Петербург. Рассказ о любви и жизни в Петербурге

Anton Ivanov
13:07, 23 марта 2021
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Петербург. Рассказ о любви и жизни в Петербурге

Антон Пономарев

Антон Максимович Пономарев 24.11.1987 г.р Автор этого произведения.


(Внимание! Рассказ содержит сцены секса. Не читать людям до 18 лет!)

Рассказ о любви, сексе и жизни в Петербурге. Рассказ поднимает тему любви и полигамности.

посл редакция 22 03 2021 16 15

«Петербург»

Pain (Remastered) · Boy Harsher

Cabaret Nocturne — Galaxy Monkey

Permanent Wave — Lunar Lost (Black Light Smoke Remix)

AZIS — Hop.

«Я сделала себе заколки для волос, но можно и в сердце воткнуть тебе, если разобьешь мое»

«Люблю тебя, Петра творенье,

Люблю твой строгий, стройный вид,

Невы державное теченье,

Береговой её гранит,

Твоих оград узор чугунный,

Твоих задумчивых ночей

Прозрачный сумрак, блеск безлунный…»

(«Господин оформитель. Сергей Курёхин» ссылка на ютуб. Музыка опубликована 26 окт. 2008 г. Длительность звучания. 3 мин.34сек. Garry Zet)

1.

Петербургский художник серебряного века.

Перелистывал ветер альбомов листы,

Облетела листва.

И художник смотрел в этот брошенный мир

Из пустого окна.

Сидя на троне разбитой мечты.

На руках — все краски веков,

И застывшая музыка прошлых соборов

На подставке стояла из бронзы.

И цари проходили пред ним чередой,

И гремела стрельба,

Нищета и богатство синей волной

Бились в стёкла пустого окна.

Он всё знал, он всё видел… и в эти дни

Он держал сердце жизни в руках.

Только этот осенний и брошенный мир

Будет вечно всё так же звучать…

1.

Доктор Гаше.

Скоро уже Петербург

Встретит меня своим ливнем.

Скоро мой давний недуг

Вылечит сквером старинным.

Время меня одарило

Лаской взошедшего солнца,

То, что на сердце давило,

Сказкой простой отошло…

Выпущу вдаль свои мысли

Алой крылатою птицей,

Веря знакомой улыбке,

Говор продолжу времен…

Выводы сделать… какие?…

Все это смешено с пылью.

Сколько дожди эти были,

Столько и беды со мной.

Я не последний, не первый

Путь продолжаю свой мерный,

Затертой стала одежда,

Грязью пальто залило.

Так уже тысячи ног

Шли за телегой дорог,

После в песках пропадали:

«Все мы стары под луной…»

Поезд стучит не смолкая,

Ветка лежит наперстянки,

Милая красная скатерть,

Взгляд, осветленный тобой.

Там пробежит за окном

Мокрое дерево в поле.

Доктором выйду Ван Гога

В этой картине сырой…

Я не последний, не первый

Жду одиночество сквера,

Веря затёртой надежде,

Пыль очищаю рукой…

2.

1.

И в лицемерии улыбок этих падших,

И в толпах, ослеплённых блеском злат,

И над народом, и над властными речами

Я слышу скрип сосновых райских врат…

И вижу пламя и забор великий

За реками огня и льда,

И над безбрежной, брошенной пустыней

Я слышу скрип сосновых райских врат…

Но как темно, и как мне душно здесь…

И пробегают лица пред глазами…

И заперта, и на засовах дверь…

Я обрёченный видеть эти пляски…

Часы проходят, и ночник мерцает,

И ночью звёзды так пустынны и милы,

А я ищу в пылинках, замирая,

Ответы на сказания судьбы…

2.

Машины мчатся, гул стоит вечерний,

И нужно спать, продолжить ход чернил,

А я ищу в пылинках, замирая,

Ответы на сказания судьбы…

Бросаю невод в глубину прохлады

И выловить пытаюсь я у звёзд

Страданьем жизни вымокшее счастье!…

На берега людские приволочь…

Оставив в комнате и на карнизе стылом

Следы улова пеной на песке,

Я обращаюсь к Господу с молитвой,

Ища покоя в битве на Земле…

Скажи мне, Отче, Красоты Хранитель,

Творец Любви, у моря этих звёзд,

Под сенью Слова, на ветрах всевышних

Другая участь наши души ждёт?

3.

И новый факел зажигаю в темень,

Под небом продолжая путь!

И чёрный яд я проливаю верой

На снег серебряный, избавившись от мук!…

И спящих веток задеваю кисти,

И вдаль бреду, оставив чашу лжи,

И ярким светом я рисую Лики,

Пылинок белых прочитав стихи…

Глава первая.

Часть первая. Первая

Как то поздним летним вечером, я беседовал с молодым петербургским композитором-любителем. Мы встретились с ним у Инженерного замка. Он был моим приятелем, знакомым. Мы виделись с ним иногда.

Он жил у метро Парнас, на 21 этаже. По основной профессии он был инженер по микроэлектронике. Зарабатывал он «шестьдесят тысяч без перспектив» как он говорил. Музыка была его страстью.

Это был высокий, красивый парень. Ему было 32 года.

Он занимался спортом, много бегал, ходил в тренажерный зал, плавал. У него была спортивная фигура. Он считал, что в человеке должно быть все совершенно и душа, и тело. Долгое время у него были сильные проблемы финансовые, кредиты, сложности с работой, но он все это решил и к моменту нашей встречи он жил беззаботно закрыв все свои кредиты около года назад.

Он был поклонником Земли будущего, как и я, совершенного человека будущего, космических полетов, других планет, внеземных форм жизни. Мы говорили с ним иногда об этом. Мы смотрели с ним вместе и его девушкой «Космическую одиссею», «Бегущего по лезвию»," Чужой: Завет", «Прометей». Он хорошо рисовал. Он рисовал иногда и раскрашивал космические корабли, другие планеты, выкладывал эти свои рисунки в интернете. Рисовал красивых сексуальных девушек с других планет в обтягивающих космических костюмах.

Мы встретились у Инженерного замка.

Он показал мне свой планшет.

«Посмотри что я написал, когда мне было 17 лет. Это было начало моей жизни. Я был такой юный и наивный. Жизнь казалась мне такой необычайной и интересной, я так много от нее ждал. Я ждал чудес. Теперь мне кажется что моя жизнь кончена, хотя мне всего 32 года. Какое нелепое ощущение.»

"

https://www.youtube.com/watch?v=ROI9OXMnXMs

В.А. Моцарт. Месса до минор (Kirie).

Лил дождь. Через лес шёл человек.

«Ну кто так играет?!» — слышалось эхом. «Где эмоции? Где чувства?!»

Он остановил музыку. Выйдя из леса, он подошёл к деревянной церкви, подтащил к ней бревно, лежавшее в овраге, и встал на него, подобно дирижёру, включив музыку на плеере. И начал дирижировать.

«Так, теперь вы! Так!»

Где-то гремели раскаты грома. От ветра качались деревья. Дождь лился с небес, но он пел вместе со своим оркестром! Он был уже весь мокрый, струи дождя лились по его лицу, но он смеялся и указывал, размахивая руками, когда нужно вступить деревьям, когда грому, а когда небесам!…

«Ну, давайте, что же вы?! Давайте! Совсем разучились!… Давайте!…»

Музыка сливалась с дождём, он смеялся и кричал что-то этому небу, мокрый и счастливый…

Он смотрел на поле, осыпанное косым дождём…

Он смотрел на поле жизни, которая ждала его… ".

«Мне так забавно теперь это перечитывать.»

Он говорил мне о том, что женщина это отдохновение воина.

Так же он мне говорил, что женщины для него это инструмент самоидентификации. Он видит себя, растворяясь в них. Общаясь с ними он может понять и познать себя. «Познай самого себя»,- говорили древние. «Это колодец с водой, куда я смотрю и вижу свое отражение».

Он выступал всегда за свободные отношения и у него обычно было две-три девушки с которыми он встречался одновременно. Он говорил мне, что «тупой секс» сам по себе ему малоинтересен. Ему нужна любовь и отношения. Ему нужны чувства, которые могут дать ему его девушки. Чувства, которые девушки рождают в его душе и в его теле-это цель отношений. У него есть основные 1-2 девушки, которых он боготворит и развлекает как может, которыми он невероятно дорожит, за которыми «бегает» и «ползает на коленях», умоляя вернуться, если они хотят его бросить. Целует им ноги. Сдувает с них пылинки. «Иконы». «Богини». И остальные, не богини. «Чайки» он их называет. Они уже просто для развлечения. Он встречается с ними так же, как читает «романы Набокова». «О “чайках»… Я удовлетворяю свой интерес к их жизни, к общению с ними. Это для меня «новые книги», которые я беру в руки, пролистываю, и кладу на полку, назад, в библиотеку. Я никого никогда не обманываю. Я всегда рассказываю всем своим девушкам про свою философию отношений. Лишь несколько раз в жизни я открывал свои карты не сразу, а через неделю-три, совершал плохой поступок. И когда я открывал их меня обычно бросали сразу же. Для меня невероятно скучно иметь секс 10 лет с одной и той же женщиной. Это то же самое, что читать 10 лет один и тот же роман Набокова. Это то же самое, что есть только картошку целыми днями. «Мужчины, разнообразьте свой стол!”- горячо призывал Мопассан. Никогда никакую свою женщину я не обидел, не ударил, не солгал ей. Все они знали, на что шли.»

«Итак: "богини» и «чайки». Я маринист. Беру голубую краску и свободными, смелыми мазками рисую море. Так в моей жизни появляется первая «богиня». Потом например в клубе, встречаю вторую «богиню». Тогда беру другие краски и рисую деревянный корабль, белые паруса, мачты, матросов. И море и корабль знают, что они на моей картине, знают о существовании друг друга. Бывает корабль уплывает с моего холста, тогда у меня остается только лишь море. Бывает, что и море исчезает с моего холста. Тогда я страдаю от одиночества и целые дни провожу в поисках своей новой «богини». Море вновь заполняет мой холст. Потом опять появляется «корабль». Уже другой корабль, с другими размерами, другими парусами, матросами. Потом довольный и «сытый», беру белую краску и рисую чаек. Чаек у меня множество. Они прилетают и улетают. Они кричат в небе, они садятся на палубу корабля, на неделю, две, три, а потом улетают в мятежную даль, искать себе новое пристанище, прочь от моей картины.

Бывает, что богини воюют между собой в моей душе за первенство. «Ты уделяешь мне мало времени, говорит одна из богинь.Я хочу чтобы ты приехал сейчас ко мне, немедленно!» Тогда я внимательно смотрю в глубокий каменный колодец своей души и ищу подсказки.

«Такова жизнь»-говорит мне душа. "Значит ты не поработила меня полностью» -отвечаю я богине словами колодца моей души.

«Значит мне не нужно быть с тобой столько много. Найди себе еще кого-то и встречайся с нами двумя, раз тебе не хватает мужского внимания. Меня не хватит на всех женщин. Успокойся, встретимся через три дня. Обещаю. У меня еще есть работа и дела кроме тебя" Тогда корабль или успокаивается или бунтует и уплывает с моего холста. Вот моя жизнь! Я могу любить одновременно две женщины и встречаться с ними! Они дополняют друг друга в моей душе. Они складывают «пазл» в моей душе. Каждая из них дает мне свои краски.

И это именно любовь, это не тупой секс, который мне не интересен.

Приведу пример одну из недель.

В понедельник я с первой богиней. Вторник один. В среду я со второй богиней в Мариинском на опере. В четверг я с первой играю в видеоигры у себя в квартире. В пятницу я со второй богиней катаюсь на корабликах по Петербургу и мы идем потом в джазовое кафе. В субботу я «пощусь». Коплю половые силы и потенцию. У меня «постный день». Я посвящаю субботу

написанию музыкальных произведений, игре на фортепиано или прохождению видеоигр, просмотру фильмов, чтению книг. В воскресенье я опять с одой из богинь.

«чайки» прилетают ко мне спонтанно, вне плана. Вот моя жизнь. «Богини» и «чайки» живут дружно в моем мире и знают о существовании друг друга. Никакого обмана, все живут в мире и гармонии. Иногда чайка становится богиней и свергает ее со своего престола.

Пока я молод,красив, силен,свеж, у меня все прекрасно с потенцией- я могу позволить себе такую жизнь. Потом… Мне не важно что будет потом. Я боюсь смерти. Я хочу жить на «полную катушку» сейчас. Я бегу от смерти. В объятиях моих богинь нахожу я укрытие от отравленной косы смерти, которая коснулась меня однажды своим лезвием. Я видел смерть. Я видел холод и мороз смерти. Я хочу жить и бегу от смерти вместе с моими богинями. Мы «спасаемся» от смерти в любовном экстазе. Когда я трогаю великолепную грудь, стройный живот, тонкую талию моей богини, целую ее в щеки, шею, губы я бегу от смерти и ей не догнать меня."

Брак он считал чушью и злом для мужчины. «Нужно остерегаться брака, держаться подальше от женщин, которые ставят брак своей целью. Брак это великая опасность для мужчины. Беги от брака. Брак несет за собой мантию судьи и судебное заседание. У тебя государство отнимет половину нажитого тобой в браке имущества и отдаст женщине. Пока существуют такие грабительские для мужчин законы нельзя заключать брак. Женщина подобно вору, ограбит тебя при помощи государства. Женщина, требующая печати в паспорте-враг

А сколько вообще мужчин сгубили плохие, дрянные женщины? Скольких довели до виселицы на своей люстре, алкоголизма, разорения, долговой ямы! Имея дело с женщинами нужно держать сердце открытым и горячим, но разум холодным. Тебе может попасться на твоем пути плохая женщина, которая всегда может обмануть, предать, кинуть на большую сумму денег. Внешность часто обманчива.

Женщины в большинстве своем, хотят богатого мужа, деньги и детей. Им не нужны «бедные художники». Я не вписываюсь в их концепцию на длительный срок, но на короткий срок небольшая часть из них готова побыть со мной. Я интересен им как «друг с привилегиями», как они говорят.

Мы ходили с ним иногда по ночным клубам на Конюшенной площади и на Думской. Ему нравилась техно-музыка.

Перед тем как войти в один из клубов он сказал мне, что он «ловец человеческих душ». Его сети были полны. Я помню мы беседовали с ним в одном из клубов. У него на коленях сидела двадцатилетняя стройная брюнетка и курила. Ей он говорил, всякие комплименты.

А мне он рассказывал историю про Скрябина. У него была идея изменить весь мир с помощью своей музыки. С помощью своей музыки изменить сознание людей. Чтобы они стали светлее и чище, добрее чтобы музыка их поразила и изменила. И он рассказывал так же, что когда слушал Моцарта, ему казалось, что Моцарт осуществил эту мечту. Ему хотелось плакать от красоты этой музыки, от ее совершенства. И он спрашивал меня, как люди услышав эту музыку все равно творят зло. Почему эта музыка не меняет их? Стоит ли пытаться достичь этой идеи, если уже существует такая музыка, а люди все равно живут в жестокости и страданиях. Пока люди существуют в таком первобытном виде, как сейчас, музыка Моцарта и идеи Скрябина-пустое место для них, мир останется местом скорби. Пристанищем зла и социальной несправедливости. Бесполезно политикам и художникам взывать к великим идеям социализма, справедливости и равенства людей. Их не услышат. Эти идеи для них пустое место.

Но через 500 лет все изменится. И мужчины и женщины станут другими. Будет иная реальность.

«Хочешь я расскажу тебе как я строю диалог с девушками с сайта знакомств»- говорил мне он. Я говорю им так:

«Привет, я ищу девушку для отношений, но у меня есть свои условия начала отношений. Если что то не устраивает, то нам не по пути. Во первых я не хочу семью, детей, штамп в паспорте, жить вместе. Я живу один, не хочу делить с кем то совместный быт, лишь проводить вместе выходные, максимум. Девушка мне нужна, чтобы ходить вместе по музеям, театрам, операм, для прогулок и интересного времяпрепровождения. Для того чтобы играть вместе в компьютерные игры, смотреть фильмы, ездить за границу, заниматься сексом. Потом я рассказываю про свою полигамность.»

