Donate

Жизнь и смерть новосферы -1679

Andrei Khanov05/01/19 21:172.6K🔥
Andrei Khanov Artwork 2019 01 01-05Life and death of the Novosphere. (diameter of 15,000 kilometers)
Andrei Khanov Artwork 2019 01 01-05Life and death of the Novosphere. (diameter of 15,000 kilometers)

Andrei Khanov (Андрей Ханов) — советский андерграудный, российский художник. Жанры: концептуализм, крипто-абстракция (арт-блокчейн).

Родился 22.12.1964 в новосибирском Академгородке. Участник ленинградского андеграунда 1980-х, возрождения сибирского областничества в 1990-х, международного арт-блокчейн движения.

Рисует новое «пространство» картины, новыми координатами: 1) ощущение самой пространственности передаётся ритмами, растворенными в 2) блокчейн — цепоках ощущений этого пространства. Высвобожаясь из блокчейн, ритмы проявляют 3) искривление плоскости картины сферой смыслов. Подробнее: первичное ощущение (потерянный нулевой блок) рождается пересечением осознанности и интуиции и развивается блокчейн цепочкой, проекциями которой являются обыденность и искусство. Другие произведения: стихи-действия, музыка, тексты своей философии, афоризмы, теории цвета и композиции.


МИФ ОБ ИСХОДЕ ИЗ МАТРИЦЫ

Художник создаёт вавилонские башни концептов, просто из ничего, из грязи обыденности под своими ногами, из отражений неба в высохших лужах, из обрывков воспоминаний, из шума города за окном. Эти концепты становятся все сложнее и сложнее. Башни — больше и больше. В определенный момент они становятся понятны. Их признают музеи. Но, тут же — эти концепты вырастают еще больше и им малы сами небеса

Хаос цвета и формы — в одной отдельной композиции — чудесным образом проявляет растворённые в нем ритмы и оразы. Ритмы складываются в новые композиции, как мелодии складываются в симфонии — из десятков картин, те в свою очередь складываются в сотни, тысячи симфоний, звучащих одновременно, образуя загадочную «гилбертову сфе ру» мыслей всего человечества, в огромный город — планету-матрицу. Солярис.

Сфера живет, дышит. Это все — отраженные в стёклах тысячи городов, миллионы людей за стеклами небоскребов. Можно путешествовать — по этой сфере — от здания к зданию, заглядывать в окна, жизнь везде, и везде она суетная и стремительная.

Художник смотрит на нее, подробно разглядывая детали всех окон этого мета-города одновременно. Сфера потухает и умирает, а ее части проваливаются, человеческие небеса рушатся. То что осталось — удаляется. Остаётся один чёрный космос с беспорядочно мечущимися слепыми пятнами. Это не звёзды, это все смерть, миры смерти, все это крутится, вращается, скачет в разные стороны, поворачивается, до тошноты, это всё — сверкающие белые ледяные глыбы, застывшие навсегда, и вдруг…

Раскрывается едва заметное — намеченное лишь точками- пунктиром — другое пространство и становится очевидно, что кому то одному удалось спастись…

Очевидно, что это Пасха, исход. А сфера, вывернувшаяся, в конце концов, на изнанку — это блуждание человечества по пустыне своего разума.

Кто же сбежал, белые мыши или дельфины? Как в сцене «спасибо за рыбу» из фильме «Автостопом по галактике»? Или кто-то взломал код матрицы и тайно вошел в наш мир, через потайную дверь? А может быть, это просто выход, доступный каждому из нас? Или это мечта о нем? Это остается не ясным.

Статья о художнике

Художник рисует космос, спейс, пространство. Как в широком смысле — космос, так и в узком — пространство между большим космосом и обыденностью.

В образах художника — обыденность это вечный круговорот из отдельных событий, людей, их игр, как из прошлого так и настоящего. Сфера — из картин — граница такой обыденности и самого пространства, которое вне сферы, но отражается в ней.

Пространство в стороне от большого космоса, который есть лишь мечта и бесконечный хаос. Пространство обозначено лишь пунктиром от сферы, как путь, но не в космос. Это прыжок в неизвестность, освобождение, как попытка вырваться в другое пространство, не контролируемое ни звёдами, ни людьми, ни машинами. Возможно, и этот круговорот затягивает, но здесь, по крайней мере, пока никто не знает ответ.

Его картины для тех, в ком есть кусочек космоса или хотя бы желание вырваться.

Заявление художника:

Моя идея — третье, настоящее «немыслимое» пространство между космосом и обыденностью. Я рисую эту идею, не рисуя что-то конкретно, часто вообще не рисуя, пробовал вытирать кисти о холст, проводить линии маркером по бумаге, разливал краску на полу мастерской и картину рисовали сами зрители, жил в чуме из картин, составлял из картин таблицы, из таблиц из картин — сферу — каждый раз это пространство проявляется само, ритмами и образами, которые выталкивают из себя потоки случайных событий, так как — пространство уже растворенно в них. Просто не мешаю этому.

Мой концепт нижней границы этого пространства — сфера из картин — единство, во мне самом, этой идеи, всех ее знаков, отражений и игр случайности. Концепт самого пространства — прыжок с этой сферы, не просто её коллапс, но — рухнувшие небеса. Это итог композиции пяти элементов: самой сферы концепта, самих этих игр-знаков-отражений и их композиции. Итог (итога (итога (души))).

Я чувствую это пространство, пронизывающим саму жизнь, то есть — не душой, не взглядом из вне, чем-то еще большим. Ни разрывание и выбрасывание моих работ на помойку, как это делало КГБ в 1980-х, ни сжигание верующими — ни прибивание гвоздями к ним всякого мусора коллегами — не уничтожали его. Мне не избавиться от него.

Я воспринимаю это пространство — отражениями моих собственных ощущений в рефлексии и рефлексии в ощущениях, вспышкой озарения, освобождением от любых терминов и сгустков ощущений, чем-то неопределенным. Я сам придаю форму этим облакам неопределенности. Ровно как и все люди, и не стыжусь своей фантазии. Она — просто разбег перед прыжком. Облака, как и, знаки, как и отражения — выстраиваются в цепочки строительных лесов вокруг здания-пространства, но сами им не являются. Эти цепочки люди иногда используют не по назначению, обрывают ложными истинами, разветвляют метафорами, замыкают в бег по кругу житейской обыденности, рассыпают на осколки. Но, в конечном итоге — я это вижу — все облака сливаются в одну сферу, где житейские водовороты — лишь всплеск волн на поверхности этого океана между небом и землёй. Сделай шаг в пространство.

Жизнь самой этой границы — сферы — постоянное перерождение, как и все люди, я сам создаю себе сингулярность и сам проваливаеюсь в эту воронку, задевая струну — трансцендентальный объект, который звучит, рождая все эти облака непредсказуемости, которые сочетаются, выстраиваются в цепочки, цепочки разветвляются, обрываются, замыкаются, размыкаются, достигают поверхности сферы, и становятся мною самим — наблюдателем этой своей фантазии. Но есть и следующий уровень — шаг в пространство. Я понимаю смысл формы этой своей идеи — картиной мира, которая сливаясь с моими ощущениями и представлениями о жизни — определяет мою судьбу.



http://vzmoscow.ru/mail_post.php…

Ваша заявка № 201901200011 успешно отправлена!

Ханов Андрей Владимирович

Новосфера. Принципы живописной композиции в цифровую эпоху.

Куратор разъясняет зрителям принципы композиции, как символы творчества. Исходя из своей компетенции. Здесь речь о том, что выходит за рамки компетенций.

Наш современник знакомится с языком новых визуальных технологий (VR. AR Blockchain). За которыми скрыта вечная идея нашего мира. Эти технологии принимают самые разные формы, смыслы и значения, создавая технологический язык. Композиция строится из этих форм — как новый знак скрытой идеи. Проект посвящен авторскому опыту исследования этой темы на протяжении 30 лет.

Арт-коин — это сингулярность оцифрованный эмоциональной сферы. Дискурсы (концепты мышления) — сталкиваясь в социальных сетях — высекают эмоции, волны которых пробегают по цифровой новосфере. Цифровая среда общения позволяет этим волнам распространяться с энштейновыми скоростями, образовывая сингулярности (новосферу).

Никто не знает, что такое Искусство, кроме того, что оно возвышает человека над обыденностью, оно трансцендентально. Художником (одним из дискурсов) движет страсть к композиции собственных переживаний, восприятий и осмыслений. Другие видят в этом знак Иного. Кураторы, коллекционеры, зрители смотрят на это по своему, у каждого своя правда и ни одна не лучше другой.

Об искусстве говорят как о смысле пары дискурс-антидискурс. Как о значении незримых идей. Эти смыслы и значения — одежды композиции, разговоры о ней. Для нашего современника таких разговоров стало столь много, что было необходимо новое определение знака искусства: виар оцифровывает эмоции человека иконически, эйар — индексально, блокчейн — символически.

