Подсвятье Юрия Гагарина. Философская экспедиция в Мещеры.

Anna Stepanova
16:17, 24 марта 2020
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию
Деревня Подсвятье, Мещерский район

Деревня Подсвятье, Мещерский район

…Из захудалого старого окна виднелся взрыв заката, бьющий ярким красным светом на все содержимое внутреннего натюрморта деревенской избы. В зрачках Юрия Гагарина заблестел солнечный космос. А Иван Олимпыч, усмехнувшись краешком губ, накапал по рюмкам очередные 20 капель….

У местного егеря была своя метода оздоровления. И народ определял его как знатока леса и человеческих душ, чьи омуты напоминали болота, на которых он вырос. Олимпыч знал реку, знал лес и небо тоже знал. И мог разглядеть его в любом человеке. К нему поохотиться приезжали со всей страны, и особенно важных персон присылали специально из Москвы. Попал к нему и первый российский космонавт. В ту пору Юре нужно было решиться. Решиться оставить семью, дом, жизнь, лететь в космос, рискуя собственной жизнью. И он приехал к Олимпычу, чтобы обрести свое подсвятье, чтобы решиться и найти свой собственный ответ: зачем… он рискует всем, что так ценно для него.

Подсвятье — место тихое и в философском смысле “пустое”, в нем бездна так и смотрит на из бездонности своих глаз русского тоскливого дазайна. Пейзажи то кричат красками, то растворяют тебя в неуловимой прозрачности. Здесь все раны души как на ладони. И лишние мысли сюда не залетают. Чтобы поговорить с егерем надо перебраться с одной стороны реки на другую. А до этого пройти настоящее испытание — пробраться по бездорожью через лес. Потом пройти ворота заброшенной церкви и найти в кустах неприметную лодочку с прохудившимся дном и плыть против течения посреди камышей — это еще нужно знать правильный лаз и проплыть в нужном повороте. Можно и заблудиться. С первого раза без проводника пройти нет шансов.

Юрий не знал куда ехал. В Москве сказали, что ему надо подышать воздухом. Последнее время перед полетом у Гагарина было трудное время. Прокуренный уазик остановился на берегу реки. Откуда ни возьмись появился переправщик, и с лукавым блеском глаз Харона принялся доставать проржавевшую жестяную лодку из кустов, буквально откопав ее из–под травы. Гагарин оглянулся и увидел полуразрушенную церковь за спиной. А местный Харон шмыгнул носом и произнёс глубоким басом: «Старообрядческая была, Николы Чудотворца. Чудеса-то сбываются, люди говорят, если попросить с чистым сердцем». И у Юры защемило, забилась душа, выступили слезы, он вспомнил глаза только что родившейся дочки, любимой жены, и отчаянно взмолился о том, чтобы вернуться. “А может. не лететь?…", — пронеслось у него в голове, но он откинул эти мысли и нахмуренно посмотрел на воду, в которой как в зеркале отражалось небо. Пейзаж был будто весь серебряный и Юра не мог понять цвета яркие или как бы серебряные. “Чудно!”, — подумал он и шагнул в качающуюся лодку.

Харон оттолкнулся от берега, и они поплыли. Все происходило молча. Церемониально. “Как будто на тот свет плыву”, — проскользнула еще одна мысль и человек посмотрел на свои руки, вздохнул и потом, закинув голову, погрузил свои огромные голубые глаза в небо и тут же на его лице просияла улыбка! Он так любил его, Небо, до слез! Этот бойкий огонек храбрости и благородства разбежался по всему телу и в этот момент он точно понял, что прибыл по назначению, что, возможно, у него есть шанс… Откуда-то он знал, что великие дела просто так не делаются, что великие дела требуют жертвы. А ему очень хотелось и уберечь семью, и послужить стране, нет, даже целому человечеству! Так проходили его размышления под неторопливый плеск волн и шум камыша.

На берегу их встретил Иван Олимпыч, местный егерь.

Расселили Юру в его же доме. И вот. после нескольких дней охоты, наконец-то выдался спокойный вечерок. Юра как всегда улыбался, хоть и был задумчив. И Иван Олимпыч молча налил ему 20 капель водки по рецепту. Гагарин отодвинул от себя рюмку и сказал: “Не обижайся, не пью я, нельзя мне…”. А Иван Олимпыч, сверкнув глазами, промолвил: “Глотни, ничай не будет ти, это ж дажа не палста…”, и Юрий покорился простому тихому и странно-теплому голосу этого человека. И тут, выпив эти 20 капель Юра начал говорить. Говорил, говорил, пока садилось солнце, а облака плыли по небосводу, ветер колыхал траву, камыш, и ветви деревьев, а коровы и куря важно расхаживали по двору. И вот он, Юра, второй раз в жизни в сердцах заплакал. Упал головой на руки, и слезы большими теплыми каплями полились из его огромных сияющих глаз. Олимпыч мягко улыбнулся и налил ему еще 20 капель, сказав, — “Слыш, ты это, на небо-то глянь! Нича не случится с табой! Нича не бойси! Господь сохранит тя, вишь?”, — и кивнул в окно. А там взрывался закат и вся природа вдруг стала явной, сочной, наполненной, как беременная счастливая женщина, и солнце, само солнце как будто бы говорило Гагарину: “Ну что ты, братец, нича не бойси!”. И вдруг у Гагарина внутри засверкали звезды, поманил подвиг. Олимпыч, глядя на живую легенду, просиял улыбкой, хлопнул себя по коленям и издал победный, довольный собой клич: “Ха!”. Встал и удалился, как ни в чем ни бывало.

Юрий еще посидел какое-то время. За ним пришел провожатый: пришло время ехать. Выйдя на улицу, он обернулся и увидел за домом лес, уходящий далеко в болота, а на фоне леса стоял молодой старик неизвестного возраста, в белой рубахе, опоясанный веревкой для рыбных сетей. Олимпыч поднял руку и махнул в его направлении, мол “Езжай с Богом”, Юра улыбнулся и низко поклонился егерю.

Последние минуты, что он пребывал в Подсвятье, он вбирал всей грудью воздух этого места, обнимал глазами пейзажи, и готовился к своей решающей схватке с Космосом. Взлетая, он улыбался и вспоминал тихую красоту этого места и точно знал, что первый полет человека в космос будет успешным.

И здесь стоит рассказать об особом эликсире, разлитом в воздухе Подсвсятья! Воздух в Подсвятье свежий и, как сказать, живой. Он как будто поет тебе “кто-то смотрит из моих глаз на тебя, незнакомый, неизвестный”… Все в этом месте приглашает к молчаливому диалогу. Мол, посмотри на меня. Погладь меня тишиной своего сердца. Как будто сама природа, каждый ее маленький листик, камышик, капелька воды, иголочка, песчинка земли поют небу: “Такой маленький бесконечный я. и такой большой бесконечный Ты”… Так и человек чувствует здесь себя настоящим.

Река Пра

Река Пра

Деревня Подсвятье

Деревня Подсвятье

На фоне Никольской церкви

На фоне Никольской церкви

Черно-белые фото взяты из источника: https://vk.com/wall-69210688_370

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File