«Большие краны дают нам большие преимущества»[1]

Anna Engelhardt
19:22, 17 декабря 2019🔥
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Вводный текст к платформе «Интермодальный терминал», которая ставит своей задачей анализ колониальной логистики на постсоветском пространстве.

Анна ЭнгельхардтСаша Шестакова

Текст впервые опубликован в ХЖ #111, 2019

Image

Кадр из видео «Колониальные осадки». 2019. Предоставлено авторками.

1.0 

Обсуждение состояния «ни там, ни здесь» довольно удобно начинать с разбора воображаемых пространств — они часто располагаются между уже существующими, пересекая границы государств. Одно из самых известных воображаемых пространств — Лемурия — это затерянный остров, предположительно в Индийском океане. Он упоминается в текстах CCRU[2], Роберта Смитсона[3], RAQs Media Collective[4] и других авторов как некая воображаемая территория без юрисдикции какого-то одного государства. Тем не менее, как и у любого пространства, у него есть своя археология. Так, например, изначально концепт Лемурии был создан этнографами в конце XIX века для того, чтобы иметь возможность «посчитать» людей, говоривших на языках, которые нельзя было отнести по происхождению ни к санскриту, ни к индоевропейским языкам. Лемурия — удобное пространство для проекций, что-то вроде идеально гладкой поверхности без свойств. Колониальные и сексисткие воображения производят такие поверхности одновременно с проекциями, представляя некую безмолвную «природу», открытую для реализаций фантазий Великого Гения[5], то засаживая «максимально выгодными» эвкалиптовыми деревьями территории, предварительно опустошенные экстракцией ресурсов[6].Схожим образом Аристотель описывал активное мужское семя, падающее на благодатную почву матки для того, чтобы буквально воспроизвести (reproduce) гены отца[7]. В этой же логике территорию суверенного государства и/или заселенную коренными народами колонизатор воображает свободным пространством, а тех, кто сопротивляется подобным фантазиям, объявляет либо «террористами», либо вообще отказывает им в человеческих свойствах. Во втором случае происходит сращивание либо с «гостеприимной», либо с предназначенной для покорения/укрощения природой. Колониальные галлюцинации белых хипстеров на айяуаске и откровения логистических корпораций имеют в себе общую фантазию глобализированного мира, щедро смазанного лубрикантом, потерявшем в либеральной смазке возможность трения и напряжения. Патриархальный бред, в котором изнасилование становится сексом при наличии/использовании смазки, не имеет ничего общего с реальностью — на самом деле фрикция и напряжение никуда не исчезли[8]. Планы колониальной логистики связать в единую систему извлечения прибыли весь мир повсеместно производят локальности. Логистика в этом плане наиболее ярко показывает провал глобализированного мира в частности и неоколониального проекта в целом. Детерриториализация не просто функционирует в неразрывной связи с ретерриториализацией, гарантируя производство колониальных локальностей. Процесс ретерриториализации обеспечивается за счет логистической связанности[9].

1.2

Схема № 1. Интермодальный терминал. 2019. Предоставлено авторками.

Схема № 1. Интермодальный терминал. 2019. Предоставлено авторками.

