого. Точнее — от насышенного к белому ИЛИ — от насыщенного черному. Или/или — как две стороны одной монеты. Без третьей координаты — контрастности — картина неполная. Аристотель понимал это, Пирс — нет. Василий Кандинский это понимал, Иоганн Гёте — нет.

«Гете — как бы — говорит, что белый (он же черный) — 1111 — фантазерство, красный — 2222 — пустое умствование, зеленый — 3333 — обременительное знание, синий — 4444 — пустые химеры. Жизнь (Цвета, Души) разворачивается между этих четырех полюсов-метафор. Собственно говоря, настоящая теория цвета Гете не в цветовом круге, но в этой комбинаторике. Квантовая матрица мышления-цвета».

От концептуализма Пьера Абеляра 15-го века (единство опыта и познания) до концептуализма Иоганна Гёте 1810 года — один шаг. До концептуализма Пирса — ровно тот же. Мысли Гёте — выраженные в цветом круге помогли Д.Максвеллу изобрести цветную фотографию, которая (как другая форма идеи) и навела Ч.Пирса на мысль о подобных цвету фотографии — семиотических знаках мышления.

Но вернемся к терминам Чарльза Пирса — например — «иконический квалисинсигнум». Смотрите рисунок слева.

А ведь это проще простого — поверхностное представление человека о предмете, интерпретируемое самим этим человеком как факт его мышления и более того — заявляемое им же самим — доказательством точного соответствия таких его беспочвенных фантазий об его идее и самой этой — безусловно — трансцендентальной идеи.

Сказать еще проще? Есть бренд. А есть подделка под него — дженерик, фанфик — его «иконический квалисинсигнум».

Когда куратор дядя Вася у художника дяди Пети идею украл — это оно и есть. Все самые сложные формы мысли — можно высказать и главное — понять — просто и естественно, это понимание вложено в нас изначально. Но, нам мешает их понять — наш собственный страх сказать глупость, и в результате — именно такая глупость — нами и произносится… Когда люди говорят — они просто квакают. Или каркают. Но — благодаря встроенной в нас норме отключения самокритики — нам самим сами это кажется чем-то осмысленным. Единственное, что там есть — осмысленного — ритм этого пения. Ква-ква. Кар-кар. Семиотический знак мышления.

Ритм мышления — это есть его знак — это и есть композиция и его самого (дифференциальная) и итоговая живописная (интегральная)

Кратко — для всего, для любого мышления, для любой мысли — есть только два правила достоверности — осознанность и непреднамеренность. Осознанность без непреднамеренности — упрямство. Непреднамеренность без осознанности — подлость. Неосознанность и преднамеренность — «иконический квалисинсигнум».

Продолжаю рассказ. Затем я понял, что это уточнение терминов — приводит к ещё большей запутанности мысли и перешел на язык комбинаторики. Первый, второй, третий. 123 321 111 333. Казалось бы, куда проще?

Именно числа (нумерация мыслей числами) — помогли мне увидеть внутреннюю структуру сказанного. Получается — я вовсе не давал четкое определение словом — своему чувству своей идеи подлинного бытия, но буквально — символически изображал это самое бытие.

На рисунке справа — начерчено на диаграмме 8 стихий даосизма — черными стрелками — теоретически — схема очередности этапов речи Платона (смотрите 7-е Письмо в переводе А.Ф. Лосева 1923 год) и траектория которую моя мысль прошла практически — оранжевыми стрелками — фонтан моих мыслей (по факту, то есть — экспериментально).

Стадия первая. И — интуитивный поиск четкого определения словом своим чувствам

Стадия вторая. К — концентрация четкости определения словом чувства в символ.

Стадия третья. М — рисунок или визуальная метафора этого символа как единственно возможный способ понять его. Точка понимания символа — концептуальная метафора. Само собой раскрывающееся Знание об всем на свете — по Карлу Юнгу — скрытое нами самими от самих себя в своём бессознательном.

Стадия четвертая. С — созерцание, сплавление четких форм словесных определений и их визуальных метафор — обратно в бесформенные чувства. Строительные леса концептов и их метафор — нам больше не нужны. Восприятие жизни такой, какая она есть, созерцание. Как у Чжуан Цзы: «Музыка делает нас проще и искренней и позволяет видеть жизнь такой, какая она есть». А точнее — согласно теории Платона — либо само погружение в размышления о сущности собственного восприятия — символическое мышление, либо его подделка — иконическое мышление — познание поверхностных признаков предмета своего восприятия.

Продолжаю.

Это бытие — как структура чисел. То, что у них внутри. Суперпозиция. Числа — как листья на стволе такого дерева, каждое на своём месте. Можно видеть эти символы. А можно лениться и лишь воображать, что видишь. С ошибкой. Это и есть — символ и икона.

Так же и наши мысли — точнее очередности двжения мысли — от этапа этапу мышления — лишь листья (точнее — цветы) на дереве структуры нашего мышления. Наше подлинное бытие — видеть эту структуру.

Когда я разобрался с числами — как предельно символической формой своей идеи — и понял, то они понятны мне, ими удобно говорить с самим собой, но просто невозможно сказать ими что-то окружающим. Сказать то можно, невозможно быть понятым.

Тогда я заменил числа цветом. 311 — красный, 131 — зеленый. И в этот момент понял, что в 1810 году сказал Иоганн Гёте — нарисовав свой цветовой круг.

Он капнул на бумагу четыре капли краски, символы 4 стихий мышления (фантазерство — пустое умствование, обременительное знание — пустые химеры, достоверная мысль их пересечение) — и просто стал соединять их дорожками, пока они все не слились в цветовой круг. Цветовой круг — символ структуры мышления, всей сразу.

Василий Кандинский в 1910 году добавил третью пару оппозиций. Белое-черное.

Первой оппозицией было — единство опыта и познания Пьера Абеляра 15 век — её современное звучание — единство означающего и означаемого Михаила Бахтина 1921 — то, что Чарльз Пирс в 1884 — назвал знаком). В 1991 году ровно тоже самое назвали концептуальной метафорой.

Но, все это определили еще Аристотель и Конфуций. Древние знали о структуре мышления больше нашего? Разумеется!

И вот 2017 год — новая Великая Формула. Смотрите рисунок слева.

Получив эту формулу цвета — в качестве символов нового языка — моя мысль пошла легко и свободно.

Метафоры и концепы — взаимосвязаны. Они — как два крыла психоделической бабочки странного аттрактора Лоренца. Поймете это позже. Поверьте! Когда Знание утрачивает воображаемую норму — это уже не университетское знание — а просто «так оно всё и есть».

Да — мои слова шокируют коллаборантов-кураторов. Они мне говорят об этом. Но, что я могу сделать? Их норма правильного знания об искусстве — фальшивка, позволяющая дурить головы тем, кто понимает ещё меньше, чем они сами. Что они — с их слов — и делают «исключительно ради денег». Потому что — никакой правды — как предельной «достоверности мысли (её соответствия идее)» — по их мнению — «просто нет». «Живопись есть театр изначально». Живут в воображаемой тьме и «бог с ними». Это тоже форма жизни.

Цвет — означает мысль. Мысль означает некоторую точку структуры пространства мышления. Свет далеких звёзд обрел голос. Как и все, что окрашено…

Идея гармония мыслей — баланс цвета. Это можно достигнуть — нарисовав.

Так в чем же эта моя нарисованная идея?

Мир изменился. Человек изменился. Изменилась цель творчества. Прежние представления о композиции — не отвечали требованиям современности и наш современник отказался от них, подменив чем-то другим, простым и очень-очень странным…

Чем именно подменил? Эту загадку я разгадал быстро — дискурсами.

Вроде бы — всё сказанное только что — просто и понятно. Но стоит мне задуматься о сущности того, что я сказал? Как именно я построил эту фразу? А главное — как высказал её Вам. Всё — пiздетс — ничего не понятно. Мгновенно возникает ощущение болезненности, не позволяющее Вам читать или слушать меня далее. Будто кто-то кто держит Ваш мозг на поводке — почуял в этих словах опасность и тут же одернул Вас.

Я привожу свой мыслезнак, доказывающий это.

Дискурс, мыслезнак — как внезапно выросшие скалы. Зачем на них влазить? Это сложно и главное зачем? Мы ведь решили прогуляться по Гайд Парку — в солнечный денек — от дворца, до Ватербойз Стрит, затем обратно — по Парк-Лайн Стрит, мимо автосалонов и Дорчестра — поглазеть на порши, бэхи, феррари и астонмартины, перед тем как пойти в Британский музей, а тут гром, молнии, скалы… Не-а!

Дискурс — еще так себе — напоминает «дискуссию» — нудно, но терпимо. А вот мыслезнак — действительно пугает!

Дискурс вашей одежды — это очередность, с которой Вы утром надеваете трусы, часы, шляпу и берете зонтик. Трусы-часы-шляпа-зонтик — одна очередность. Часы-трусы-зонтик-шляпа — другая. Шляпа-зонтик-часы-трусы — третья комбинация. Сколько всего возможно таких комбинаций? 24.