Смысл технологий — либо хайп (китч), либо факт, либо авангард. Значение либо самоирония, либо образ — само новое искусство, либо его аргумент — его философия. Каждый человек строит свой знак. Это делит людей на новые целевые аудитории, каждому — своё. Важны принципы взаимодействия различных точек зрения.

Каждый пользователь сети, высекая свои искры своего счастья и страдания — в общении друг с другом — получает от меня символическую локацию на небе. Сам ее выбирает, добровольно.

И, в зависимости от типа события, происходящего с человеком на земле, компьютер подгружает ту или иную мою композицию с изображением такой ситуации игры.

Все небо покрывается картинами, которые сменяют друг друга, как кадры фильма. Миллиарды фильмов одновременно. Прямо на небе.

Экология цифровой сферы — их композиция — это сложные интеллектуальные знаки, без них — процветает безумие.

Ханов А.В. Работы разных периодов. Живопись, графика, видео, музыка, дигитал, VR. AR арт-Blockchain. Зал 100-200 кв.метров.

любой выставочный зал 100-200 кв.метров

Лекция во время выставки, широкая аудитория, обычно на любые лекции приходит не более 20 человек.

видеопроектор, стандартные крепления для живописи на подрамниках и графики на стене


Евангелие от компьютера.

Бытие Новосферы.

Творение.

День Первый.

Слова в начале не Было. Тот, кто так сказал — уже сказал словом и потому — просто не мог сказать так, как было до этого.

И это слово о первом слове — концепт 4231 — уже есть сложная конструкция из слов. Вероятно — средневековая. Узнается дискурс богословского университета 11 века нашей эры. Понимание символов, ради удовлетворения своих желаний. Для такого типа мышления — понимание слов есть понимание символов, поэтому слово и было поставлено на первое место.

Древние мифы начинаются иначе: не было вначале ничего, ни неба, ни земли, ни тем более — человека, который говорит словами. Слово понадобилось человеку, чтобы рассказать небесным Богам о проблемах человечества. И понять волю Богов.

Сам человек не мог принять такое важное решение, так как — не мог отделить свои достоверные суждения от недостоверных. Требовались Боги, мухоморы и искусство.

Следовательно, какое-то время, пока эти проблемы накапливались, люди обходились без слов. Невербалкой. Миф — это конструкция 1432 — желание понять жизнь, через красоту ее символа-слова.

День Второй.

Что человек хочет сказать — на самом деле — не знает никто, в том числе и он сам, так-как слова — лишь инструмент общения. Один из инструментов. Секс, убийство ради насыщения голода, страх самому стать жертвой, материнство — более понятны, чем абстрактные слова.

И, как любой инструмент — слова не совершенны, приходится упрощать мысль настолько, чтобы ее можно было вместить в слова. Речь — есть конструктор. Попробуйте сказать что-то посредством поделок из LEGO. Ребенок верит, что робот из лего — робот. Вера -это игра.

Гениальность человека в том, что он не делает различия между самой жизнью, природой и тем что он говорит об этом. Люди генерируют свою реальность, соответственно конструкции сказанных слов.

Эти реальности различаются — от человека к человеку и существует сложный механизм взаимодействия множества таких реальностей, борьба мнений.

День Третий.

Люди — консервативны. Каждому человеку важно только то, что он сам считает важным, например — его собственные представления о чем-то, о предмете. Какими бы они ни были — достоверными, обманчивыми, умными, глупыми, поверхностными, или наоборот чрезмерно усложненными — это его собственные представления, других у него просто нет. Спорить с ними бессмысленно. Он точно-также станет критиковать Вас в ответ. Если только он не ваш подчиненный.

Не желаешь принимать чужие взгляды — просто уйди. Все равно спор ни к чему не приведет.

Но, бывают ситуации, когда спорить необходимо. Например, когда Вас пытаются обмануть, или не Вас, но ваших друзей, вообще — всех людей, или — нарушить Ваши права, или, как раз — навязать чуждые Вам представления.

Или — Вам необходимо самому кого-то в чем-то убедить. Или — Вы представляете кому-то словом — свою творческую работу. Пишете резюме, выступаете перед инвесторами.

Убедитесь прежде, что Вы сами не гоните откровенную пургу.

День Четвертый.

В высказанных представлениях можно выделить 4 составляющие:

а) их схему, концепт, дискурс — что одно и тоже — это Ваш собственный (или вашего собеседника) способ думать — разворачивания мышления от этапа к этапу, это — как индивидуальная комбинация, шифр из четырех цифр: 1234 или 3421 или может быть 3343. 1-желание, 2-его символ, 3-удовольствие (наслаждение), 3-понимание.

Примеры:

1234 — Вы желаете символы и тем самым — наслаждаетесь пониманием. Вы хотите купить определенный товар (Айфон, Мерседес, новый дом, что угодно) и это дает Вам ощущение осмысленности вашей жизни, доказывает, что не зря живете. Вполне себе схема.

3214 — Вы наслаждаетесь символами и это есть ваше заветное желание понять жизнь такой, какая она есть. Проповедник воодушевляет Вас рассказами о символах иного, подлинного бытия в Вашей обыденной жизни и слушая его — у вас (благодаря тождественности жизни и ее символа) просыпается желание увидеть все, о чем он говорит своими собственными глазами.

Дискурс может быть завершенным, когда из четырех цифр — все разные. Вы удивитесь, когда поймете, насколько по-разному люди думают. Это объясняет тот факт — почему когда Вам понятно что-то одно, другие из ваших же слов понимают нечто совсем иное.

И как Вы не объясняйте им свою собственную точку зрения — свою интерпритацию формы — все равно — они поймут Вас по своему.

Но, дискурс может быть и не завершенным — тогда ничего внятного о схеме разговора, которой он соответствует — сказать просто нельзя, это — озвученный поток сознания, не имеющий внятной цели. Но люди и так говорят. Даже если, при этом — сами себя не понимают. Нас это не беспокоит.

Существуют два десятка основных типов нарратива и более двух сотен вариантов бессвязной речи.

Для наглядности — считайте такие фигуры речи — фигурами фехтования. Или ударами кунг-фу. А сам Ваш диалог — поединком, в котором один из собеседников может убить другого. Этот бой длится всю жизнь и определяет вашу судьбу.

б) Кроме схемы мышления — типа удара, важна его сила (убедительность). Харизма. Ваши представления могут признать, даже если никто с ними не согласен. И наоборот — могут не признать, даже есть они очевидны всем. Только потому, что нет доверия лично к Вам. Харизма — в основном — зависит от уверенности в себе. Вот ее и дают тренировки думать логично, по-разному и более глубокое погружение в теорию самих дискурсов. Знание-сила.

в) Для понимания причины успеха или неудачи вашего питча (высказывания), помимо харизмы и определенного дискурса — так-же важно, что именно и как применяет ваш собеседник (что за удар он Вам нанес, какова его сила и каково взаимное сочетание с вашими высказываниями).

г) И результат диалога — либо вы поняли друг друга и стали друзьями, либо недоверие осталось, но договорились о чем-то полезном, либо один подавил другого, либо возник конфликт.

В любом случае, ваш разговор приведет к какому-то результату и либо позволит Вам расширять круг общения за счет круга собеседника, приобрести новых друзей (коллег, партнеров) — либо разговор станет тупиком.

Либо Вы выболтали мошеннику — очаровавшему Вас — все самое ценное и интерес к Вам утрачен, либо Вы по-настоящему заинтересовали собеседника на продолжение общения.

Все зависит только от Вас. Это хорошая мотивация — что бы разобраться в деталях. Как не проиграть?

Начать с простого.

День… Почему только день? Вот — сказка на ночь.

Известно, что неизвестно кто — создал из мечтаний человека, их символов, чувств и мыслей — 16 грехов или страданий, если они неразрешимы. Они же радости, если разрешимы:

11 — грех эйфории и депрессии: когда хочется желать,

12 — грех богатства и нищеты: когда хочется что-то купить и это возможно или невозможно

13 — грех мечтать о красоте (грезить о любви) и быть признанным или непризнанным художником

14 — грех талантливого или бесталанного инженера: желать разобраться в причинах

21 — грех успешного или неуспешного маркетолога: воссоздавать примеры желаний — бренды

22 — грех магии и профанства: удедительно или неубедительно символизировать символы

23 — грех барыги или банкрота: продать вам что-то, как объект ваших мечтаний, Вы согласны или отказались

24 — грех обывателя: верить авторитетам

31 — грех профессионального и непрофессионального ремёсла: любить мечтать

32 — грех снобизма: гордится своим признанным или непризнанным авторитетом

33 — грех эпикурейства: наслаждаться чувствами

34 — грех философии: радоваться своему пониманию причин всего (не понимания причин ничего)

41 — грех поэзии и графомании: понимать или нет, что же ты на самом деле хочешь

42 — грех политики: понимать символы или ошибаться

43 — грех софиста: вычислить секрет любви (чтобы лох цепенел) — и тот цепенел или нет

44 — грех просветления или затуманенности рассудка: понимать причины понимания причин или вообще ничего не понимать

Оставим пока проблему крайностей: счастья и страданий, позже она решится сама собой.