При этом 90-95 процентов девушек шлют меня к черту. Какое мещанство! Эти женщины так прозаичны, они ползают в грязи, я же орел, который парит в облаках. Я набираю 100 телефонов с сайтов знакомств, составляю в экселе таблицу с телефонами и краткой информацией о «каждом кандидате» и сажусь по вечерам за обзвон, когда накапливается много телефонных номеров. Начинаю собеседования на должность моей дамы сердца. Из 100 девушек на встречу согласны 5-10. Условие встречи со мной такое. Если не будет секса после первого или максимум второго свидания, то я «сливаюсь». Некоторые начинают вести себя некорректно и переходят на личности. Называют меня «кобелем». Нам не по пути с ними. Мы разные биологические виды. Мы вечные протагонисты с ними. Мне не нравится в них отсутствие возвышенности их души. Мне жаль что вокруг так много женщин с такими взглядами»-сказал мне он.

Я был у него в квартире на 21 этаже, на Парнасе.

Он профессионально играет на фортепиано, и я провел много часов, слушая его игру. Он играет по нотам практически любое произведение. Я приезжал к нему часто с распечатанными нотами и он играл мне по ним то, что мне было интересно. Он играл мне Моцарта, Шопена, Скрябина, Рахманинова, Бетховена, Шумана, Шуберта, Дебюсси, Генделя, Чайковского.

Мы вместе с ним смотрели иногда фильмы у него дома на большом экране. Семью мой приятель вообще создавать не собирался, детей он не хотел иметь.Он был «чайлдфри». Не хочу плодить нищету он говорил. Не хочу покупать своему ребенку квартиру. И не хочу его обрекать на ипотеки. Я не хочу чтобы он столкнулся с теми же бедами, с которыми столкнулся и я.

Я не могу финансово позволить себе иметь детей. Я получаю всего лишь 60 тысяч в месяц, копейки. Я не могу себе позволить семью материально, но я могу себе позволить комфортную жизнь.

У него в квартире был огромный телевизор и фортепиано.

Мы смотрели иногда с ним фильмы в которых есть искусство. Антониони, Феллини, Тарковского, Бергмана, Сокурова, Висконти, Кубрика.

Мы ходили иногда вместе с ним на вечера для творческой молодежи, которые проходили у его знакомых. Нечто вроде литературного или художественного салона для людей искусства. Или для людей интересующихся искусством. Там играли на фортепиано, скрипке, пели все вместе песни под гитару.

Я там общался, например, с балериной, пианисткой и с музыкантом, который играет на кларнете в петербургском оркестре. Он дружил с одним известным дирижером. Они вместе ходили на оперу и балет, концерты. Один раз я был с ними в Мариинском театре на опере Моцарта Дон Жуан. Они спорили друг с другом об исполнении музыки. Потом случайно, я увидел лицо этого дирижера на афише концерта, на остановке, что меня позабавило.

Мы ходили с ним несколько раз в музыкальную школу на Думской. Я брал иногда с собой мою девушку. Ему давали ключи от музыкального кабинета, где стояло фортепиано и он играл нам.

Он говорил обычно вдумчиво и не спеша. Мы встретились с ним как то летом, поздним вечером у Инженерного замка. Потом он играл на пианино для выпивающей молодежи по адресу набережная реки Фонтанки д22. Я привез с собой ноты.

Если пройти под арку, то слева был «Цифербург». А справа было это маленькое кафе на первом этаже, которое называлось «Треска». Там стояло пианино и было шумно. В кафе было человек двенадцать. Все пили, смеялись, ели. Он подошел к бармену и попросил разрешения поиграть на пианино. Бармен разрешил. Он подошел к пианино. Люди громко смеялись.

Он ошибался в особо сложных местах, особенно в «Апассионате», играл не идеально, но это не влияло на наше впечатление. Он доносил до нас музыкальную мысль. Некоторые произведения он не доигрывал до конца. Когда он ошибался, то просил у нас прощения.

Он объявил «Иоганн Себастьян Бах. Прелюдия и фуга До-минор». Он открыл мои ноты и стал играть.

И все замолчали. Настала мертвая тишина. Одна девушка была выпившей и продолжала разговаривать, но парень строго сказал ей «помолчи». После окончания его игры все начали аплодировать ему.

Дальше он объявил «Шопен — Nocturne Cis Minor (No. 20)». Все опять начали аплодировать.

Дальше он сказал мне «Читай свое стихотворение про дружбу, мне понравилось оно, а я буду играть одинокого странника Грига». Я сказал- «Да я плохо читаю стихи, стоит ли мне их читать?». Но он сказал: «давай!». Я начал читать стих, а он играл в это время одинокого странника Грига.

Идут два странника, о рае воздыхая.

Идут два путника… На залитом пути -

Кто видит их несмелые желанья?

Кто знает их далёкие мечты?

Идут, о рае воздыхая.

Идут… Далёко ли идти?

Идут два путника, на камнях оставляя

Судьбы неведомой известные следы.

Идут два путника, и прошлое пускает

Из белых легких тяжкий чёрный пар

Их гавань мёртвая из рамок выпускает,

И их встречает новой жизни океан!

Все опять начали аплодировать.

«Спасибо, садись.»- сказал он мне.

Дальше он играл Лядова 3.“Mazurka in F minor op.57,3”.

4. Prelude in A major, Op. 28 No. 7 CHOPIN)

5. Scriabin 24 Preludes Op.11 — No.22 in G minor

6. Chopin Nocturne Op.48 No.2

7.Аппассионата. Л. ван Бетховен (первые 3 минуты)

8. Schubert — Serenade (arr. Liszt)

9. Шопен — прелюдия До-минор (соч. 28 №20)

10. С. Рахманинов. Прелюдия до диез минор.

11. Шопен Вальс до диез минор № 7.

12. Клод Дебюсси — Лунный свет

Он играл около часа.

Гуляющая молодежь заходила с улицы, чтобы послушать его игру и покупала выпивку и еду у бармена, под конец его игры все это кафе заполнилось.

К нему подходили иногда пораженные выпившие девушки, поклонницы его таланта, приставали к нему. Я пытался сделать так, чтобы они не вешались ему на шею, потому что они мешали ему играть. «После концерта давайте» я говорил им, «вы мешаете». Я был его стражем во время этого концерта.

Бармен был рад такому наплыву посетителей. Он подошел к моему другу, и дал ему свой телефон. Он предложил ему за деньги играть в этом кафе по вечерам. Для того, чтобы мой друг собирал ему кассу. Дальше, после окончания его концерта, мы познакомились там с двумя девушками, и выпивали вместе в этом кафе. Потом мы пошли по другим кафе и барам этого дворика.

Потом я стоял один на набережной, у дома Неклюдова, ждал его, и смотрел на Инженерный замок. Рядом плескалась черная вода. Замок был подсвечен.

Он подошел ко мне, положил руку мне на плечо, и сказал, что этот замок нравится ему больше, чем природа. На губах и щеках у него была красная женская помада. Перед этим он отошел минут на двадцать со своей дамой и оставил меня одного. Я начал внимательно осматривать его.

Я сказал ему, что у него на лице помада, и что у него волосы взьерошены. Он сказал что «это водоросли, которое море выбросило на берег после бури». «Ты опять за старое взялся? Ты в туалете с ней что ли был?», «да». «Но это же тебе не ночной клуб! Ты рихнулся. Ширинку хотя бы застегни, композитор». " Прости меня, я выпил, и я не смог устоять, моя голова не была холодной. Зато я написал фугу: «тара ти тай, тара ти тай».-и он начал махать рукой в воздухе, напевая свою фугу. «Старому композитору покажи ее.».«Он не ценит меня». " Но он стар ведь, может он не понимает твоей новаторской музыки. Бетховена ведь тоже многие современники не понимали." «Перестань, я не Бетховен». «Помнишь, в Доме композиторов на Большой Морской, он ведь похвалил тебя, когда ты играл на рояле ему?». " Я не знаю, смогу ли я написать нечто ценное". «Перестань, у тебя все получится.» Осмотрев его с головы до ног, я не переставал удивляться его внешнему виду.

«Ты же носитель божьего дара! Посмотри на себя. На кого ты похож? Ты бросил меня одного, но потом ты пришел ко мне, блудный сын. Ты совершаешь сомнительные вещи, но ты совершал и великие подвиги. Я надеюсь твой бог биомеханики возьмет тебя в свой рай. Ты считаешь себя совершенным человеком? Следующей модификацией человека? Следующей биологической моделью человека? Человеком, который явится на землю через пятьсот-шестьсот лет? Сверхчеловеком? ". -»Ты шутишь, я грешный ничтожный человек, я червь". Я засмеялся.

«Что тебя не устраивает в жизни?» — «Смерть. Я хочу жить вечно, я не хочу стареть». «Это всех нас не устраивает. Христос пришел к нам чтобы создать таких как ты». «Напрасно он это сделал. Люди никогда не изменят свою суть, ожидать этого бессмысленно. Будут отдельные особи, но не в массе, народ всегда останется народом ". " А я считаю, что он изменил Землю. Если бы не он, то люди были бы более жестоки и кровожадны. Он дал людям моральные заповеди.».

«Блаженны верующие. Эти заповеди это просто европейская мораль порядочного человека. Не укради, не убей.».«Не прелюбодействуй».-«А это его учение уже исказили книжники. Он поучал: «любите друг друга, плодитесь и размножайтесь»».

"Возможно ты прав, но он дал нам эти заповеди и пытался укоренить их в сознании всех людей, а не только таких как ты. Таким как ты это не нужно обьяснять, они это и сами поймут. А он пытался распространить это на всех, и на умных и на глупых. Он для меня великий философ, он для меня выше, чем Ницше и Шопенгауэр.

Я сказал ему. "Давай поговорим о любви. Расскажи мне о своей любви. И ты читал кстати мемуары Казановы? Много ли у тебя было богинь и чаек?Сотни? Тысячи?

Смотрел ли ты последний клип Тилля Линдеманна? «Я чувствую Тилля»? Понравился ли он тебе?"

"Клип Тилля смотрел много раз. Это шикарно. Это я и мои девушки! Я себя там вижу вместо бедняги-Тилля! Как девушки играют все прекрасно. Какая актерская игра! Какая отдача! Они играют по Станиславскому! А как Тиль прекрасно, живо, убедительно играет, как он чувствует роль-он словно слился с нею! Восхитительный клип. Произведение искусства. А какая там утка смешная и как они беднягу Тиля лизали и лапали за все места впятером. Казалось сначала что он страдает от такого количества девушек, что он не вынесет такого количества голодных девушек один. Что ему тяжело с ними справиться. Я думал, что он всю группу свою позовет на помощь, позвонит им, скажет: «Ребята, спасайте меня. Их слишком много, мне одному не управиться, приезжайте как можно скорее, помогите мне, прошу вас!». Но нет. Справился в одиночку. Один в поле воин, даже если ему пятьдесят шесть. Молодец. Мне бы таким в пятьдесят шесть быть. Дарить всем свои силы и энергию в таком возрасте.

А про Казанову. Да, конечно, я читал его мемуары! Я не однократно их перечитывал! Это для меня была моя первая библия, книга жизни! Это для меня великий человек, мой кумир! Он изменил мое отношение к женщинам, я стал свободным, стал полигамным, после прочтения его мемуаров. Освободился от баборабства. Он мой учитель, моя икона. Я считаю, что каждый порядочный мужчина должен прочитать его мемуары и перенять его отношение к женщинам. Казанова может научить мужчин любить и боготворить своих женщин, носить их на руках.

Казанова как Христос. Это пророк, проповедовавший миру идею свободной любви в своих мемуарах и осуществлявший на практике эту идею. Ангелы водили его пером, когда он писал свои мемуары.

Знаешь что такое измена? Это свет и свобода. Пока женщины не начнут изменять своим мужчинам, а мужчины не начнут это поощрять- женщины не станут свободными.

Сейчас женщины считают измену грехом, а это напротив благодетель. Положительное качество свободного человека. Я пою гимн свободной любви! Это одно из великих наслаждений! Не проходите мимо него! Я знаю одну красавицу. Ей 31 год. Она работает психологом. За жизнь у нее был секс всего лишь с восьмью мужчинами. У нее было два мужа.С одним одна прожила 6 лет, с другим сейчас живет 4 года. Я спросил ее «изменяла ли ты своим мужьям эти долгих десять лет»? Она мне сказала «нет». То есть за 10 лет у нее было 2 мужчины. Я пытался ее принудить к измене своему мужу со мной. Она отказалась. Я сказал ей « скучно жить на этом свете, господа».

У меня за 10 лет было больше сотни женщин. Моя жизнь богаче и красивее. Женщины, которые еще могут спастись должны спастись. Мужчины должны поощрять измены своих жен. Тогда на земле настанет царство свободной любви. Цепи рабства моногамии падут. Рабы возопят «спасибо Господи, что стали мы свободными! Что стали мы мудрыми! Казанова спас наши души от рабства!»

Позволь я расскажу тебе о своих впечатлениях, о его книге. Как писатель он не ниже Мопассана, Бунина, Набокова. У него прекрасный слог. Он пишет емко и красиво. Какие приключения. Как он описывает интересно и красочно свою жизнь. Мне кажется что я сижу рядом с ним в его карете. Затем сижу рядом с ним в Пьомби где он ужасно страдал от темноты, летнего зноя и «миллионов блох».

Беседую с его женщинами, пускаюсь с ним в его авантюры и приключения. Я представляю себе Венецию во всей красе, потом Англию, Францию, Австрию, Германию его эпохи. Как сенатор усыновил его и стал пожизненным покровителем. Как он бежал из Венеции. Как влюбился в француженку, которую называл «Генриеттой». Он достал айфон и прочитал цитату Казановы:

«Те, кто верит, что женщина не может сделать мужчину счастливым все двадцать четыре часа в сутки, никогда не знали Генриетту. Радость, наполнявшая мою душу, была значительно большей днём, когда я разговаривал с ней, нежели ночью, когда она была в моих объятьях. Будучи очень начитанной и обладая врождённым вкусом, Генриетта правильно судила обо всём». Такая женщина это ведь и мой идеал тоже! Я ищу себе подобную «Генриетту». Она ведь знала о его образе жизни, но при этом была с ним и прощала ему его вечные измены.

Как он встречался с европейскими монархами, папами, кардиналами, Вольтером, Моцартом и Гёте. Дальше он опять стал читать его цитату:

«Никто в Венеции не мог понять, как может существовать тесная связь между мной и тремя уважаемыми людьми: они, такие возвышенные, и я, такой приземлённый, они, самые строгие в своей морали, и я, ведущий распутный образ жизни».

Как он объявил себя розенкрейцером и алхимиком, зарабатывая на «поисках философского камня». Он опять стал читать:

«Все французские министры одинаковы. Они расточали деньги, добытые из чужих карманов, чтобы обогатиться самим, и власть их была безграничной: люди из низших классов считались за ничто, и неизбежными результатами этого явились долги государства и расстройство финансов» Это ведь и про нас сказано! Власть и олигархи считают нас за ничто. Только мы и есть ничто, они правы, конечно, а французы смогли изменить ход истории, перевернув все с ног на голову. Во Франции сейчас народ живет хорошо, не то что у нас в нищей России.

Как ему была доверена миссия по продаже государственных облигаций в Амстердаме, как он основал собственную шёлковую мануфактуру. Как потом разорился и влез в долги. Посетил монастырь в Айнзидельне, где задумался о возможности изменить свою долю и стать скромным высокообразованным монахом. Папа Климент XIII наградил этого великолепного распутника орденом Золотой шпоры и званием папского протонотария, и на его груди красовался впечатляющего вида крест на ленте. Как он добился аудиенции у английского короля Георга III. Странствовал по Европе, добравшись до Москвы и Санкт-Петербурга. Встречается с Фридрихом Великим и Екатериной Великой, испанским королем Карлом III. Как он переводит Илиаду. Пишет трёхтомную «Историю смуты в Польше». Предлагает оригинальные решения сложных геометрических задач. Как он терпит потом полное разорение. Как умирают его родственники и друзья. Какой взлет и какое падение! Какая яркая жизнь! Как прекрасно он ее описывает. Это так воодушевляет и захватывает. Он для меня восстает из пепла небытия, молодой и сильный, когда я перечитываю свою «библию», свою настольную книгу, свой путеводитель по жизни, который называется «Мемуары Казановы».

Он писал эту книгу «на века». Писал ее для человечества. Чтобы совращать таких людей как я с пути «баборабства».

