Трилогия «Секретная война духа времени»

Andrei Khanov
11:36, 27 ноября 2019
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию


Андрей Ханов. Фото - Денис Белькевич, Киев, Украина, 2018

Андрей Ханов. Фото - Денис Белькевич, Киев, Украина, 2018

Трилогия «Секретная война духа времени»

"Щасливі хвилини". Интервью с Андреем Хановым. 2019

— Канадское издательство Altaspera Publishing издало вашу трилогию, 1680 страниц, на мой взгляд — насквозь постмодернистскую книгу — например, уже потому, что мне сложно понять о чем она? Игра слов об игре слов, ради игры слов?

Так все–таки — о чем она?

— О том, что в основе всех наших рассуждений о природе находится некоторый постулат.

— Что это за постулат?

— Что природа вокруг нас обладает массой, имеет протяжённость и изменяется во времени. Первая книга называется «Масса на расстояние», подразумевается произведение массы и расстояния — я называю его «механической вселенной» или «информацией». Подразумевая под этим — условную вне-временную комбинаторику масс и расстояний вселенной, то есть, всё, кроме времени. Сама книга — мои размышления о человеческих представлениях о вселенной и о времени, но конечно, не о самой вселенной, и не о самом времени, так, как уверен, мы не знаем пока, что же это такое…

— Информацией?

— Я называю произведение массы расстояния — электронными, компьютерными или даже правильнее сказать квантовыми часами. «Информацией». Если вселенная есть изменение такой «информации» во времени, то вне времени — остается только информация о сочетании каких-то простых и понятных её элементов. Моя «информация» — это вселенная вне времени, как некоторая запись на римановскую четырёх-мерную сферу — трёх-мерной бесконечности.

— Я не понимаю.

— Это можно пропустить.

— Продолжайте.

— Песочные часы — это истечение массы во времени, скорость потока массы. Третий тип человеческих часов — самый обычный хронометр — он измеряет расстояние (движение стрелки) с интуитивно понятным простому человеку «течением» времени. Обыватель интуитивно меряет такое «время» расстоянием, физик — измеряет расстояние временем. Соедини оба представления непротиворечивым единством, концептом, чем и занимаются физики — получится теория относительности Эйнштейна.

— Допустим что это так, что далее?

— «Механические часы» вселенной — это и есть скорость, например — «скорость света». Этими, чисто человеческими инструментами — мы и измеряем вселенную. Пора проверить их калибровку.

Вторая часть книги — она разбита самим издателем на два тома по 800-900 страниц — о третьем элементе наших представлений, времени. Которым мы сами пытаемся привести информацию о статичной вселенной к единому и непротиворечивому концепту. Эта часть называется — «Секретная война: дух времени». В первоначальном варианте — «Секретная война духа времени». Это и есть моя метафора человеческого познания природы. Единство и борьба отражений природой человека и отражений человеком природы — посредством создания представления о времени.

— То есть — по вашему — понятием «времени» мы выражаем неопределённость наших представлений о вселенной? Почему вселенная с маленькой буквы?

— Вселенная с большой буквы — это земной шар, вселенная с маленькой буквы — это вообще всё. И то и другое — просто предмет соглашения о терминах. Да, Вы правильно поняли, время, как и реальность — лишь способ компенсации противоречий, как в психологии, это способ человека справиться с неопределённостью его представлений об окружающем мире. Что такое вселенная на самом деле? Нам это знать пока не дано. Вот мы и придумываем простое объяснение своему незнанию: «это время».

— Так что, времени не существует?

— Мы не можем этого знать, точно можно утверждать лишь то, что время — концепт, наша мысленная конструкция.

— Хорошо. Борьба с чем?

— С хаосом наших представлений о неупорядоченности масс и расстояний. Мы сами делим атом на массу его центра и расстояние — вселенную. Если подлинные размеры атома — сопоставимы с размерами вселенной, все силы вселенной — есть внутри-атомные силы. Но, нам проще это понять — как расширение атома со скоростью света, вылет из него нейтрино, мюонов, фотонов. Это мы «видим», как расстояние. Я скажу конкретней — мы чувствуем расстояния, а структуру атома — ощущаем. Этот ощущение — сложный термин, проще сказать «видим внутренним зрением», «созерцаем», как очерчиваем невидимый объект сгустками тумана словесных определений, но точно не «понимаем», так как «понимаем» мы лишь концепции имен своих чувств этого объекта, из их рисунков.