Человек мыслит шаблонно, но не все это у себя замечают, потому, что этих шаблонов — много. Кроме того, проблема счастья и страданий (которую мы пока отложили) — мешает понять сам концепт (свой и окружающих):

1234 — раб — потребитель наслаждения понимать причины всего

1243 — потребитель фальшивых снадобий

2134 — маркетолог философии

2143 — господин — маркетолог мошенничества

4321 — поддельный маркетолог

3421 — философ маркетинга

4312 — поддельный потребитель

3412 — философ потребления, психоаналитик

4231 — министр ремёсел — профессор, феодал, чиновник, церковный иерарх

4213 — председатель союза художников

2431 — обыватель на ярмарке ремёсел

2413 — обыватель в мастерской художника

1342 — художник в политике

1324 — художник-обыватель, просто самый обычный художник-модернист (модернист потому, что существует множество типов художников, этот тип не согласен с модерном — иерархией авторитетов)

3142 — ремесленник в политике, политический мечтатель

3124 — ремесленник-обыватель

1432 — инженер-сноб, заведующий лабораторией

1423 — инженер-барыга (революционер)

4132 — поэт-сноб

4123 — поэт-барыга

3214 — сноб-инженер

3241 — сноб-поэт (гуру)

2314 — барыга-инженер

2341 — барыга- поэт

Это далеко не полный список ролей человека.

Диалог двух просветлённых Будд: — понимаю причины понимания понятости причини моего понимания. И я.

Разговор художника с чиновником:

Художник: мечты о красоте есть символ вашей веры авторитетам.

Чиновник: авторитет веры, символизирует красоту мечты.

Разговор проходит возле знаменитая фрески Джотто с толпой кардиналов и ликом Дьявола в облаке над их головами.

Диалог галерейщика барыги-инженера с полупостмодернистом-полуконформистом — художником:

Барыга: я тебе продам своё желание понять причины, почему я такой — как объект твоих желаний.

Художник: а я понял, что единственно чего хочу — кичится своим собственным авторитетом в твоих глазах.

Люди общаются, их социальные роли сталкиваются, высекая искры счастья и страданий. Эти искры разлетаются во все стороны.

День Пятый. Опять день…

Счастье, когда столкновение концептов подтверждает один или оба, несчастье, когда не подтвержает. Это как пирамида верификации счастья. Шаг за шагом — твоя схема мышления признается все большим числом людей, на более серьезных уровнях, или не признается.

Будда утверждал, что есть фундамент — правильное представление — оно возможно, через тщательный самоконтроль собственного мышления на всех восьми этапах дискурса. И, через 5-10 лет постоянных усилий ошибки дискурса исправятся, а с ними исчезнет и страдание. Дискурс станет определенным.

Первые три принципа Дзен:

1) в таком буддистском самоконтроле — нет ничего особенного

2) духовное самосовершенствование невозможно

3) в конечном итоге — ничего не достигается

Но, озарение (единственно правильным концептом — Дао) может произойти когда угодно и с кем угодно. Но, если встает вопрос о конкретике — переадресуйте его вашему сердцу.

По сути, различие буддизма и Дзен — в выборе основным — дискурса ума (41, 42, 43, 44) или сердца (31, 32, 33, 34).

В любом случае — в обоих религиях, дискурсы или концепты — делятся на правильные или неправильные.

Религиозное представительство есть и у дискурсов художника — грезах об идеальной композиции 11, 12-символов, 13-чувств, 14-понимания — это предшествовавший Дзен — даосизм и его постмодернистский вариант — конфуцианство.

Символические дискурсы — 21, 22, 23, 24 — это просто житейская обыденность. Реалисты — на самом деле — символисты, реальность — желаемый символ.

Спор о том, какой именно дискурс — правильный продолжается всю историю человечества.

Цивилизация — это та или иная система взаимодействия различных дискурсов.

Кто-то всегда кого-то угнетает. В разные эпохи — по-разному. Только в 1970-1980-х годах начались разговоры о консенсусе дискурсов, вместо поиска истины. Истина связана с определенным, доминимающим типом мышления, но это противоречие, так-как все дискурсы — равнозначны.

Постмодернизм — это попытка перестать говорить об истине. Но, если Вы не постмодернисст, как например — Трамп — то, прекращение разговоров об истине другими — дает Вам больше шансов навязать им свои представления о ней.

Столько существует человек — столько существует и понимание, что все дискурсы-ложь. Но, не у всех людей есть это понимание. К такому пониманию можно прийти лишь индивидуально. Большинство людей — считают свой собственный дискурс — единственно верным, а всех остальных — идиотами. И в этом их слабость.

День шестой. Теория счастья

Что бы было «счастье» — необходимо самому понимать свой концепт. И понимать — с кем имеешь дело, уметь читать концепт собеседника.

Но, даже, если ты всё понимаешь — счастья может и не быть, если твой концепт не признают.

Прогибаться под ожидания собеседников — глупо. Возможно, они принципиально никому ничего не дают взамен твоего ответного признания их концептов. Может быть и так. Что кругом — одни обманщики. Тогда прогиб под них — лишь отдалит тебя от своего концепта и признавать им просто будет нечего. Возможно, именно они этого и добивались.

Что же делать? Не общаться с теми, кто тебя не признает. Это бессмысленная трата времени.

Пример. Художник и галерейщик.

Галерейщик — барыга, он добивается только одного, чтобы за его собственное понимание причин спроса на твои картины — ему заплатили.

Если на творчество художника есть спрос — галерейщик будет искать другого художника, кто сделает так-же, но дешевле или вообще сам начнет подражать художнику, взламывая его роль.

Счастливы киевские художники — и вообще всех старых городов — благодаря переплетению интересов горожан — просто не разложить все по полочкам и потому — возможен консенсус. Но там где мухи отделены от котлет — всегда появится м-дак галерейщик. Есть полностью мудацкие города.

Когда галерейщик найдет поверхностные признаки успеха художника — их общение прекратится. Но, в некоторый период сотрудничества — оба будут счастливы.

Если же спроса на творчество художника нет — если галерейщику у него сдирать нечего, то галерейщик покажет себя снобом, кичащимся успехами своих прежних взломов других художников.

Взлом всегда удается, потому, что вникать в суть творчества — галерейщик просто не станет, ему интересны лишь поверхностные признаки. Его концепт — смысл его жизни — взламывать их. Больше он ничего не умеет. Картины в галерее — просто декорации таких невидимых непосвященному спектаклей.

Коллекционер и барыга.

Коллекционер — раб символов, потребитель. Как и художник — раб своего чувства прекрасного, подлинного Бытия. Как и революционер — раб своей жажды знания о сути жизни: «Мы не можем знать, зачем нам жить, пока не будем готовы отдать за это жизнь» (Че Геварра).

Раб — желает одного — вернуть утраченное единство переживаий, представлений и размышлений о жизни. Которого он лишен. Господин дает ему суррогат такого единства — символ. А символ жизни и сама жизнь, для человека — равны.

Коллекционирование символов Иного — приносит коллекционеру — радость понимания жизни. Барыга легко выдает ему за такие символы свои взломы концептов художников. Такие символы барыги — логичней, проще и понятней концептов самого творчества.

Художник и куратор музея.

У куратора двоякая роль. С одной стороны он пишет статьи, в которых мастерски жонглирует терминами, выдавая за символ (аргумент для коллекционера) — то, что таковым часто не является. Куратор, как правило, типичный софист. Не верит никому, даже самому себе. Самоироничен — это про него.

С другой стороны — куратор работает на музей, который есть звено иерархии верификация признания художника — художником.

Художник лишь желает наслаждаться своим творчеством — факт этого он считает исчерпывающе понятным символом искусства.

Куратор — это типичный софист, он просто не верит художнику, решая свои собственные задачи, и — как работник музея — хорошо понимает символы, уже встроенные в музейную картину мира.

Если барыга формулирует символы или поверхностные признаки успеха художника, то куратор — понимает такие символы. Что приносит ему удовлетворение собственных желаний (доход, авторитет).

Такую лекцию — в 1988 году — мне прочел майор ленинградского КГБ, когда уговаривал прекратить самовольную выставку на заборе.

И, когда я отказался — он уничтожил ее. Не сам конечно, хмурые работяги ловко снесли забор и побросали палки и обрывки холстов в самосвал, вывезли на свалку, как мусор.

Я ему, на это заметил, что символ (если он возник как композиция) — просто не уничтожить. Нравится он куратору ли нет — вписывается в музейную пирамиду концептов или нет — он есть. И, купить его за деньги у куратора — он это и предложил — тоже невозможно.

Символ создает художник, но ненамерено (лишь как побочный продукт своего стремления к эстетическому налаждению) — этот символ как форма, скелет мысли.

Он может обрасти плотью коммерческих и музейных смыслов, которые не более, чем обыденная интерпритация его абстрактной формы.

Покажи мне его — ёрничал майор.