Логистику чаще всего понимают как науку управления потоками — потоки, как мы знаем, не ограничиваются перемещением условных полицейских в условных гражданских автобусах. Потоки могут быть также информационные — одним из экспертов в этом вопросе выступает М-13, управляющая потоками в медиа для Правительства Российской Федерации. Более того, логистика не всегда подразумевает движение — оптимизация и управление потоками может также охарактеризовать их блокаду. Рассмотрим этот аспект чуть позже, чтобы не ломать термин до включения его в контекст. Итак, в 2009 Анна Цинг дала определение новому способу организации капиталистической системы, берущий свое начало в конце 1970-х–начале 1980-х годов, — «капитализм цепи поставок»[10]. Контейнер — стандартизированная коробка, которую часто представляют символом современной логистики, была у истоков логистической революции. Появление такой коробки во время войны во Вьетнаме и ее вирусное распространение впоследствии обозначило появление нового пространства «политического и классового конфликта»[11]. Если весь ХХ век классовая борьба велась на фабрике, чтобы потом расширить свои границы до «социальной фабрики» Марио Тронти[12], то сейчас логистика играет эту роль наравне с фабрикой, в некоторых пространствах практически замещая ее[13]. Лента конвейера сдает позиции контейнеру. Логистика «обозначает контуры современного капитализма»[14]. Если вы хотите максимальной прибыли и преимущество перед конкурентами, то ваш лучший друг — менеджер логистической компании. Шармэн Шуа разбавляет цифры анекдотом — «сейчас дешевле доставить свежевыловленную рыбу с западного побережья США в Китай и обратно, чтобы Китайские рабочие очистили и выпотрошили ее, чем платить за аналогичную работу в США»[15]. Логистика стала настолько важным феноменом, что левые интеллектуалы достали с полки самого Маркса. «Если бы Маркс жил в наше время, он бы начал свой анализ с контейнера вместо товара» — пишет Томас Рейфер в 2011 году[16]. Дебора Коэн же считает, что Маркс и так писал про логистику — скорость обращения товаров играет важную роль в процессе накопления[17].  

Несмотря на то, что большая часть левой теории, анализирующей «капитализм цепи поставок» написана о западном контексте, менеджеры Яндекса дружно и очень пафосно кивают головой — логистика очень важна в извлечении прибыли. Разумеется, куда важнее продолжительности жизни Артыка Орозалиева, умершего на рабочем месте в возрасте двадцати одного года и оштрафованного за неявку на работу на следующий день после смерти. «Логистика картографирует форму современного империализма» не только в том смысле, что один из российских монополистов убивает рабочего-мигранта, приехавшего из одной из (бывших?) Российских колоний[18]. Логистика — это буквально военная наука «питания поля сражения, включая в себя питания как людей, так и машин», о чем пишет целый ряд авторов начиная с Мануэля дэ Ланды[19]. Война сегодня, наравне с рынком, определяется цепью поставок. Война на востоке Украины в этом плане богата примерами — от цепи поставок оружия в одну сторону и трупов российских солдат в другую, до блокпостов-призраков, которые анализирует Дарья Гетманова в нашем проекте[20]. Логистика не просто появляется в первую очередь как военная наука. Современная тактика ведения войны предполагает делегирование полномочий частным компаниям — в России они носят название ЧВК, но это работает и в обратную сторону. «Многие менеджеры и руководители Walmart (крупнейшая в мире сеть оптовой и розничной торговли) — задающие стандарт индустрии в целом — пришли из военной сферы»[21], [22].  

Схема № 2. Интермодальный терминал. 2019. Предоставлено авторками.

Схема № 2. Интермодальный терминал. 2019. Предоставлено авторками.

Военная и/или гражданская логистика не может существовать без инфраструктуры — «сетей, построенных для обеспечения движения»[23]. То есть логистика — это управление движением, в то время как логистическая инфраструктура — его неотъемлемая база. Возвращаясь к теме митингов в Москве: логистика — это задача по доставке определенного количества силовиков в центр Москвы и их эффективному распределению по городу. Эта задача будет решаться с помощью инфраструктуры — автобусов, отделов, выделяющих представителей власти, дорог, камер видеонаблюдения, связи по рации, и так далее. Инфраструктура определяет функционирование логистики — если у большинства автобусов на утро перед протестом окажутся проколоты шины, рации выведены из строя, на дорогах будут стоять самодельные заграждения и далее по списку, то эффективная доставка лиц в форме из пункта А в пункт Б будет поставлена под угрозу. Этот пример раскрывает сразу несколько вопросов.    