Не все органы чувств человека проявлены, это приводит к ошибкам восприятия нами вселенной.

— Спор рационалистов и эзотериков подобен спору слепых и глухих?

— Именно!

— То есть, игра слов и есть игра этими терминами — именами чувств и так было всегда, постмодернизм существовал изначально?

— Именно!

— Почему же мы считаем постмодернизм чем-то новым и безумным?

— Так проявляет себя вторая часть нашего мышления, консервативный рационализм, самоирония, они с постмодернисткой творческой иронией — все время — в поиске равновесия.

— Разве этот постулат не очевиден?

— Очевиден, но только потому, что это и есть — постулат, то что принято лишь как соглашение, нет и не может быть никаких доказательств этому.

— Хорошо, тезис понятен, повторю его своими словами — в основе наших, точнее ваших представлений о наших — или ваших? — представлений о природе — находится соглашение о том, что считать структурными элементами этой природы. И, любой человек — волен определять эти термины как угодно? Так? Как же нам понимать друг друга?

— Понимать только потому, что мы все — люди, имеем естественное право — быть разными, а не потому, что совпадают наши точки зрения.

Да, именно так. Как договоримся — так и будет.

— Хорошо, но что дальше? Как Вы доказываете и как развиваете такой свой тезис? Что это, по вашему мнению, значит для человечества?

— Постулаты не требуют доказательств. Говоря об этом постулате — я лишь размышляю о беспочвенности наших нынешних размышлений о природе. О том, что мы, пока ещё, познаём не саму природу — а выдаём за это познание — наши представления о ней.

— Разве это не одно и тоже?

— Увы, люди часто готовы убивать друг друга оспаривая что его представление о реальность

И — это она и есть.

— Но, ведь, с ваших слов — так и есть?

— Именно, но это не реальность, что-то другое. Возможно — подлинная реальность. Важно отделить концепцию от её поверхностных признаков, предотвратить обман, одурачивание реальностью. Её нет, мы имеем в виду что-то другое…

— По моему Вы нашли формулу, при которой любая точка зрения на реальность — справедлива? Каждый поймёт ваши слова по своему и согласится.

— Возможно. Но не все, кто-то станет оспаривать моё право высказывать это.

— А вы имеет право на такое право?

— Вы уже шутите, это естественное право любого человека, постулат.

— Но, тогда постулат отсутствия права на постулат отрицает сам постулат?

— Именно.

— Я поняла, продолжайте, Вы — стебётесь над самодовольными дураками. Этого, для объяснения вашей книги, мне лично, уже достаточно.

— Не то, что бы это «просто стёб». Я предлагаю рационалисту выход из–под града насмешек постмодернистов. Не я создал ему это испытание, я ему сострадаю. Я устал смотреть на это, пора перелистнуть страницу.

— Нынешних это сколько? Если это недостаток, то как это исправить?

— Вся история человечества, всё время человека разумного. Метод постулирования основ знания превращает смутные предчувствия, приходящие из коллективного бессознательного, в само это «знание». Наше человеческое мышление о природе — изначально подмена природы нашими представлениями о ней.

Исправить это очень просто, признать «реальность» постулатом и ввести сам этот постулат в его структуру. Мета-рекурсия. Если своим мышлением человек отражает идею природы, рефлексирует, то само это мышление и есть отражение природой идеи человека. Природа, по всей видимости, ещё не решила, что ей с нами, как с идеей делать, наблюдает за нами… Социальная жизнь, цивилизация — её эксперимент над идеей нас. Рендеринг её представлений о нас. Как мы обойдём все ловушки своего разума? Сериал про человека. Сценарий которого пишет сам человек. Вселенскому зрителю интересен лишь ход мысли сценариста, но не игра актёров.