Часть два. Первая любовь.++++++++++++

Дальше мы пошли на Марсово поле и сели на скамейку. Он продолжил:

«Я расскажу тебе про свою первую любовь. Когда я был юн, я был моногамен и ревнив. Когда я был юн, я встречался около года со стриптизершей, которая спала со своими клиентами. Ей было 29 лет. Я ревновал ее к ее клиентам. Дико, безумно, отчаянно ее любил. Я не понимал тогда, что это была безнадежная любовь. Был тогда слеп и молод. Просил ее оставить эту постыдную профессию и пойти работать экономистом. Она закончила заочно вуз по специальности экономист. Хотел жить вместе с ней, но мы только встречались на неделе, после моей учебы, а так же проводили вместе выходные. Жить она со мной не хотела.

Она работала в стриптиз клубе на Большой Морской. Потом она бросила меня через год и четыре месяца, после начала наших отношений. Заставила меня плакать, словно ребенка. Я хранил ей верность все это время. Мне не нужен был никто кроме нее. Она давала мне в сексе все, что мне было нужно.

Я умолял ее не бросать меня, остаться со мной. Клялся ей в том, что не брошу ее никогда, что буду любить ее вечно, носить ее на руках, сдувать с нее пылинки. Обещал ей счастливую жизнь со мной, отдать ей все что у меня есть.

Она разбила мне сердце и вышла замуж за богатого мужчину. У нее сейчас двое детей.

Она родилась на Украине, в Киеве. Приехала в Петербург в 18 лет, у нее тут жила ее бабушка. Ей помогали ее не богатые родители. Она училась тут в вузе на экономиста на дневном отделении. Потом перевелась на заочное. Жила в бедности несколько лет, работала на низкооплачиваемых работах. Потом, после окончания вуза, она пошла работать экономистом, но у нее была зарплата в 50 тысяч всего, а своей квартиры в Петербурге у нее не было. В 28 лет, за год до нашего знакомства, она захотела больших и быстрых денег и пошла работать в стриптиз клуб на Большой Морской. Началась ее богатая жизнь. Начался ее взлет в стратосферу.

Она не только танцевала на шесте. Она спала со своими клиентами за большие деньги. Я тогда учился в вузе. Я пошел как то в этот стриптиз клуб вместе со своим приятелем. Туда ходили в основном очень богатые люди и иностранцы. Задача девушек состояла в том, чтобы раскрутить их максимально на деньги. Там все, даже чай, стоило очень дорого. Они подошли с подругой к нам. Мы сидели на мягких синих диванах, играла музыка. Всего в помещении было 4 девушки-стриптизерши, 3 мужчины-клиента и бармен. Помещение было темным. На стенах горели огни искусственного демонического пламени. Звучала громкая музыка. Все 4 девушки были только в трусиках.

Напротив нас сидел какой то депутат в дорогом костюме, обнимая своих двух девушек. У них на столе стояло несколько пустых бутылок шампанского, вина, фрукты, еда, горячее. Его девушки очень хорошо раскрутили его и светились от счастья.

Он целовал грудь своей «левой» даме и гладил ее бедра правой рукой. Это наверное был какой то женатый человек, порядочный семьянин, «народный слуга».

Потом выпивший депутат, случайно разлил бутылку вина на стол. Бармен принялся убирать. Затем, покачиваясь, он пошел вместе со своими двумя девушками в приват комнаты чтобы заняться сексом. Он воодушевил меня, робкого студента. На карточке у меня были папины деньги. Мы общались с нашими двумя девушками. Моя дама мне сразу очень понравилась. «Можно я поцелую тебя в грудь, как тот мужчина?» спросил я. «Даже нужно» ответила она. Я тоже был с ней в тот день приватной кабинке, занимался сексом и выложил тогда не мало денег. У нее было тело и лицо богини. Она была высокой и спортивной. Если ее одеть в ангельскую одежду, то она будет небесным ангелом.

Цвет ее волос-темный. Они были длинные. Иногда они были собраны в хвост, и перевязаны резинкой.

Я был потрясен до глубины души ее красотой. У меня никогда не было таких красивых женщин в жизни.

Она оставила мне свой телефон после нашего первого секса в приватной кабине.

На улице Якубовича, рядом с Николаевским дворцом, есть кафе. Я иногда сидел и ждал ее там, в этом кафе после учебы в вузе, оно нравилось ей. Я ждал, пока она придет ко мне в это кафе. Она там ела и пила кофе, беседовала со мной, расспрашивала про мою жизнь, а потом мы шли гулять по городу. Мы гуляли с ней по набережным Невы, были в храме «Спас на Крови». Посещали Исаакиевский и Казанский соборы. Катались на корабликах по рекам и каналам города.

Дома у нее висел портрет «незнакомки» Блока, стояли статуэтки Чайковского, Лермонтова. Она жила в однокомнатной квартире на четвертом этаже в Калининском районе, рядом с садом Бенуа.

Было лето. Мы гуляли в парке «Сосновка». Потом сидели возле пруда на подстилке, устроив небольшой пикник, я делал ей массаж. Потом мы пришли к ней домой.

Я помню, как она сидела в своем кресле, подставив лицо лучам заходящего солнца, слушала оперные арии и подпевала. Она радовалась солнцу и радовалась жизни, она очень любила жизнь. Я сидел смотря на нее на диване, напротив нее, и не верил своему счастью, как я был рад, что повстречался с ней. Она шутила с мной, рассказывала про свою украинскую жизнь, про свою бабушку и своих родственников.

++++++++++++++++++++++++++++++

Ее прадед по линии бабушки был кинооператором, кинорежиссером и жил в Киеве большую часть жизни. Занимался всем, что связано с кино. Его не задолго до смерти послали во Львов. Там он руководил чем- то связанным с кино. Когда началась война он пошел добровольцем на фронт. Его убили в самом начале войны под Херсоном.

Отец ее прадеда шил верхнюю женскую одежду. Он был один из лучших портных в Киеве. Он жил на Рогнединской улице, на втором этаже, она показывала мне фотографии дома, в котором жил ее пра-прадед.

Она рассказала мне, что на нее сильно повлияла ее бабушка, что она многое передала ей. Внучка очень ее любила и горевала после ее смерти в 77 лет. Она показала мне ее фотографию в молодости- она была красавицей.

Бабушка дружила в молодости с известным клоуном, Михаилом Румянцевым которого называли «Карандаш».

Бабушка приехала из Киева в Петербург, закончила тут институт Герцена и работала учителем русского и литературы всю жизнь в школах Петербурга. Она водила своих школьников в Эрмитаж и Русский музей и по другим экскурсиям. Она водила так же и мою девушку по музеям и культурным местам Петербурга, когда та была маленькой и часто приезжала к ней в гости в Петербург из Киева. Внучка рассказала мне о несбывшейся любви своей бабушки. О мужчине, которого любила ее бабушка до своего мужа. И показала мне его фотографию. Она хранила как память то, что ей досталось от бабушки. Его звали Ян.

Он был из Чехословакии и учился в Ленинграде. Они встречались. Он сделал ей предложение и предложил уехать с ним. Но у нее в Петербурге жил младший брат, о котором ей нужно было заботиться и помогать ему материально. И ей нужно было заботиться о своей матери. Из–за них она отказалась.

Она сохранила любовь и добрые чувства к нему и память о нем всю жизнь. Внучка рассказывала мне об их последней встрече. Бабушка вскочила с разбегу в троллейбус, плачущая, даже не попрощавшись с Яном. У бабушки было много романов в жизни и много мужчин, которых она любила. У нее было трое детей. Младшего из ее детей в 90ые убили бандиты за то, что тот занимался бизнесом и не поделил что то с ними.

Она рассказывала мне все это и картины прошлого вставали передо мной.

Бабушка передала ей любовь к культуре и искусству, любовь к жизни, они много общались с ней.

Она рассказала мне, что бабушка так же сидела в кресле, под лучами солнца, с открытыми шторами, радуясь солнцу и деревьям.

«Я радуюсь зеленым веткам, которые касаются моих окон, радуюсь солнцу, ветру, который колышет листву, птицам, которые прилетают ко мне, радуюсь жизни на прекрасной земле. Мне уже тяжело подниматься по лестнице, но я счастлива уже тем, что живу, даже такая- немощная и больная. Я счастлива, что мне дано это сокровище жизни»-говорила ее бабушка.

Бабушка умерла, когда внучке было 27 лет. Она до конца жизни сохранила светлую голову. Внучка привозила ей продукты домой в последний год ее жизни. Она так ослабла, что не могла подниматься по лестнице и ей нужна была постоянная помощь. У нее были проблемы с сердцем. В последний год жизни ее часто увозила скорая.

Она рассказала мне, как приезжала наведать бабушку в Елизаветинскую больницу и привозила ей продукты в больницу. Как она сидела в палате своей бабушки, разговаривала с ней, рассказывала новости, рассказывала о своей жизни и выходила плакать на лестницу, чтобы не смущать остальных больных.

Лезвие косы смерти коснется однажды и меня.

Как повезло бабушке, что у нее была такая внучка, которая так заботилась о ней. Которая привозила ей продукты и помогала ей во всем.

Я сидел напротив своей «Незнакомки». Лучи заходящего солнца освещали ее лицо.

И каждый вечер, в час назначенный,

(Иль это только снится мне?)

Девичий стан, шелками схваченный,

В туманном движется окне.

И медленно, пройдя меж пьяными,

Всегда без спутников, одна,

Дыша духами и туманами,

Она садится у окна.

И веют древними поверьями

Ее упругие шелка,

И шляпа с траурными перьями,

И в кольцах узкая рука.

И странной близостью закованный

Смотрю за темную вуаль,

И вижу берег очарованный

И очарованную даль.

К ней прилетали птицы, которых она кормила, так же, как и ее бабушка. Зеленые ветви касались ее окон. Она любила деревья, любила слушать как ветер колышет листву.

Беседы с ней на меня сильно повлияли. Она прекрасно разбиралась в культуре и искусстве, любила музеи, живопись, скульптуру и все изящное. Она любила Петербург, как и я. Она была проста и скромна. Из ее окон лилась классическая музыка, культурные передачи звучали в ее квартире. Она играла на электронном фортепиано. В юности она закончила музыкальную школу. Прекрасно пела классические западные, русские и украинские песни, аккомпанируя себе. Я мог заслушаться ее песнями и ее речами. Она чтила наших классиков и интересовалась новым. Как много она мне дала.

Я запомнил ее навсегда.

Я познакомил ее со своими родителями. Мы отмечали все вместе праздники в течение года наших встреч, ездили на шашлыки. Я говорил родителям, что очень люблю ее. Про ее профессию я не рассказывал. Говорил им что она работает экономистом. Мы сидели во время праздников все вместе за столом- я, она, моя мать, отец, наши гости. Она нравилась моим родителям.

Моя душа пела. Я был счастлив. Мое голубое, безмятежное счастье омрачалось только черными тучами ее «профессии».

Я целовал свою богиню, обнимал ее стройную талию, осыпал ее грудь и шею поцелуями. "Остановись мгновение, ты прекрасно! " -возопил я в этой бешеной забаве, подобно Фаусту.

«Мчись быстрее!» кричал я водителю.

После секса она один раз спросила меня, водя пальцами по моему лицу «тебе нравится со мной»? Я сказал ей что мне все нравится очень, что я мечтал в своих 15 летних грезах о такой богине как она. Что она материализация моих 15 летних мечтаний. Она материализация всех романов и стихов, которые я читал тогда «запоем».

Я дарил ей цветы и подарки. Я сходил с ума от ее красоты. Тратил не нее деньги своего отца. Я просил у отца деньги на подарки моей девушке и мой любимый отец давал мне их.

То, что она спала с десятками богачей и иностранцев, кроме меня, сначала меня очень мучило. Я ревновал ее к ее клиентам сначала, потому что я был молод и глуп. Она мне сказала, что ей очень нужны деньги, которых я не могу ей дать и она не может заработать эти деньги, работая экономистом и бухгалтером. Эта ее сегодняшняя профессия временная. Она сказала мне не поднимать никогда больше тему ее работы в беседах с ней.

Я бешено мчался тогда в пропасть на тройке лошадей, но я не осознавал этого и мне казалось, что я мчусь «во врата эдема».

Я помню, как мы гуляли с ней по Летнему саду летом, смотрели фонтаны, статуи, слушали джазовую певицу в кафе Летнего сада. Как целовал ее на скамейке под огромным деревом летнего сада. Как мы там любовались памятником, на котором изображены животные Крылова, статуями. Как мы любовались лебедем, который плавал на озере Летнего сада, фотографировались.

Мы ходили в Смольный институт и нас пустили туда, хотя он был уже был закрыт, и мы ходили по тёмным его помещениям, видели оставленные комнаты, обветшалую лестницу.

Я помню, мы плыли с ней на пароходе, там было два этажа, мы сидели на нижнем, на верхнем играли музыканты. Мы вышли с ней на палубу корабля — там больше никого не было, все сидели за столиками. Играла музыка, мы смотрели, как бежит вода за кормой, и смеялись, шутили.

Как мы ходили с ней в Эрмитаж, Русский музей, Мраморный дворец, Петропавловскую крепость, Александринский театр, БДТ, вечера классической музыки, оперу, вечера органной музыки, вечера романсов, ночные клубы.

Я ходил вместе с ней на вечер Эдварда Радзинского. Мы заслушивались его телепередачами. Мы оба были поклонниками его творчества. И мы были рады посетить его творческий вечер. Я сфотографировал его рядом с ней, а она сфотографировала меня рядом с ним. Это было после его выступления. У нас у обоих остался его автограф, мы оба бережно его храним. Мы ходили в кафе «бродячая собака» на творческие вечера.

Она рассказывала мне, как блестяще пишет Набоков, какой у него слог, она посоветовала мне прочитать его романы «Защита Лужина», «Дар», «Король, дама, валет», «Камера обскура», «Лолита» и сказала, что это гениальные произведение. В итоге, после ее рассказов, я перечитал почти все произведения Набокова, мы обсуждали с ней их. Мы обсуждали с ней так же Мопассана, Уайльда, Сервантеса, Гюго, Чехова, Горького, Толстого, Пушкина, Лермонтова. Говорили с ней о Ван Гоге, Рахманинове, Скрябине, Врубеле, Моцарте. Она была гораздо более начитана чем я.

Я впитывал ее взгляды на жизнь, ее мудрость и простоту. Я помню она рассказывала мне про биографию Куинджи. Она бывала в тех же краях, где он родился.

В Русском музее, стоя у картины «ночь на Днепре», я спросил у нее, что лучше картина или природа? И она ответила природа, а я не согласился с ней и мы спорили.

Я помню как мы шли с ней по белой главной мраморной лестнице в красных коврах в Эрмитаже. Над нами были картины на потолке. Как я фотографировал ее там. Как мы ходили по античным залам. Как восхищались оба этими статуями. Этой «застывшей музыкой». Как ходили по галерее героев войны 1812 года. Я сфотографировал ее возле статуи «Сатира», у меня до сих пор осталась эта фотография. Мы были возле часов «Павлин».

Потом гуляли по Летнему саду, смотрели на фонтаны, статуи. Она знала, что я люблю Лермонтова и в Летнем саду она рассказала мне о последней его поездке в Петербург, перед второй ссылкой на Кавказ. О том, что зимой 1840—1841 годов, оказавшись в отпуске в Петербурге, он пытался выйти в отставку, мечтая полностью посвятить себя литературе. Но ему в этом отказали. Он получил распоряжение выехать из Петербурга в 48 часов. Она рассказала мне, как родилось стихотворение «Тучи».

«Он находился у своих друзей, которых он решил навестить перед тем как повторно отправиться на Кавказ, в ссылку. Друзья поэта собрались для того, чтобы проводить его в дорогу, на квартире Карамзиных. Ожидание предстоящей дороги, а также изучение покрытого тучами сумрачного неба Петербурга привело к рождению этого стихотворения. Поэт стоял у окна, тронутый вниманием к себе. Он смотрел на тучи, ползущие над Летним садом. Растроганный поэт по просьбе собравшихся друзей, сразу же прочитал его.»

Мы читали у нее дома как то главу «Тамань» Лермонтова. Она говорила, что это ее любимая глава в рассказе. Моя же любимая глава была «Княжна Мэри». Мне очень нравился доктор, которого пытались женить и Печорин, конечно же.