Во-первых, как я уже упоминала выше, не вся логистика ставит перед собой задачу оптимизировать движение. «Любая инфраструктура наделена способностью соединять и сдерживать (contain)»[24]. Логистика и логистическая инфраструктура могут ставить своей задачей/одной из задач нарушение потока — подробнее это свойство проанализировано на примере Крымского моста[25]. Тем не менее, это можно проследить и на примерах художественных институций. Логистика институционального «коммунитарного проекта» [26], сколько бы она не была открытой к включению в себя максимального разнообразия автор_ок, основана на инфраструктуре. Эта инфраструктура ограничивает и задает ее логику, и как любая инфраструктура, намеренно скрыта от взгляда[27]. Если мы возьмем в качестве примера «Художественный Журнал», то к инфраструктуре будет относиться редакционная коллегия — механизм ее появления скрыт от взгляда как и процесс ее работы, имея задачей обеспечение движения текста от автора к читателю. Такая невидимость в логистических системах теоретизируется Тоскано как помеха на пути мобилизации рабочих, задействованных в ее поддержании[28]. Логистическая система, согласно Тоскано, обязана быть прозрачной[29]. Под прозрачностью при этом понимается не фотографии контейнеров в интернете и наличие сайтов у логистических компаний. Прозрачность — это качество не конкретного актанта включенного в инфраструктуру, а инфраструктуры как активной формы. Описание редакторского совета издания как инфраструктуры не исчерпывается перечислением актантов, насколько бы полным он ни был, ведь проблема непрозрачности не решается простой заменой содержимого инфраструктуры и ее потока, если следовать логике Тоскано [30]. Как и кем активно производится инфраструктура редакционного совета и в каких формах она функционирует? Ответы на эти вопросы активно задают ограничения логистики которую эта инфраструктура делает возможной, при этом отслеживание этих ограничений в отрыве от структуры обречено на фрагментированность. Почему если можно входить в редакторский совет дистанционно, то география редактор_ок будет разделена на Лондон и Москву, а не, например, Краснодар, Владивосток и Казань? Что определяет гендерный состав присутствующих на серии фотографий на странице в Facebook Moscow Art Magazine от 23 июня 2019 года, озаглавленной «22 июня. Редсовет. ФБ предложил “отметить продукты”. Чароплетствуем над соком Rich — неиссякаемый источник вдохновения, иными словами — обсуждаем темы следующих номеров»? Возможность ответить на эти вопросы не в отрыве друг от друга, а через их отношение между собой и определяет прозрачность инфраструктуры. Прозрачность при этом является требованием, но не целью самой по себе. Она помогает определить, стоит ли система перезахвата или разрушения. Если инфрастура не стоит захвата, контр-логистика может пониматься в терминах саботажа[31]. Контр-логистический саботаж использует уязвимости системы, потоки которой затем распространяют ущерб, придавая ему масштаб. Сама фигура саботажницы при этом остается в тени. Ее имя не всплывает в газетах, когда отказывают плохо собранные тормоза на полицейской машине. Саботаж в понимании анархо-феминистки Элизабет Герли Флинн не конвертируется в культурный капитал, стимулирующий патриархальную фигуру на трибуне. Саботажница намеренно остается в тени[32].

1.3 

Искусство участвует в логистических ассамбляжах каждый раз, когда объекты помещаются в контейнеры для того, чтобы быть изъятыми и установленными в очередном выставочном пространстве. Например, компания, занимающаяся перевозками искусства, предлагая свои услуги, описывает склады, оборудованные новейшей системой контроля, но в то же время рекламирует скорость перевозок. Таким образом воспроизводится парадокс логистики между скоростью и безопасностью: товары необходимо доставить в точку назначения как можно быстрее, но также их нужно обезопасить, а значит замедлить перемещения. Так дополнительный досмотр/еще один сканер-рентген делают мечту капитализма о непрерывном потоке товаров невыполнимой — поток дробится препятствиями, создаваемыми другой мечтой — о полной безопасности перевозимых товаров.

