Написать текст
we

Жданов

Andrey Yuryev 🔥
+7

Главный идеолог сталинизма, основатель могущественного агитпропа, автор знаменитого доклада о творчестве Зощенко и Ахматовой, второй человек в партии после Сталина, посмертно породнившийся с вождем — сын Жданова, Юрий был женат на Светлане Аллилуевой. История наказывает забвением. Долгие годы, в отличие от других героев сталинской эпохи, о Жданове практически не вспоминали.

«Steinway& Sons»

10 февраля 1934 года завершился XVII съезд ВКП (б), так называемый, «съезд победителей». Сталину срочно понадобился ответственный секретарь для ведения насущных партийных дел. Он предложил должность С.М. Кирову, но тот отказался, сославшись на занятость в Ленинграде. Тогда Сталин и вспомнил о председателе нижегородского крайкома Жданове. Его освобождают от должности первого секретаря Горьковского крайкома и переводят в Москву для работы в Центральном комитете. Члены политбюро наблюдали, как стремительно на их глазах зарождалась удивительная дружба между Сталиным и его новым секретарем. В первый год, Жданов посещает кабинет Сталина ежедневно, иногда проводя там по нескольку часов. На заседаниях он мог непринужденно отпустить шутку и высказать своё мнение по обсуждаемому вопросу, даже если оно не совпадало с мнением вождя. Он никогда не хамил и не повышал голоса на подчиненных. Все, включая недоброжелателей, отмечали чрезвычайную мягкость и обходительность Жданова, вне зависимости от того, с кем он говорил. Никита Хрущев писал об этом так: «Жданов был умным человеком. У него было некоторое ехидство с хитринкой. Он мог подметить твой промах и подпустить иронию…» Жуков, у которого со Ждановым были очень сложные отношения, вспоминал : «Перед войной, единственный из ближайшего круга Сталина, кто на моей памяти и в моем присутствии высказывал иную точку зрения о возможности нападения немцев, был Жданов. Он неизменно говорил о немцах очень резко и утверждал, что Гитлеру нельзя верить ни в чём». Спустя много лет, в 1975 году Вячеслав Молотов кратко резюмирует: «Сталин Жданова больше всех ценил. Просто великолепно к Жданову относился».

В чем была причина такого небывалого расположения? Сталин был старше Жданова почти на двадцать лет, но несмотря на разницу в возрасте, у них оказалось много общего. Оба увлеченно занимались самообразованием, собирали обширные личные библиотеки. Сталин — недоучившийся семинарист. Образование Жданова — высшее, едва начатое. До революции он успел отучится только один семестр в московском сельскохозяйственном институте. Хорошо известно о «бытовом аскетизме» Сталина. Эта черта была характерна и для Жданова. В должности главы Нижегородской области, он жил чрезвычайно скромно: занимал с семьей две комнаты в коммунальной квартире. Когда Жданов переехал в Москву, ему выделили просторные апартаменты в Оружейных палатах Кремля. Вся мебель была казенная. Из буржуазного только библиотека и рояль. Он знал множество песен: от русских народных до романсов Вертинского, обладал прекрасным тенором. Сталин это любил. На знаменитой ближней даче, специально для Жданова был заведен рояль «Steinway& Sons» из красного дерева. За ним Жданов играл и пел, а Сталин слушал и подпевал. В репертуаре были не только народные песни, но и частушки, от которых краснел даже Никита Хрущев.

Жданов был единственным из членов политбюро, кому Сталин дозволял оставаться ночевать у себя на даче после знаменитых «тайных вечерь». Андрей Александрович любил крепко выпить, но Сталин, зная эту слабость, никогда не спаивал его, в отличие от других. В последние годы, Сталин следил, чтобы товарищу Жданову и вовсе спиртного не наливали. Анастас Микоян вспоминал, грустного молчаливого Андрея Александровича, сидящего за столом с бокалом лимонада. После смерти Жданова — он умер от инфаркта в 1948 году: рояль на сталинской даче закрыли чехлом. Больше на нем никто не играл. В последние годы Жданов часто повторял: «Я не хочу пережить Сталина». Он был идеальным замом, вторым лицом, никогда не претендовавшим на полноту государственной власти. Сталину принадлежали главные солирующие партии. Жданов был его бессменным аккомпаниатором.