Но вы можете пребывать в радостном настроении или в мрачном состоянии духа, и это тоже сказывается на вашей одежде. Потому дискурсв — 48.

Что такое не-дискурс? Это когда Вы — фрик — извините — большой оригинал — надеваете двое часов, две шляпы и выходите так под дождь — без зонтика и без трусов. Не дискурс — это просто несбалансированная композиция вашей одежды, а дискурс — сбалансированная. Сам дискурс — очередность — что Вы одеваете поверх другого.

Я начинаю завывать от такого разжевывания предельно простой мысли. Честное слово. Если Вы вот так — не поймете хотя бы одно моё слово — сразу открывайте словарь, википедию, книги и смотрите его значение там. На самом деле всё очень просто — но Вы сами должны хотеть прочесть это.

А если нет? На нет и суда нет.

Мыслезнак — форма, которую приняла моя или ваша мысль. Разжую и это, но это последний — приведенный мною пример понимания процесса вашего понимания слов. От Вас требуется усилия, или займитесь чем то другим — прогуляйтесь по парку.

Сейчас яркий летний солнечный день 2004 года — на редкость хороший для Лондона — но возможно будет дождь. Моя идея в том, что бы прогуляться и обдумать, что же мне Вам сказать о новой теории композиции живописи.

Моя идея — «хорошо бы прогуляться» — просто промелькнула у меня в голове — пока она не имеет никакой формы, никакого смысла и ничем не обозначена.

Для осуществления этой идеи — ей — для начала — необходимо придать форму — одеться по погоде. Есть варианты, как?

Я могу предаться беспочвенным фантазиям — какой может быть погода и не угадать, что приведет к когнитивному диссонансу. Не буду подробно пояснять, что это такое — ищите сами — кратко это разочарование от допущенной ошибки мышления. Могу просто выглянуть в окно — и посмотреть, что там сейчас. Или посмотреть прогноз погоды, где всякими символами показано что — возможно — будет происходить за окном. Первый метод фантазии — иконическое мышление, выглянуть в окно — индексальный и — врубаться в нарисованные облака — символическое. У моей идеи «пойти погулять» — есть только три возможные формы — икона, указатель или символ.

Допустим я выбрал символ — посмотрел прогноз погоды.

Затем я наделяю выбранную форму идеи смыслом — то есть — как-то интерпретирую свой выбор этой формы. Это тоже может быть иконой, индексом или символом. Я могу свято верить что так оно и будет — как написано в прогнозе. И не взять зонтик. Могу принять прогноз за факт — это же прогноз — вероятность, может быть и не так. Или — вместо всего этого — я могу прочесть научную книгу о странных аттракторах нелинейных колебаниий погоды и вникнуть в теорию такого прогноза погоды. Тогда я буду смотреть на прогноз и степень достоверности предсказания — как на фундаментальный закон — на фрактальную геометрию природы.

Допустим я так и сделал — быстренько прочел книгу по теории погоды или посмотрел науч-поп фильм Бибиси на эту тему.

Самый простой способ вникнуть в сказанное мною Вам — Вам хорошенько покурить. Но можно просто немного выпить сухого вина. Скушать то, что Вам очень нравиться кушать. Погладить кошку. Химия Вашего мозга тогда достигнет правильного состояния. Мысль также меняет химию мозга, как компьютерная команда меняет направление крылатой ракеты.

Продолжаю.

В итоге — надеюсь — Вы это уже поняли — у меня есть идея, форма идеи и смысл этой формы этой идеи. То есть мыслеформа. Вот сама идея — «пойти прогуляться по парку». Вот её смыслоформа — «я посмотрел прогноз погоды и врубился в него — как в закон природы Вселенной».

Теперь — приготовьтесь!!! — я готов соединить идею и её смыслоформу. То есть — подменить — пока еще никому (кроме меня) не видимую свою идею — её смыслоформой. Идея — тоже самое «желание». Его тоже сначала не видно. Их различие — как ответ на вопрос о чем они? Когда мы сами не знаем о чем — это желание, когда можем изобразить это символом — идея.

Вот Вы сами видели — что я смотрел прогноз погоды, а затем — кино Би-би-си — о том как именно они его делают достоверным. Что же этого значит дорогой Доктор Ватсон? Это же элементарно! Это значит только одно — мою идею — пойти прогуляться.

Вот такое Ваше понимание моей идеи — без слов — через мои действия — и есть мой мыслезнак. Ом мани падме хунг! Это — по легенде о Дзен — и поведал Лао Цзы — воскресший в другое время и в другом месте — через 200 лет в будущее и 3000 километров западнее — начинающему проповеднику, позже — Будде — без слов, просто указав взглядом на очевидную визуальную метафору этой идеи. Посмотрел на каплю росы на цветке лотоса.

Этот мыслезнак — в том — что именно я выбрал — в качестве формы идеи — икону, пример или символ? Затем — какой смысл я сам выбрал для такой формы — вероятность, факт или закон природы? И наконец — как именно я связал то что получилось со своей идеей? Как ремму — гипотезу о том, что я собрался идти гулять? Как дицент — непосредственно наблюдаемый образ бытия? Или как железобетонный аргумент, доказывающий (как у Шерлока Холмса), что иначе просто и не может быть, точно — он пойдет гулять.

Если обозначить первой цифрой — тип формы идеи, второй — тип ее смысла, а третьей — тип означения этой идеи её смыслоформой — то получится число из трех цифр — как 123 — логично? Пусть цифра: 1 — икона, 2 — индекс, 3 — символ. Всевозможных смысло-знаков 27: 111 112 113 121 122 123 131 132 133 211 212 213 221 222 223 231 232 233 311 312 313 321 322 323 331 332 333.

Целевая аудитория — это группа людей с одинаковым мыслезнаком. Они думают одинаково и понимают друг друга без лишних слов. Мыслезнак — тусовка.

Вот это и есть матрица, в которую нас всех поместил некто Чарльз Пирс в 1884 году. Можно не знать и не понимать этого, но это ничего не меняет. Я планирую побег из этой внутренней тюрьмы. Кто со мной?

Но есть один особый мыслезнак 123 — он особенен тем, в нем присутствуют сразу все три разные цифры. Он сбалансированный — это и есть «дискурс». Его в семиотике Чарльза Пирса 1884 года — всего 6 типов (но я знаю 48) — 123 132 213 231 312 321.

Допустим Вы мыслите как 123. Что это значит, конкретно?

Что — Ваши беспочвенные фантазии о — невидимых другим — ваших идеях (или желаниях) — Вы сами — считаете фактом своей разумности и главное — аргументом, доказывающим окружающим — достоверность вашей мысли о вашей идее. Если так, то Вы — лох! Жертва. Например — начинающий художник. Вы верите в свой талант, но не факт, что он есть. Проявите Вашу идею «своего таланта» — убедительным мыслезнаком. Лень? Значит Вы точно — лох.

На рисунке слева «охота». На такую жертву 123 — яркосиний — охотится хищник — софист — куратор — противоположный знак 321 — оранжевый. Он придает своей идеи форму символа, что он считает фактом разумности и главное — он не уверен, что такая его мысленная конструкция способна проявить для окружающих его идею. Прочтите любую кураторскую статью — он полна самоиронии.

Теперь вопрос к Вам. Что — в слове мыслезнак — было сложного? Откуда взялись скалы? Просто показалось. Мыслезнак — это знак мысли. Как буква — знак языка.

Согласитесь Ватсон, это же элементарно! Абсолютно естественный ход мысли, непосредственный и ничем не управляемый. Это как дышать, или курить. Вдох-выдох — выпускаем колечки мыслеформы. Видите, они даже долетают до вашего кресла. Можете потрогать руками. А секрет прост — метафора.

Метафора — это когда понятно сказанное без слов. Ну без обыденных слов — не технически — но поэтически, художественно, музыкально, пластически — делом. И сразу все понятно. Метафора — это и есть мыслезнак.

Но у непонимания тоже есть причина, забегая вперед скажу ответ сразу — Вы сами воображаете себе то, что я (как Вам кажется) хочу Вам сказать — то что Вы готовы от меня услышать — НОРМУ — рамку приличий. А несоответствие Ваших ожиданий и моих слов — вызывает у Вас когнитивный диссонанс.

Воображальность и реалежение перепутаны местами.

Когда этой нормы нет — наша мысль течет естественно и непринужденно. Но, когда проявляется норма мысли — мысль проваливается в пропасть глупости — в недостоверность. Но, если человек хочет слышать именно это — если это его мыслезнак таков — то всегда найдутся другие, кто ему говорят. За деньги. За социальный статус. За гешефт. Это и есть «реальность».

Исправление такой Вашей реальности — есть путешествие по подлинному миру мышления — вне нормы представлений «как путешествовать правильно». Когда Вы увидите — в этом мире воображения — все его предметы, когда поймете как это всё работает — а это понимание вложено в нас изначально — но мы сами прячем его от себя самих — тогда Вы и поймете — зачем это всё? Я имею в виду — жизнь, и все прочее.