Памела Ли отмечает: «принадлежность к арт-миру измеряется в количестве миль от частых перелетов, совершаемых по работе»[33]. Дематериализация произведения искусства не извлекает его из сетей логистики, а лишь еще больше скрывает соединения. Искусство, включаясь в многочисленные перемещения, становится «добываемым ресурсом». В отношении искусства из «регионов» кураторы крупных частных и государственных художественных монополий применяют, в терминах Макарены Гомеc-Баррес, «оптики добычи»[34], то есть относятся к работам, и часто к художникам, так же как российское государство относится к ресурсам — извлекают, устанавливая раз за разом собственную символическую власть, в случае кураторов, власть экспертности[35].  

Схема № 3. Интермодальный терминал. 2019. Предоставлено авторками.

Схема № 3. Интермодальный терминал. 2019. Предоставлено авторками.

Два наиболее ярких примера «оптики добычи» — проект «Nemoskva» (2018) и «Триеннале Российского современного искусства» (2017). В проекте «Nemoskva» сам список городов, которые могли посетить участники, был обусловлен колониальной инфраструктурой: Транссибирской железной дорогой. По выражению Владимира Ленина, «великая не только по своей длине, но и по безмерному грабежу строителями казенных денег, по безмерной эксплуатации строивших ее рабочих»[36], она одновременно выступает одним из поводов для производства национальной гордости и колониальным аттракционом для иностранцев, желающих «познать русскую душу» или «прокатиться за золотом в царском поезде»[37], как обещает реклама одного из подобных туров. Участни_цы проекта проводили в каждом из пунктов остановки поезда не больше 24 часов, выступая в роли инспекторов, проверяющих состояние искусства на местах, возвышаясь над поверхностями локальных художественных ситуаций.

Другой показательный пример «оптики добычи» — Триеннале «Гаража». Кураторские путешествия, предпринятые для подготовки проекта следовали похожей на «Немоскву» логике  зависания и экстракции. Противоречие можно визуализировать через образ буровой платформы. С одной стороны она возвышается над водой, с другой — стремится добраться до нефти. Кураторское исследование было разделено на федеральные округа, такое же структурное деление используется государственными структурами, основной задачей которых являются различные формы контроля: Прокуратурой РФ, Национальной гвардией и Роскомнадзором. Один из самых показательных кураторских отчетов о путешествии — отчет Александры Обуховой о поездке в на тот момент недавно аннексированную Россией территорию — полуостров Крым. Например, Обухова пишет: «При этом общий эмоциональный фон скорее позитивен: да, трудно переориентироваться с одной метрополии на другую, не к Киеву обращаться, а к Москве, но будто пришла сюда некая внешняя энергия, и нет больше причин ощущать себя провинцией провинции, участком постсоветской страны, которая в своей экономической и культурной политике последовательно игнорировала эту конфликтную территорию.»[38]. Украина здесь называется «провинцией», согласно логике Российского колониализма, а «общий позитивный настрой» идеально вписывается в Российский пропагандистский дискурс, продуцирующий радость от «возвращения в родную гавань». Отмечая отсутствие художественных институций на полуострове, Обухова игнорирует российских «зеленых человечков», вооруженных автоматами, совсем недавно на тот момент присутствовавших на полуострове и их возможную агентность в этом самом отсутствии художественных институций в Крыму. Два описанных здесь проекта — не исключение и не ошибка системы, они совершенно в духе производства логистикой стабильности, повторяющийся узор колониализма российских институций. 

1.4  

Схема № 4. Интермодальный терминал. 2019. Предоставлено авторками.

Схема № 4. Интермодальный терминал. 2019. Предоставлено авторками.

Производя стабильность для некоторых, логистика создает головокружения для многих. Инфраструктура, в том случае, если она функционирует без перебоев, ставит своей задачей быть невидимой — невидимой как удушающий запах со свалки в Волоколамске, как периферия для центра, как отсутствующие опознавательные знаки у бойцов Росгвардии. Все это перекрывает кислород и лишает возможности дышать, создавая разные формы головокружения. Они становятся «погодой»[39], по выражению Кристины Шарп, то есть угнетающей средой, которая характеризует все существование. Франк Б. Вилдерсон III предлагает детальный подход к состояниям головокружения, выделяя различные их формы[40]. Солидарность головокружений может быть той перспективой, которая удерживает одновременно множество частичных взглядов и то, как они сосуществуют, создавая друг друга[41]. Такой подход к головокружениям можно визуализировать как лабиринт соединенных кроличьих нор, в которые проваливается множество алис. Множественность головокружений позволяет создать то, что Дебора Коэн называет инфраструктурой сопротивления, в которой солидарность выстраивается исходя не из гомогенной идентичности, а из позиций в отношениях власти[42].  