Я рассказал ей, как однажды, слушал в Михайловском сквере пение какой то девушки. Девушка стояла рядом с памятником Пушкину. У нее была включена фонограмма. И она пела прекрасным оперным голосом оперные арии и романсы. Было пасмурно и дул сильный ветер, а девушка все равно продолжала петь. Девушка была одета в белое платье. Это был как бы «призрак». Погибающий призрак настоящей культуры. Никто не слушал ее, кроме меня.

Я сказал ей, что видел в ее пении и в этой девушке, которую сдувал ветер, падение мира культуры и искусства. Гибель той культуры которую я люблю. Я видел, как ее победила мерзость современной массовой культуры. Я сказал ей, что людям, в своей массе, культура не интересна и не нужна. У них совершенно другие увлечения, они не видят ее красоты. Футбол, шопинг, машины, ток-шоу, мыльные отвратительные сериалы. Культура интересна только избранным, единицам. После того, как я встретил эту девушку, я нарисовал такую картину — эту поющую девушку у памятника Пушкину в белом платье, которую сдувает ветер, и назвал картину «гибель старой культуры».

Он показал мне на планшете свою переписку со своей первой любовью, которую я стал читать. И свое стихотворение, которое он написал после расставания с ней. «Я был тогда другим»-сказал он.

Я стал читать его переписку.

«Сегодня утром солнце залило мою комнату, наполнило её всю, играло со мной своими лучами, и мне показалось, что это признак того, что всё плохое в моей жизни позади. Впереди меня ждет только прекрасная и светлая жизнь. Я очень рад, что познакомился с тобой. Ты мое солнце, которое навещает меня в минуты моей печали. Ты солнце, которое пришло в мою серую жизнь, чтобы ее осветить своими лучами и согреть мой душевный холод. Чувства, которые я испытываю к тебе абсолютно новые для меня. Я никогда и никого не любил, до встречи с тобой. Девушки, бывшие со мной до тебя, не цепляли мою душу. Они все оставались только где то, ниже моего пояса. Ты же первая, кто проникла в мое сердце. Ты мне очень нравишься. Как я рад, что мы познакомились! Я счастлив»

«Было тепло. Я сидел на скамейке возле детского садика. Это тот садик, о котором я тебе рассказывал и куда меня приводил летом мой дед, перед тем как пойти на работу в порт. Он был старшим механиком, закончил Макаровку в Петербурге и получил распределение на Украину. Они прожили там с бабушкой до 70 лет. Я приезжал летом в южный город на Украине на месяц-два каждое лето. Они переехали в Петербург только под старость, уже немощные оба. Я сидел на скамейке возле детского сада, в который я раньше ходил летом в 6-9 лет, когда приезжал к бабушке. Моя бабушка была заведующей в этом детском саду и меня за это дразнили украинские дети. Я, иногда, сбегал из своей группы в кабинет к своей бабушке во время тихого часа, что мне было запрещено делать. Тогда на меня обрушивался гнев моей бабушки. Я бродил по этому садику и заглянул в окна музыкального зала. Воспоминания нахлынули на меня яркой, мощной волной. Я вспоминал, прислонившись лбом к стеклу, как играл в этом зале на пианино начало «Лунной сонаты» и отрывок «к Элизе» и удивлял этим воспитательниц и музыкального работника. Я видел это пианино, мне захотелось вновь на нем поиграть. Я вспоминал, как мы отмечали праздник Нептуна, проходя мимо маленького бетонного бассейна. И какое впечатление на меня оказал сам бородатый Нептун в бассейне с огромным трезубцем в руке. И как я не спал в тихий час и переговаривался с соседом, лежавшем на первом этаже. Как пел песню на «утреннике» про Петербург под аккомпанемент на фортепиано. Это было мое первое выступление, «выход в свет» и я жутко стеснялся родителей, но все же пел, попадая, правда, удачно в ноты, так как мы долго репетировали эту песню с украинским музыкальным руководителем. «Кружатся чайки в медленном вальсе над Невой. Вот и настало время прощаться нам с тобой» -пел я волнуясь и щипая себя за ноги.

Теперь я себя так щипаю, когда мне берут кровь из вены в поликлинике и в КВД раз в полгода на венерические заболевания. Слава богу я никогда и ничем не болел, хотя дам у меня было не мало. Презервативы и деньги — это мои лучшие друзья. Они защитили меня от скверны жизни. Когда мне в последний раз брала кровь из вены в КВД молоденькая медсестра она все никак не могла попасть мне в вену. Она у меня брала кровь очень долго. Она все никак не могла попасть. Я матерился про себя и обзывал ее последними словами. «Давай, б…ть!» говорил я ей про себя. «Чему тебя, б…ть, учили в техникуме? Почему не можешь взять анализ быстро? Нельзя на живых людях тренироваться! Есть для этого специальные тренажеры! Кто тебя сюда вообще запустил? Тебя не было тут в прошлый раз, б…ть!» Я щипал-щипал свои ноги, старясь избегать взглядом того, как она ковыряется иголкой в моих венах. Сначала она ковырялась в левой руке, потом ковырялась в правой руке, а потом спросил ее «может вы все–таки позовете старшую медсестру, чтобы она взяла мне анализ вместо вас? Может вы будете тренироваться на мужчине, который сидит после меня в очереди? У нас с вами ничего не получается». «Так я возьму сейчас, сидите тихо, не дергайтесь, и не говорите ничего.» «Б…ть! Как ты попала в это помещение?» думал я. она все–таки попала мне потом в вену и взяла кровь. Анализ как всегда оказался отрицательным.

Я пел песню про Петербург в украинском садике. Мне все аплодировали после песни. Я исщипал себе все ноги. Подчеркивалось перед моим выступлением, что я «гость из Петербурга» поэтому звучит песня про Петербург в украинском детском саду.

Затем я вспоминал, как мы долго шли с бабушкой по извилистой, пыльной дороге, по направлению к нашей даче и она что-то рассказывала мне. Дача наша находилась в 1 км от азовского моря. Какие яркие детские впечатления оставила у меня моя южная летняя жизнь!

Затем я вышел из садика и сидел на скамейке. Было очень жарко. В Петербурге никогда не бывает так жарко. Мимо проходили женщины с колясками, дети катались на роликах, самокатах и велосипедах."

«Помнишь, наше лето? Как мы поехали к усадьбе Нарышкина и видели церковь и пещеру с ручьём?

Как мы с тобой гуляли по полям и зеленым лугам на даче у моей бабушки, в Ленобласти и как там было красиво? Как там мычали коровы?

Помнишь, какой красивый закат мы встречали сидя на подстилках на высоком зеленом холме? Как мы наблюдали все окрестности, леса, луга и ферму с этого холма?

Как я передразнивал коров, мыча им с холма? Как мы ели на этом холме черешню, малину и занимались сексом?

И пошли потом купаться на озеро, к тому покосившемуся дереву, которое указывало в небо, подобно персту.

Помнишь как мы подошли потом ближе к коровам? А потом на этом лугу, на меня побежала огромная глупая собака? Как она начала громко лаять на меня и испугала меня до смерти. Я уже приготовился бить ее ногами в живот и кулаками со всей мочи, но она потом внезапно убежала в неизвестном направлении и больше не появлялась. Она унесла с собой все свое безумие и расстаяла в закатных лучах. Наша битва с ней так и не состоялась.

Как я потом кричал на неё, ей в догонку, обзывая самыми грязными словами? « Скотина!» кричал я ей. И мой голос таял в лучах летнего закатного солнца.

Это было прекрасное лето моей жизни, которое я никогда не забуду и буду вспоминать на закате моих дней…»

«…Я был у азовского моря и долго бродил по безлюдным просторам… Там не было никого, только в двух домах из всего посёлка жили люди. Потом я спустился к морю. Я пошёл по берегу, на песчаный карьер, залез на него — сверху сыпались песчаные горы, оранжевый и белый песок…

Там рано начало темнеть. Я опоздал на уходящий автобус. Пока я пытался остановить машину, а они мчались в город не останавливаясь, стало совсем темно, и я не видел уже своих ног. Я не отчаялся и побрёл вдоль шоссе в город. Я шёл в кромешной тьме вдоль шоссе, идти же было долго. Мимо проносились машины, меня не было видно, и одна машина чуть не сбила меня. Я стал идти по зарослям травы, пытаясь не выходить на асфальт. Так я шёл долго. Перед глазами проходила моя жизнь. Лица, разговоры. На небе сияли звёзды… Было так красиво на небе. Мне было страшно осознавать себя песчинкой в этом огромном мире. Я добрался до города и доехал до дома…»

«Как жаль, что ты не можешь сейчас быть вместе со мной, что ты из–за дел не поехала со мной на Азовское море. Мы бы жили в домике, и ходили под ночным небом по этим прекрасным краям. Тут видно очень много звёзд, небо усыпано ими, тут рано темнеет. И ночью можно рвать вишни в саду, и гулять под луной. Слушать сверчков, и ходить ночью купаться: тут тёплая вода, даже когда темно.

Лежать на песке, и видеть лунную дорожку на море, и сидеть в саду под большим орехом, и дышать свежим ночным воздухом.

Белый морской песок, тепло, зелень, водоросли на пляже, выброшенные на берег, ракушки, песчаные замки, созданные детьми. Сады с красными вишневыми ягодами. Маленький домик с видом на песчаные холмы, покрытые травой. Большое дерево шелковицы рядом с этим домиком. Говор южных людей. Их душевность и простота, доброта.

Теплые звездные ночи с огромной луной и лунной дорожкой на море, от которой было светло и не нужен был фонарь. Поющие сверчки. Когда ты плаваешь в ночном море, то ты видишь блестящих от фосфора креветок и медуз. Природа, своим звездным небом, напоминает тут человеку о тайне мироздания. О том, что он песчинка в космосе. О том что у человека нет границ для совершенства. Человечество может все. Когда нибудь его потомки полетят к этим далеким звездам. Ночью, казалось, тут происходит какая то месса. Ангелы служат небесную службу в этом храме мироздания, в этой ночной тиши. И ты стоишь в этом храме, боясь произнести слово, боясь помешать им в этой службе.». «Ты прочитал?»- «Да»-ответил я ему.

Дальше он сказал мне: «Я гулял там под звездным небом, и представлял философа-Христа, просящего пронести мимо чашу скорби у Бога.

Он был атеистом, но прочитал мне два своих «религиозных стихотворения», как он их назвал.

«И.С. Баха. Страсти по Матфею. Ария Альта.

Был первый день опресноков,

Когда закалывали агнца;

На тайной вечери — Христос.

Речённое пророками сбывалось;

Грядущей жизни возводились своды,

И ангелы с небес лили кувшины.

На небесах всё замерло, всё смолкло.

Всё небо Тайной Вечери служило.

И молвил Пётр: «С Тобою буду, Боже!»

И Бог нам заповедь великую давал

Но зарыдали ангелы над жертвою Господней,

И небеса тяжёлые над городом рыдали.

Христос был агнец, закланный за нас,

Чтобы грехи все наши искупить

Но зарыдали ангелы тогда,

И небеса тяжёлые над городом скорбили

И вышли, когда было уже поздно,

И звёзды синим пламенем зажглись

Рыдали ангелы над жертвою Господней

И в Гефсиманский сад они ушли.

И вышла слеза горькая, как море наших слёз.

Просил Спаситель чашу пронести.

И дальше были тернии и кровь.

А нынче звёзды пламенем зажглись.

(Chopin — Nocturne in C Sharp Minor (No. 20)

Укрой меня, Господи, цветами небесными,

Чтоб боли я больше тяжёлой не знал,

Чтоб Ты меня гладил облаком вешним

И чтоб надо мною горела звезда.

Чтоб только с Тобою и ангелом белым

Душа пребывала, как плачет дитя

У матери светлой, у матери нежной,

Чтоб только с Тобою дышала она.

Укрой меня Боже, чтоб больше не знал я,

Как жжёт моё сердце людская судьба,

Своею рукою сними с меня бремя,

Меня отпусти с земли в облака…

Чтоб только с Тобою, Отец мой Небесный,

И светлою силой я в небе летал,

И чтобы слеза моя высохла в небе,

И чтобы лицо моё свет освещал…

И чтобы лицо моё свет освещал…

Он продолжил. «Там, на Юге –цветущий рай на земле, к которому не привык городской житель. Я ходил там на ферму к старому фермеру за молоком и фруктами, овощами, картофелем. Идти было минут 20. Он очень красиво пел русские и украинские песни.

Мы сидели в беседке с ним его женой и его сыном, его гостями с ближайшего села. И он пел песню «берега-берега».

При подходе к ферме паслись коровы, привязанные к железному колу веревкой, мне приходилось обходить этих коров, чтобы добраться до него. Я их боялся, потому что они бодались. Я шел туда через родник, сокрытый зеленью южных растений и пил из него. Вода падала на камни, создавая шум, который был слышен издали. Потом я уже дальше шел на ферму. Дорога вилась полумесяцем. По дороге я шел через поле, на котором трава была выжжена солнцем. Я потом зимой, в замерзшем парке Петербурга, среди заснеженных деревьев, стоя, прислонившись к березе, у замерзшего лесного озера, написал песню «Поле прошедшего солнца», вспоминая через год о своей первой любви, которая меня так ранила и об этом выжженном солнцем поле.

Я гулял в тех краях, среди выжженной травы и синих цветов, и огромного голубого неба. Я представлял как встречусь в Петербурге с ней через неделю.

Он показал мне свой стих.

https://www.youtube.com/watch?v=dOZxTc0Itn8

(ссылка на песню, я написал потом музыку к его стихотворению)

Помню, как вечер дышал

Гарью иссохшей травы.

Помню моря твоих глаз

В мачтах звенели моих.

Робко желтел сухостой,

Ты улыбалась так просто,

Сердце моё обожгло

Поле прошедшего солнца.

Поле прошедшего солнца.

Поле прошедшего солнца.

Видел я в этих краях -

Счастье блистало улыбкой.

В небе над нами кружась,

Ангел летал белокрылый.

Жалко, что я не сказал,

Как же была ты красива!

Стала теперь эта гарь

Зимней холодною пыткой.

Поле прошедшего солнца.

Поле прошедшего солнца.

Если увижу тебя,

Будут слова коротки.

Там, среди выжженных трав,

Синие рвались цветы.

Помнишь пустые слова?

Солнце светило так низко,

Ангел над нами светясь,

Пел свои чудные гимны.

Поле прошедшего солнца.

Поле прошедшего солнца.

Потом он показал мне свое последнее письмо к ней, которое он написал уже после расставания с ней, «в детских слезах», как он говорил, и отправил ей. И свой стих, который он отправил ей после расставания.

« Знай — я отдал тебе свою душу и светлую частицу себя, моё сердце было в твоих руках. И с тобой уйдет от меня мое солнце, которое навестило меня при нашей первой встрече. Не думай, что это лишь слова, во мне больше ничего нет сейчас, кроме этих слов. Прощай! Я любил тебя! Там, на холме заходящего солнца, на котором мы с тобой провожали летний закат, я похороню потом часть своей души, часть своего счастья.

Прощай девушка, которой я подарил своё сердце. Девушка, которая дала мне насладиться этим кубком жизни и которая сожгла во мне всё. Прощай!»

Прошедшая любовь… И листья отлетели,

И вот уже не хочется на снег

Ложиться вечером и видеть свет вечерний,

Биение усталых фонарей.

Прошедшая любовь…

Ну что, мой друг, печально…

Ты тоже это чувство пронесла,

Ты видела — с тобой я был так счастлив,

Но ты не видела, что было без тебя.

Прошедшая любовь… Ну что же, это солнце,

Прошло и перестало жечь.

Оно ушло и скрылось в сером поле,

И только волны продолжают бег.

Оно ушло. Оставило ожоги.

Прошло и перестало жечь.

Моё лицо с тяжёлой алой кожей

Я отверну на выжженную степь.

Прошедшая любовь…

Пора, мой друг, прощаться!

Ты много мне дала и много отняла.

С тобой, мой друг, ко мне явилось счастье,

С тобою я учился умирать.

И снова жить.

И «Света» не бояться,

И снова губы в страсти целовать.

Прошедшая любовь…

Я жил на свете дважды.

С тобой.

И без тебя.