Ваша реальность — есть то что Вы воображаете Нормальным Воображением (кроме вашей головы этого нигде нет). И потому — исправить ее — ПРЕОДОЛЕТЬ «НОРМУ» — можно только воображая её исправление. Подобное — подобным. Клин — клином вышибают. Это Аристотель назвал аналитикой. Естественный ход мысли — если его вообразить — становится исправлением реальности.

Что для человека — естественно. Мы грезим. И грезим о том как грезить правильно. А также грезим о том, как грезить непосредственно, чтобы исправить ошибку и видеть свой собственный настоящий волшебный сон.

Представьте что-нибудь предельно любопытно, например — «Алису в стране Чудес» — Льюиса Керролла — так вот — именно это и есть Ваша жизнь. Но, Вы сами постоянно поправляете своего внутреннего писателя — одёргиваете его, говорите ему — как писать правильно. Выносите мозг придирками. И — сказка рушится.

Я должен выразить свою мысль кратко, потому — неизбежно — колюче — иначе комфортные для Вашего понимания меня метафоры растянутся страниц на 600. И сами по себе превратятся в идею. Совсем другую.

На это нет ни времени, ни желания. Да и зачем писать все это? Проще нарисовать — что я собственно говоря и делаю с утра до вечера. Выражая свои чувства своих идей — живописной композицией. Когда композиция важнее образов — это абстракция. (Василий Кандинский). Это и есть символический мега-язык, когда сказанное больше слов.

Но то, что эти картины мне говорят — их идеи — если их обобщить и сказать словом — мир катится в тартарары. И причина — мы сами не понимаем, какое новое задание задал нам Бог. Он нам дал новый инструмент мышления и дал новое задание для этого инструмента. Фонтан информации. А мы никак не поймем этого и живем по-старинке. Тонем в этой информации. Нас давно приняли в первый класс, а мы ведем себя как детсадовцы. Кто то должен написать новую азбуку композиции для всех остальных. Бог говорил, что я должен. Больше никто не приходит к нему. А я проходил мимо — когда умирал в горах от холода — и попался ему на глаза. Он меня отправил назад с этой миссией.

Я уже голову сломал — как сказать Вам об этом. Изучил все теории, проник во все закоулки тайны. Я был не готов — когда получил это задание — и 20 лет готовился.

В принципе все решаемо, и — все просто. Но блин, сказать об этом просто — сложно. А сложно — наоборот — проще простого. Но попробую… Важно построить новый мост над этой бездной непонимания между людьми. Это был вариант — как сказать просто.

Этому процессу — мышлению о мышлении — менее 50 тысяч лет — и прямо сейчас мы делаем новый шаг. Все что было — нам не поможет. Устарело. Для новых слов — необходимо придумать новый язык смыслов.

Но я не хочу беспокоить микробов и муравьев, так, как — у них, как и у галлюционирующих сапиенсов — свои собственные задачи. Я здесь для планирования побега из матрицы — тех, кто к этому готов.

Кто не готов — оставайтесь. Без проблем.

А кто готов — наберитесь терпения, в своё время — все понятные смыслы непонятных Вам слов — проявятся сами собой. И уже очень скоро — в ближайшие пол-часа.

Итак — кто не хочет бежать — из тюрьмы — надеюсь — уже покинул нас, а кто хочет понять мою идею — предупрежден о трудностях предстоящего побега из тюрьмы духа и о методах самостоятельного их преодоления, продолжаем.

1) Форма идеи этой проблемы.

Напомню, что «искусство мира современника» — «контемпрорари уорлд арт» — кратко «контемпрорари» — в английском языке, это метафора недостоверности, обозначающая не современность-время, как ошибочно её переводят в России, но место-постмодерн — не «на расстоянии вытянутой руки» (не «ДазАйн» — не «ЭтоБытие» — не «Дао») — то есть не «здесь и сейчас», в каком-то другом месте.

Но где это другое место, конкретно?

В «унесенных американским ветром (в — нездесь и в — несейчас) мозгах» — то есть в беспочвенных фантазиях хайдеггеровского «ДасМан» («ЭтоЧеловек») — с его точки зрения — в полуживотном-полуавтоматическом состоянии «американского общества потребления». Это мысль 1923 года. А хайдеггеровский постмодернизм первой волны — есть поиск нового концепта аналитической философии, взамен американской семиотики — основы прагматизма.

Постмодерн — это и есть американский прагматизм. Чем он так плох? Он подменяет тайну гармоничного сочетания стихий или первоэлементов мышления — сеткой — матрицей заранее определенных состояний. Целевыми аудиториями общества потребления. У каждой целевой аудитории своя правда и свои принципы живописной композиции. Свобода выбора отсутствует. Вы просто один из… Напишите резюме — артист стейтмент — сформулируйте свой тип мышления — семиотический знак — и просто найдите свою тусовку. Решайте свои проблемы карьерного роста там — в своей клетке матрицы (не здесь и не сейчас). Вот и все «правила новой американской вежливости».

Но, почему же — такое вежливое — новое американское прочтение аналитики Аристотеля в 1884 году — разрушило здание европейской аналитической философии? Этот ответ тоже прост.

Потому, что — столетием ранее сами европейские философы отказались от него, подменив дедуктивную силлогистику (учение о естественной достоверности нашей мысли) — индуктивным научным методом. Это и есть «модерн» 18-го века — «реальность — как усреднение результата научного эксперимента». Вместо естественных для человека достоверных суждений, понятных Богу и преодолевающих воображаемую нами норму такой достоверности — стал использоваться силллогистически недостоверный софизм. Вместо Бога — живописной композиции — средняя температура по больнице всевозможных человеческих представлений о композиции в картине. Все эти перспективы, золотые сечения, отвлекающие от главного — композиция есть проявления гармонии чувств, восприятий и пониманий жизни. Только и всего.

Если уж говорить об усреднении жизни — тогда было бы справедливо выслушать абсолютно всех живых существ, начиная с микробов. Их больше. Или спросить — что думает свет давно умерших звёзд — раз уж все химические элементы (кроме водорода) — от туда. Водород — имеет источник покруче — сам Большой Бум. Бум и везде водород.

Или еще дальше. Обратиться напрямую к Шести Кваркам. Вот здесь — осторожнее — опасность вернуться опять к Дао.

Первая пара кварков нашего мышления: Чувство ритма-баланс цвета. Вторая: переменчивость наших мыслей о подлинном бытие и есть — композиционное равновесие. Третья. способность понимать когда сказанное больше слов и дух нашего времени. От куда вышли — ровно туда и пришли. Риман был прав!

Усреднение метафоры живописи до нарисованного театра — вызвало протест в искусстве — модерннизм (антимодерн). От Сезанна до Кандинского, Малевича, Поллока и Твомбли. Эту историю нет смысла повторять, он на слуху. Эра такого модернизма завершилась в 1970-м году. Юбер Дамиш продлил начало этого протеста до 13-15 веков, первым модернистом, по его мнению был Джотто, изобразивший в центре живописной композиции бесформенное облако, протестуя против диктата феодального мировоззрения. В 2004 году я посетил выставку Джотто в Британском музее — визуальную метафору этого нового концепта — реставраторы сняли окислы краски и живопись Джотто — действительно — засияла первозданными психоделическими спектральными цветами.

Что же это за феодальное мировоззрение — вызвавшее такой протест и как оно связано с научным мировоззрением? Это открытие средневековых схоластов — дискурс богословского университета — на русский язык правильно его перевести «дискурс семинарии» («дискурс батюшки»). В логике произошла подмена концепции Аристотеля «о достоверности суждений, как понимании наших слов Богом» — на противоположную — концепцию Благодати — «человек говорит достоверно, когда Бог снисходит до него». Заменить Бога на воображаемую «идеальную социальную структуру» — было вопросом времени. Феодал 15 века говорит достоверно, потому-что занимает более высокую ступеньку на социальной пирамиде. Именно против диктата композиционных представлений богословов и феодалов и протестовал Джотто. От него требовали визуальных метафор четко очерченных форм — он противопоставил им нечто бесформенное в центре композиции. Прежнюю тайну Дао. Которое не найти намеренно, оно есть дар за отказ от намерености его поиска феодалами и богословами.

Научный метод — на чем бы он изначально не был основан — ответная реакция такого дискурса семинариста. Формула «важно кто говорит, а не что» сменилась на «ученые доказали». Подавляющее число людей действительно видит метафорой живописи «нарисованный театр», ученые доказали это довольно скоро. Но живопись оказалась не для всех.

Затем, в 1970 году появилась теория дискурса Жака Лакана — объяснившая историю человека и его искусства — комбинаторикой первоэлементов мышления в дискурсы. Вполне альтернатива американской семиотики.