intermodalterminal.info

Проект, запущенный Анной Энгельхардт и Люси Швоб в 2019 году. «Интермодальный терминал» сфокусирован на промежуточных состояниях и колониальной логистике в постсоветских странах. Он предоставляет пространство для высказывания художн_ицам — исследователь_ницам — активист_кам из мест, часто невидимых за Российской империалистической повесткой.

Примечания:

1 The bigger cranes bring benefits. Connecting the specialities. wAy up MAGAZINE 2/2008.

2 CCRU .Hyper-C // Writings 1997–2003. London: Urbanomic, 2017.

3 Smithson R. The collected writings. Berkeley: Univ. of California Press. 2000. Р. 201.

4 RAQS Media Collective. Pacific Parables // PLACE: Location and Belonging in New Media Contexts. Newcastle: Cambridge Scholars Press, 2008. Р. 10 — 19. Доступно по 

http://www.raqsmediacollective.net/images/pdf/d4344cd9-8ff6-4380-bb99-84fb9e3247b8.pdf.

5 Daston L.The Persistent Dream of the Blank Screen, n.d. 

6 Vergès F. Is the Anthropocene racial? / Verso. August, 30. 2017. Доступно по  https://www.versobooks.com/blogs/3376-racial-capitalocene.

7 Daston L.The Persistent Dream of the Blank Screen, n.d. 

8 Патриархальная модель использует различные способы размывания границы между сексом и изнасилованием. Единственный возможный критерий — информированное активное согласие — который проводит такую границу, скрывается дымовой завесой разрозненных критериев (смазка, одежда, манера речи, и проч.). Обсуждение патриархального насилия таким образом сводится к обсуждению данных критериев и маскируется за деполитизированным понятием “неприятного секса”.

9 Martin C. ‘Desperate Mobilities: Logistics, Security and the Extra-Logistical Knowledge of “Appropriation”. Geopolitics 17, no. 2 (April 2012), Р: 355–376. Доступно по https://doi.org/10.1080/14650045.2011.562941.

10 Tsing A. Supply Chains and the Human Condition, Rethinking Marxism // Journal of Economics, Culture & Society, 21:2 (2009). Р 148–176. Доступно по DOI:10.1080/08935690902743088.

11 Toscano A. Lineaments of the Logistical State //. Viewpoint, no. 4 (2014).

12 Tronti M. Factory and Society /Operaismo in English, 1962.

13 Cowen D. Disrupting Distribution: Subversion, the Social Factory, and the “State” of Supply Chains // Viewpoint, no. 4  (2014). 

14 Там же. 

15 Там же. 

16 Chua C. Logistics, Capitalist Circulation, Chokepoints // The Disorder Of Things, 2014.

17 Cowen D. The Deadly Life of Logistics Mapping Violence in Global Trade. Minneapolis; London: University of Minnesota Press, 2014.

18 Там же.

19 Там же.

20 Гетманова Д. Готовится к публикации.

21 Cowen D., Smith N. After Geopolitics? From the Geopolitical Social to Geoeconomics // Antipode, 41, no. 1 (January 2009), Р. 22–48. Доступно по https://doi.org/10.1111/j.1467-8330.2008.00654.x.

22 Bernes J. Logistics, Counterlogistics and the Communist Prospect // Endnotes, no. 3 (September 2013). Доступно по https://endnotes.org.uk/issues/3/en/jasper-bernes-logistics-counterlogistics-and-the-communist-prospect.

23 Larkin B. The Politics and Poetics of Infrastructure // Annual Review of Anthropology , 42, no. 1 (21 October 2013), Р. 327–43. Доступно по https://doi.org/10.1146/annurev-anthro-092412-155522. 

