Внеплановое. О «печенегах и половцах», как метафоре коронавируса, о нашем будущем и о теории дискурса, как его проекте

Andrei Khanov
12:53, 11 апреля 2020
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию
Image

Внеплановое. О «печенегах и половцах», как метафоре коронавируса, о нашем будущем и о теории дискурса, как его проекте

Аватар пользователя Andrei Khanov

Систематизация и связи

Основания философии

Мне плевать на риторику как велокоруссии, как сионизма, так и евразийства. Это тени из прошлого. Я живу в многонациональной стране, ни одна из национальностей которой — не второго сорта. Давно нет ни «кочевников», ни «земледельцев», все — «поселяне». Агломераты. От разных народов прошлого — остались лишь произведения искусства. Они — память о себе оставили, нам необходимо думать — оставим ли мы о себе память?

Разве что, такое воспоминание о проблеме прошлого — метафора противостояния чиновничества и его электората. А все остальных — за борт? А они (мы) согласятся? Думаю — нет. Жизнь — сложнее любых упрощений чувств её идеи — поверхностными признаками таких чувств.

Мы давно поделились на сословия. Смотрите теорию сословий Симона Кордонского.

На социальные группы, тяготеющие к институциями, выражающим определённые модусы мышления:

потребители — к супермаркету, в кинотеатры, к интернету на диване,

маркетологи, аналитики, пиарщики — в тишину офисов ,

власть — к избранию её таковой, опять — офис — пять минут проезда с мигалкой и на и на обкомовские дачи, как вариант — в Лондон,

электорат — по домам и дачам, прихожане — по церквям, студенты — по вузам,

художники — по мастерским (учёные — по тихим лабораториям),

тусовщики — по шумным и пьяным презентациям или по «творческим» мастерским — как местам их социальных тусовок,

постмодернисты — в интеллектуальное подполье,

эксперты — к участию в теле-шоу (тусовке на публику) или к должностям в силовых структурах, что опять — офисы.

сектанты — по пещерам и ашрамам,

бизнесмены-литераторы — опять по офисам, но при производствах (товары и есть символы лучшего будущего).

Всё — это структура города. Города — как нейроны мозга — устанавливают эконимические, культурные и интеллектуальные связи — друг с другом. В конечном итоге останется один единственный город. Который сожрёт сам себя. Как вавилонская башня и всё начнётся сначала.

Двенадцать базовых дискурсов, как 12 знаков зодиака.

Жизнь человека — символически — разворачивается в таком пространстве социальных полюсов и каждый вправе выбрать (или не выбирать) свой собственный путь к выходу из этого пространства человеко-неразумности — в человеко-разумность, так как будущее связано именно с преодолением и такой раздробленности. Ни один дискурс не лучше и не хуже другого, все равноценны, все тюрьма мысли. И так было всегда.

Те же, кто противоставляет один дискурс (мировоззрение или модус мышления) — другому — пытается обмануть будущее — прошлым. Это попытка сделать главным дискурс пиарщика или его мутации — власти. Возможно ли это сейчас?

Рабовладельческий строй -

был основан на симбиозе раба-потребителя имен своих чувств лучшей жизни и господина-маркетолога, способного давать чувствам будущего воодушевляющие имена. Маркетолог — харизматик.

Оппозиция софист — аналитик — просто инверсия такой оппозиции раба — господина. Поздняя античность. Софист — тренер потомственного господина, но в душе — раба — казаться другим разам — харизматичным. Аналитик — критик такого обмана, вместо пользы здесь и сейчас от раздробленности сословий призыв увидеть — подлинное бытие, как единство всех дискурсов. Которое локализовано в душе каждого человека.

Феодальный строй -

был основан на подобном симбиозе власти и электората (феодала и горожанина, проповедника и паствы, профессора и студента). Эта связь — социальная структура, где каждый на своём месте. Вертикаль власти, табель статусов. Иерархия прав. Как вариант — нарушать правила, быть исключением. Все мы помним комсомол. Профессор понимал символы, а студент — подменял понимание — символами, электорат пересказывал друг другу теории властей. Даже если смеялся над ними — это все равно создавало авторитет. Такие теории власти сочиняли тусовщиками (полусвет) — упрощая непосредственные видения иного своих оппонентов — художников и учёных. Власти лишь понимали и трактовали такие символы, обретая авторитет. А электорат сводил символы тусовщиков к поверхностным признакам (слухам, анекдотам).

Инверсия оппозиции власти и электората — подлинный художник или учёный (модернист) и тусовщик (деятель модерна). Художник одержим ощущением иного, а тусовщик чувствует идеи.

Новое время -

которое давно прошло — характеризовалось оппозицией экспертов (спецслужб, контр-революционеров, сверх-тусовщиков, деятелей постмодерна) и постмодернистов (повстанцев, революционеров, сверх-художников).

Инверсия такой оппозиции: секты — рынок (Контемпрорари). Рынок заключает чувственность потребителей в матрицу поверхностных признаков имен их чувств. Психоделические секты — высвобождают угнетённое сознание потребителей. Психоделия — оппозиция наркозависимости. Актуально это было в 1960-х.

Дух нашего времени -

в соединении всех оппозиций модусов мышления (известных из прошлого) — в единую матрицу. Это один край вечной бездны, непонимания людьми друг друга. Как частный случай этой бездны — не понимание человеком самого себя. Второй край этой бездны — хаос культуры, ради «ловли рыбки (пользы себе лично) в мутной воде». Мир симулякра, фейка, подделки — метамодерн.

Это оппозиция стремления к концепту всех модусов мышления в новую социальность (метамодернизм как антиметамодерн), и раздробления (подделки, упрощения) этих концептов культурой. Оппозиция людей концепта и людей культуры.

Заявления о противостоянии дискурсов в прошлом, как обоснование будущего — тянет нас в прошлое.

Но, хорошо это или плохо? -

каждый решет сам, жизнь есть испытание возможным. Шанс сделать свой выбор.

Мне наплевать на всех, дискурс — просто модус (направления мышления), частная точка зрения на будущее, само же будущее — консенсус всех точек зрения на него.

Мышление человека — сложная система, она определена — как непредназначенная для управления ею. Она правит нами. А те или иные слова о будущем — осколки иллюзий о нём.

Будущее — наступит, это доказывает существование прошлого. Те самые каменные бабы половцев, разбросанные по великой степи Гумилёва. Те самые — понятные нам сейчас — два слова из языка печенегов «закон» и «друзьи».

Andrei Khanov, 11 Апрель, 2020 — 12:13

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File