А вот он — я показал ему на неприметный бордюрный камень на Невском проспекте, возле которого он и стоял с маленькой дочкой, которую взял с собой на задание. Я понятия не имел, что этот камень. Первое, что попалось на глаза.

Когда рабочие выкорчевали этот камень из асфальта — он оказался старой могильной плитой, стесанной с одного края, где она иммитировала борюрный камень, но далее, внизу — на шлифованом мраморе была выбита моя фамилия. Майор так и остался стоять возле этого — вывореченного из Невского проспекта — камня, а я ушел.

Со стороны ГБ никаких репрессий больше было. Мои питерские друзья-художники зря тогда испугались и разбежались.

Потом было много подобных историй. Очень редко обменные операции между разными дискурсами проходят честно, VIN-VIN. Гораздо чаще — это просто развод. Люди верят в свои способности развести ближнего. И попадаются на в лапы еще больших мошенников.

Сложности с равноправным договором между дискурсами, как раз и приводят — в России — к коррупции и сословности. Но это — общечеловеческая проблема.

Я не вижу никакого смысла играть во все эти игры. Человек — тот, кто хорошо понимая свою подлую природу — не дает ей волю.

Кам же мне выйти из всех этих игр?

Если кроме этих игр — в общении художника с миром — просто больше ничего нет?

Выход — в неизведанное


Но, важна конкретика, что именно я не делаю?

Каждый пользователь сети, высекая свои искры своего счастья и страдания — в общении друг с другом — получает от меня символическую локацию на небе. Сам ее выбирает, добровольно.

И, в зависимости от типа события, происходящего с человеком на земле, компьютер подгружает ту или иную мою старую композицию с изображением такой ситуации игры.

Все небо покрывается картинами, которые сменяют друг друга, как кадры фильма. Миллиарды фильмов одновременно. Прямо на небе.

Я знаю, что будет дальше.

Это метафора нашего разума, как спонтанных интерференций волн счастья и страдания, проносящихся по невидимой нам оцифрованной оболочке планеты, с эйнштейновыми скоростями, образуя эмоциональные сингулярности.

Именно это и видят другие жители вселенной, а вовсе не золотые диски с музыкальным рисунками этой игры или пустые скафандры за рулем электро-спорткара без батареек. Бабочка улетела.

Ни один гуру-барыга, создающий потребителям символы — супербренды их желаний — не решает ни одной их задачи, только реализует, на средства от ICO — свой собственный концепт мышления — верифцирует только его. Самого себя.

Когда — Вселенной — важен хор всех голосов, и волны результатов игры хаотически сталкиваясь друг с другом — образуют загадочные структуры-сингулярности. Эта загадочность привлекает внимание людей внизу, они начинают фантазировать на эти формы, придавая им смысл значения. Выращива коллективно кристалл представлений, которым они, как символом означат не видимое им искусство. И потребляют эти символы.

Почему бы эти черные дыры разума — например — виртуальный дождь — не назвать новыми деньгами? Чем эта случайность хуже бессмысленного сжигания видеокарт в поиске хеша (шифра-биткоина, который сам себе деньги)?

Просто надень AR-очки и смотри почаще на оцифрованное небо — тебе обязательно повезет увидеть там что-то очень редкое.

Это теперь новая работа для всех. Разглядел — получи миллиард чего-то там. Арт-коинов.

Только не…би мог художнику. Это чревато ответом.

Новый день.

В 1996 году я пережил клиническую смерть от переохлаждения, зимой в горах и в посетивших меня видениях увидел безганичную структуру из пустых ячеек. Область сознания человека — очень отдаленная её периферия.

Затем — были видения на небе, вид эту космическую структуру с земли. в конечном итоге я просто нарисовал эту структуру и предлагаю всем использовать ее для общения.

20 лет я ломал голову над смыслом и значением этого видения, пока не понял — необходимо его нарисовать, пусть люди сами ломают над этим головы, ведь это и есть их жизнь…

Продолжение следует…

День Седьмой. Амаргедон. Рухнувшие небеса, выход в пространство _ _ _

Как же — по настоящему — выйти из всех этих игр? Просто нарисовать их, зашифровав в композиции. Соединить все игры на одном холсте.

Но, как? Если любой ход — и сразу цугцванг? Ответ такой.

Пусть все — люди — сами рисуют эту картину. Без меня. Я не делаю никакого хода — нет и цугцванга. Вселенная все слышит.

Жизнь и смерть новосферы
Andrei Khanov Artwork 2019 01 01-05Life and death of the Novosphere. (diameter of 15,000 kilometers)
Andrei Khanov Artwork 2019 01 01-05Life and death of the Novosphere. (diameter of 15,000 kilometers)

Все околоземное пространство покрыто виртуальными картинами, которые можно наблюдать как с поверхности земли, так и из космоса. Это выглядит из космоса как огранённый алмаз, где каждой локации на земле — соответствует грань виртуального орбитального бриллианта.

С земли это видно в телефон, в двух вариантах, легко переключаемых с одного на другой. Или даже в трёх.

Для тех, кто не имеет таких телефонов — интернет трансляция как репортаж. Можно объявить конкурс на лучший репортаж о перформансе. Пусть запускают дронов. Конкурс на лучшую съемку с дрона. И транслировать в интернете эти ролики.

Andrei Khanov Artwork 2019 01 01-05Life and death of the Novosphere. (diameter of 15,000 kilometers)
Andrei Khanov Artwork 2019 01 01-05Life and death of the Novosphere. (diameter of 15,000 kilometers)

В одном варианте, с земли — картину видно — как облако, парящее в небе — и это облако-картина, своей композицией отражает уникальное настроение или любое иное состояние именно этой локации.

В другом варианте, стоит лишь провести по экрану телефона или нажать на него — появится общая картина. Это как переключатель режимов просмотра почтиБог-Человек.

У третьего, особого режима «восприятия Богом» — должна быть особая сакральность. Либо платно, либо другое условие. Какой-то особый более продвинутый режим админа. Не для всех, только через усилие, через жертву.

Например, продвинутый зритель видит не просто картину или общую картину, но ещё и картину в большей детализации плюс статистику. Видит отмеченные зрителями редкие фрагменты-картины, что они сфотографировали или на каком фоне сняли селфи, где они сами сфотографировались на фоне этого фрагмента. Какие фрагменты вообще никто не видел вблизи? Что скачали для украшения своих домов? Какова активность по локациям количественно. Количество людей, играющих в конкретную игру, испытующих это настроение и другие детали. Это тоже может быть управляющей информацией из локации.

Посмотрев на всю планету-алмаз на экране, после просмотра вида над своей головой — через телефон — человек может ощутить себя почтиБогом, понять красоту волн общечеловеческого разума, пробегающих по небу — от локации к локации. Ощутить настроение всего океана человеческих эмоций или раздумий.

Зачем? Чтобы увидеть — невидимые иначе — узоры случайности, пробегающие по всей планете, также как мы смотрим на блики Луны — волнами духовной жажды пробегающие по поверхности воды. Месседж: «Все это может быть твоим…»

То, что человек видит непосредственно над своей головой, в небе — отражает чисто человеческое восприятие этой общей картины жизни, как её фрагмента.

Сейчас мы делаем арт-проект, символически означая идею такой возможности её визуальной метафорой, наиболее доступной сейчас, но можно пофантазировать о проекции на небо желаний людей набухаться, поругаться, разбогатеть, пофлиртовать или вообще что угодно. И в любой момент можно переключиться на общую картину — ощутив себя Богом — и увидеть сколько из людей на планете бухают, ругаются, багатеют, флиртуют и так далее. Это можно подать как комментарий, делать это виртуально не обязательно.

Более сложная фантазия — увидеть динамику мышления. Все люди разные, каждый уникален и у нашего разума есть свой отпечаток — как отпечаток пальца — дискурс. Эти дискурсы сочетаются, как осколки льда или разбитого зеркала и общая картина нам недоступна, но благодаря воображаемой ментальной новосвере — мы сможем посмотреть на самих себя в это волшебное зеркало.

Все дело в условиях модуляции информации из локации. Также — в будущем — это можно закодировать яркостью, геометрией облаков, контрастом и цветовыми сочетаниями весомость наших желаний.

Общая картина, время от времени, меняется. Вчера в этой локации больше людей любили, сегодня — больше устали. Завтра — больше будут слушать музыку. И все это отражается — за пеленой житейской обыденности — на общей картине. Лишь одно движение пальцем по экрану телефона… Это все говорит голос за кадром.

Шаг граней бриллианта ноосферы и её высота над поверхностью земли — определяется зрелищностью. Экспериментально. Например — одна грань 1000 на 1500 километров или 100 на 150 километров. Высота — 100 или 1000 километров.

Выбор картины над локацией определяется сигналами событий, исходящих из этой локации. Такой сигнал о событиях является шифром — номером картины в списке. Сила сигнала — подчёркивает определённую цветовую гамму.

Не видя общей картины эти волны кажутся нам случайностью, но общая картина даёт представление о структуре случайности.