24 Cowen D. Infrastructures of Empire and Resistance // Verso Blog, (January 25, 2017). Доступно по https://www.versobooks.com/blogs/3067-infrastructures-of-empire-and-resistance.

25 Энгельхардт А. Готовится к публикации.

26 Леденев В. Это был журнал, который делался изнутри процесса и процесс генерировал // Colta, 26 Октября, 2013. Доступно по https://www.colta.ru/articles/art/952-eto-byl-zhurnal-kotoryy-delalsya-iznutri-protsessa-i-protsess-generiroval.

27 Larkin B. The Politics and Poetics of Infrastructure // Annual Review of Anthropology, 42, no. 1 (21 October 2013). Р. 327–43. Доступно по https://doi.org/10.1146/annurev-anthro-092412-155522.

28 Toscano A. Lineaments of the Logistical State //. Viewpoint, no. 4 (2014).

29 Там же.

30 Там же.

31 Альберто Тоскано в разговоре с Анной Энгельхардт, 2019. Тоскано критически настроен в отношении контр-логистики как блокады, в то же время в данном разговоре мы затронули невозможность апроприации и трансверссии любых логистичеких систем. Тоскано предположил, что, по аналогии с фабрикой, на помощь в такой ситуации приходят тактики саботажа. См. Williams E.C. Manual Override // The New Inquiry (March 2016).

32 Flynn E.G. Sabotage: The Conscious Withdrawal of the Workers' Industrial Efficiency. Cleveland, OH: IWW Publishing Bureau, 1916.

33 Lee Pamela M Boundary Issues: The Art World under the Sign Of Globalism // Artforum International 42, no. 3, (Nov 2003). Р. 166.

34 Макарена Гомез-Баррес так определяет «оптику добычи»: «она способствует превращению территорий, жителей, а также человеческой жизни и жизни растений в извлекаемые данные и ресурсы для материального и нематериального накопления». См. Gómez-Barris M. The Extractive Zone: Social Ecologies and Decolonial Perspectives, Dissident Acts. Durham London: Duke University Press, 2017.

35 Иван Стрельцов разбирал «оптику добычи» на примере проекта «Nemoskva» во Владивостоке. См. Стрельцов И. Экзотизирующая политика. Nemoskva и Владивосток // Neest. Доступно по http://neeest.ru/opinions/4950?fbclid=IwAR25MuXXYtlDMe8vALfcgcZ-_jKZWW_UsR3k-dG58-ZfDOFlnWoX-byTsNU.

36 Ленин В. Уроки Кризиса. Доступно по https://leninism.su/works/43-tom-5/708-uroki-krizisa.html.

37 Один из примеров таких туров: Exclusive journeys on the Tsar’s gold private train. Доступно по http://www.trans-siberian-travel.com/ .

38 Обухова С., Волкова Т. Южный федеральный округ. Доступно по http://triennial.garagemca.org/ru/southern-federal-district.

39 Sharpe C.E. In the wake: on Blackness and being. London. Duke university press. 2016. Доступно по http://www.dawsonera.com/depp/reader/protected/external/AbstractView/S9780822373452.

40 Wilderson III, F.B. The Vengeance of Vertigo: Aphasia and Abjection in the Political Trials of Black Insurgents // Tensions Journal, no. Issue 5 (Fall/Winter 2011) (n.d.). Р. 1–14.

41 См. Reed P. Orientation in a Big World: On the Necessity of Horizonless Perspectives, 2019, 8. Доступно по https://www.e-flux.com/journal/101/273343/orientation-in-a-big-world-on-the-necessity-of-horizonless-perspectives/.

42 Cowen D. Infrastructures of Empire and Resistance // Verso Blog, (January 25, 2017). Доступно по https://www.versobooks.com/blogs/3067-infrastructures-of-empire-and-resistance.

Подпишитесь на нашу страницу в VK, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе событий, которые мы проводим.
Добавить в закладки

Автор

File