Другая, американская точка зрения — ("ВОТ ТЕБЕ ВЫХОД" — Тимоти Лири — на фото справа скриншот из дурацкого юмористического фильма «Укуренные насмерть» в роли Тимоти Лири — Тимоти Лири) — это стимуляция мышления психоделиками, ради искусственного восстановления утраченной гармонии живописной композиции — как естественным образом обретаемого — химического баланса мозга. Поиск живописной композиции долгие века — как раз и стимулировал правильную химию мозга — конкретно — вызывал видения иного мира подлинного бытия, без которых человек — не смотря на все свои социальные и технические достижения — скатывается в обратно полу-животному состоянию.

Из которого — согласно теории другого гуру психоделии — Теренса МакКены — он вышел по воле случая, а наше мышление — просто было побочным результатом поедания экскрементов лосей нашими предками-сапиенсами.

«Как связано гавно лосей и мышление человека?» — спросил Теренса МакКены ведуший телешоу.

Фильм «Трансцендентальный объект конца времен» — на русском — висел в ютьюбе более 4 лет и был удален в только прошлом году. Есть небольшой фрагмент этого 3,5 часового фильма об учении Его Психоделичества Санта Теренса. Безобидная часть 32-я — «искусство как надежда» — 8 минут — https://www.youtube.com/watch?v=r0XyvUpLKt8

На таком гавне росли псилоцибиновые грибы, которые вызывали у убогих сапиенсов странные видения, попытка понять которые и привела к развитию их мышления в наше. Мы симбиоты с грибами. Это теория Теренса МакКены 1970-года.

Грибы мыслей наших

В том же 1970-м году Жиль Делез приходит к своей альтернативной американскому прагматизму концепции бесструктурной структуры мышления — ризоме. Это слово переводится как «грибница». Разумеется — в контексте 1970-года — грибница только псилоцибиновая. Смотрите фото.

К структуре дискурса самих грибов. Современная семиотика изучает коммуникацию не только компьютеров, но и животных. Почему же не грибов? Это наука.

Смешно слушать рассказ об этом из уст юных искусствознаек. Институт искусствознания — значит его сотрудники и аспиранты — искусствознайки. Точнее — незнайки, но это совсем им не мешает говорить. В дискурсе университета — не важно о чем говорить — важен социальный статус говорящего. И, чтобы повысить свой статус — в своем воображении — несчастным приходится говорить всякую чушь с серьезным лицом. Только за это их и хвалят на «научных коференциях» в музеях современного искусства. Конечно — не кофе-ренциях, а конференциях, но исправлять не буду — кофе-ренции по смыслу ближе.

Но вернемся от прозы жизни к гробнице Жиля Делёза. Извините — грибнице. Смелая метафора для университетского наукера!

О которой — о ризоме мышления — до сих пор — вспоминают, как его достижении. Но в 1980-е годы опять Теренс МакКена привлекает математиков группы Бенуа Мандельброта, только что — блестяще — решивших проблему непредсказуемости колебаний цен американского фондового рынка — благодаря новой «фрактальной геометрии Природы» (теории управляемого хаоса) — к своим психоделическим исследованиям мышления человека. Его догадка подтвердилась — мышление человека, как и фондовый рынок, как и погода, как и все в этой Вселенной — есть нелинейный колебательный процесс. Визуальной метафорой которого является странный аттрактор Лоренца — клубок траекторий, напоминающий два крыла бабочки.

Теренс МакКена называет этот аттрактор нашего мышления — трансцендентальным объектом конца времен, и вычисляет его колебания. В 2012 году они должны были пректратиться и — по мнению Теренса МакКены — мы должны были встретиться с этим трансцендентальным объектом своего мышления лицом к лицу.

Прежняя история человека должна была закончится. Про календарь майа — это уже искаженная икона символа нарисованного Теренсом. Позже Дуглас Адамс написал книгу по мотивам этого концепта «Автостопом по галлактике». Но редакторы Би-би-си заменили псилоцибиновые грибы, ставящие свои странные опыты над человечеством — на белых лабораторных мышей.

42

Проблема 42 = это 2012 (год конца времен) — 1970 (год, когда Теренсу пришла в голову такая идея) = 42 года до конца света. Так просто.

Но — после революции в мышлении 1970-х — и новых надежд на новое искусство — нас ждало полное фиаско.

Это был вызов лично мне!!! Мой мир в 1970-х и рухнул в 1991 — вместе с СССР. В этой стране я эммигрант. Я решил этот вопрос только в 2017-м.

В 1991 году Жиль Делез приходит к некоторому ослабленному аналогу американской семиотики — «новому концепту». Альтернативы нет. Постмодернизм Мартина Хайдеггера потерпел фиаско. Что было очевидно еще 8 мая 1945 года. Общество потребления победило во всем мире, кроме СССР. Но в 1991 году и в СССР. Или нет? Тогда мне очень жаль — всех нас…

Японский художник Такеши Мураками называет жесткую посадку традиционного японского мышления в семиотическую матрицу целевых аудиторий — «кастрацией самурайского духа» — что привело к балаганной культурой аниме. И что? Ничего, приседать, говорить «ку», радоваться.

Китаец Ай Вай Вей — напротив — призывает к утраченной гармонии поэзии 7 века нашей эры, когда сказанное было больше слов. Но как вернуть это? Верить себе! "Никогда не сомневаться, не извиняться! " На фото слева — ключевой (концептуальный) кадр этого фильма.

Упрямо стоять на своем, не смотря на непонимание — твоих слов и метафор — окружающими, что есть «обсешн», который ввел к план живописной композиции еще Казимир Малевич. но и у Джотто — точно такой же «обсешн». Да просто — нарисовал лик Дьявола — вместо иллюстрации маркетологического бреда кардиналов-заказчиков фрески. И — ничего! Никто не сказал ни слова. Другая ячейка матрицы — уже вне их юрисдикции.

Модернизм — с точки зрения теории Жака Лакана — есть желание удовольствия понимать символы. Противник такого модернизма (настоящего искусства) — профессорско-чиновничний-феодализм — он же контемпрорари (что доминирует в Китае, как и в России, в этом мы с ними действительно похожи — китайцы считают, что хорошо понимают русских, что мы почти такие же как и они… в отличие от британцев и американцев) — есть понимание символа удовольствие желать. Слова теже самые их порядок другой.

Я сказал уже достаточно для того, чтобы дать четкий ответ о форме проблемы современности — точка гармонии мышления — живописная композиция — подменена дискурсами.

2) Смысл формы идеи.

Что значит, что вместо живописной композиции используются различные дискурсы? Это просто вместо работы над композицией — художники зарабатывают своё место в своей тусовке (в тусовке таких как он сам — и кто-то один — всегда номер 1).

Во первых — не стоит забывать, что с 1884 года — все мы — в матрице. Смысл — согласно этой семиотической матрице — принимает три дискретных значения. Это либо наша вера в чудо, как вера выиграть у казино. Либо признание фактом, либо законом бытия.

Наверняка есть восторженные авторы, кто верит, что это благо. Например фраза Андрея Великанова «я не считаю ситуацию постмодерна плохой — она дает новые возможности творчества». Кто-то считает это фактом, с которым приходится мириться (как Мураками) или против которого необходимо протестовать (как ВайВей).

Но если лично Вы поймете это — как закон природы, то — это многое меняет! Не секрет, что наиболее достоверная форма идеи гармонии мышления — теория пяти стихий Конфуция. Сами эти пять стихий — зло. Гармония — благо.

Такой гармонией своего мышления люди поняли дискурс. Есть произвольное сочетание элементов мышления, а есть сбалансированное — когда в мысли присутствут все пять. Это и есть дискурс.

На темную сторону силы мысли, приводит непонимание, что такая сторона существует.

Прагматики вроде бы — понимают всё правильно, как про икону и символ, свет и тьму. Но не понимают простой вещи, что утверждать одну правильную очередность построения знака — от формы к означению — это повтор великого открытия богословов 11 века — феодализм. Мышление может начинаться с какого угодно момента и каким угодно заканчиваться. И тогда знаков в разы больше и необходимо обобщить их все уже в новую матрицу. (Что я и сделал — смотрите рисунок ниже и левее). Где светлая и темная стороны — очевидны. А старая матрица — это просто эскиз. Догадка. Икона. Сам прагматизм — иконическая форма идеи подлинного бытия. Тогда в чем символ?

Но, дискурс вовсе не один, как считал Фома Аквинский — их 48 — и все они равнозначны!!! Ни один не лучше другого. Идея прагматизма — рассадить всех людей по клеткам ментальной матрицы и пусть у каждого мыслезнака — будет своя собственная правда. Прекратить войну за первенство одного сословия. К чему — собственно — и призывает Симон Кордонский. Эта идея прагматизма проста и понятна. Просто жить.

Возможно ли это? Теоретически да — практически за 130 лет эры прагматизма войны только разрастаются. Подавить амбиции всех дискурсов — по отдельности — на первенство — рассадить по камерам и ходить с дубинкой — тоже не получается… Охранник сам дискурс коллаборанта-наркобарона. Сам пилит. Нет арбитра.

Закон природы хорош тем, что его можно пересмотреть. Найти вместо неработающего новый, работающий. Этим новым законом — как смыслом формы идеи о подмене гармонии дискурсом — для меня — стал постпрагматизм или сверхпрагматизм 18 августа 2017 года.