«Три сестры» и «Дядя Ваня»

Андрей Александрович Жданов родился в Мариуполе 26 февраля 1896 года. Вскоре после его рождения семья переехала в Тверскую губернию. Все предки, главного идеолога сталинизма были связаны с русской православной церковью. Дед по отцу — приходской священник. Отец, Александр Алексеевич Жданов, закончил Московскую духовную академию, получил степень магистра богословия. Именно в стенах академии, он становится атеистом и увлекается идеями социал-демократов. Крамольные взгляды Жданов-старший излагает и студентам на своих лекциях, утверждая в частности: «Не Бог создал человека, а Человек создал бога». Дело оборачивается грандиозным скандалом: его отстраняют от преподавания, а затем и вовсе изгоняют из академии.

Мать Андрея Жданова, урожденная Екатерина Павловна Горская-Платонова — дочь профессора еврейского языка и библейской археологии. В роду Горских-Платоновых встречались и богословы, и епископы и ректоры духовной академии. В семье шутили, что Екатерина Павловна состоит в родстве со всем Священным Синодом. В каком-то смысле, склонность к идеологической работе у Андрея Жданова была наследственной. Православие являлось официальной государственной идеологией Российской Империи, а Священный Синод своеобразный прообраз агитпропа, созданного Ждановым в тридцатые годы.

Его детство прошло в окружении трёх старших сестер. В семье Андрей был всеобщим любимцем. Отец лично занимался образованием сына, внушая любовь к естественным наукам и марксизму, но не забывая и «основ православной культуры», как сказали бы теперь. Екатерина Павловна, прекрасная пианистка, привила сыну любовь к классической музыке. У Андрея оказался абсолютный слух.

В 1909 году скоропостижно умирает Александр Алексеевич. Это стало большим ударом для семьи, лишившейся кормильца и, конечно, глубоко потрясло тринадцатилетнего Андрея. Старшую сестру забирает на попечение, брат отца, Иван Алексеевич. «Дядя Ваня» (так племянник Андрей обращался к нему в письмах) преподавал греческий язык в семинарии в Переславль-Залесском. Как и его брат, он относился к классическому типу провинциального интеллигента-народника. С ним связан один замечательный эпизод, на который обратил внимание биограф Жданова, А. Волынец: «В 1923 году известная художница Ольга Людвиговна Делла-Воскардовская углём и мелом напишет портрет своего хорошего знакомого Ивана Алексеевича Жданова. Но куда больше она известна дореволюционными портретами Николая Гумилева и Анны Ахматовой. Дальнейшая политическая история и история русской литературы тесно свяжут имена А.А. Ахматовой и А.А. Жданова».

Со смертью отца «чеховский» период жизни Андрея Жданова заканчивается. Государство назначает семье довольно значительную пенсию, но несмотря на это, семья живет бедно. Андрей продолжает учёбу в тверском реальном училище. По всем предметам, кроме рисования, учится на «отлично». Интересный факт, преподавателем музыки в училище был Александр Васильевич Александров, будущий автор музыки гимна СССР и основатель знаменитого военного ансамбля песни и пляски. Окончив училище, Жданов поступает в московский сельско-хозяйственный институт. Успевает отучится один семестр. Начинается Первая мировая война. Андрея назначают заведующим «волшебным фонарем» в одном из госпиталей. Будущий основатель агитпропа, показывает раненным солдатам жизнеутверждающие диафильмы. Через много лет он вместе со Сталиным будет внимательно просматривать все новинки советского кинематографа, на предмет идеологической выдержанности.

Вскоре он возвращается в Тверь, где сближается с местными социал-демократами. Сын Жданова вспоминает рассказ отца об этом времени: «Первое партийное поручение было такое. Я пришел в партийную организацию. Мне сказали: иди, купи гармонь и в течение месяца научись играть. Я пришел через месяц, сказал, что гармонь купил и играть научился, и меня направили заниматься пропагандой среди молодежи». Андрей Жданов получает «официальную» подпольную кличку «Юрий» (этим именем Жданов назовет своего единственного сына) и право впоследствии гордо указывать в анкетах: «член партии с 1915 года».