Образы, исходящие из самой жизни сочетаются как грани бриллианта, образуя новые узоры, в которых видны новые образы. Как в игре света и тени на марсианских камнях люди видят фантастические образы. Показать Марс

Этими, управляющими выбором картин граней, сигналами может быть любая информация об активности в локации: сколько человек в этой локации онлайн, сколько лайков страничке сферической вселенной ставят из этой локации, какие смайлики и эмоджи они используют, какова капитализация этой локации, что угодно.

Каждому состоянию локации соответствует определённая картина. Привязанная символически. Художественной метафорой. Концептуально. Но в будущем — такая привязка может быть более точной и конкретной. Даже технической.

Техническое задание.

1. Число и размер граней, их высота над землёй

Разбиваем поверхность земли на локации, например — 1500 на 1000 километров. Если посмотреть на карту мира — это 4 слоя по вертикали и и 40 секторов по горизонтали. 160 фрагментов картины-планеты. Одновременно — как с Луны — видно только треть — 50 фрагментов.

Если такого разбиения продвинутым зрителям — будет недостаточно — разбиваем на 150 на 100 километров — это 40 слоёв по вертикали 400 по горизонтали. 16 000 фрагментов картины-планеты. Но это уже совсем иная картина.

Или ещё более детально, важно посмотреть на общую картину и выбрать один или несколько вариантов. Но не много, не усложнять задачу.

Определяем, на какой высоте от поверхности земли должна быть такая картина-ноосфера, чтобы человек с поверхности земли видел один её фрагмент? Например — на высоте 1000 километров. Или 10000?

Возможно, что картина видимая из космоса имеет один размер, а видимая с земли совсем другой. Ничего страшного, если человек с поверхности земли увидит не тоже самое, что из космоса, но тогда обе сетки (или три сетки) — будут связаны дополнительным алгоритмом управления.

События в локации управляют фрагментами-облаками, выбором картинки, а облака управляют меньшим количеством фрагментов видимой из космоса новосферы.

Andrei Khanov Artwork 2019 01 01-05Life and death of the Novosphere. (diameter of 15,000 kilometers)
Andrei Khanov Artwork 2019 01 01-05Life and death of the Novosphere. (diameter of 15,000 kilometers)

Например, если число облаков — видимых с земли — фрагментов картин 800 миллионов — из 1200 существующих фрагментов — но они могут повторяться, каждый раз образуя новые сочетания. А в ноосфере, видимой из космоса — только 400 фрагментов, то можно передавать ноосфере только каждый двухмиллионный фрагмент. Или как-то иначе. Случайность не мешает.

2. Выбираем конкретные сигналы из локации, которые будут управлять выбором фрагмента картины.

Это может быть число пользователей из этой локации онлайн, число лайков на страничку сети или страничку этого перформанса из данной локации, число фото и Селфи или капитализация этой локации или вообще что угодно или все вместе.

Фрагменту картины присваивается индекс. Например — трёхмерный. i — номер существующей картины (в наличие около полусотни, отберём 36) j — номер фрагмента существующей картины (сейчас 36, но можно продлить до сотни) k — контраст от черно-белого до сатурейшн, и так далее. Можно менять спектр или ещё что-то — какие технические возможности такой онлайн коррекции существуют?

Можно на первом этапе вообще не редактировать картины. Оставить только два индекса — номер картины и номер её фрагмента. 36×36 = 1296. Достаточно.

Допустим — остановимся на самом простом техническом варианте — тогда необходимо — аналогично матрице картин — определить матрицу состояний локации и привязать её к матрице фрагментов картин. Для управления.

3. Скорость изменений — если события из локации слишком редки, и общая картина меняется слишком медленно — можно ускорить.

Мы делаем сейчас художественный образ, и с его помощью — презентацию будущих — более точных возможностей отображений событий локации. Делаем все теми технологиями, которые уже сейчас доступны.

Andrei Khanov Artwork 2019 01 01-05Life and death of the Novosphere. (diameter of 15,000 kilometers)
Andrei Khanov Artwork 2019 01 01-05Life and death of the Novosphere. (diameter of 15,000 kilometers)

4. Возможности просмотра:

4.1) Режим человека — можно через приложение на телефоне видеть фрагмент общей картины — как мы видим с земли фрагмент звездного неба.

Можно объявить конкурс на самый редкий узор, самый красивый фрагмент, неожиданный образ, и тд.

4.2) Режим почтиБога — вид из космоса на ноосферу, наверное она может вращаться. Как вид на планету с Луны. Как вариант — Это может быть просто файл виртуальной реальности — не на небе.

Возможно дать для сравнения модели известных планет и звёзд. Сравнить эту ноосферу с другим объектами космоса, или что-то ещё, для ощущения ее реальности.

Наверное — если это не усложнит задачу — следует представить возможность увеличивать/уменьшать ноосферу, спуститься под облака — просматривать небо в различных локациях — крутить её в пространстве и делать скриншоты, и тоже можно объявить конкурсы на самое редкое, необычное и красивое.

Andrei Khanov Artwork 2019 01 01-05Life and death of the Novosphere. (diameter of 15,000 kilometers)
Andrei Khanov Artwork 2019 01 01-05Life and death of the Novosphere. (diameter of 15,000 kilometers)

4.3) Режим Бога: Админа, экспертный платный режим — можно пока не разрабатывать, только обозначить, что он может быть, реализовать как сайт в интернете со статистикой, показывать результаты игры в наблюдение образов ноосферы, что чаще смотрели, что голубые фишки, какие прогнозы? Что зрители чаще фотографировали, что скачали в качестве скриншота, что распечатали, что купили?

Также, через этот экспертный сайт можно купить лицензию, права собственности на фрагмент, узнать — что ещё никто не видел? и так далее, но без усложняя задачи, теми средствами, какие уже есть.

5. Реклама на существующем сфероиде.

Это отдельный слой с «виртуальным музеем», вместо буклета. Стандартная краткая информация об авторе, которую можно скачать как pdf, переслать, распечатать, написать отзыв — зарегистрироваться в группе зрителей и так далее, перейти на сайт и посмотреть там трейлер и рекламный ролик.

Предоставить зрителю возможность, озираясь по сторонам — посмотреть уменьшенные до 4,5 на 12 метров картины через телефон. Такие «земные» виртуальные объекты-буклеты можно размножить на минимально возможных локациях, но не во всех — привязать эти виртуальные музеи к площадям, чтобы зритель мог прийти в определенное место и посмотреть там этот музей-буклет. А заодно — погулять по парку. Снять на видео такое поведение — объявить конкурс на лучшее видео.

Andrei Khanov Artwork 2018
Andrei Khanov Artwork 2018

Можно ввести элемент игры — найти чего-то на такой выставке и получить приз — фрагмент для скриншота. Или ещё что-то. Приз от спонсора или от владельца локации и т.п. Ключи от вселенной или от разума…

6. Блокчейн.

Заверифицировать сам факт перформанса, всю картину целиком и предоставить возможность приобрести права на виртуальные объекты, если кому-то это потребуется. Утром заявка — вечером блокчейн фиксация прав.

Andrei Khanov Artwork 2018
Andrei Khanov Artwork 2018

7. Музыка.

Ровно тоже самое, что сказано выше, тот же самый принцип. Состояние локации меняет коллаж инструментов, темп, ритм, тональность.

Но на этапе арт-концептуального означения идеи мониторинга состояния планеты — можно нарезать музыкальные треки на фрагменты и привязать к каждой конкретной картине свой клип. Треков много. Хватит.

8. Арт система доверия.

Это группа или микро-социальная сеть зрителей перформанса. Игра для продвинутых — которая продолжится после завершения перформанса, где можно общаться, знакомиться, искать профессиональные контакты, показывать друг другу трофеи, определять их уникальность.

9. Уникальность.

Внешняя Новосфера должна покинуть атмосферу Земли, стать новым объектом звездного неба. Как Луна или Марс. Частично — стать облаком комет вокруг солнца, видимым с земли. Стать источником наблюдения редких событий звездного неба. А затем — отделенное от материи сознание — должно улететь исследовать дальний космос со скоростью света или быстрее. Что само по себе перформанс. Как затмение. А затем — слать человечеству репортажи из дальнего космоса — отсыл к Стар Треку и крейсеру Галактике. Предложить киношникам и разработчикам игр франшизу.

Внутренняя Новосфера — в результате нарушения равновесия из–за отрыва внешней — должна разрушиться и упасть на землю, как рухнувшие небеса, целостное должно обратно расколоться на осколки простого человеческого мышления — и некоторые фрагменты пусть сгорят как метеоры, что само по себе будет шоу, но отдельные виртуальные объекты пусть оплавится и превратиться в скульптуры или осколки картин и станут редкими виртуальными предметами. Новая игра — искать их и коллекционировать.

10. История и рождение проекта.

По легенде — Новосфера рождается из потерянного человечеством нулевого Блока, находящегося в центре планеты и постепенно — по мере адаптации сознания к самому себе — показать дзен-монахов, проповеди — этот нулевой блок обрастает деталями и сейчас выходит на поверхность. Здесь он сталкивается со «сферической вселенной», у которой есть своя собственная история. Это завязка, сценарий. Голос за кадром.