Идея предельно проста — это и есть идея Мартина Хайдеггера — как я ее понимаю — о деконструкции — просто никому не верим.

Берем карандаш и просматриваем все знание аналитической философии от первой аналитики Аристотеля до британской теории концептуальной метафоры. Сами!!! Это как разгадать кроссворд, переписанный с ошибками столько много раз, что первоначальный его смысл утратился. Но мало западной философии — точно также перепроверяем восточную философию от первобытного мифа до даосизма, от даосизма до телег Ошо-Бхагвана о Дзен.

И что? А так оно есть — наврано все! В дискурсе университета — получившего лицензию на знание — важнее кто говорит, чем что. «Что» давно утеряно и заменено беспочвенными фантазия того, чей статус выше. Ирония в том, что прагматизм как раз и был такой хайдеггеровской деконструкцией. Новой логикой. За 130 лет его снова переврали.

Снова необходимо засучить рукава и с головой уйти к концепты древности. Скажу честно — именно этим я и занимался и главное — сам этот процесс деконструкции и перекрестной проверки всего и вся — для меня оказался — настолько важнее его результата — что это и стало моей настоящей жизнью. Я живу когда разглядываю — кажущиеся непосвященному бессмысленными — числовые ряды дискурсов.

Какова роль живописи? — Рендеринг композиции мышления. Результат, распечатка формулы красоты.

Не обязательно картина есть способ понять концепт идеи (взять интеграл), сам концепт — может быть способом понять картину. Правильная очередность этапов речи Платона — это мифологическое мышление — задом наперед. Как по часовой стрелке и против часовой.

Миф — всегда направлен от эврики к чувству — (психоделия) — от чувства к пониманию (мировое дерево), далее через метафору наоборот (вознесение на небо («полярная звезда») с «птицами небесными» (созвездие Кассиопеи) и возвращение шамана на землю с единственно верным решением Богов (концепт наоборот — от символа к чувству).

Да, я помню слова И.Канта «Красоте не нужна идея». Но зато самой идее — нужна красота.

Возращаюсь к таблицам. Силясь понять их смысл — я искал новый закон. Я его открыл и это принесло разочарование — все понятно. Больше понимать нечего. Необходимо погасить мозг и идти спать.

Но прежде чем выходить на финишную прямую — последний вопрос о форме и смысле. Вы спросите, а как же Пусси Райт? А, никак — композиционно — это коллаборация. Понимание желания как удовольствие от символа. Соседняя клетка от богослова. Схема мышления которого похожа — понимание символа, как удовольствие желать.

Или химера того и другого… Дразнить феодальный дискурс, чтобы получить удар, доказыващий несуществующий факт протеста. По заказу самого этого дискурса. Симбиоз. Дикие пляски вечных семинаристов на лекции вечных профессоров — та же лекция — социальная пирамида.

Новая теория композиции. Кратко.

Стихий — 5. Те же самые, что в даосизме и у Конфуция. Нет смысла повторять. Они проявляются как те же самые баланс, равновесие и актуальность. Ошибкой было считать такую гармонию дискурсом. На это ушло 2500 лет… Но — что жалеть? Было и было, живем дальше… Главное наконец-то это поняли! Усвоили урок Бога.

Но в формуле дискурса — участвуют 4 стихии. Лакановские агенты дискурса — в качестве терминов — подойдут. Как и любые другие термины психоанализа. Например Карла Юнга или Зигмунда Фрейда. просто другие термины. Теории устройства мышления — Аристотеля, Абеляра, Гёте, Кандинского — ровно тоже самое.

Белый и черный — симметричны. Или/или.

Как мировоззренческая система — американский прагматизм подобен буддизму, забывшему неоткрытый царевичем 9-й принцип — как в древне-китайской сказке «про Дзен и каплю росы на цветке лотоса» — Будде, об этом — самом важном принципе даосов — поведал сам Лао Цзы — воскреснув через 200 лет после того как ушел в горы и пропал без вести — «принять мир таким, каков он есть»- Дзен.

Думаю Будда тут перепутан с Конфуцием, а сама история в том, что это Конфуций заметил Лао Цзы, что вместо расчерчивания пропасти взаимопонимания между людьми на все большее и большее число квадратов — «состояний природы» или «целевых аудиторий» — лучше просто принять принцип — держаться подальше от ее краев (не только говорить, и не только слушать, а вести диалог — соединять означающее и означаемое — опыт и познание).

Вот подлинная сказка о том как поссорились Лао Цзы с Конфуцием. Миф о человеческой истории как строительстве этого моста над пропастью непонимания слов друг друга. В 1970-м году Жак Лакан продолжит ровно ту же историю, назвав гнилые дощечки такого моста — дискурсами. А Юбер Дамиш — посмотрел — такими глазами теории дискурса — на предмет своего познания — изобразительное искусство 14 века. И все — всё поняли. Удивительно, что никто не догадался изобразить этот вечный миф на звездном небе…

В американском прагматизме 1884 года — это несуществующее в буддизме (но существующее в Дзен) — «принятие мира таким каков он есть» — принимается, в нем все 9 принципов, но Дао — утрачено.

Его подменила жесткая структура целевых аудиторий. Как в И Цзин. Смотрите рисунок 1986 года — слева.

Конфуций первым подменил поиск Дао — советом держаться подальше от крайностей (краев пропасти) диалога — между высказанным и выслушанным. Даосы расчертили эту пропасть между словом и делом — между замыслом и картиной — между концептом и его пониманием через его визуальную метафору — 64-ю клетками,

Аристотель — ввёл дополнительно еще 5 граней такой пропасти (их стало 6, но сам он видел только 3) — и, есть только 19-ть крепких дощечек этого моста, остальные — гниль. Именно они (крепкие) позволят Вам не провалится в пропасть глупости. Наступайте правильно! Но как правильно? Естественно — логично это и есть ненамерено. мышление человека изначально достоверно. Откуда возьмутся грязь и пыль? Мы сами прячем от себя эту правду.

Прагматизм назвал эти дощечки старого моста — целевыми аудиториями и призвал — если Вы уже наступили на какую-то определенную дощечку — там и оставайтесь. Это есть — ваш собственный мир. Ваша правда. Не ищете другой — война за другую ячейку — бессмысленна — все дощечки одинаковые. «Где родился — там и пригодился».

Метафорой типов мышления — в постпрагматизме — является не семиотическая матрица целевых аудиторий потребителей — как было в прагматизме — но собственная внутренняя структура мышления — как структура цвета. Она квантовая, не имеет геометрической формы. Любая ее понятная форма — есть проекция. Но цвет — квантовый объект — какая форма у цвета — такая и у мысли. Цветовой круг Гете — ровно тоже самое, но — лишь как эскиз, он устарел, картина мышления — с 1810 по 2018 года — стала сложнее. Новая семиотическая матрица типов мышления состоит из 55 целевых аудиторий. Самих вариантов мышления 512. 513- новый взгляд на структуру 512-ти.

Упрощенно можно просто исправить семиотическую матрицу с 10 до 15 знаков, И понимать что — 1) у каждого такого знака есть светлая (полная, чрезмерная) или темная (пустая, недостаточная) стороны. А так же нечто среднее — насыщенное. 2) Но есть еще пять — не имеющие насыщенной формы. Собственно черный, белый и два оттенка серого — такие новые объекты. Они на переферии матрицы. Два оттенка серого это 48 дискурсов, Это вовсе не центр матрицы… Как показалось Чарльзу Пирсу в 1884 году, Увы. Ошибка. Если рассматаривать белый и черный — крайними формами дискурса — 50 оттенков серого — это и есть метафора общества потребления.

Дискурсы — встречаются уже у Аристотеля — как шкала серого — От да к нет. Отрицание и утверждение в наших суждениях. Мы просто видим сейчас больше деталей. Кроме этой шкалы серого — есть спектр. Их пересечение — аристотелевский термин. AEIO. Координата (широта и долгота точки в пространстве мысли), Но у такой карты-картины мышления есть третье измерение — глубина контрастности. Присуще, необходимо присуще, вероятно присуще — и сочетания — необходимо присуще и необходимо не присуще.

Мир дискурса одномерен — мир пространства нашего мышления трехмерен. И композиция это гармония всех трех миров.

Это главное — дискурс больше не метафора гармонии мышления, а просто его серый цвет. Дискурс это очередность смешания всех красок. Как ни смешивай — получится серый. Дискурс — это просто равномерное сочетание всех цветов одновременно. Бывают и не равномерные. Главное — точка гармонии больше не определена. Дискурс — это не центр, но некоторое кольцо вокруг этой точки, внутренняя сфера мышления. Которая вообще где-то сбоку. Новая живописная композиция — есть поиск гармонии дискурсов. Точнее — продолжение поиска гармонии стихий после 130 лет заблуждения, что сфера дискурсов это оно и есть. Но нет — гармония гораздо глубже.

Я увлекся. Закон открыт, вопрос — закрыт. Но я цепляюсь за иллюзию продолжения поиска ответа. Продолжать нечего — все уже сказано — ответ найден, дальше только новая социальная пирамида степени понимания этого нового Учения.