Четвёртый элемент представлений о вселенной — сам наблюдатель, обладающий именно таким странным методом наблюдения. Необходимо признать, что возможны и другие методы, исследовать их все. Это как определить погрешность измерения метода измерения. Пока мы её никак не определяем, просто игнорируем. Что приводит к ошибкам.

— Погрешность какого инструмента нам необходимо учесть?

— Своего мышления.

— К чему это приведёт?

— В итоге мы обретём принципиально иную картину мира и точно также, введем саму эту иную картину мира в ещё более новую картину мира, как её элемент и так далее, до бесконечности. Бесконечно-сложный концепт человеческих представлений о природе — вероятно — и есть сама природа. Уверен, зритель из сферы неподвижных звёзд — такой сериал — досмотрит до конца. А ведь он он может прекратить спектакль человечества в любой момент, просто утратив интерес к нему, разгадав замысел сценариста. Нас с Вами.

То, что мы называем знанием — правильнее называть структурой нашего мышления, комбинацией чувств, их имен, концепций этих имен и пониманий рисунков этих концепций имен чувств невыразимых идей. А то, что мы называем природой — правильно называть нашими фантазиями о реальности, выдаваемыми нами — нам самим — за саму эту непостижимую природу.

Это касается не только физики, любого знания.

— И духовного знания, искусства? Вы же художник, почему физика и философия?

— Мои попытки 1980-х реорганизовать физику привели к предложению оставить университет. Я был отличником, но переписал учебники, причина конфликта — противоречие моих исследований — идеологии университетского знания, которую я попытался реформировать. Это было советское время, Ленинград, я был молод. Сейчас я бы стоял до конца, пока бы не ушли они. Уверяю Вас, в сфере искусства история повторилась. Даже смерть не избавила меня от необходимости решить эту проблему. Меня отправили обратно — я должен доиграть эту пьесу. Награда — освобождение от всего этого, я устал. Но, зрители с галёрки неподвижных звёзд — все время зовут на бис. Не дают уйти со сцены.

Во вторых, не вижу никакой разницы между изобразительным искусством и физикой, то, что в одной сфере называется образ, в другой — эксперимент, семиотически это одно и тоже: прагма или концепт, необходимо присущие в теории Аристотеля. И литература — физика и физика — литература. И то и другое — язык. Эксперимент или образ — есть просто проявление структуры этого языка.

Теперь отвечу на первую часть вопроса.

Именно так. Эта структура человеческого мышления — и есть структура любого языка. Живописи, науки, социальности, духовной практики, чего угодно. Что бы мы не исследовали, мы, на самом деле, ничего не исследуем, но лишь обрабатываем случайную информацию — саму окружающую нас жизнь — по вложенному в нас алгоритму. Довольно примитивному. Компьютер мог бы его улучшить.

Но прежде необходимо написать для него программу, если рассматривать таким искусственным интеллектом — социальную сферу человечества — то написать её новый код это — это как нарисовать картину. Картина — код для реакции социума на неё, важно как её воспримет сам компьютер-социум. Справится ли с ней его анти-вирус?

— Важно кому? Автору кода? Вам?

— Нет. Раз он — я — не важно — написал его, то уже вышел из прежней матрицы. Важно самому человечеству. Пусть оно само и решает. То есть исполняет или как-то иначе реагирует на этот программный код.

Даже, если один автор кода не добьётся результата, справится другой. Система будет взломана, по любому. Это вопрос времени. Монополия социальной или интеллектуальной элиты на будущее — её самообман. В котором она обедает всех остальных и это просто вера в навязанные постулаты. Будущее — это просто новый код мышления человечества. Когда он понят кем-то одним, это будущее становится настоящим. Никакой анти-вирус консерватизма не спасёт матрицу от него. Более того, сам консерватизм и есть вирус, разрушающий естественную операционную систему. Мышление человека. Заражающий её спамом, вымогающий деньги, за избавление от него. Рекет феодализма. Оброк. Иго.

Словом «исследование» — мы просто означаем имя нашего чувства этого процесса движения мысли по некоторой траектории, от одного этапа мышления к другому.

— Расскажите конкретнее про искусство и про духовное знание пожалуйста. И про эти траектории мысли от этапа к этапу.