Она ничего не говорила мне о наших отношениях. Она говорила мне, что я ей нравлюсь, что я красив. «Мне все в тебе нравится, все устраивает»-говорила она. Я думал, что наши отношения будут долгими. Я думал, что нашел наконец свою музу, свою большую любовь. Я не думал, что наши отношения так быстро закончатся. Хотя год это, конечно, не мало. Это был солнечный удар для меня. Я повалился на песок и солнце жгло меня, выжигая мою душу. Я плакал от горя. Она меня бросила.

«Я нашла себе богатого и очень ревнивого мужчину, я буду с ним жить» Я понял, что она хочет больших денег, которых я не могу дать. И она добилась своего! Я заходил на ее страницу в социальной сети недавно. У нее сейчас двое детей. Там были фотографии ее очень дорогой машины. Фотографии отпуска с мужем в Анталии. Она стояла с ним на фоне греческих статуй, на яхте, на пляже. Как я понял по постам на ее стене муж помог ей открыть собственный бизнес, она набирала людей себе в «команду». Она оставила ожоги на моей душе. После этих отношений, которые я очень тяжело переживал, я отвернул свое обожженное лицо от женщин, на некоторое время, я не мог снова думать о любви и о женщинах. «Почему это все так больно?» думал я, рыдая. Я ушел потом в творчество, чтение книг, просмотр фильмов и компьютерные игры. Я преодолел потом этот душевный кризис. Я забыл на некоторое время о существовании женщин.

Она уже «ушедшая», своим призраком учила меня умирать, воскресать и снова целовать губы в новой огненной жажде. Я «отпустил» потом ее призрак. «Каждому свое. У каждого свой путь. Нам просто не по пути с ней.»-думал я потом.

Затем, после расставания с ней, я нашел себе другую девушку. Мы встречались с ней в моногамных отношениях. Затем я прочитал книгу мемуаров Казановы. Посмотрел перед сном телепередачу Эдварда Радзинского о Казанове, которая меня тоже очень впечатлила. Я не мог уснуть пол ночи. Вскочил и позвонил своей новой девушке в 3 часа ночи и разбудил ее. " Я буду тебе изменять, я не хочу заниматься сексом 10 лет с одним и тем же человеком, я хочу жить как Казанова, не жди больше моей верности! Если ты хочешь быть рядом со мной, то будь готова к тому, что я буду тебе изменять, будь готова принять меня таким, какой я есть! Я хочу познать всех женщин мира, а не только тебя, я хочу любить всех лучших женщин на земле, а не только тебя, я хочу дарить свою любовь не только тебе! Я больше никогда не буду моногамным, запомни это! Я теперь другой! " Девушка моя, не выдержала такого бешеного напряжения моей поэзии и бросила меня. Но зато я стал свободным. «Рожденный ползать летать не может.» — думал я о ней. Я не жалел о ее выборе. Это ее решение. В этот раз я не мучился вовсе после расставания. В этот раз солнце любви не обожгло мое лицо.

+++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++

И я стал не бояться, иногда, в периоды одиночества, покупать ласку женщин, благодаря Казанове. Я начал повторять за ним. Делать то, что он делал, подражать ему во всем. Перешел этот сладостный рубеж. Казанова открыл для меня удивительный и загадочный мир истинных «психотерапевтических сеансов». Я начал иногда ходить по салонам Санкт-Петербурга в периоды моей душевной скорби и печали. Я стеснялся в первый раз, приходя в салон, мялся, вел себя скованно, отвечал невпопад, беседа не клеилась, я все врем смотрел на темно-красные шторы и на экран большого телевизора, висящего на стене. Девушку я стеснялся в первый раз.

Как некоторые люди посещают психотерапевта в моменты душевного кризиса и душевной боли, так и я посещаю салоны, благо моя зарплата позволяет мне это. Я иду на прием к своим молодым и красивым «психотерапевтам». Эти девушки прекрасны. Им по 20-30 лет. Это ангелы божии. Я отрываюсь от нашей грешной земли, когда иду к ним на прием. Они лечат мою душу.

Мои раны закрываются. Это мои «истинные» психотерапевты. Всегда, перед сексом, я беседую с ней. Сначала я прошу ее, чтобы она поспрашивала меня о моей жизни, о моих увлечениях. Я сажаю проститутку напротив себя и прошу, чтобы она задавала мне вопросы про мою жизнь и про меня. Она спрашивает меня: «Как тебя зовут? сколько тебе лет? Кем ты работаешь? Тяжелая ли у тебя психически работа? Выматывает ли она тебя, устаешь ли ты физически и эмоционально на ней? Устраивает ли тебя твоя работа? Кем бы ты хотел работать? Что ты хочешь от этой жизни, какая у тебя цель существования на Земле? Есть ли головные боли, головокружения, бессонница? Занимаешься ли спортом? Есть ли у тебя девушка? Любишь ли ты ее? Есть ли хронические заболевания и какие?»

«Ты нормален»-резюмирует она. "То что ты хочешь заработать много денег, но у тебя не получается и ты печалишься по этому поводу-это норма. Я когда то была главным врачом большой больницы. Я зарабатывала хорошо. А теперь, работаю тут и получаю гораздо меньше, но не переживаю по этому поводу. Я не стала жить хуже от того, что стала намного меньше получать. У тебя нормальная зарплата. У тебя много увлечений, у тебя есть друзья и родственники. Ты красивый и спортивный парень. То, что у тебя так много женщин и так много беспорядочных половых связей это тоже нормально. Многие мужчины так живут.

Ты такой, какой ты есть, запомни это. Принимай себя как данность. Иди по пути, по которому тебе велит идти твоя душа. Слушай только свою душу. Человек приходит в этот мир один и уходит один. Есть вещи, которые ты должен для себя решить сам. И я в этом тебе не смогу помочь, как бы я этого не хотела. Я ничем не могу помочь тебе с твоими проблемами и с метаниями твоей души. Запомни, жизнь не может состоять только из простых вопросов. Есть и тяжелые вопросы. И ты должен научиться их решать. Помоги себе сам. Познай сам себя. Найди способ, чтобы познать себя. Но для того, чтобы избавить тебя от страха смерти, я могу прописать тебе одну медицинскую процедуру. Это профилактическая процедура, поддерживающая. Ее нужно делать «по требованию».

Тебе необходимо раздеться по пояс и лечь на кушетку. Руки необходимо положить вдоль туловища, руками и телом не шевелить, расслабиться. Ты должен не производить абсолютно никаких движений. Ты должен быть словно мертвый. Дыши ровно и спокойно. Постарайся расслабить свое сознание и не думать ни о чем плохом. Пытайся сконцентрироваться на своих ощущениях и думать о том, что я буду говорить и представлять все это.

Сейчас, подожди, я включу релаксирующую музыку и приду к тебе.

Touch & Go — Straight To Number One

«Представь огромное, сильное солнце. Голубое небо. Белые облака. Дует легкий ветерок. Где то в горах поют птицы. Высоко над землей летает орел. По склонам гор растет зелень и деревья. Ты видишь черепашку, которая лежит на панцире и не может перевернуться на ноги. Солнце обжигает ее лапки. Черепашка страдает от зноя. Ее панцирь горячий. Но она не может перевернуться. Почему?»

«Я не знаю»- сказал я. "Хорошо продолжим дальше.

Представь себе холодный горный ручей, который бежит к равнине по извилистым морщинам горы.

Ты очень хочешь пить, страдаешь от жажды и очень голоден. Прошел уже много верст. Устал, но у тебя еще есть силы. Пот льется по твоему лбу. У тебя пересохло в горле. Выкинул камешки из твоей обуви, мешающие тебе идти. Ты идешь к этому ручью.

Ручей манит тебя. Он хочет чтобы ты испил его воды. Он манит тебя в свои сети. Подходишь к этому ручью и видишь камни. Касаешься рукой этих камней. Они теплые от солнца. Повсюду камни, деревья и зелень. Смотришь вдаль. Видишь горное поселение. Оно стоит посреди гор. Над поселением стоит дым от костра. Там жарят мясо. Тебе нужно идти к нему по извилистой дороге над пропастью. Там ждет тебя горячая еда, молоко, хлеб, овощи и долгожданный отдых. Там ты ляжешь на кровать, для того чтобы отдохнуть и набраться сил. Затем подходишь наконец, к ручью и начинаешь пить. Делаешь жадные глотки. И смерть отступает. Ты никогда не умрешь. Ты будешь жить вечно. Ты будешь вечно молодым и красивым. Тебе нужно только почаще приходить ко мне и делать эту процедуру. Все. Ты можешь уже встать. Одевайся, у тебя пять минут всего. Салфетки на столе. Мне надо идти. Нам уже стучали."-сказала она. Потом она поцеловала меня в щеку и сказала- «Мой хороший, мой любимый приходи ко мне еще. Я скучала по тебе.»

Он продолжал свой рассказ:

"Я люблю секс с проститутками. Это так просто. Заплатил и получил услугу. Они приезжают в Санкт-Петербург из русских городков и деревень, сражаются между собой за право остаться в салоне и зарабатывают себе бешеные деньги за несколько лет работы. У них зарплаты по 300 тысяч и более в месяц.

Покупают себе машины и квартиры, открывают свой бизнес. В основном это приезжие, бедные девушки. Их профессия дарует им квартиру в Петербурге и большие деньги. Конечно, они идут туда ради денег, им не нравится их работа. Но она их и не тяготит! «Конечно эта работа нам не нравится. Но это не сложная работа. Мне работать не тяжело» говорят они мне.

У них плавающий график работы, море свободного времени, которое они проводят в салонах красоты, спортивных клубах, бассейнах, кафе и ресторанах. Они ходят по магазинам в будние дни и ведут свободный образ жизни, подобно богеме. Они нигде больше не работают, потому что получают огромные деньги.

Я спросил у одной, нравится ли ей эта работа. У нее была шикарная фигура и она была очень красива и начитана. Я говорил сначала с ней о литературе. Она читала русскую и зарубежную классику. Любила интеллектуальное кино. Она рассказала про себя и про свои увлечения. Она родилась в Боровичах. Рассказала про то, что в юности закончила в музыкальную и художественную школу. «Боровичи это нищее болото, в котором невозможно заработать себе на жизнь, в котором можно только гнить в нищете. Боровичи это такое же болото, как и вся провинциальная Россия. Это скверный городишко. Поэтому я поехала в Петербург. Лучше зарабатывать на жизнь таким постыдным и жалким трудом, чем гнить в нищете в Боровичах. Сначала я работала какое то время офис-менеджером, официанткой, логистом, секретарем, в медицинском центре (принимала деньги у клиентов и работала с документами), туристической фирме. Последнее место работы-крановщица. У меня была цель, моя заветная мечта — купить квартиру в Петербурге. Стать петербурженкой, как и ты. Стать равной тебе, а "не понаехавшей». И я нигде не могла заработать себе на квартиру. Везде мне платили 30-60 тысяч в месяц. А ведь я еще отдавала деньги за аренду жилья.

Потом подруга моя узнала о моих бедах. О том, что я мало зарабатываю, а годы то идут. И уходит моя красота. И она дала мне телефон одной женщины. Я прошла кастинг-желающих зарабатывать по 300 тыс в месяц очень много, и я перешла работать сюда со своей работы крановщицы. Я уже купила себе квартиру, осуществила свою заветную мечту. Я посещала Европу, Турцию, Грецию, Египет, Бали, Канары, Кубу. Я обожаю путешествовать.

Я скоро открою свой бизнес, и если он пойдет удачно, уйду отсюда вообще и погружусь в бизнес. И буду нанимать себе на работу приезжих девочек, у которых не хватило сил, ума и смелости чтобы пойти моим путем. Которые будут жить вечно в нищете. В жизни побеждает хитрейший и сильнейший. Да мне не приносит удовольствия моя работа. Но это легче, чем работа в офисе. Когда ты встаешь в 6 утра, тебя штрафуют за опоздания и выжимают тебя как лимон на работе и еще задерживаться заставляют после работы. Я всегда предохраняюсь, не болела никогда никакими венерическим заболеваниями, у меня есть мой парень, который меня любит и знает о моей профессии. У всех моих знакомых девочек, которые тоже работают проститутками есть парни, с которыми они встречаются по несколько лет и парни знают о нашей профессии. Иногда ко мне приходят иностранцы или очень богатые мужчины. Тогда я беру у них телефон и приезжаю уже к ним. Иногда в месяц у меня выходят огромные суммы. Я куплю скоро себе еще одну квартиру в центре города и буду ее сдавать приезжим девчонкам, которые работают за 30 тыс в кофейнях и ресторанах официантками, барменами, баристами и продавцами в салонах сотовой связи. Купила уже себе машину. Я счастлива. Я не успела заметить, как оказалась в раю, в цветущем саду. Я вылезла из нищеты, ада. Приехала в Петербург с небольшой суммой, постоянно снимала жилье. И мне тогда никто не помогал, я была одна! Конечно моя мать и отец не знают о моей профессии.

Но они хотели всегда счастья для своей дочери. И дочь их получила свое счастье, свою счастливую жизнь, хоть и таким путем. Теперь у меня есть все что мне надо в материальном плане и любимый мужчина. Я подумываю о рождении ребенка. Хочу создать семью с моим мужчиной через несколько лет, когда накоплю много денег. Я уйду отсюда через пару лет накопив состояние, потому что мне не нравится моя работа. Но эта тяжелая работа дает мне сладкую жизнь и стабильное, светлое будущее петербургской знати."

Он продолжал. «Еще одна история.

Она родилась в Лен области, далеко от города, в бедной семье. У ее родителей все что есть, это двухкомнатная квартира, в которой они живут вдвоем. Ее отец рабочий, мать воспитательница детского сада.

Она была «бесприданницей» из бедной семьи, которая поехала в 19 лет в Петербург.

Она сначала работала продавщицей в ювелирных и мебельных салонах, турфирмах за 30-50 тыс, снимая жилье в Петербурге. Потом она решила начать зарабатывать деньги, а не «выживать», как она сказала. Пошла работать в салоны Петербурга. Накопила денег от занятия проституцией и купила свою 1 комн квартиру в новом доме. Потом еще купила так же еще одну двухкомнатную квартиру, которую она сейчас сдает, получая пассивный доход. Но профессию проститутки она не бросает. «Я работаю мало, ленюсь. Если бы я захотела быть трудолюбивой, то у меня сейчас уже было бы 3-4 квартиры, но я ленивая по природе, работаю в салонах мало. Я помогаю своим родителям материально, покупаю им путевки за границу, на море. Все это дала мне моя профессия. Я смотрела недавно вакансии и пыталась найти себе работу и поработать пару месяцев ради интереса. Никто не платит мне из работодателей даже 60 тыс рублей. Я никому не нужна. Поэтому я останусь в профессии, пока буду востребована.»

У нее нет детей, она убежденная чайлдфри. Она была нищей провинциалкой, бесприданницей, а стала петербурженкой, «знатью», как они говорят. Она проверяется на инфекции каждые полгода и ни разу у нее не было никаких инфекций у нее. Она всегда использует презервативы при любом виде секса. Без презервативов спит только с мужчинами, с которыми она состоит в отношениях.

Он продолжил:

"Я считаю, что необходимо легализовать проституцию. Почему у нас существует уголовная ответственность для владельцев салонов? Это преступление против человечности! Это великое и лицемерное зло! Почему у нас такая не справедливая страна? Ведь владельцы салонов помогают проституткам и содержат охранников и телефонных операторов. Нужно, чтобы этим девушкам и тем, кто дает им возможность заработать не приходилось находиться в тени, чтобы облегчить им жизнь. И как же быть инвалидам, толстым и некрасивым людям, которые тоже хотят попробовать тела богинь? Почему у нас не как в Голландии? Почему у нас проституция вне закона? Это чудовищное преступление нашей власти против всех этих девушек! Ты согласен со мной? "-сказал мне он.

Я ответил ему:

" Твои походы в салоны я не поддерживаю. Если я был бы женщиной никогда я не стал бы продавать свое тело. Я бы получил образование и работал бы на нормальной, квалифицированной работе. Секс для этих женщин превращается в конвеер, они занимаются сексом с сотнями мужчин. Но я согласен с тобой по поводу легализации проституции. Эти девушки занимаются бизнесом. Они должны платить налоги в казну. По факту они индивидуальные предприниматели. Пусть оформляют «ИП» и платят налоги. И конечно человек в праве торговать своим телом, если он хочет. Государство не имеет право штрафовать женщин за занятие проституцией в 21 веке. Я за то чтобы приравнять законодательно проституток к «ИП». Все должно быть легально. Проституция это не преступление.