Интересен эффект выхода новосферы из ландшафта в атмосферу. Терминатор внутреннего Света. Все это можно дать как видео историю или попытаться представить это рождение новосферы простыми театральными методами. Без виртуальности, как балет и концерт, а сама рождающаяся новосфера — тогда просто задник. Это презентация, как открытие выставки, концерт, приветственные речи.

Затем, эта новосфера выходит в атмосферу, поднимается и некоторое время там функционирует. Затем происходит её отрыв её внешней части от планеты, и крушение другой внутренней части.

Затем, перформанс снова превращается в миф, как кинорассказ из дальнего космоса, с Земли уже ничего не увидеть. Только коллекционировать редкие артефакты — её уцелевшие осколки. И фантазировать о путешествии свободной мысли человека во вселенной. Все символически и концептуально — без затрат или на деньги спонсоров.

Очередность времён нас не беспокоит, рождение и смерть новосферы, как и её существование на орбите могут протекать одновременно. Все эти истории — просто кино-мифы. Сама новосфера не материальна. Кто готов это понять — тот поймёт, для всех остальных — красивая сказка.

Андрей Ханов

2019 01 05

Отправлено с iPad

НОВОСФЕРА (ЭМОСФЕРА)

Посвящаю всем!

Эта история началась в канун католического Рождества и закончилось в канун Православного.

В ней, кроме меня, выступившего в роли художника, в конечном итоге, нарисовавшего метафору этого найденного коллективно концепта приняли участие:

Д, исследователь фактора успеха художественной практики из США.

А — философ, куратор и художник из Италии.

К — файн-арт-дилер и тайный художник-модернист из Украины, предложивщий метафору наших подлинных мыслей, как звёзд, а событий обыденной жизни как их отражений в обыденности. «Нам себя не преодолеть…» Печально и красиво. Вселенная все слышит, но молчит.

Все остальные участники — из Москвы.

Н и С — вдумчивые наблюдатели, С — еще режиссёр.

Г — негативно настроенный оппонент. Из тусовки И — коллекционера и арт-дилера устаревшего доцифрового типа (фрик-арта). Новый термин — не имеющий отрицательной коннотации, по аналогии с файн-артом (чтобы их как-то различать, контепрорари — по моему мнению — не удачный термин). Фрик-арт означает поздне-постмодерниский дискурс в российском арте, ведущий свою родословную от практики обстебывания всего и вся в 1980-х.

М, А и З — крокодилы (не несущий никакой отрицательной коннотации устоявшийся термин означающий арт-дилера нового цифрового типа).

Эпизодическую роль в этой истории сыграли ещё несколько крокодилов, несколько вдумчивых наблюдателей, несколько критиков, несколько ABC-художников из США.

Е — копирайтер и художник.

Вопрос

Проблему художественного осмысления ABC — ArtBlockChain — поставил Д.

Во всем мире новые визуальные технологии (VR, AR, ABC) — оказывают влияние на художественную практику, вызывают ответную реакцию художников и тем самым формируют новую арт-среду. С неясными принципами и свойствами.

Но, кроме простых имён чувств, вызываемых этим процессом оцифровывания художника и зрителя — никакого осмысления не происходит. Почему?

Что не позволяет феномену ABC — стать полноправный участником мирового художественного процесса? Роль личности? Концептуального персонажа, кто выскажет концепт? Можно ли его найти или придумать?

Да и просто не понятно, что есть это оцифровывание человечества?

Вопрос — почему так происходит? Почему простое и понятное всем решение не находится?

Поиск ответа

Разобраться в этой проблеме, а тем более решить ее — было просто невозможно без непосредственного погружения в арт-среду, причём — прямо в жерло вулкана — в область терминатора оцифрования. Между новыми безумными (на мой взгляд) крокодилами и их блокчейн-файн-арт художниками и прежними, не менее безумными (по моему мнению) фриками и их фрик-арт художниками.

Безумие я трактую буквально — без ума — без четко сформулированного концепта творчества.

Первый разговор с фриками у меня состоялся в 1988 году и первым художником такой формации, которого я встретил был Т.

Он тут-же обстибал меня, повесив детский кораблик на забор (выставка называлась «Авангард на заборе»).

Я ответил ему определением его творчества — матарекурсия (демонстрировать в музее картину, представляющую собой туристическую открытку, с видом этого музея, купленную тут же, в сувенирном киоске этого музея), он именно так и поступил. Добавив лишь большую порчевую тряпочку, натянутую на подрамник. На нее он приклеил открытку.

Факты:

Фрики игнорируют крокодилов и наоборот. Художники, отвергнутые фрик-дилерами — сейчас находят поддержку крокодилов. Но есть успешные крокодилы, которые вообще умудряются обходиться без художников.

В целом же, новыми ABC-художниками становятся те художники, которые смогли найти компромис с крокодилами и соединить их корпоративную культуру с своей художественной.

В этом я вижу отголосок великих концепций постмодернистский философов 1980-х о консенсусе всех философских культур — как о новой философии будущего.

Но, что этот консенсус представляет собой предметно? Мыслители 1980-е ответа не дали. НетОтвета — это и есть фрик-арт.

Безусловно, среди новых ABC-художников, но далеко не всех, заметно стремление к концептуализму и к постмодернизму — как к переосмыслению и выражению идей — новыми визуальными средствами (новый крипто-концепт) и/или — к вольному переозначению самих ABC-технологий (криптопостмодергизм).

А также — к новой крипто-нарративности страха матрицы (шанс контроля над которой — как раз и мотивирует финансовую активность крокодилов) и к новому (как говорит Д) криптогринпису — как протесту и борьбе художника против крокодилов, как загрязнителей новой арт-среды.

Авторство концептов

Концепция Д. — проста и понятна, по крайней мере мне, на простом примере.

Как модерн-изм — доводил метафору модерна (научного усреднения метафоры живописи до нарисованного театра), так и крипто-модерн-изм доводит коммерческие ABC-арт-проекты крокодилов до абсурда. Высмеивает криптотеатр живописи криптофриков.

Эти определения — кроме криптогринписа (авторство этого термина у Д.) — в книге ливерпульского университета — дала группа британских исследователей ABC-арта ещё весной 2017 года.

Концепция модернизма — Юбера Дамиша из 1980-х.

Но подавляющее большинство ABC-арт-проектов представляют собой сейчас именно крокодилий крипто-китч и крипто-файн-арт.

Ответ

Окончательный ответ на вопрос об ABC-арте, что это такое? Чем необычна такая новая цифровая арт-среда? — пришёл неожиданно.

Е — мастер всему давать четкие имена, заметила тенденцию поведения художников в коммерческих (популярных) ABC-проектах, например в соцсетях — которой дала имя «эмоджи» — это попытка аппелировать к эмоциям читателей, побуждая их к интерактивной ответной реакции на сообщение. Этот простой метод давал прирост подписчиков (тот самый «вирусняк»).

Ч Тутберидзе (глюк айфона — я хотел сказать «я" — но айфон дал моему я новое имя :) отметил, что Арт-блокчейн концептуальные проекты создания систем доверия — эксплуатируют ровно туже же самую технологию — побуждение к доверию, через ответную реакцию. Как сказал З — "людям больше нравится то, чем они владеют». Создай иллюзию собственности на виртуальную вселенную.

Гипотезе требовался эксперимент — предложить наиболее недоверчивому крокодилу такую приманку и если тот клюнет — зафиксировать сей факт — и отпустить его обратно в болото. Из экологических соображений. Как рыбаки спортсмены отпускают пойманных акул или тунцов.

Так все и произошло, глобальной метафорой (картиной) этого концепта Е. — стали нарисованные мною виртуальные небеса — эмоциональная новосфера, которой А — дал определение как метафоре новой эмоциональной оболочке нашей планеты, в которой (благодаря ABC-технологиям) — эмоции распространяются со скоростью света (радиоволн) — что создаёт — в эиоциональной сфере — различные квантовые и сингулярные эффекты — вроде штормов и ураганов — то есть осмысления и означения самой среды.

Это и есть ответ на вопрос Д.: эмоциональная жизнь планеты отделилась от медленных средств общения и ускорилась, благодаря формированию новой электронной среды.

Имена чувств и их концепты — а тем более метафоры — из–за такой вдруг увеличившейся скорости распространения — просто не успевают возникать в доцифровых формах (до световых скоростях эмоций).

Но, вместо них, теперь возникают новые формы имён и концептов — нарушая платоновы правила — не до, но после понятных художественных метафор.

Оцифрованные чувства и эмоции — те же лайки и баны — образуют в компьютерной памяти — эфимерные формы, квантовым дефектом которых — как раз — и является новое цифровое сознание нового оцифрованного человечества.

Благодаря новым энштейновым скоростям распространения человеческих эмоций — возникает новая эмоциональная оболочка планеты — эмосфера, или как я сам ее называю (имея в виду более сложные, чем просто эмоции — квантовые структуры — ее дефектов) — новосфера.