— Пожалуйста. Есть отрицательные значения базовых элементов мышления человека, их отсутствие или правильнее сказать — нечто противоположное им, обратное. Как вращение мысли по часовой и против часовой стрелки. Это то, на чем основано деление чисел на вещественные и мнимые, положительные и отрицательные, рациональные и иррациональные, в физике это прямая и обратная пропорциональность физических величин. Можно привести пример света и тьмы, разума и безумия, искусства и китча. Добра и зла. Ада и Рая. Инь и Ян. Глупость и мудрость.

Таким образом, базовых чисел мышления — и четыре и не четыре — одновременно, это не математика, разве что квантовая математика, как вариант можно сказать, что элементов мышление не четыре, но восемь. Как даосских триграмм Книги Перемен — И Цзин, как восемь симметрий SU (3) теории математика Софуса Ли, как восемь базовых глюонов ядерной физики, образующих кварки, а те, в свою очередь образуют суб-атомные частицы — адроны. Очевидно, что это не структура материи, но структура наших представлений о чем угодно.

Все это знание в прошлом, кто бы не утверждал обратно, так как постмодернизм более полувека тому назад — ввёл его новым рядовым элементом в картину мира человека, в постулат структуры вселенной. И новых базовых элементов теперь 64. Дасосская матрица состояний природы превратилась в социальную сфера человеческого мышления, состоящую из 64×64 = 4096 элементов мышления.

Рассматривайте эту историю — «взрывом мозга» прежнего рационалиста. Это взрыв давно произошёл и давно пора предъявить человечеству новую картину мира этого, лишь кажущегося ему хаосом, более сложного порядка в его мышлении, это новый пост-рационализм. Но и он в прошлом.

Проблема в том, что часть интеллектуалов не успевают осмыслить происходящие с разумом человечества изменениями и от этого страдают — в буддистом понимании этого термина, не в христианском. Бесцельно шатаются по тёмным улицам, это метафора — как маньяки, выискивая жертву своих иллюзий хаоса жизни. Цепляются за прежние ориентиры, то есть постулаты или соглашения, которые давно разрушены. Теряют лицо.

Своей книгой — я призываю прекратить этот шабаш и вернуться к прагматическому исследованию, но не природы, это не возможно и не надо себе врать, что это не так — а к исследованию того, как именно мы исследуем эту природу, а призом — в конце пути построения все более и более сложных концептуальных представлений — будет понимание нами природы такой, какая она есть. Не сейчас. Собственно, Диль Делёз, с своей предсмертной книге «Что такое философия» и призывал к этому — признать постоянное разрушение и созидание концептов.

Прежде, чем понять природу, нам следует понять самого себя. Подобные теории уже появлялись в древности и собственно, так называемые рациональное или социальное познание жизни — есть их подделка поверхностными признаками. Упрощение ради практического результата здесь и сейчас. Что — просто есть одна из естественных для человека траекторий его мысли. Но, таких траекторий множество и все они равноценны. В одинаковом их безумии.

Искусство, духовное знание, которые правильнее назвать опытом непосредственных ощущений идей, нечто иное по отношению познанию имен чувств — есть траектории между положительными «числами» или этапами мышления человека, а социальное или другими словами — рациональное познание — можно связать с траекториями между отрицательными «числами» в кавычках. Деление на положительное и отрицательно — здесь условно. Они одинаково естественны и могут смешиваться. В химеры. Как полу-люди — полу-нефть, стекающие куба-то в своей собственный Ад. Или в Рай. Не важно.

Но, мне самому — более нравится сравнение с часовой стрелкой, если рациональное познание — символизирует обычное направление течения времени, я подразумеваю здесь не течение времени, оно условно, то есть — постулат, бездоказательно, принимается на Веру, один Бог знает, что это такое на сам деле? Я предполагаю, что время это ясность мысли о структуре вселенной, а течение мысли, то есть — искусство, как и духовное знание — некоторое обратное время.

А сама наша мысль и есть то, что мы скрываем, сами от себя за понятием времени. Наша мысль способна двигаться по воображаемому нами циферблату времени — на котором, в первом приближении — всего четыре отметки:

3 — темное время суток, ночь, смерть — невыразимая идея.