АМИНЬ! Делаю вывод.

3) Означение найденной мною смыслоформой своей идеи — самой этой первоначальной идеи.

Так же как форма в матрице прагматизма может быть либо символом идеи, либо иконой идеи, либо беспристрастным указателем на эту идею. А смысл — может быть — либо верой в такую форму, либо признанием её фактом или законом природы. Точно так-же и означение идеи смыслоформой может быть — либо гипотезой такого соответствия. Пример — знаменитая постмодернистская самоирония. Либо — непосредственно наблюдаемым образом бытия. Дицентом. Это как раз и композиция в художественном образе (дедуктивная достоверность мысли, Бог) и её разрушение индукцией научного метода усреднения глупости в 18 веке. Дицент — это то, что мы считаем реальностью, без тени сомнения.

Дицент — дискурсивен.

«Господин» (схема мышления «господин») — считает такой реальностью — правильный порядок слов-мыслей. Комплекс белого сахиба. Читаем Редъярда Киплинга. «Мы шагаем по Африке, мы шагаем по Черной Африке, мы шагаем по Нашей Африке…» Смыслознак Крымнаш — придумал Киплинг — «ВесьМирНаш». «Запад есть Запад, Восток есть Восток и с мест они не сойдут, пока не предстанет небо с землей на страшных господен суд» — метафора такого дискуса.

Феодал — чиновник, церковный иерарх, профессор — считают таким железобетонным дицентом — социальную структуру общества. Философ — подлинное бытие, трансцендентное. Художник (в духе модернизма) — свой собственный обсешн. Повстанец — «желание знания как символ удовольствия» — мировую революцию. Психоделический гуру — «удовольствие созерцать трансцендентальный символ собственного мышления — как понимание причин всех своих желаний» — видения такого мира иного. И так далее. Это только 6 примеров из 48. Или даже из 49. Сверх-разумность. Видеть всю структуру всех дискурсов и понимать устройство и предназначение такого механизма собственного мышления. Смотреть на человека глазами Бога.

Я смотрю на всё человечество — глазами Бога — и рисую то, что вижу.

В традиционной культуре — это новое зрение — шаману — дают его духи-помошники (из бессознательного, за границей нормы) — во время инициализации — символической смерти/возрождения новым существом. Зачем? Чтобы спасти мир от самоуничтожения. Это оно и есть.

И наконец третий вариант означения первоначальной идеи её смыслоформой — аргумент. Доказательство того, что всё так и есть.

Прошу прощения у всех кто прекрасно понимает то, о чем сейчас идет речь — без всех этих подробностей — да, они излишни. Но нас могут слушать дети — и потому мы должны разъяснить всё — до последней запятой. Конечно все это можно сказать тремя словами. Я знаю.

Мой аргумент таков — все прежние мировозренческие теории вытекают из пост-прагматизма — как частные случаи. Постпрагматизм — непротиворечивая комбинация всех концептов прошлого — о подлинном бытие человека. Можете проверить!

Пишите - https://www.facebook.com/andrei.khanov

2018 04 23

Подробнее

… Этот текст был написан ранее и к чему он относился — фрагмент — давно утерян…

Но как именно такое могло произойти и в чем неправда дискурсов? Как сказать об этом — настолько кратко и ясно, что это станет новым мостом через бездну между внутренним чувством жизни и его проявлением в картине и стихотворении.

Но — что-то в аргументации шло не так — и, настоящее удовлетворение мне приносило — стирать текст и начинать заново.

Смерть — граница жизни. Жизнь граница смерти. Мы пересекаем эту границу каждый раз, когда мыслим. Но далее начинается скука. Тем не менее с каждым разом мысль концентрировалась четче и четче. Сейчас я вполне доволен результатом. Но стоит исправить хотя-бы одну опечатку — это исчезнет. Точно знаю. Пусть будет так.

Посвящаю тому, кто это понимает.

Человека окружает ложь, которую он придумывает себе сам, как приемлемую норму правды. И верит, что мир устроен именно так каким он его себе воображает. Зло не ложь, оно не прячется. Зло — это просто граница нашей человечности. Грани, координаты, стихии или первоэлементы нашего мышления. Боги внутричерепного Олимпа.

Тысячелетиями люди считали стихии злом, а правдой гармонию таких стихий собственной мысли. Но в 1884 году такая точка правды — сама стала новой поверхностью мышления. Рождение общества потребления. Сегментации и высокого спроса. Прекращение войны дискурсов. Все — равны.

Нет, дискурс — это ровно тоже самое зло, что и стихии.

В 2017 году настала пора вернуть прежний концепт гармонии, но уже применительно не к стихиям, но к их кажущейся гармонии — дискурсам.

Это и есть сама моя идея. Все просто и понятно. Именно это я и рисую.

Что будет когда и такая точка гармонии дискурсов перестанет быть абстракцией, как перестала быть абстракцией гармония стихий?

Какое еще зло человек найдет себе самом? Мы не должны боятся такого пути.

Может ли человек понять и принять это?

Я не могу думать за каждого, но я могу преодолеть норму своего собственного воображения и сказать свою собственную правду — до того, как она становится неправдой — для меня самого.

Это и есть принцип моей живописи. Успеть сказать правду, до того как моё же мышление начнет её прятать — от меня самого.

Я называю такую правду — композицией. Конкретнее — современным (то есть — на новом уровне) аналогом — гармоничной комбинации своих желаний, символов, чувств и понимания вызвавших их причин.

Композиция не на холсте, а в голове. Как гармония аффекта, перцепта и концепта. Отражение на холсте — это метафора такой идеи. Символ или икона — у кого как.

Композиция в мышлении имеет выражение в графике и в живописи. Картина есть метафора такого искусства композиции.

Необходимо привести пример.

Некто Миша — как-то путешествовал по Камбодже, и — с его слов — разглядывая узоры на дверях древнего храма увидел там нечто схожие с моими композициями, и в этот момент его посетила некоторая идея, не видимая другим.

Он не поленился и поведал мне, об этом своём открытии, в форме сообщения — что он наконец понял что именно я рисую — я рисую архетипы. Присвоил мне знак. Это высший знак — 333. Аргумент законности символа идеи.

Я же (как зритель этого перформанса Миши) увидел все нарисованное им совсем иначе.


Меня потрясло бескорыстие этого сообщения, так как, до этого момента, разговор шел (точнее не шел) исключительно в контексте — «дай денег». Которые я — разумеется — не давал.

В 1988 году — в Ленинграде — точно также с меня требовал денег за выставку в ГРМ куратор-майор из ЛенГБ.

Я отказался — и мою альтернативную выставку уничтожили. Я прожил 30 лет и не умер от этого. Хотя шанс был.

Чтобы закрыть тему воспоминаний — в 2017 году — я уведомил ГРМ о своей деятельности и выбросил их ответное письмо не вскрывая. Мне нет никакого дела до их дискурса.

Это выше моего понимания. Нет никакого смысла давать денег за высказывание критиком правды, а вот скрывать правду — за деньги — логично, но в этом нет никакой необходимости.

Не преодолей я «воображаемое неприличие» так «сливать» Мишу — как бы Вы поняли, что это правда? Это есть пример мышления — как «средняя» метафора. Пример примера.

С красками на холсте происходит ровно тоже самое. Правда закрашивается, если пропустил её момент.

Денег за выставки с художника просят когда правды нет, но «художник» хочет услышать неправду — что она есть. Хочет «купить правду». С таких — брать деньги — куратором честно.

С меня — нет.

Подарить картину — это не взятка. Я так и поступил, поблагодарив Мишу за важное для него самого — пусть и бесполезное для меня — сообщение из Ангкора. Наши пути разошлись честно. Точно как и с тем гебешником из 1980-х.

Кураторы должны поступать с художниками — ровно также. Дарить свои работы — концепции — выставки — тем, кто их чем-то удивил. К картинам все эти куаторские проекты и концепции выставок — не имеют вообще никакого отношения. Это совсем другой жанр творчества. Зачем их связывать? Только чтобы наврать.

Но есть художники, кто успешно коллаборирует с кураторами — это такой тип мышления, один из.

Я привел эту историю — как типичную траекторию мысли от одного человека к другому. Первое, что пришло в голову.

Другой пример — «странные тетки» из ЦДХ и их «художники выходного дня».

Их взаимный симбиоз — есть тоже самое гармоничное сочетание двух противоположных типов мышления — «жертвы» и «хищника» — как у кураторов и актуальщиков — одни врут, что это искусство, другие платят за это деньги. Они «гонят пургу» концептов, что есть семиотический знак «ой!» — восклицание 221 — гипотеза, о том, что факт высказывания примера идеи — «как бы означает её». А другие — «художники» — её (эту концепцию) «как-бы иллюстрируют». Это как иллюстрация к книге. Или дизайн по заданию маркетолога.

Это не искусство — это китч. Видео им не оправдание. Видео — это просто имитация движения мысли. Как кураторская выставка — имитация метафор картин.

