radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post
Theater and Dance

Kamchatka, театр без определенного места жительства

Anna Askaryan 🔥

17, 18 и 19 июня — премьера спектакля Habitaculum в Москве

В июне испанский уличный театр Kamchatka привезет в Москву спектакль Habitaculum, в котором странствующие по свету герои наконец обретают дом и приглашают зрителей стать их соседями. О работе над спектаклем и его содержании Анна Аскарян поговорила с режиссером театра, Адрианом Шварцштейном, и продюсером проекта в Москве Дарьей Шадриной.

Habitaculum — своеобразный приквел «Побега» (Fugit), спектакля в жанре site-specific, с которым театр впервые побывал в Москве в прошлом году. Это спектакль-игра, в котором зрители принимают самое активное участие. О чем он? Десять героев обрели дом и решили в нем поселиться. Этот дом — их укрытие, куда они зовут гостей. Каждый зритель сам выбирает себе маршрут, персонажа и время, которое он хочет провести в доме с новыми соседями.

Работа над московской постановкой Habitaculum началась в апреле, с визита Клаудио и Гари, перформеров театра, которые выбирали подходящий для спектакля дом.

«У театра есть творческий и технический бриф, по которому организаторы находят здания или маршрут, — рассказывает о рабочем процессе Дарья Шадрина, продюсер проекта в Москве. — Дальше кто-то из команды приезжает на технический визит, изучает пространство и составляет окончательный список материалов и реквизита. Потом работа над спектаклем ведется удаленно».

По словам Дарьи, в Москве действие будет происходить в частном доме недалеко от центра города. Точный адрес получает только тот, кто купил билет.

 — Habitaculum — самый сложный в подготовке спектакль театра. За десять дней до постановки вся команда, включая актеров, продюсера и технического помощника, приезжает в город, чтобы окончательно собрать спектакль. Актеры активно участвуют в строительстве декораций, подборе реквизита, переговорах с местными службами.

Что касается особенностей культуры и поведения в каждой из стран, где выступает Kamchatka, их подход — оставаться собой. Актеры активно используют прикосновения, объятия, дают зрителям задания, которые могут кому-то показаться некомфортными или непонятными, но всегда делают это с большой любовью и деликатностью. Разрушать барьеры недоверия и различий между людьми — смысл того, что они делают.

Часто спрашивают, на каком языке говорят актеры. Их язык — это универсальный язык жестов, взглядов, понятный зрителям всех стран и возрастов. Иногда на помощь артистам приходят предметы. Например, старые чемоданы — символ, который появляется во всех спектаклях. Несмотря на свою «бессловесность», герои запоминаются и влюбляют в себя. Зрители говорят, что «готовы пойти за ними на край света», называют их магами и «донорами счастья».

Артисты театра Kamchatka встретились десять лет назад в Барселоне, на мастер-классе по уличной импровизации. Среди них были профессиональные драматические актеры, клоуны, мимы и кукловоды.

Режиссер Адриан Шварцштейн, за плечами которого — проекты от оперы до цирка, объединил артистов в уникальную творческую группировку. Как и их первый спектакль-променад, труппа получила название Kamchatka. По сюжету, это далекая страна, откуда отправились бродить по свету персонажи.

«У нас настоящий коммунизм: мы получаем одинаковые гонорары, а решения принимаем на собраниях», — объясняет Адриан устройство их штаб-квартиры. Она находится всё там же, в пестрой каталонской столице, ставшей пристанищем для странствующей труппы. По-хорошему, это театр без прописки, бродячий театр.

Реквизит собирают, кинув клич на фейсбуке: кому не жалко, поделитесь старым чемоданом. Там же — объявление: «Театр Kamchatka ищет актера или актрису». Желающих просят прислать видео длительностью не больше минуты. Перед камерой нужно изобразить, что бы вы взяли с собой, если бы вам нужно было сорваться с места, или поделиться какой-то вещью с незнакомцем на улице. Приветствуются экспромт и неожиданные решения.

За десять лет актеры объездили 37 стран и показали больше 450 представлений. Адриан рассказывает, что десять-одиннадцать месяцев в году проводит в дороге. «Это потрясающе, — говорит он. — Мы совмещаем повседневную жизнь с гастролями и выступлениями на фестивалях».

 — Все мы, сто процентов человечества, — «понаехавшие». Это история моей семьи до седьмого колена — украинских евреев, сбежавших от войны в Аргентину. Идея театра Kamchatka родилась из моих личных размышлений об эмиграции. Мне хотелось запечатлеть, что чувствует человек до и после переезда. Потом я подумал, почему бы не превратить это в уличный спектакль: показать людей, только что очутившихся на новом месте.

Кто-то уезжает в поисках работы, лучшей жизни, или хотя бы мирной жизни. Кто-то едет на учебу, находит любовь и остается. Политики спекулируют на теме иммиграции, выдают её за современную угрозу, тогда как это бесконечный процесс. Евреи бежали из Европы во времена Холокоста, республиканцы бежали из Испании во времена Гражданской войны, сегодня сирийцы вынуждены бежать от бомб… Вероятно, в будущем нас ждет массовое переселение людей с островов, затопленных из–за глобального потепления.

Не нужно бояться смешения культур, нужно искать точки соприкосновения с теми, кто не похож на нас. Я буду только рад, если мой новый сосед из Пекина научит меня здороваться по-китайски и варить лапшу, а русский или украинец позовет на борщ или угостит копченой рыбой. Мы все в одной лодке. Переезд внутри страны, в соседний город или район — тоже своего рода эмиграция. Понаблюдайте за тем, что происходит сейчас в Москве. Если коренных жителей вытеснят из центра на окраины, а в старых кварталах поселятся богачи, это расшатает уклад жизни целых районов.

Человеку любой национальности не составит труда представить себя на месте персонажей. Кроме того, зрители участвуют в наших спектаклях в качестве соавторов. Каждая постановка отличается от предыдущей. Недавно мы ставили Fugit в Кельне. Спектакль шел с живым музыкальным сопровождением, а участников побега играли беженцы из Сирии. Эти люди не хотели переезжать в Европу. Они привыкли к иной культуре, там совершенно другая роль отводится женщинам. Порой мы таим страх перед приезжими. Театр стирает границы между понятиями «мы» и «они», заставляет столкнуться с неизвестным. Это ждет и зрителей Habitaculum.

У культуры, безусловно, есть социальная функция. Сейчас многое определяет рейтинг, количество просмотров на YouTube; культуру засоряет ширпотреб. Но всё-таки остается живое искусство, которому не нужен сенсорный экран, которое происходит здесь и сейчас. И это театр. Он нужен и для развлечения, и для рефлексии. С помощью драматургии мы можем говорить о чём угодно, что нас волнует, от коррупции до моды.

Сейчас в репертуаре театра собрана трилогия, посвящённая иммиграции: Kamchatka, Habitaculum, Fugit, а также необычный спектакль «Музыка диких животных», где артисты выходят на сцену вместе с классическим оркестром, который исполняет музыку Сен-Санса и Прокофьева.

Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author