Он ответил мне: «Давай сменим тему».

«Расскажи тогда мне про свою вторую любовь» — сказал я. «И расскажи сколько всего девушек у тебя было за всю жизнь?»

"Я не могу сосчитать своих женщин. Я не гонюсь за количеством, я гонюсь за качеством. Не моя вина, что я не могу найти себе свою любовь.

Я хочу найти девушку, которая примет меня таким, какой я есть. Которая позволит мне заниматься сексом на стороне, но при этом будет любить меня и поощрять мои измены. Я предлагаю своим девушкам отношения будущего, отношения тридцать первого века, когда не будет больше глупой верности. Но многие девушки не понимают меня, даже здесь, в Петербурге. Они хотят семью и детей. Им не нужна любовь, без семьи и детей. Они не поэтичны, они ползают по земле. Требуют мужской верности. У них не хватает ума понять, что мужчина полигамен по природе. Что не развитый мужчина просто давит в себе сексуальное желание, наступает на горло своей собственной песне. Что бы я делал, если я бы жил в городке с населением 50 тысяч человек, в глубинке?! Я бы сошел с ума! Меня бы там никто не принял таким, каков я есть. Я бы остался там в полном одиночестве. Стал бы там онанистом. Никто бы не спал там со мной. Здесь миллионы женщин и мои поиски даруют мне девушек будущего, которые поощряют или хотя бы прощают мои измены. Я подобен участнику геологической экспедиции. Хожу по ручьям Кунашира с лопатой и ситечком. Высеиваю золото! И я нахожу золото в этом городе! Настоящих женщин, которые ценят мужскую любовь, которые любят сами, и которые не требуют мужской верности. Но иногда я нахожу яд вместо золота.

Часть вторая. Вторая

Я расскажу тебе про свою вторую любовь.

Я познакомился с девушкой, которой был 21 год. Она была не высокого роста. Хорошо сложена, красива, спортивна. Мы потом бегали вместе с ней в парке и она не отставала от меня.

Я был у нее седьмой мужчина за жизнь. Она всегда была верна мужчинам, с которыми она встречалась. Она поставила мне в ресторане на Рубинштейна жесткое условие начала наших отношений-"ты должен быть мне верен, а я буду верна тебе. Только так и никак иначе. Я порядочная девушка. Для меня надежность-это самое главное качество в мужчине. "

Она мне очень понравилась. Полчища демонов сражались с горстью ангелов в этот момент в моей душе. Я солгал.

«Хорошо, конечно, я тоже не люблю гуляющих женщин, женщин-шлюх, женщин-потаскух. Я привязываюсь сильно к человеку и не могу терпеть, когда любимая женщина обнимает и целует кого-то другого. Мне это противно»-сказал я ей в ресторане, а потом мы поехали ко мне. У меня всегда секс или на первом или на втором свидании. Если его нет после второго свидания я бросаю эту девушку. Мне девушка нужна, а не друг. Я об этом всегда говорю всем своим девушкам с сайтов знакомств по телефону. «Если ты не хочешь секса со мной через два часа общения или максимум, после второго свидания, то я не нравлюсь тебе как мужчина и ты мне не нужна как женщина. Не нравлюсь- ищи другого, который подойдет тебе. Я сказал об этом ей и она согласилась на секс со мной после полутора часов общения в ресторане на "Рубинштейна». Мы заказали такси и я начал гладить ее ноги уже в такси. Она улыбалась и смотрела в окно. Потом она положила голову ко мне на плечо.

Сначала, в первые 3 недели наших встреч, я не говорил ей про свои постоянные измены.

Дальше начались мои муки. Я ведь обманывал ее. Но я не хотел ей признаваться во всем! «Остановись мгновение, ты прекрасно!» говорил я вновь. Новое солнце выходило из–за туч и я подставлял руки и лицо этому новому солнцу. Я вновь гулял вдоль южного пляжа, оставляя следы на песке, которые потом смывали теплые волны. Вновь я обходил морские водоросли, искал ракушки и кидал плоские камни в море, считая отскоки. Вновь я сидел у ночного морского костра и слушал его треск и мерный шум ночного моря. Я плавал в ночном море под луной и видел фосфоресцирующих медуз и креветок. Запрокидывал голову лежа на песке и мой взгляд терялся в созвездиях. Мои глаза ловили полет сгорающих в атмосфере метеоритов. Я вытирал лицо полотенцем и ощущал себя песчинкой мироздания среди южного звездного неба. Потом шел домой, освещая дорогу до дома фонарем, рвал яблони в саду моего деда и засыпал. Моя душа была спокойна и радостна.

В конце третьей недели наших отношений она сидела у меня на коленях в Михайловском саду.

Я сидел на скамейке и смотрел на Мойку и на Марсово поле. «Я сделала себе заколки для волос, но можно и в сердце воткнуть тебе, если разобьешь мое».-сказала она мне.

Потом она играла с моими волосами и что то рассказывала мне, про свою мать, которая ее очень любит и которая через месяц прилетит к ней в Петербург, в отпуск, на две недели. Как она поведет ее по музеям и по театрам. «Все что есть у меня в жизни- это моя мать и ты»

Я не слышал, что она мне говорит дальше. Я начал плакать. «Ты чего?! Что я такого сказала то? Ты что?!». «Мне надо побыть одному, прости, не в тебе дело. Сегодня умер один мой хороший приятель.» «Расскажи мне о нем, поделись своими тяжелыми мыслями. Твоей душе станет легче. Я всегда буду помогать тебе переживать трудные минуты». «Не надо трогать меня. Мне тяжело об этом говорить. Мне надо домой. Я хочу побыть один. Оставь пожалуйста меня.» Я ушел не попрощавшись, вытирая слезы, оставив ее одну в Михайловском саду, посреди зелени и солнечного света, под бесконечным голубым небом. Над ней плыли белые облака-небесные корабли-странники.

Потом, я не мог уснуть долго. Затем, я вскочил с постели и написал ей сообщение — плод бессонной ночи, в котором признался в своей пожизненной полигамности. Я написал ей, что «меня не исправить, не надейся. Я такой человек гуляющий и я никогда не стану другим». Я просил у нее прощения за обман. "Прости меня, если можешь, за эти три недели, которые я обманывал тебя, но ты мне очень понравилась. Хочешь я искуплю свою вину перед тобой и подарю тебе новый телефон или золотые ювелирные украшения?

Я долгое время не мог сопротивляться той демонической силе, которая влекла меня к тебе и заставляла обманывать. Прощай, прости если можешь"

Она мне написала сообщение «Не звони и не пиши мне больше никогда, я тебя заблокирую! Слишком много ты, сученыш, себе позволяешь! Я ненавижу тебя! Обманщик, предатель! Засунь себе в жопу свои ювелирные украшения! Ты скотина, ты животное!»

Потом прошло две недели и она позвонила сама. Я сказал ей, что я не изменюсь. Она же сказала что готова терпеть мои измены, потому что я нравлюсь ей очень. Что она никогда не встречала такого интересного, красивого и умного мужчину, как я.

Все прошлые мужчины показались ей «карликами». Последний парень закончил отношения с ней, которые длились два года. Разбил ей сердце и нашел другую. Она училась в Петербурге на инженера по инженерным сетям и жила в общежитии. Была из бедной семьи и жила в бедности,экономя на всем. Мать помогала ей, как могла и любила ее безумно. У нее вообще не было друзей в Петербурге. Она была замкнутой и не общительной, малоразговорчивой. Она родилась в холодном городе Якутске. Ее мать работала бухгалтером на станции скорой помощи в Якутске, отец бросил их семью. Ей приходилось подрабатывать и учиться одновременно.

Она приехала ко мне домой в тот же день. Я сказал ей свои условия отношений, она знала на что она идет. «Есть отношения будущего, отношения 31 века, свободные отношения, которые я воспеваю всей душой! И я предлагаю тебе вступить вместе со мной на этот вольный путь, на эту землю свободы.»

Я предупредил ее, что это очень опасная душевная игра для слабых людей. Это путь только для сильных, волевых, мужественных людей который ведет к красоте, гармонии, удовлетворению всех сексуальных желаний и к искусству. В таких отношениях исполняются абсолютно все желания и в них нет запретного плода. Все разрешено. Ты уничтожишь всех своих внутренних демонов, ты всегда будешь срывать этот запретный плод. Это путь свободы, секса, любви и музыки. Это путь Джэка Николсона, Казановы, Дмитрия Быкова, Ленина, Маяковского, Есенина, Блока, Пушкина, Тютчева, Мопассана, Джима Моррисона, Бодлера и многих актеров и музыкантов и им подобных людей будущего.

Я могу продолжать еще очень долго этот список. По каждому из этих людей я могу тебе дать почитать статью в интернете об их свободном образе жизни.

На Западе (например в Италии, Португалии, Испании) этот путь очень распространен, а у нас просто дикая, северная, отсталая страна с отупляющим молодежь древним воспитанием. Тебя зомбировало наше отсталое, костное в интеллектуальном плане общество.

Забудь все свои рабские стереотипы. Иди вольно по этому пути. Слушай свое сердце. Я не люблю женщин-собственниц и ты мне будешь не нужна, если ты станешь собственницей. Если ты будешь ограничивать свободу моей любви, если ты будешь ограничивать мою душу в ее порывах.

Я привел ей цитату Д. Быкова. Он залез на броневик, и подобно Ленину, обратился ко всем девушкам Петербурга с пламенным революционным призывом в 2019 году:

«Россия может спастись если она разрушит патриархальную семью. В романе Чернышевского "Что делать?» уже подчеркнуто: «В России не будет политической свободы, пока в ней будет доминировать патриархальная семья». Условно говоря, пока женщина не начнёт изменять мужу, и пока муж не признает эту измену некоторым символом свободы. Пока в России женские измены не станут нормой, а мужья не станут это одобрять, ни о какой политической свободе говорить нельзя. Вперёд Петербурженки! За Родину, за свободу! За измену своему мужчине! "

Я сказал, что она может обжечься, если она слабый человек. Я навсегда останусь полигамным, она не изменит никогда моей природы. Мне 30 лет уже. Я никогда не сверну с этого пути свободы и рая на земле.

«Я понимаю тебя, я пойду вместе с тобой», сказала она, обнимая меня и покрывая поцелуями все мое лицо. «Я не могу без тебя. Мне очень тяжело и одиноко в этом городе. Я одна тут, у меня нет друзей. Я никому не нужна и никто меня не любит. Я любила несколько раз, но мои парни почему-то бросали меня через длительное время наших отношений и уходили к другим. Я обжигалась уже много раз на мужчинах. Я хочу найти своего человека, но у меня ничего не выходит все эти годы, которые я искала.»

Ей нравилось оставаться у меня гостить в моей квартире. Я полюбил ее! Мы продолжили отношения. У нее была прекрасная фигура. Была хороша в сексе. Мы очень мало с ней разговаривали. Мы просто проводили с ней время. Катались на корабликах, ходили слушать джаз. Театры, цирк, Мариинский, Эрмитаж, ночные клубы. Мы ходили с ней в рестораны и бары на Рубинштейна. Она любила петь там в караоке-баре, который находился в подвале. Мы часто ходили с ней по клубам на Думской. Там тоже был караоке бар и она тоже там пела, вызывая бурные аплодисменты. Мы ходили с ней в «Ионотеку». Я научил ее петь, тренировал ее слух. Я аккомпанировал ей на пианино у меня дома, а она пела.

Мы смотрели фильмы у меня дома и играли в компьютерные видеоигры сутками, проходили сюжетные игровые линии.

Сначала она была мне верна около трех месяцев. Но потом я достал ее, наконец, своими пламенными речами, своей агитацией революционной свободной любви, своими ссылками на биографии Мопассана, Тютчева, Моррисона, Николсона, Быкова и всех остальных, я толкнул ее, наконец, на путь исходе третьего месяца наших отношений на путь полигамности, на свою погибель, черт бы меня побрал! Я добился, идиот, своего через три месяца! Правда я потом остыл и спокойно стал переносить ее измены, привык к ним, но сначала я рвал на себе волосы ожидая ее после очередной «гулянки». Ее привозил ко мне домой тридцатипятилетний, опытный, «матерый» мужик на БМВ, эгоист и скотина. Он пользовался такими дурочками. «Я скоро буду у тебя. Меня Саша привезет к тебе. Это тот, про которого я тебе рассказывала. Ты меня ждешь? Соскучился?»-писала она мне смс.

Мне хотелось броситься к ней в ноги, когда она приходила от Саши и закричать «не ходи к нему на свидание! Не ходи к нему! Он обманет и использует тебя как бесплатную проститутку, а потом бросит! Он экономит на салонах с помощью тебя, он скряга, хоть у него и есть БМВ! Он не такой добрый как я, у него злые глаза и жестокое серде, я видел его профиль в социальных сетях! Он обманывает тебя, дура, своими речами про любовь чтобы ты расстегнула поскорей ему ширинку и сделала ему бесплатный минет! Этого он хочет, а вовсе не твою прекрасную душу! Господи что я наделал? Зачем я тебя толкнул на этот путь?» Я говорил ей это все спокойно, без истерик, не бросаясь ей в ноги. «Я сама разберусь, не лезь в мою жизнь, отстань! Я сама решаю с кем мне спать! Ты же этого добивался? Что ты мне сейчас мозги полоскаешь. Ты дурак? Что за тупые, маниакальные подозрения? Где твоя свободная любовь? Я живу как хочу и мне все нравится в моей жизни. С ним я, возможно, заведу детей и создам семью. Он любит меня. Он будет хорошим отцом для наших детей. Он богат и умен. Мы поженимся с ним и будем счастливой семьей. Ты ведь, не хочешь детей! А я хочу детей, понимаешь? Ты мне не можешь этого дать! А он может, понимаешь?»

Я толкнул ее на путь свободных отношений со мной и после этого у меня началась жизнь полная тревог и сомнений.

Закончились безмятежные пейзажи с зелеными лугами и синими небесами, которые я наблюдал три месяца. Начались мои «окаянные дни»!

Я расскажу тебе про ее первую измену мне. Когда я смог ее наконец, толкнуть на путь свободных отношений.

Eli & Fur — You’re So High

Pain (Remastered) · Boy Harsher

Мы были в одном ночном клубе на Конюшенной, за Штакеншнейдером. Если ты идешь по маленькой улице то сначала будет Штакеншнейдер, потом улица заканчивается и слева этот большой клуб. Чтобы зайти туда, нужно подняться по лестнице.

Она много выпила тогда. Я предложил ей попробовать быть полигамным, как и я.

«Прими мою веру! Стань свободным человеком! Пойми, что означают свободные отношения!» сказал я ей.

«Тогда я пойду и познакомлюсь сейчас с тем парнем красивым, который стоит у барной стойки». «И правильно! Правильно…». Я остался болтать со своим знакомым, которого я встретил в клубе. Она выпила с ним, а потом веселая пришла познакомить парня со мной. «Это мой двоюродный брат». «Я Егор, очень приятно»-сказал мне парень и протянул мне руку. Я крепко пожал ему руку.«Очень рад познакомиться с тобой, Егор. Надеюсь, я отдаю свою сестру в надежные руки. Ты порядочный парень Егор? Ты не гулена? Надеюсь, что ты не такой козел, который делает детей своим девушкам, а потом исчезает? " Она громко засмеялась. "Я порядочный человек» ответил Егор. «Расскажи, Егор, кем ты работаешь, где родился? Что ты любишь в этой жизни? Я должен все про тебя знать, чтобы ты не обидел мою дорогую сестренку. Я ее очень люблю. И знай, Егор, что я не дам ее в обиду. Ты понял меня, Егор? Я желаю тебе добра, но сейчас такое время чудовищное. Все парни пользуются девушками в своих половых целях, а потом бросают.»

«Да он шутит, не пугай его!»- сказала она "Это мой парень, а не твой, что хочу, то и делаю с ним. Не надо нам проповеди читать. Проповедник нашелся! Может он тебе понравился а? Ты ревнуешь его? Я парня у тебя отбила? " сказала она мне и рассмеялась.

Егор оказался программистом. Родился он в Калининграде. Очень любил шахматы, профессионально фотографировать и свою работу. «А сыграем с тобой в шахматы, Егор, на две тысячи рублей? Я тебя выиграю и плевать мне, на твой разряд» «Сыграем!» «Ну это вы потом, без меня уже»-сказала она.