6 — утро, детский или женский — непосредственный взгляд на жизнь, чувство этой идеи.

— А эмоция?

— Нечто в основе чувства, между тремя и шестью часами,

— Спасибо, продолжайте.

— Продолжаю:

9 — день взрослого человека — концепция имени чувства идеи.

12 — сумерки старости, мудрость — понимание рисунка концепции имени идеи.

Так вот, наша мысль может двигаться по траектории от этапа к этапу — как угодно, это открытие Жака Лакана, 1970-й год. Нет одной правильной траектории мысли. Все траектории, Лакан назвал их постмодернистскими дискурсами. То есть — какими угодно. Все–такие траектории — одинаково тюрьма мысли человека, его программа. А все множество таких траекторий есть социальная матрица, операционная система искусственного интеллекта всего человечества, пространство возможных социальных игр, их сцена, из которой просто нет иного выхода, кроме как разрушить её.

— Это сделал модернизм?

— Если поверить Юберу Дамишу, то да.

— То есть, своей книгой Вы вовсе не эпатируете рационалиста, не взрываете ему мозг постмодернистским жонглированием устоявшимися терминами, а предлагаете ему лекарство от потери им ориентиров в жизни?

— Все происходящее с человеком — результат процессов его мышлении, сомневаюсь, что в это можно вмешаться другому человеку, поэтому взрывы мозга и образование из таких осколков новых кристаллов — картин мира — картин его концептуальных представлений о мире, вселенной, жизни, смерти и вообще — одинаково естественны, это и есть мышление человека.

— Платон устарел?

— Вовсе нет, его неправильно интерпретировали в монастырях и университетатах, прочтите его сами, обо всем этом он и говорил. Но, переписывали его тоже люди…

— Постмодернизм, по вашему, не разрушение?

— Конечно нет, это пост-разрушение, пост-модернизм, это реконструкция забытого знания. Если мы что-то и «разрушаем», в представлениях отдельных людей, то это «разрушение» существует только в их собственном воображении — это естественно и ненамеренно и страдают от постмодернистской игры слов — только иллюзии ложных представлений о жизни.

— Что такое ложь?

— Банальный софизм, жонглирование терминами в расчёте на более слабое мышление собеседника.

— Мошенничество, зачем оно?

— Ради статусов, авторитетов, социальных благ, власти, прибыли.

— Разве есть альтернатива? Разве не желание заработать движет человеком?

— Не всех, это один из частных случаев траектории мысли.

— Вы сказали «мы», насколько вас много?

— Больше, чем Вы можете себе представить, каждый человек такой, в душе, под прессом навязанных ему ложных представлений и тождественности этих представлений о природе и самой непостижимой природе.

— Вы призываете к очередной революции?

— Вовсе нет, считается, что к революции постмодернисты призывали более полу-века тому назад. С тех пор сменилось не одно поколение, а мир не стал лучше.

И был ли это призыв к революции? Ведь сами постмодернисты 1960-х — 1980-х, правильнее называть их пост-прагматистами, другими словами — нео-прагматиками, критически мыслящими интеллектуалами — призывали лишь к консенсусу всех типов человеческого мышления, всех дискурсов, всех точек зрения, и это призыв ничем не отличается от призыва Пифагора или Конфуция. Это призыв к прекращению раскола в среде интеллектуалов, но этот призыв не был услышан и произошло то, что произошло — возникло безумное общество потребления.

— Что такое гравитация?

— Двойной набор семиотических знаков сил.

— Можете подробнее?

— Могу, но тогда не зачем будет читать саму книгу. Просто дайте ссылку на неё и на этом предлагаю закончить, пусть останутся вопросы.

— Спасибо за интервью!

— Вам спасибо!

Подробнее о книге

Image

Масса на расстояниеPaperback, 280 Pages Price: $29.00













Image

Секретная война духа времени (часть первая)Paperback, 608 Pages Price: $38.00













Image

Секретная война духа времени (часть вторая)Paperback, 678 Pages Price: $38.00

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File