Товарищ Андрюша

7 июля 1916 года в московский сельско-хозяйственный институт поступает справка: «Даю сведение канцелярии, что я призван на военную службу, как родившийся в 1896 году. Студент с/х отделения Андрей Александрович Жданов». Через месяц он оказывается в Тифлисской школе подготовки прапорщиков, затем — перевод на Урал, в город Шадринск. Здесь Жданов встречает Зинаиду Александровну Кондратьеву, главную и единственную любовь своей жизни. Они венчаются в церкви, несмотря на атеистические взгляды жениха.

Во время бурных революционных событий 1917 года, Жданов впервые проявляет себя на митингах, как талантливый оратор. Тогда же в местной газете выходит и его первая статья — «Перспективы рабочего движения». Настоящую славу среди обывателей Андрею Жданову приносит постановка «Касатки» А. Толстого на сцене клуба Общества взаимопомощи приказчиков. В спектакле играли не профессиональные и не совсем трезвые артисты, но публика была в восторге. Шутки скоро кончились. В город нахлынули деклассированные элементы, дезертиры, а также сбежавшие из местной тюрьмы уголовники. Толпа разгромила винные склады и принялась штурмовать спиртовой завод. По описаниям очевидцев, солдаты тащили водку ящиками, используя поясные ремни. Город после этого был подвергнут пьянству почти полтора месяца. Жданов принял активное участие в подавлении пьяного бунта. Не разграбленное спиртное слили в реку.

В 1937 году на запрос историка Исаака Минца по поводу включения биографии Жданова в издания по Гражданской войне, был получен такой ответ: «Вообще всё о моей персоне предлагаю вычеркнуть». Жданов не был военным человеком. Его стихией была агитация и пропаганда. Весь 1918 год оборачивается для него нескончаемым бегством от наступающей армией Колчака. В конце концов, Жданов не выдерживает — на руках беременная жена, и он принимает решение вернуться в Тверь. Здесь в 1919 году появляется на свет сын Юрий. Бывшие соратники по тверскому кружку социал-демократов утвердились во властных органах. Не удивительно, что Жданова избирают с члены губернского комитета РКП (б.)

В 1922 году Жданова переводят в Сормово, а через два года он уже избирается руководителем Нижегородского губернского комитета партии. Начинается «горьковский» период биографии, который останется одним из самых любимых и плодотворных. Спустя много лет Светлана Аллилуева, ставшая женой Юрия Жданова, вспоминала: «Когда-то, в начале своей партийной деятельности, он руководил Горьковской областью, где строил первый автомобильный завод, — это были лучшие годы его политической карьеры». Однако в семейной жизни случилась драма. В 1927 году, забрав с собой маленького сына, жена уходит от Жданова к Г.Н. Амосову, председателю Нижегородского горсовета. Он был фактически подчинённым Жданова. В 1933 году она вернется к мужу. Доподлинно неизвестно, что послужило причиной этой размолвки. Возможно, она была тривиальной — Андрей Александрович любил выпить.

В августе 34 го

Летом 1934 года Сталин приглашает Жданова на свою кавказскую дачу в долине Мацесты. Сын Юрий, которого отец взял с собой, вспоминал: «Итак, мы едем к Сталину. Минуем ворота, подъезжаем к дому. На балконе Сталин и Киров, они живо что-то обсуждают. После встречи и знакомства Сталин, Киров и Жданов уходят куда-то в кабинет, где обсуждают проекты учебников по истории нашей Родины и новой истории». Результатом этих обсуждений станут, замечания по основным принципам изучения и преподавания истории, изданные в 1936 году:

«Нам нужен такой учебник истории СССР, где бы история Великороссии не отрывалась от истории других народов СССР, — это во-первых, — и где бы история народов СССР не отрывалась от истории общеевропейской и вообще мировой истории, — это во-вторых».

Фактически, это был первый манифест сталинизма, новой государственной идеологии. Главным архитектором этой идеологии становится Жданов. 17 августа 1934 в Колонном зале Дома союзов открывается заседание Первого Всесоюзного съезда советских писателей. Организация съезда была поручена Жданову. Здесь он впервые озвучивает главные принципы социалистического реализма. Жданов курирует не только литературу и образование, но и кинематограф, СМИ, словом, всю информационно-культурную сферу жизни.