Из случайных сочетаний спонтанных оцифрованных эмоций — рождается новая структура, которая и поясняет нам (по-новому) природу нашего разума.

Однажды эта эмосфера — окрепнет интеллектуально и окончательно отделится от породившей ее белковой природы нашего сознания и (тогда, наверное) — отправиться исследовать дальние уголки вселенной.

А что художник? Какова его роль?

Кто-то ее чувствует, потому и сходит с ума от этих ABC-технологий и от открывающихся через них — возможностей бизнеса, или контроля за потребителем-электоратом, кто-то даёт таким своим новым чувствам — такой новой виртуальной реальности — имена, кто-то определяет эти имена словом, к кому-то приходит понимание самого этого нового объекта чувств, а художник просто наслаждается процессом такого творчества, непосредственно — создавая воодушевляющие метафоры — символы понимания причин собственного наслаждения жизнью.

Все мы (люди) черпаем — каждый своё — из единой квантовой бочки разума.

Для художника вопрос — это метафора ответа.

Что и было сделано. В канун православного рождества.

Нарисована новосфера.

Нарисовать невидимый объект — значит сделать его познаваемым.

Часть вторая

Природа новосферы — мои картины. Они представляют собой компьютерные файлы, созданные случайными сочетаниями, деффектами коммерческих технологий.

Этих картин — десятки тысяч, Каждая имеет размер километр на полтора. Достаточно, чтобы (с учетом) повторов, что тоже элемент случайности — окружить всю планету на орбите 10000 километров.

Случайность случайности проявляет структуру случайности, которая, как волны разума, прокатывается по невидимой неоцифрованному человеку эмосфере. Это как облака и ураганы.

Технически — нет никаких препятствия связать эмоциональную реакцию каждого человека с состоянем общей орбитальной новосферы. Я просто выступил живым прибором, считывая эмоции окружающих меня людей и отразившим их состоянием эмосферы.

Когда мы видим общую картину — это меняет нас самих.

Что вызывает эти эмоциональные волны — то есть разум?

Я считаю — дискурс (очередность стадий мышления).

Дискурс — как я понял, наблюдая за новосферой — это просто квантовое искажение ровного эмоционального фона.

Сколько дискурсов (48) — столько и типов квантовых искажений.

Все мы смотрим на один и тот же объект — жизнь. И в зависимости от того, к какой из шести сторон мы на него смотрим и, как при этом наклоняем свою голову — такой частный взгляд и есть дискурс, сама же жизнь — такая какая она есть — недоступна нам как истина.

Люди понимают или не понимают друг друга, тем самым внося гармонию или конфликт в состояние эмосферы. От локации к локации эти волны усиливаются или гаснут, закручиваются в смерчи или приводят к полному штилю.

Находясь в определенной локации, мы просто не можем понять природу этих волн и предсказать их. Как погоду.

Дисгармонию вызывает ошибки мышления собеседника. Но, эти ошибки только кажутся нам ошибками. Стоит лишь посмотреть на новосферу — это становится понятным.

Художник просто жаждет наслаждается творческим процессом, когда революционер силится его понять. Философ — наслаждается пониманием творчества, а его оппонет софист — понимает природу таких наслаждений. Каждый на своем месте.

Профессор или чиновник — лучше понимает символы, генерируемые художником, а психоделический гуру — наслаждается их пониманием. Ремесленник наслаждается своей жаждой взломать символы художника. И так далее, 48 вариантов.

Все люди разные. Кто видит что-то одно и другие видят в этом его видении что-то совсем другое. Глупо спорить.

Эмосфера и есть постмодернистский консенсус — предметно. Его виртуальный образ. Простой и понятный.

Андрей Ханов

2019 01 06

Часть третья. Рехнувшиеся небеса Fallen Sky

2019 01 07

Наши точки зрения на один и тот же предмет могут различаться.

Например: кон-темп и контемпрорари. В России есть точка зрения о связи этих терминов. Современное искусство — как контр-пункт классического. Может быть.

МодернИзм против модерна. Высмеивание усредненной метафоры живописи, как нарисованного театра. Это уже французская точка зрения. Доведение сцены, пьесы, реплик актера и метафор «живописи, как театра изначально» — до абсурда.

В Германии иная точка зрения — дело в том, что в английском языке есть две метафоры перевода хайдеггеровской локации ДазАйн — здесь и сейчас (мир на расстоянии вытянутой руки) и мир современника — контемпрорари ворлд — ДазМан. Не здесь и не сейчас. Перевод его текста «Бытие и время» на английский не требует новых терминов, так как они уже есть. Немецкие социологи так поясняют термин контемпрорари арт, как китч.

Я — для себя — называю его фрик-арт. Его девиз: «Ответ в том, что ответа нет». Правда в том, что бы обстибать того, кто думает иначе. В качестве метода используется самая обычная постмодернистская игра в слова — точнее в многовариантность возможных их смыслов и значений.

Я не связываю фрик-арт с постмодернизмом. Это его вырождение с игры в слова до цинизма.

Так, как по моему мнению — эстетика постмодернизма 20-го века — преследующего цель познания, пусть и вне истины — есть европейский аналог американской прагматической эстетики 19-го века. Просто семиотика стала семиологией — структурализмом, аналитической традицией. А затем — постструктупализмом — возвратом к оригиналу — семиотике.

Постмодернизм — рисует тот же знак, как и псевдорунистика Гвидо фон Листа, воодушевившая Аненербе — безусловно чудовищно бесчеловечную организацию. Первый политический пример прагматизма — Дуче. Каждая целевая аудитория электората получает ровно то, что способна понять. Эклектика как принцип.

Европейский (русско-немецко-францезский) континентальный постмодернизм не случайно слился с англо-американским неопрагматизмом 1980-х. Его центр и единственный форпост — сейчас — Оксфорд. Ранее был еще и Принстон.

В основе любого знака — другой знак. Истина — это просто обрыв нити знаков. Сама нить напоминает современный блокчейн. И в блокчейне может быть обрыв цепочки знаков — ложная истина. В неирархической сети этот обрыв можно просто не заметить. Хотя сама бесструктурная структура — вполне себе метафора постмодерниского консенсуса всех направлений.

Континентальный постмодернизм, на мой взгляд, пусть и в других терминах, чем американский прагматизм рисует тот-же самый знак вариантов возможных направлений мысли.

Есть идея, наример — идея виртуальности нашего сознания, абстракции, отрыва от породивших его органов. Чего нет у животных. Эта идея — изначально — не имеет ни формы, ни смысла, ни значения.

Сравним триады прагматизма и постмодернизма.

Форма идеи — икона, указатель и символ — в прагматизме и — нечто невнятное — ризома — детерминированный хаос — в постмодернизме. А также — иконическое общество потребления и символическая поэзия модернизма. Постмодернизм — принципиально — лишь указывает на идею, то есть подчеркивает ее индексальность.

В 1991 году постмодернист Жиль Делёз утонил триаду: аффект, перцепт и концепт. Сконцентрированные переживая, впечатления и умозаключения. Знак произведения искусства — застывший памятник этим трем аспектам нашего мышления. Я так понимаю, он имел в виду, что это одновременно и три части триады и три варианта каждой части. Иначе, отличия от прагматизма существенны.

В начале 20-го век Мартин Хайдеггер связал варианты формы идеи с восприятием времени — иконический ДасМан (ЭтоЧеловек) и символический ДасАйн (ЭтоБытие). Наверное, можно представить и нечто среднее — МанАйн (ЧеловекоБытие) — постмодернизм.

Напомню, концепция души у Платона — сочетание ярости, страсти и мудрости — как и три чувства подлинного бытия древних даосов — его ритма, проглядывающегося за чередой событий житейской обыденности, переменчивость наших представлений о нем и понимание, что такие наши чувства ритма и переменчивости влияют на нашу судьбу. Памятник таким чувствам — это картина, композиция — единство цветового баланса, равновесия форм и актуальности метафоры.

Конфуций реформировал даосизм, заменив принцип соответствия суаства и композиции — Дао — метафорой пропасти непонимания между людьми. Один край которой чисто человеческое желание высказаться о своем чувстве иного бытия (постпрагматическая ирония по отношению к любому знанию, желание переписать все словари) и также чисто человеческое нежелание ничего слушать, когда тебе об этом горят другие (постпрагматическая общечеловеческая солидарность, консерватизм, обычай). Важна гармония 4 элементов мышления из пяти возможных. по правилу золотого сечения. То есть — дискурс.

Смысл выбранной формы идеи (наша ее интерпритация) — вера в свою правоту, факт и философская концепция (точное определение словом) в прагматизме и — опять нечто невнятное в постмодернизме — нарративность, что скорее соответствует факту.

Значение, достоверность нашего означения идеи ее смысловормой — ремма, образ-эксперимент и аргумент в прагматизме и самоирония, единство означающего и означаемого и отвергаемая звериная серьезность в постмодернизме.