Не выставка картин — точно. Выставка раскрашенных наспех идей? Возможно. Семиотический знак 112. Индексально-вероятностный дицент. Беспочвенные фантазии художника — как вероятность (слепая вера в правоту куратора — это как вера в выигрыш у казино) — что это и есть «непосредственно наблюдаемый образа бытия идеи».

Сложи их вместе, как радостно-светло-зеленый цвет идей кураторов и густой оранжевый метафоризм головного мозга их коллаборантов — в итоге — получится серый дискурс. Две части одно целого.

На рисунке — я изобразил это свое понимание правды жизни — ГЦСИ — визуальной метафорой. Так честно.

Всё это примеры полярных дискурсов и их взаимодействия.

Галерейщики и их художники? Ровно та же самая схема. Одни воображают что познали истину рынка, другие им это как бы подтверждают. За деньги. Наиболее яркий пример некоего Олега. Он работал менеджером галереи, кошмарил художников, но пришли трудные времена и он сам залез на дерево и объявил себя автором. Честно нарисовал свое гавно.

И таких примеров можно привести множество. Для каждого типа мышления существует своя правда. Когда ты в своей тусовке — ты среди своих. Когда в чужой — либо происходит конфликт, либо — симбиоз.

Но подлинная правда в том, как если сложить все дискурсы вместе — как осколки льда — в слово «вечность». Это и есть мой новый принцип композиции. Растопить лед наоборот. Не растянуть «театр живописи изначально» до размеров Космоса, что был модернизм (антимодерн), а напротив — улететь в своих обобщениях настолько далеко, где бесконечный космос превращается в одну римановскую точку возврата в то место с которого начал путь.

Я продел такое путешествие — «реально», в 1990-х, в момент клинической смерти от переохлаждения на «Ленских скалах» зимой. Когда мы умираем — граница между метафорой идеи и самой этой идей стирается. Точно как в творчестве — 333.

Творчество это такой сон наяву. Или пробуждение от о сна нормы такого сна. Кому как. Старая телега про сон и бабочку.

Пусть этот лед нормы так остается холодным и колючим, но хаос его осколков — это просто паззл, который я разгадываю своей картиной. Поднимаясь все выше и выше по лестнице достоверности своего суждения. Картина — просто символ этой композиции формы, смысла и пользы — которые вовсе не на картине, но в голове.

Нет никакой необходимости это подписывать или намекать на это узнаваемыми образами — это был бы кураторско-галерейный китч нормы композиции, подлинная композиция понятна и так. Она больше слов.

Структура и динамика мышления

Всегда что-то из списка элементов мышления (своих желаний, их символов, вызываемых символами чувств и понимания вызвавших их причин.) — является формой, а что-то смыслом такой формы идеи.

Всего возможно 12 вариантов формы мысли.

От… → к… 1→2 1→3 1→4 2→1 2→3 2→4 3→1 3→2 3→4 4→1 4→2 4→3.


Условные обозначения:

1 — своих желаний,

2- их символов,

3 — вызываемых символами чувств и 

4 — понимания вызвавших их причин.

И точно также определяются 12 вариантов смыслов такой формы идеи.

И то, что остается между этим началом и финалом мысли — также образует 12 вариантов означения мыслью идеи.

Повторю — в любой нашей мысли — есть форма идеи и есть вкладываемый нами самими — в эту форму — смысл. Это как две части одной формулы А=Б.

Если А=Б, то и Б=А. Я просто развиваю мысль Аристотеля о нашем естественном достоверном суждении, понятном Богу сферы неподвижных звёзд. Когда мы воображаем себе норму такой естественности — мы мыслим недостоверно и даже сами не можем понять себя. Куда проще?

К слову — о вкладе Аристотеля в живописную композицию.

1) Да и нет. Это светлое-серое (насыщенное) — и далее (как другой вариант того же самого — темное.

2) От холодного — общего — фиолетового к теплому — красному — частному — это спектр, энергия мысли, длинна волны.

3) И наконец его присущее, необходимо присущее, возможно присущее — это контрастность мысли и цвета. Необходимо возможно. Не необходимо возможно. Читайте самого Аристотеля. Это гораздо интереснее теории прагматизма.

A — светло-холодное (обще-утвердительное) — темно-холодное другой вариант

E — насыщенно-холодное (обще-отрицающее)

I — светло/темно-теплое (частно-утвердительное)

O — насыщенно теплое (частно-отрицающее)

Есть понятия фигур — вложенности 3 частей суждения одно в другое — 6 вариантов.

В первой фигуре, при наибольшей контрастности светло/тепло-холодное обращается само в себя — AAA, а во всех фигурах насыщенно-холодное — оборачивается в светло/темно-теплое EIO. Это пример вывода 19 совершенных силлогизмов. Которые можно понимать как сочетания типов цветов — как в теории трех оппозиций — Василия Кандинского 1910 года. Эта Баухауз-теория одновременно иллюстрация теории Аристотеля и метафора альтернативной Аристотелю — теории прагматизма Чарльза Пирса 1884 года.

Вернемся к А=Б

Здесь первая (левая) часть суждения — есть форма идеи такого равенства А и Б, его символическая запись (метафора). А вторая (правая) часть — это есть смысл этой самой формы. Здесь вкладываемый нами смысл формы в том, что «да, это именно так».

Причем и первая и вторая части нашей мысли — форма и смысл — устроены подобно друг другу. Если в левой части — символическая запись на экране компьютера (метафора) идеи означает форму идеи (которая у вас и у меня в голове). То, понимание Вами (прямо сейчас) этой метафоры (строки формулы) также есть означение вашим врожденным пониманием, находящимся у Вас в голове и вашим интересом (любопытством или иной мотивацией), заставляющими Вас (прямо сейчас) читать этот мой текст.

Но, помимо этих простых рассуждений о форме и смысле как двух естественных частях нашего мышления, у человеческого мышления есть и третья (самая важная) и — также естественная — часть — мегасмысл.

Помимо простого смысла — означения Вами — вашего же понимания причины вашей собственной мотивации смотреть на изображенную здесь и сейчас мною форму моей собственной идеи, Вы сами означаете своим пониманием символа — мою изначальную идею.

Вот весь процесс мышления:

1) У меня есть невидимая никому смутная идея правды. Пусть это архетип.

2) Я придаю ей форму — это уже метафора идеи (вначале формулирую словом, а затем — изображаю это четкое слово его символом — рисунком).

2 а) — это концепт идеи.

2 б) — визуальная метафора этого концепта.

3) Вы сами понимаете (или — не понимаете) причину своего интереса (или не интереса) разглядывать этот символ.

00 01 10 11 — 4 варианта таких ваших действий.

4) И это ваше понимание вашей мотивации собственного созерцания — происходящее в вашей собственной голове — означает саму мою первоначальную идею.

Это естественное человеческое мышление можно представить так. Есть невидимый мир идей. Как программный код для компьютера. Я выбираю строку такого кода (идею). Важно понимать, что она уже существует и в моей и в Вашей головах, например как архетип. И посредством некоторой манипуляций с её символами — я указываю Вам на эту строку. В итоге Вы меня понимаете. Общение состоялось. Или не состоялось.

Что же есть такая моя манипуляция с символами идеи?

Это некоторая композиция — код мышления, очередность разворачивая его элементов от этапа к этапу — то есть это «дискурс» или «семиотический знак».

Построенный мною знак вызывает (или не вызывает) правильное (или неправильное) его отражение в вашем мышлении.

Это как определенные формы треугольников. А понимание и непонимание это их сочетание. Составляют вместе один паззл или нет. Может быть и составляют, но мы этого не понимаем, или наоборот — мы не понимаем того, что не составляют. Это два варианта неправды.

Правда — это то, что на самом деле. Составляют или не составляют?

Я должен сказать о масштабе этих знаков человеческого мышления — они строятся нами всю жизнь. Как правило — судьба человека это и есть метафора его знака. Меняя программу жизни — мы меняем и саму свою жизнь.

В буддизме есть понятие восьмиричного пути — колеса дхармы. Хотя, я бы назвал 9 этапов… Мудрость (воззрение, намерение — пропущено «принятие того что есть» — Дзен). Нравственность (речь, поведение, образ жизни). Самодисциплина (усилие, память, сосредоточение).

На каждом из трех этапов мышления — мы сами делаем выбор между символом идеи и поверхностным представлением о ней. Или выбираем нечто среднее.

1) Форма идеи: намерение (признак идеи) — принятие (пример идеи) — воззрение (символ идеи).

2) Смысл формы идеи: речь (вероятность смысла), поведение (факт смысла), образ жизни (смысл как закон).

3) Означение идеи её смыслоформой: усилие (гипотеза что так) — память (образ, что это так и есть) — сосредоточение (аргумент что это так)

В итоге такого нашего собственного выбора образуется мыслезнак. Каким бы он не был — это есть наша внутренняя правда. Если допущена ошибка и знак не образован — это неправда. Никакого знака нет, но утверждается, что он есть. Или наоборот — знак есть — но утверждается что его нет.