Потом она поцеловала меня в щеку и повисла на моей шее, обняв меня. «Братик!» сказала она.

Затем она взяла за руку Егора. «Пойдем к тебе» сказала она, и они ушли из клуба. Я продолжил говорить со своим приятелем. Но я начал испытывать ревность через какое то время! Признаюсь! Мне было обидно! Что же я за революционер чертов, что же я за поганая тряпка? Что же я веду себя как девка? Куда делись мои пламенные речи?

Я сделал усилие над собой и погасил пламя своей ревности ненадолго. Но потом оно начало постоянно вспыхивать и я тушил его как мог своими собственными изменами. Я находился между ангелом и бесом, метаясь между ними.

Какое то время она встречалась и со мной и с Егором. Потом она встречалась со мной и с каким то бизнесменом, которому было 46 лет. Я все подробно расспрашивал про ее мужчин и давал ей советы. Про некоторых из них она мне рассказывала.

"Он был красив и интересен. Он очень хорошо выглядит в свои 46, занимается спортом, плаванием, следит за собой. Правда у него была лысина на голове. Волосы были в основном только по бокам. Это так смешно! Он не брился на лысо, а так и ходил!

Он позволял мне гладить его по этой лысине. У него был свой бизнес по строительству какому то. Я была у него в офисе. Там было две огромных комнаты. В одной сидело 9 инженеров, бухгалтер и секретарша. В другой сидел он сам. Потом к нам зашла секретарша. " Виктор Алексеевич, хочу вам документы отдать" Ей нужно было, чтобы он подписал какие то бумаги. Пока он читал эти бумаги она пристально смотрела на меня, не отводя глаз. Мне даже стало как-то неловко. "

"У него были так же жена и двое детей. Он был дважды женат и жил со второй женой и детьми. Суммарное количество его детей равнялось четырем. Он говорил что его жена уже ему надоела, он ее больше не любит. Он скоро бросит ее и мы будем жить с ним вместе. Но ему нужно было сначала повстречаться со мной. Нельзя же жениться через неделю после знакомства.

Мы встречались с ним в дорогих гостиницах, ходили по дорогим ресторанам. Он делал мне дорогие подарки, дарил золотые украшения, дарил мне деньги. "Мои чувства к ней остыли, я живу с ней сейчас, но я брошу ее. Я просто не нашел еще ту девушку, которую смогу полюбить. Возможно ты-эта девушка. Но мне надо время чтобы сделать свой выбор. Не торопи меня ",- говорил он мне. -рассказывала она мне.

Я ей все время говорил «Он пользуется тобой, дура, он никогда на тебе не женится. Такие люди никогда не уходят от своих жен, как ты не понимаешь этого? Открой свои глаза! Ты в "золушку» поверила что ли? Разбогатеть за счет него хочешь? Он спит со своей секретаршей, с тобой и с женой! Он просто не любит ходить по салонам, он хочет использовать таких как ты в сексуальных целях! " Она не верила мне, но я заронил зерно сомнения в ее душу по поводу ее предстоящего в скором времени «первого брака». Я смог надавить на нее и она начала его спрашивать, когда наконец он разведется со своей женой и будет уже жить с ней, наконец. «Я хочу жить с тобой» говорила она ему.

После этих бесед бизнесмен бросил ее. Она очень расстроилась из–за этого и плакала. Она пришла ко мне в слезах, в мою хижину. Я утешил ее, как мог.

"А я говорил тебе, говорил! Учись жить! Учись разбираться в людях, которые хотят использовать тебя! Не водись с такими как он! "-говорил я ей. Я был рад, что избавился от такого могущественного конкурента.

Потом у нее был врач- терапевт, работавший в поликлинике. Потом преподаватель вуза. Потом еще кто -то и еще кто -то, она не обо всех мне рассказывала. Потом у нее был высокий и красивый, но не богатый парень. Он писал ей любовные стихи и давал мне их почитать. Блестящие стихи, хочу я тебе сказать! Они ходили по всяким петербургским творческим тусовкам. Я не чувствовал в нем конкурента. Я познакомился с ним. Мы гуляли с ним вместе несколько раз по ночным клубам и по ночному Петербургу. Он не знал о моем романе с ней и рассказывал мне все про нашу общую женщину.

Моя душа была спокойна. Это был период расцвета моей любви. Мы с ним подружились. В итоге она бросила его. Через два месяца она бросила и меня.

«Я нашла более интересного чем ты человека, с которым я создам семью.»

А ведь я ее любил. Я плакал, когда она меня оставила. Она мне сказала это у меня в квартире поздно вечером. Я попросил ее выйти за дверь. Она просила остаться переночевать, но я вызвал ей такси. Ждала такси она уже на улице. Я абсолютно не был готов, что она бросит меня. Моя шахматная партия была весьма успешной. Смело выстраивал замысловатые шахматные композиции. Но потом кто то взял и смел с доски всю мою шахматную композицию. Я вскочил с места и закричал ему- «Так нечестно! Ты играешь не по правилам!»

Это был гром среди ясного неба! Это был выстрел в ночи! Глас вопиющего в пустыне! Ничего не предвещало беды!

Я думал, что буду встречаться с ней долго. Я все никак не мог насытиться ей. Я понимал, что она хочет детей, но ведь она могла передумать! Ведь люди часто изменчивы. Сегодня они хотят одного, завтра совсем другого. Я думал, что ей разобьет сердце парочка-другая бизнесменов и женатых сорокалетних чиновников и она останется со мной. Я думал, что я выгодно смотрюсь на их фоне. Ведь она говорила мне, что ей со мной очень хорошо. Я научил ее правильно сидеть на сайтах знакомств, подобрал ей фотографии в анкету, рассказал ей, как нужно правильно переписываться с мужчинами и что нужно сразу же просить у них свой телефон, чтобы не тратить зря время на пустую переписку. "Нравится внешне? — сразу проси телефон. Дальше общайся по телефону и смотри, подходит ли он тебе по разговору. Потом встречайся и если он нравится тебе спи с ним непременно на первом-втором свидании. Не затягивай. Мужики в постели бывают слабыми, импотентными. А тебе нужен хороший, разнообразный секс с разными партнерами, которые будут тебе интересны. Он продлевает женщине молодость и дает здоровье. Он подкинет дрова в наши уже долгие отношения. Я забочусь о тебе, я борюсь со своей тупой ревностью и собственничеством.

Но я ошибался в ней! Она нашла себе мужа, который женился на ней! Ядерное, пост-апокалиптическое солнце вновь выжгло мою душу. Я опять был абсолютно не готов, что она меня бросит.

Она потом позвонила мне через две недели после конца и предложила встретиться в последний раз у меня в квартире. Какая поэзия, как многому я ее научил! Последний ноктюрн, последняя музыкальная прелюдия моей погибшей любви! Я оценил ее предложение, похвалил ее за высокое искусство жизни, но отказал ей, потому что мне было бы больно вновь ее увидеть. Потом я был как то в джазовом кафе с приятелем на улице Белинского, и не заметил ее. Она подошла ко мне пообщаться. Положила руку на мое плечо. Я вышел прочь на улицу… Я испытал боль и яд любви, который проник в мою кровь и отравил меня.

У нее будет двое детей и верный муж. Она забудет обо мне и о периоде своей «свободной любви». Потом я отпустил ее призрак. Нужно уметь отпускать того, кого ты любишь. Каждому свое.

Она, как и большинство женщин, захотела верной семейной жизни, детей и мужа. Она была не поэтична, но я хотел изменить ее душу. У меня ничего не вышло.

+++++++++++++++++++++++++

Любовь к Петербургу.

Потом он сказал мне-

"Я помню, я гулял летней ночью у Спаса на Крови, по набережной канала Грибоедова напротив Русского музея. Уже было темно. Русский музей и Спас на Крови были подсвечены.

Я смотрел на черную воду канала, облокотившись на перила. Я смотрел на Спас на Крови, на Русский музей. И я написал стихотворение про петербургского художника.

Я думал о том, как Петербург пронизан историей России, ее великими людьми. О завещании этих людей нам. Об их завещании нам стремиться к справедливости, разуму, порядочности и доброте. Я думал о том, как совершенны были эти люди, как у них болела душа за то что происходило в нашей стране. Я чувствовал здесь этих людей прошлого. Мне представлялся Пушкин, идущий по набережной и сочиняющий стихи. Лермонтов, гуляющий по Летнему саду перед своей ссылкой на Кавказ, под черкесские пули. Его окликнул знакомый художник и они говорят с ним о литературе и о его будущем, о его скорой отставке. Лермонтов который перед отъездом на Кавказ смотрит на серое петербургское небо и пишет стихотворение «Тучки» в доме у Карамзиных.

Лермонтов, который вскоре упал на постель, войдя в дом, в смятении. Ему велели выехать в 48 часов из Петербурга на Кавказ.

Блок, в голодающем Петрограде. Он встречается с кем-то на Конюшенном переулке и ему передают хлеб, заботясь о нем. Люди, которые ценили его и хотели ему помочь. Чтобы он не голодал. Возможно эти люди отдавали ему хлеб в ущерб себе.

Поколение К. Бальмонта победило ад, когда не было ни нормального экономического существования людей, ни свобод никаких и студентов отправляли на солдатскую службу за неблагонадежность, когда была жесточайшая цензура. Поколение Бальмонта уничтожило абсолютное зло в России-монархию.

Лермонтова, Шевченко, Чернышевского, Салтыкова-Щедрина, Полежаева, Чаадаева, Тургенева и многих других неугодных цари отправляли в ссылку, арестовывали. Они обращались с другими людьми, как со своими рабами. Они имели власть над ними. Они решали что можно печатать, а что нельзя. Они убивали свободную мысль в России и они преследовали писателей за их убеждения. Мы сейчас живем в свободной стране благодаря им.

Он прочитал мне с планшета «В 1901 году произошло событие, оказавшее существенное влияние на жизнь и творчество Бальмонта и сделавшее его «подлинным героем в Петербурге». В марте он принял участие в массовой студенческой демонстрации на площади у Казанского собора, основным требованием которой была отмена указа об отправлении на солдатскую службу неблагонадёжных студентов.

Демонстрация была разогнана полицией и казаками, среди её участников были жертвы. 14 марта Бальмонт выступил на литературном вечере в зале Городской думы и прочитал стихотворение «Маленький султан», в завуалированной форме критиковавшее режим террора в России и его организатора, Николая Второго («То было в Турции, где совесть — вещь пустая, там царствует кулак, нагайка, ятаган, два-три нуля, четыре негодяя и глупый маленький султан»). Стихотворение пошло по рукам. По постановлению «особого совещания» поэт был выслан из Санкт-Петербурга, на три года лишившись права проживания в столичных и университетских городах. Несколько месяцев он пробыл у друзей в усадьбе Волконских Сабынино Курской губернии (ныне Белгородской области), в марте 1902 года выехал в Париж, затем жил в Англии, Бельгии, вновь во Франции.» Часто я думаю об этих прекрасных людях и об их завещании нам, когда я смотрю на Петербургскую красоту. Это место было полем битвы добра и зла, разума и тупости.

+++++++++++++++++++++++++

Как я люблю Петербург, «Петра творенье» за его численность женщин! За его выбор, который он дарует мне! И за его культуру и искусство! За его архитектуру и его улочки, желтые дома-колодцы. За закаты над Невой и Петропавловской крепостью. В молодости с верой и надеждой смотрел я на эти закаты. Я видел в них мою успешную жизнь, счастье и наслаждение, которое ожидает меня в будущем.

За черную воду Невы, в которой я вижу себя, своих женщин и свое прошлое. За Смольный, Эрмитаж, Мариинский, Бдт, Русский музей и за многое другое. За его зеленые парки, сауны, парилки, бассейны, аквапарки. За людей, которые в нем живут и самоотверженно трудятся на благо этого города и на мое благо в том числе. За хорошую правоохранительную систему, которая борется с преступниками и мошенниками. Спасибо полицейским за их тяжелый труд. Петербургские врачи вылечили меня от пневмонии, когда у меня неделю была температура 38-39, и когда я думал что умру. Я захлебывался в своем кашле. Думал, что умираю. У меня темнело в глазах и начинала болеть голова после непрерывного кашля длинною в несколько минут. Я думал, что это грипп, пил лекарства от гриппа и жаропонижающие таблетки, занимался самолечением. Врач сделала мне флюорографию и прописала антибиотики. Благодаря тому что я начал пить антибиотики температура быстро спала и я быстро выздоровел. Но это состояние болезни я запомнил на всю жизнь.

Как то у меня сильно болел желудок, но врачи вылечили меня. Спасибо им. Да и много кому я могу сказать спасибо, в этом чудесном городе- электрикам, продавцам, таксистам, сантехникам и всем остальным, кто обеспечивает жизнь этого города. Спасибо Петербургу за все. За мою молодость и за надежды которые он дарил мне своими солнечными лучами и своими оранжевыми закатами. В молодости, когда я гулял по набережным, я видел в Петербургских закатах над Невой пожары красоты и величия человеческой цивилизации. Прекрасное будущее -свое, Петербурга, и всех людей. «Каким будет этот город через 500 лет»-думал я. Петербург подарил мне много прекрасных мгновений и дум.

Это город, обладающий всеми благами европейского города. Правда, зарплаты у многих из нас нищенские, по сравнению с Европой, это конечно все омрачает.

Жемчужина, украшение моей жизни. Я счастлив, что я родился и вырос в Петербурге. Я люблю Петербург той пламенной любовью, которой любит 45 летний мужчина (имеющий двоих детей и 45 летнюю жену) 20 летнюю любовницу. Он целует ей ноги бесконечными поцелуями. Так и я целую ноги Петербургу.

Часть три.+++++++++++++++++++++++++++++++++++

Он сказал мне:

"Но не будем об этом. Я хочу найти себе новую любовь! Новую музу!

Ты знаешь, иногда мне кажется, что нет ничего кроме этого ночного Петербурга. Что нет остальных людей, нет «большого мира». А есть только я, этот ночной Петербург, подсвеченный Инженерный замок, черная вода в Фонтанке, мои женщины и мои воспоминания. Мои женщины дают мне невероятное наслаждение и невероятное страдание. Моя душа все никак не может привыкнуть к этому морозу, который абсолютно неожиданно, не предсказуемо чередуется с любовным пламенем ".

Потом он помолчал и сказал. «Хочешь я расскажу тебе, что я чувствую, иногда, во время секса?» «Конечно»- ответил я.

"Для меня секс, иногда, это разновидность медитации.

Тогда женщины спрашивают меня во время секса «Ты тут? С тобой все в порядке?» «Все хорошо»,- говорю я, но я в этот момент не с ними.

Моя душа парит в облаках.

Тогда, в моменты близости с женщиной, когда женщина скачает на мне, я закладываю руки за голову и закрываю глаза. Либо я стараюсь смотреть на небо.

У меня тогда начинаются видения. Но это не четкие картины, как в русском музее. Это просто размытые образы и размытые движущиеся фигуры, воспоминания. Но потом, после секса, я беру карандаши и рисую четкие картины, дополняю их. Я делаю их четкими и ясными.

У меня уже целый альбом из этих «подарков любви».

Когда у меня происходит секс с видениями я сразу же сажусь за стол и начинаю рисовать. Причем далеко не каждый секс дарует мне видения. Это происходит лишь иногда, когда я могу сконцентрироваться на своих ощущениях. Забыть о том, где я нахожусь сейчас.

Иногда это просто картины из моего прошлого, моего детства.

Я вижу костры и водопады, вижу американских индейцев вокруг этих костров. В тех далеких краях, где орлиные перья пронзают индейские волосы, там, живет моя душа. Я нахожусь тогда не в своей квартире. Я — в парижской церкви, что рядом с вокзалом, я был в ней как то давно. Там рыцарь молится Богу, озаренный светом витражей. Я вижу статуи ангелов. Их лица прекрасны, их души чисты. Мне представляются скандинавские деревни и заброшенные древние замки. Развалины башен.

Мне видятся горы и скандинавские озера. Я представляю как птица летит над горным озером. Представляю густые леса и широкие равнины. Вижу, как заходит солнце над Доминиканой. Чувствую себя птицей, парящей над нашей прекрасной землей. Мне видятся залитые закатным солнцем луга и пасущиеся стада коров.