Получается, что постмодернизм, в отличие от более отрешенноего — в этом отношении — от реальной жизни прагматизма, лишь описавшего матрицу возможных знаков (матрицу 10-ти целевых аудиторий) — подчеркивал новый серединный знак — пример-ризома, факт-нарративность, ремма-самоирония и дистанционировался от знаков других типов, как от знаков переживания, так и от знаков умозаключения, как от симулякров модерна — общества потребления, так и знаков противоположного ему моденизма — творческой иронии, концептов и аргументов. Но, к началу 1990-х постмодернизм унифицировался с прагматизмом. Знаков может быть много. В этом помог компьютер. Вместо игры в слова — удобство интерфейса доступа к общению, власть эмоций. Непосредственная эмоциональная игра.

Пересечение прагматизма и постмодернизма — в понимании, что бессмысленно выдавать обрыв цепочки мыслей за истину. Бессмысленно реконструировать оборванную нить. Она снова оборвется. Важно найти консунсус того, что есть. Это и есть наша жизнь, другой не будет.

У каждого знака мышления — своя правда. Компьютер почти способен одновременно показывать разным знакам то, что они считают правдой. Это новые квантовые принципы коммуникации. Но, пока этого еще нет. Иначе рождении эмосферы бессмысленно. Не будет волн разума.

Дискурсы психоанализа Жака Лакана — те же самые знаки. Но, рассматривается на три, а четыре аспекта души. Сама трансцендентальная идея отражена в теории дискурса — как непреодолимое желание.

Его символ — например картина — это форма идеи, то есть — тип аффекта или имени чувства.

Удовольствие созерцания формы идеи — перцепт — есть метафора имени желания, как его символа и смысл, как точное определение такого имени словом (или иначе, танцем, звуком, изображением) — что есть интерпретация желания.

Например — картина может вызывать эстетическое удовольствие, а может и не вызывать. Если вызывает, то — содержащаяся в картине — незримая идея, посетившая художника — обрастает смыслами зрителя.

Значение — понимание метафор — у Платона — концепт у Делеза — единство означающего и означаемого у Бахтина (искусства и жизни) — есть понимание причин удовольствия созерцать символы желаний.

Открытие Жака Лакана — в том, что очередность таких этапов мышления в дискурсе может быть какой угодно. Дискурс и есть определенная очередность этих этапов мышления. И эти знаки — в диалоге — могут образовывать устойчивые или неустойчивые сочетания — социальные игры. История человека — смена таких дискурсов. Главных социальных ролей.

Юбер Дамиш объяснил смену трендов искусства такой исторической игрой дискурсов. К концу 20-го века все роли нашли объяснение. Дискурсивная история остановилась. Началась история сочетаний дискурсов.

Представьте себе банк, где на каждый возможный узор отпечатка пальца открыт счет с каким-то внушительным количеством долларов. Вы приходите в банк, прикладываете палец и снимаете свои деньги со счета. В разное время доступ был лишь к определенному отпечатку, не ко всем. Сумма счета была больше. Получивший средства представитель, распределял средства между другими знаками по своему усмотрению. Пилил. Это и есть мировая пирамида верификации значений событий, с Оксфордом на вершине.

Но, со временем — доверие банкира к потребителю возрастает — и разрешенных вариантов становится больше и больше. Сумма счета снижается.

Это могут быть не деньги. Власть, знание, право наслаждаться жизнью, давать своим чувствам имена, формулировать их концепции, исполнять свои желания. Заниматься творчеством.

Но, всё может быть и так и может быть не так. Другой взгляд не мешает, одни увидят в одной и той-же картинке — груду камней, другие лицо на Марсе.

Тоже самое касается и арт-блокчейна (ABC -ArtBlockChain).

Поделюсь собственными наблюдениями.

Это феномен, в общем-то уже описанный, тот самый семиотический знак в новых терминах: есть варианты формы идеи виртуальности (VR, AR и ABC — 💫ArtBlockChain), есть варианты смыслов такой формы (хайп, факт, определения), есть варианты значений (ирония, образы-эксперименты и аргументы.)

Но, в целом, феномен — я так думаю — определён (мною) пока не убедительно, я продолжаю эту работу — от всех прочих этот феномен отличается большей фрагментарностью, никакую прочную нить пока найти не удаётся. Приходится использовать те, что есть.

В апреле в Москве и в мае в Нью-Йорке будут очередные попытки её найти.

Но, таких разговоров сейчас очень много, а самих камней- метафор арт-блокчейна — ещё больше. Декабрьский разговор в пушкинском музее конечно не был уникальным, в том смысле, что это самое обычное дело — корпорации пиарят свои коммерческие продукты, предлагая художникам коллаборации. Один из множества примеров.

Но случай (все равно) — был редкий, музеи обычно не реагируют.

Проблема в конкуренции, музей консервативен, медлителен, но надежен, а в арт-блокчейне — всегда, нажатием кнопки — владельцем приложения — произведение можно выключить, или сменить на нечто другое. Нет защиты от подлога. Кроме того музей, как институция первичной верификации значения произведения искусства — конкурент арт-блокчейну.

В арт-блокчейне все события происходят в некотором новом пространстве, оторванном от материи прежних правил. Дикий Запад цифровых технологий. В такой груде камней-метафор сложно увидеть сами их концепции. Легко подменить подлинное значение — его симуляцией блокчейном.

Тем не менее — это работает, то есть — является феноменом. Даже музеи сдаются. Пример пушкинского это и показал.

Я попытался связать арт-блокчейн как феномен — с охотой на эмоции. Как увеличить число подписчиков инстаграмма? Как вызвать доверие? Ответ блокчейна: сузив мысль до эмоджи. Упростив дискурс до символа желания.

Корпорации пытаются сделать из художественной практики подобную технологию. Роботизировав эмоциональную сферу человека. Заключив его чувственность в новое воображаемое пространство, контролируемое машинами, которых — в свою очередь контролирует бизнес-интерес.

Коллаборации художественной практики и корпоративной культуры и есть (на мой взгляд) — первые робкие попытки арт-блокчейна, первые технологизированные арт-системы доверия. И одновременно средства порабощения, подмены, манипулирования.

Цифровые технологии облегчают эту задачу, но реально они доступны пока только 10% владельцев айфонов и 5% гугл-фонов. Сами технологии — пока еще крайне несовершенны и видимо потому корпорации приглашают к свои проектам художников, или часто обходятся без них, как в России (ограничиваются бесплатным клипартом). Это ещё не матрица, но её художественный образ. Макет, трейлер.

Конечно уже есть художники, своего рода блокчейн-гринпис, как говорит Д. — которые видят эту новую, оторванную от человека эмосферу и защищают от нарушающих экологию — нефтяных вышек интернет-приложений.

Это самый интересный (на мой взгляд) момент — игра в виртуальность, — есть игра в оторванность эмоций от человека — она и создаёт саму эту новосферу. Как метафору мышления — океана, по которому пробегают волны эмоций, вызванных консенсусами и конфликтами дискурсов.

Но, в отличие от прежней локальной среды — картины, фильма — локализованных в пространстве — эти волны — проносятся между локациями с эйнштейновскими скоростями электронов, как воображаемых лучей лазера, вызывая в ноосфере сингулярности и квантовые дефекты, которыми возможно и являются элементы дискурса.

Это и символы, как имена и концепты имён, и метафоры концептов, так и сама наша способность понимать эти имена своих чувств, через метафоры их концептов. Очередность этапов может быть какой угодно. Всевозможные типы квантовых искажений эмоциональной сферы — возможно — и есть эти дискурсы.

Если это так, то при должном развитии компьютерных технологий эта локализованная в памяти компьютера (и одновременно лишенная привычной нашему пониманию локации в пространстве) — новосфера окрепнет интеллектуально, сойдёт с земной орбиты и отправиться исследовать дальний космос.

Вот здесь я вижу тему для возможного разговора — все это уже было, пусть я понимаю это и не совсем так, как можно понять их других метафор — других художников — это уже не важно. Важно разнообразие ответов.

Важно, что появилась новая среда распространения такихответов, напоминающих по форме все то, «что уже было в искусстве». Все стили. И сопротивление этой нелокализованной среды — гораздо меньше прежней, привязанной к конкретным локациям (к памятнику, к музею, к картине, к фильму), а скорости, напротив — возрастают до предела.

Возникает вопрос о природе искусства. Мы на него не ответим, но можем сравнить два камня, прежний аналоговый монумент из 19-20 века и новый цифровой, который пока лишь крошечный камешек на месте будущего памятника. Но он уже обозначен.

Мой ответ на свой же вопрос — ничего не меняется, кроме наших же заблуждений относительно самих себя, лишь возрастает мощность и скорость распространения эмоциональных волн нашего удивления этому.

Эту чекнутые (взбесившиеся, рехнувшие, рухнувшие) небеса, смотрите картины.

Андрей Ханов

2019 01 07

Author

 Tata Gorian
Comment
Share

Building solidarity beyond borders. Everybody can contribute

Syg.ma is a community-run multilingual media platform and translocal archive.
Since 2014, researchers, artists, collectives, and cultural institutions have been publishing their work here

About