В декабре 1934 года был убит С.М. Киров. Начинается эпоха «большого террора». Жданов, разумеется, принимает в нем полноценное участие. Его подпись значится на 177 папках с расстрельными списками. Жданов руководит чисткой ленинградской парторганизации. Затем едет в Оренбургскую и Башкирскую области с той же целью — очистить аппарат от врагов народа. Аресту подвергается и председатель нижегородского горкома Амосов. Супруга Жданова отреагировала на это так: «Если он враг народа, тогда и я — враг народа». Жданов употребил свое влияние: Амосова оправдали. В те времена это была большая редкость.

Впрочем, основная деятельность Андрея Александровича в эти годы сосредоточена на идеологическом фронте. Он принимает участие в разработке новой конституции 1936 года; в 1937 году лично курирует подготовку к столетию со дня смерти Пушкина; создает новые «красные семинарии» — курсы подготовки партийных работников. Возникает потребность в универсальном учебнике, своеобразном «священном писании сталинизма». В 1938 году выходит в свете «Краткий курс истории ВКП (б)». Жданов один из главных авторов. Работа переводится на десятки иностранных языков. Мировой тираж превышает знаменитый «манифест коммунистической партии». При участии Жданова появляются такие «тренды» сталинизма как «челюскинцы» и «стахановцы-комбайнеры». Помимо культа Сталина возникает целый иконостас «малых культов». Был и небольшой «культ Жданова»:

«От полюса до Дагестана,
Родные для нас имена,
Калинин, Литвинов и Жданов,
Их знает и любит страна»

В 1940 году происходит занятный казус. Жданову докладывают: в Москве издан сборник стихов поэтессы Ахматовой. «Кто допустил издавать этот блуд во Славу Божию?!» — возмущался Жданов. Сборник было велено изъять из продажи, но его раскупили так молниеносно, что изымать было уже нечего.

Внезапно, идеологическое строительство отошло на второй план — началась война. Выявилось еще одно сходство между Сталиным и Ждановым: в военном отношении они оказались абсолютно бездарными. Тема Жданова и блокады, породила множество несуразных мифов, например, о лыжных прогулках вокруг Смольного, а также о деликатесах, которые Жданову якобы поставлялись спецрейсами во время страшного блокадного голода. Достаточно, сказать что осенью 1941 года у Жданова случился инфаркт. Ни о каких физических нагрузках не могло быть и речи. На счет питания в Смольном, по воспоминаниям очевидцев деликатесы случались: например, бутерброды с колбасой. Ромовые бабы и ананасы, скорее всего, появились непосредственно после смерти Жданова, когда группировка Маленкова-Берии активно уничтожало ждановскую команду («Ленинградское дело»).

В наше время фамилия Жданов у большинства ассоциируется с докладом о творчестве Ахматовой и Зощенко, который лег в основу постановления «О журналах “Звезда” и «Ленинград». Если поэзия Ахматовой в этом докладе характеризуется, как смесь блуда с молитвою, то сам доклад представляет собою смесь литературной рецензии и обличительной проповеди. Это образец советской гомилетики, и в каком-то смысле, апофеоз многолетней идеологической деятельности Жданова.

Спустя два года, 31 августа 1948 года он умер от инфаркта в санатории на Валдае. Он не хотел пережить Сталина, и он его не пережил. Смерть Жданова, как в свое время смерть Кирова, положит начало второй части большого террора. Его жена, Зинаида Александровна проживет долгую жизнь — она умерла только в 1990 году. Сын станет крупным ученым-биологом, ректором ростовского университета. Если отец Жданова, Александр Алексеевич был прав, говоря: «Не бог создал человека, а человек бога», то обнадеживает только одно: бог, созданный человеком, смертен, как и сам человек. К счастью.

Источники:

Волынец А. Н. «Жданов». — Серия ЖЗЛ — М.: Молодая гвардия, 2013.

Жданов Ю.А. Взгляд в прошлое: воспоминания очевидца. — Ростов-на-Дону. 2004.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
+7

Автор

Andrey Yuryev
Andrey Yuryev
Подписаться