В чем причина такой неправды? Знаки человеческого мышления очень разные и мы смотрим на собеседника сквозь призму своего собственного знака. Если этот знак не такой как у нас мы просто не хотим его замечать. И наоборот есть искушения сказать, что я понимаю, когда ничего не понимаю, если это мотивированно деньгами.

Разумеется — само такое мое суждение об устройстве суждения вообще — соответствует самой такой схеме суждения. Это программный код нашего мышления. Мы запрограммированны думать так. Вы спросите — это матрица? Именно так.

Как не старайтесь сочетать между собой различные элементы мышления, Вам не выбраться из этой схемы без моей помощи. Я нашел выход.

Моё учение о естественной правильности нашего мышления — и о неправильным воображении его неправильным — может понять каждый.

Все вместе — все возможные мыслезнаки человеческого мышления образуют структуру — карту мира идей. Когда Вы понимаете, что заблудились в горах — или в незнакомом городе — это приносит дискомфорт (страдание). Но у вас есть карта, компас и координаты вашего местоположения — никаких страданий нет. Также и с картой мышления. Просто включите изначально встроенный в вашу голову джипиес. Он есть у каждого.

Да, это матрица, но только для того, кто блуждает этими темными коридорами различных дискурсов и не понимает — что находится рядом с его собственной ячейкой мысли.

Все мировоззренческие системы древности утверждали (в разных терминах) это пространство мысли. И предлагали метод поиска гармонии его крайностей — границ или вершин. Эта поверхность мышления представлялась злом, не важно какая именно грань — любая граница нашего воображаемого мира — есть обжигающее нас зло, ограда для овец — а точка гармонии стихий — благо.

Эти стихии — эмоциональное переживание жизни, непосредственное восприятие её такой какая она есть и наши собственные умозаключения о сущности таких наших же переживаний и восприятий.

Композиция есть гармония этих трех граней — баланс восприятий — красок нашей мысли, равновесие воображаемых нами форм — наших переживаний и актуальность полученного нашим мышление результата — его польза. Для живописной композиции — например — это актуальность смыслоформы. Соответствие духу своего времени. Этот дух времени может быть устремлен как в прошлое (воспоминание) так и будущее (предсказание перспективы). Или отражать то, что нам ценно прямо здесь и сейчас.

На рубеже 1-го и 2-го тысячелетий до нашей эры — картина мира человека усложнилась — в ней появилась пропасть между внутренним пониманием самого себя и своей же способностью сказать об этом окружающим так, чтобы тебя поняли. Даже если они этого не хотят. Пути над такой пропастью тоже стали картой.

Затем, Конфуций сформулировал все проще и понятней. Пусть древние три принципа композиции остаются. Баланс, равновестие и актуальность.

Но, пропасть между внутренним словом (замыслом, идеей) и внешним делом — например картиной, мелодией, стихотворением — очевидно имеет два края. Первый — естественное желание человека высказать свою идею другим, что есть еще одна крайность, или — зло. Точно как пределами переживаний является аффект, восприятий — перцепт и интуитивного мышления — концепт. Пределы, крайности — это зло или стихии. Божества управляющие нашим мышлением.

И другой край этой пропасти — предубеждение человека выслушивать откровения собеседника. Всего пять стихий, пять крайностей, пять принципов композиции. Пять движений кисти каллиграфа. Отрезки ритма (баланс, стихия дерева), кручение кисти на месте (стихия воды), переменчивая линия (стихия металла). оттиски без движения (стихия земли) и спонтанные росчерки стихии огня — обычая).

Сам Конфуция представил мышление как цвет. Есть 5 основных цветов (современный полиграфичский цмик и пятый цвет бумаги) — это и есть стихии нашего мышления. Мысль, как сложный цвет есть сочетание пяти основных.

Но из этого следует, что идеальный цвет серый? Увы. А серый цвет мышления есть дискурс. А дискурсов может быть множество.

Приведу пример. Смешайте вместе 4 цвета — циан (ярко-синий), мадженту (малиновый), йеллоу (ярко-желтый) и контур (черный).

В какой очередности Вы их не будете смешивать — результат — один — серый цвет. Но для нашего мышления очередность — в отличие от цвета имеет значение — таких вариантов 24. И для каждого дискурса — было своё — историческое время.

1234 2143 1234 2143 Дискурсы раба, господина, химер полураба-полугосподина. Древний мир.

4321 3412 4312 3421 Дискурсы софиста, философа и химер полусофиста-полуфилософа. 5 век до нашей эры — античность. Ислам, христианстсво. 19 век — прагматизм. 1991 год — по наше время.

4231 2413 4213 2431 Дискурсы феодала, обывателя и химер полуфеодала-полуобывателя. Средние века. 11 век — богословский дискурс. 15 век — феодальный. 18 век — научный метод (модерн). 19 век — постмодерн (общество потребления). 20 век СССР, Евросоюз. 21 век — общество неправды — общество современника (контепрорари).

1324 3142 1342 3124 Дискурсы художника, ремесленника и химер полу-художника-полу-ремесленника. От 13 века до 1970 года. 13-15 века — возрождение, 17 век — романтизм. 20 век — модернизм.

Новая точка мутации мышления человечества в 1960-е годы. Латинская и Северная Америки.

1423 4132 1432 4123 Дискурсы повстанца, коолаборанта и химер полуповстанца-полуколлаборанта. Кубинская революция. Пугающая коллаборантов грядущая Исламская революция на Ближнем Востоке.

3241 2314 2314 2341 Дискурсы психоделического гуру, наркобарона и химер полугуру-полунаркобарона. 1970-е годы Центральная и северная Америки. Частично Юго-Восточная и Центральная Азия. Наркотрафик и наркополитика США.

1980-е годы антиутопии — антидискурса. Общество неправды — контемпрорари.

1990-е годы время нового концепта — второе возрождение античной философии.

2017 год — сверхпрагматизм.

Правда истории человека

Суть мышления до-прагматической эпохи — до 1884 года — в идее композиции — правды как поиска гармонии собственного мышления.

Суть мышления прагматической эпохи (постмодерна) — 1884-2017 — в идее 27 знаков мышления — одновременного существования 10 целевых аудиторий, 10 разных концепций композиции. Из которых 6 средних (серых) — это дискурсы. У каждой целевой аудитории — схемы мышления — своя правда. Когда каждый получает то, как он об этом сам думает — это и есть его правда. Идея толерантности. Прекращение войн между разными дискурсами и их носителями-сословиями (тусовками). Конец истории рождения новых дискурсов. Матрица заполнена.

Суть постпрагматической эпохи — после 2017 года — в новой идее композиции — правды — как поиска гармонии всех 512 дискурсов. Объединение всех мировозренческих систем в одну.

Прагматизм рассматривал только один из 6 вариантов (фигур) знаков. Знаков не 27, а 162. Это произвольная очередность этапа мышления. С чего начинается мысль? С формы? Со смысла? Со значения? Да с чего угодно, в любом порядке. Даже если все три этапа — форма или смысл. Так тоже бывает. Прагматизм общества потребления просто устарел. Знаков больше, но принцип верный.

513-й дискурс — Бога, разглядывающего одновременно всё пространство мысли человека.

Дискурс перестал быть синоним гармонии. Такая гармония — вне какого-либо определенного дискурса. Как сказанное больше слов.

Знак мышления получил три стороны — светлую, темную и среднюю.

Структура знака полностью пересмотрена. И самих таких знаков и их типов — стало больше. 15 основных пост-пргматических типов знаков вместо 10 целевых аудиторий прагматизма. 55 промежуточных подтипов знака и 512 самих знаков мышления.

Резюме

Идея подлинного бытия человека — в структуре его мышления. Символом такой структуры является цвет. Цвет означает структуру мышления.

Мотивацией (причиной) вашего вникания — в это моё Учение о новой композиции — является (как я думаю) — Ваш страх потеряться в современном мире — среди водопадов все новой и новой информации.

Которая становится всё противоречивей и противоречивей. Общество в котором мы живем сейчас — общество неправды. Культ неправды. Такой старый мир давно мертв.

У меня же напротив — полная ясность. Новая композиция.

Она вызывает новый тип* эстетического удовольствия созерцать символы этих идей. Ваше понимание причины такого удовольствия и означает в вашей голове — мою изнчальную идею подлинного бытия человека, открывшуюся мне — вдруг — 18 августа 2017 года.

Сноска — *новый тип эстетического удовольствия — инвариант, не зависящий от формы определенного дискурса. Вне такой формы. Дискурс просто новый уровень стихий мышления Конфуция. Конфуций первым нашел 6 дискурсов, и счел их вариантами гармонии, но гармония оказалась гораздо глубже.

По моему — предельно простая и ясная мысль.

Новая правда в гармонии всех дискурсов.

Стихии мышления → пропасть между высказыванием и пониманием → гармония всех стихий → гармония это дискурс → бардак свободы всех дискурсов — > гармония дискурсов.

Андрей Ханов

2018 04 22

https://www.facebook.com/andrei.khanov











Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author