Потом я вижу ладьи викингов, которые пристают к морскому побережью. Вижу их мечи и копья. Раскрашенные боевой краской лица. В них летят копья и стрелы. Они идут в атаку. Они не боятся смерти и готовы пойти к великанше Хель.

Когда умерли мои бабушки и дедушки, я начал бояться смерти. Я долго плакал на их похоронах. Со мной случилась истерика на кладбище. Я так и не смог подойти к гробу, когда меня звали, чтобы попрощаться в последний раз.

Они часто мне представлялись. Мне было 7-12 лет, а они были еще молодыми и полными сил. Помню, как моя бабушка-заведующая детским садиком отводила меня в магазин и покупала мне мою любимую лего-игрушку. Потом я требовал от нее покупки набора пластмассовых солдатиков и танков. Как я был счастлив, когда получал заветные игрушки!

Я помню, мы шли вместе с ней к остановке, и как дедушка появлялся вдали. Он шел нам навстречу. Я бежал к нему и он поднимал меня до самых синих небес.

Как то я гулял по парку ранним утром на Украине, в южном городке. Кричали кукушки, повсюду зелень. Растут каштаны. Асфальт растрескался во многих местах и из него росла трава. Стоят скамейки. Светит солнце. По этому парку, когда я был маленький мои дедушка и бабушка вели меня за руки на автобусную остановку. Мы ехали на дачу. Я тогда устал и присел посидеть на скамейке и они ждали, пока я отдохну. Теперь я гулял по этому парку, и я так же сел на эту скамейку. Было солнечно, так же кричали кукушки и такими же были каштаны. Я теперь один и я чувствую смерть в этом парке. Я чувствую одиночество. Как мне одиноко без них.

Я не получаю уже того наслаждения от жизни, что получал раньше. Я стал раненым человеком. Смерть коснулась меня отравленным лезвием своей косы. Я плачу иногда,когда вспоминаю мгновения моего детства.Я уже не тот, что был прежде.

(Hellblade: Senua’s Sacrifice music)

Мои родственники теперь в другом мире. Мне кажется, что жизнь пролетит, как секунда и я отправлюсь во владения богини смерти — великанши Хель. Я вижу, как иду зеленым лесом к великанше. Тусклое солнце светит в этом лесу. Там поют птицы и летают бабочки и стрекозы. Затем иду вдоль скандинавского побережья. Волны сбегают по песчаному берегу.

Я вижу огромное дерево вдали, на самом берегу моря. Светит солнце, касаясь лучами его веток. Слышен шепот морских волн. Я иду к тому дереву. Там ждут меня родственники и мои близкие, уже умершие. Старый фермер, мой старый сосед по даче на Украине, подруга моей матери, украинские подруги моей бабушки. В детстве они учили меня рассказывать стихи с выражением на даче залитой солнцем. Над которой летают ласточки. В саду, под зеленью орехов.

Они стоят возле того дерева, встречают меня, улыбаются мне. Они молоды. Я бегу

к дедушке, задыхаясь, чтобы он поднял меня вновь в вышину скандинавского неба.

Потом я попросил у них разрешения побродить немного по этому краю и они мне дали такую возможность.

Я дохожу до пещеры. Беру факел и захожу в нее. Там стоят какие то бочки, мешки с чем то, лежит оружие. Затем выхожу из пещеры. Брожу вдоль морского побережья. Захожу в деревянные и каменные постройки. Вижу водопад, подхожу к нему и касаюсь его своей рукой.

Затем я вижу большие ладьи викингов, которые стоят у побережья."-сказал мне он.

(Gladiator music- now we are free)

Мне привиделось как то. Светило солнце. Было тепло. Я шел в детский садик на Украине, в тот в который ходил летом, когда был маленький. Вокруг была зелень трав и деревьев. Дети играли на детской площадке.

Я шел в кабинет заведующей детским садом и меня встретили в нем мои дедушка и бабушка. Они улыбались мне и говорили со мной. Мне так много надо было им рассказать о моей жизни без них. Рассказать им о моих сражениях, о моих бедах и про жизненные раны в прошедшей без них жизни. О том как мне не хватало их. О том как я жалел что не могу поговорить с ними. О том что произошло со мной после того, как их не стало.

Настанет день и я пойду в этот детский садик.

Мы помолчали. Я сменил тему.

«А о чем ты думал во время сегодняшнего секса в туалете? Что виделось тебе?»-спросил его я.

«Я не мог сосредоточиться. Не было никаких видений»

Но во время прошлого секса с видениями я могу тебе сказать, что было.

Я видел только отрывки того, что я сейчас расскажу. Обычно я вижу отрывки какого-то периода в своей жизни или отрывки каких то картин. Смутные, размытые силуэты людей.

Я положил свои руки вдоль туловища и разделся по пояс. Пытался сконцентрироваться

на своих ощущениях. Пытался дышать ровно и спокойно. Cтарался расслабить свое сознание и не думать ни о чем плохом.

Я лежал на кровати и смотрел в окно. Видел бесконечное серое небо. Я был словно мертвый. Мое лицо было подобно лицу умершего и моя девушка постоянно спрашивала, не худо ли мне.

Я отвечал, что все хорошо. Она включила релаксирующую музыку по моей просьбе.

Ее черные волосы коснулись моего тела. Затем последовал долгий сладостно-мучительный минет.

(Stive Morgan — Wandering soul [HD])

Я видел период своей жизни. Я видел своего отца. В 18 лет он подарил мне летнюю автобусную путевку по Европе. Тогда я не думал о смерти и был подобен молодому, свежему дереву с зелеными листьями. Тогда еще были живы все мои дедушки и бабушки. Я вспоминал Голландию и квартал «красных фонарей». Магазинную витрину. Я подошел к стеклу вплотную. Я видел обнаженную прекрасную девушку. Ее спортивная фигура была совершенна. Она манила меня и предлагала зайти в магазин. Мое сердце бешено колотилось в груди. Я никак не мог найти дверь, ведущую в этот магазин.

Я приходил к ней каждый день, пропуская запланированные экскурсии и потратил все свои наличные деньги, которые дал мне отец. Я так и не был в музее Ван Гога. Потерявший меня экскурсовод звонила мне. Я лгал ей, что мне худо. Она предлагала мне обратиться за медицинской помощью, но медицинская помощь уже оказывалась мне в должном обьеме моей доброй и милосердной медсестрой.

Я бродил бесцельно по Амстердаму и сочинял стихи, воспевающие прекрасного ангела, который разбил мне сердце. Даже катаясь на корабликах по каналам Амстердама, я думал о своем ангеле-хранителе.

Из- за отсутствия денег я не смог ни поехать на экскурсию в Версаль, ни посетить Лувр, ни увидеть картины Леонардо да Винчи. Но Мона Лиза все–таки была со мной. Поцелуи ее оставили пепел на моих губах. Я пил вино ее поцелуев. О, как страдал я потом в Петербурге без нее!

Я так и не побывал в Версале, представь себе, хотя очень хотел. Я ведь брал у отца деньги именно для культурных, а не для любовных целей. Затем мне пришлось занять немного денег у соседа, что ехал со мной в автобусе.

Эти деньги потом я взял у отца и вернул их моему автобусному соседу.

Мы с ним много разговаривали во время автобусных переездов.

«На что ты потратил все деньги своего отца?» " Я потерял свой кошелек" «Нельзя носить с собой все деньги в кошельке!» -поучал меня он. Он рассказывал мне свои армейские истории,а также рассказывал мне про Сахалин. Говорил что там водятся огромные крабы. Помню его рассказы о зимней ловле крабов,о летней подводной охоте, об охоте на зверей. Рассказывал мне как он ловил огромных рыб иллюстрируя жестами их размеры. Затем он рассказал про свою молодость в Кунашире и участие в геологической экспедиции. Описывал тихоокеанское побережье, прибрежные скалы, глубокие следы на морском песке, которые он оставлял за собой. Одичавших лошадей. Вулкан. Свои трудовые будни в экспедиции. Термальные источники. Как он ел икру в палатке. Как копал лопатой, в поисках ценных пород и затем собирал их в мешок. Как просеивал грязь в поисках ценных пород. «Ручьев на острове Кунашир — великое множество. " говорил мне он. "Я ходил вдоль них в резиновых сапогах и искал ценные породы». Он рассказал, что нашел «обломок аметиста», который привез домой. Говорил про грязевые источники, в которых купался. Рассказывал про гигантские лопухи, выше человеческого роста. Говорил про груды мусора на берегу Кунашира. Этот мусор был выброшен японцами с кораблей и его прибило к берегу. Рассказывал про «мыс Столбчатый». Через две недели он прислал мне по интернету фотографии. Я видел все это на фотографиях. Красно-черные морские ежи были подобны «маленьким шогготам» Лавкрафта. Крабы. Следы от когтей медведя на дереве. Огромные пауки. Описывал жизнь в палатках. Горячую воду среди зеленых лесов. Как ловил огромных рыб в этой экспедиции. Как брал охотничий нож, вспарывал рыбу и сразу же ел красную икру с хлебом. Рыбу же он жарил и ел вместе с картошкой. «Удивительно вкусно!»-говорил он. «Нерест горбуши там с середины июля и до середины октября». «Мы делали металлометрические пробы грунта ". "А какие там закаты!».

Рассказывал про Гай Шевченко на Украине.

Я смотрел в окно и видел пробегающие мимо поля, леса, реки, городки, деревни.

Потом мне виделся огромный собор Антверпена. Картины с ангелами и статуи ангелов этого собора. Я представлял, как эти ангелы воюют с демонами на нашей земле. Как демоны побеждают этих ангелов и вешают вдоль дорог. Как вдоль дорог

горят факелы. И видны распятые и повешенные изуродованные ангелы. Я подхожу к ним и смотрю на их прекрасные вечно молодые лица. Их глаза застыли в ужасе. Они увидели смерть, в черном одеянии, и их души покинули землю.

Мне виделись поля Германии. Германская деревня. Лошадь, которая ела выжженное солнцем сено. Я гулял по немецкой деревне в этой поездке. Я общался на английском с ее жителями. Потом я вспоминал Париж. Как жил в гостинице рядом с вокзалом. Рядом с гостиницей был католический храм. Как ходил в этот храм и смотрел на витражи и картины, которые были в этом храме. На этих витражах были изображены ангелы, которые рубят мечами рогатых демонов.

Я начал кричать, схватил ее за голову левой рукой и взорвался как вулкан. Сознание мое прояснилось и я увидел вновь серое петербургское небо.

Она начала кашлять, видимо ей попало «не в то горло». Пошла в ванную. «Прости меня, я не хотел». «Ничего, все в порядке» сказала она.

Вот что было во время моего последнего секса с видениями.

Знаешь, как я спасаюсь от смерти? С помощью секса и с помощью музыки. Я играю на фортепиано и пытаюсь излечить себя от этой ядовитой раны. И смерть отступает. Я перестаю ее бояться. Посмотри какая музыка у Моцарта!

Я обратил на это внимание только в 30 лет. Сначала все солнечно, весело. Бегают дети на детской площадке, летают бабочки. А потом начинается мрак! Потом за мной приходит Хель! Моцарт говорит мне постоянно о смерти своей музыкой. Адажио си минор, рондо ля минор, концерт номер 23 и 27, фантазия до минор для фортепиано.

А Чайковский? «Болезнь куклы», «смерть куклы». Ладно.

Пока я еще в этом мире. Хель еще подождет меня. Я еще в мире живых".

Он сказал мне: "Возникает вопрос- а нужна ли эта самая композиторская техника пресловутая, которой учат в консерватории, музыкальном училище автору, ныне живущему? Который будет обречен на предельную профессиональную ненужность, за исключением разве что театра и кинематографа. Не всегда же надо брать произведения Баха или Маллера, чтобы озвучивать фильмы. Композитор уже пылью забвения покрывается. Исчезла потребность на какие то специфические субъективные музыкальные концепции. Моя музыка будет не нужна людям.

Но чем еще сейчас заниматься в России, в этом нищем, проклятом месте, кроме как любить женщин? Любить женщин и заниматься искусством. Мы живем в аду. Но мы в нем неплохо устроились. Под нежные звуки арф мы возлияем с сексуальными дьяволицами, под лучами солнца ада. Дьяволицы же бросают нас, насытившись нашими душами"

Дальше он сказал мне следующее.+++++++

Я общался как то с одним мужчиной. Ему было 55 лет, у него были длинные поседевшие волосы. Он был похож внешне на дирижера оркестра. Я сначала подумал что он музыкант или художник, когда начал с ним говорить.

Он был богат, потомок одного из самых известных дворянских родов в России. Он участвовал в различных благотворительных проектах. Некоторым людям лично помогал материально.

Он мне говорил. «Люди есть добрые и злые, умные и глупые. Умный человек может быть злым. А мне милее глупый человек, но добрый, который поможет мне, если я буду в беде, чем умный, но злой человек, которому я безразличен. Я ненавижу умных и злых людей, которые думают только о себе. Мне милее глупые и добрые, которые думают не только о себе, которые любят не только себя, которые любят и меня тоже, которые мне помогут, страждущему, если я окажусь в беде».

Он был красив внешне. Был стройно сложен. Часто посещал оперу, театры, музеи, слушал живьем классическую музыку. Любил встречаться с женщинами искусства. Мне кажется, что они были его многочисленными музами. Он был полигамен как и я.

У него было много квартир в Москве и Петербурге, которые он сдавал, но он любил простой народ, он жалел наших нищих пенсионеров- старушек и стариков. Он был как ангел. Прекрасный ангел, летающий над людьми. В небе над хмурым Петербургом. Напевающий божественные оперные мелодии. Цитирующий божественные строки великих писателей. Спускающийся с небес, чтобы попасть на вечер в Мариинском театре, чтобы подарить свое внимание арфисткам и певицам.

Помогающий простым людям иногда деньгами. Он однажды дал одной малознакомой ему одинокой женщине, у которой не хватало денег, чтобы помочь своим детям 50 тыс р.

Какой же он был в молодости… Интересно представить.

Мне казалось, что он бессмертен. Что он видел все, о чем он говорил. Он говорил со мной в основном об истории России до 1917 года. О делах Екатерины, Суворова, Петра. О делах его предков при этих людях.

Он сказал, что если бы Ленин не умер, то мы бы были сейчас мощнее чем Китай, США. Я с жадностью слушал его слова. Мне казалось он был свидетелем этих веков. Он говорил, что в каком то году, после войны, была потребность в строительстве оперы или театра (не помню точно). И что у царя, у царской семьи не было денег. Они так говорили. «Казна пуста» говорили они. «Война была недавно». А сами ели из золотой посуды. И тогда его предки дали денег на этот театр.

Мне представлялся ангел на Дворцовой площади. Его приятель.

Только это был состарившийся ангел. Он прилетал к ангелу на Дворцовой в гости. И они летели дальше вместе над Петербургом. Летели кутить и развлекаться, пить вино, слушать шепот женщин, дарить им подарки, трубить в свой рог над закатным Петербургом, над Невой.

Мне казалось он умеет превращаться в мрамор и замирать, превращаться в статую. Что он не от мира сего. Мне казалось этот ангел помогал Жанне Дарк. Он шептал ей на ухо, что делать в конкретной ситуации, давал советы, оберегал в бою. Вел в бой ее армии под маской смертного. Он помогал Рафаэлю писать полотна, беседовал со смертельно больным Моцартом о музыке, когда тот писал Реквием. Когда Лермонтов был у цыганки и она ему гадала, он шептал ей о том, что больше Лермонтов не выйдет никогда в отставку. В другой раз говорил с ним про немытую Россию, представившись странником. Общался с Олегом Далем об актерском мастерстве, о его ролях. Помогал Казанове бежать из Пьомби и участвовал с ним в романтических приключениях. Советовал ему убрать лекарство (ртуть), которое ему прописал врач с груди умирающего сенатора.

Утешал его в дни его банкротства, говорил с ним о его мемуарах.

Я встречался с ним несколько раз, читал свои стихи, показывал свои песни.

Я хочу рассказать тебе еще несколько притч.

Притча об Анне.+++++++

Однажды я познакомился на сайте знакомств с Анной. Она была высокой и стройной блондинкой.

Она была родом из Карелии и работала парикмахером. Так же она увлекалась фотографией. Ей было 26 лет. В Петербурге она с 18 лет. Она рассказала мне о том, как женатые петербуржцы помогли ей решить жилищный вопрос. Она знакомилась на сайтах знакомств с женатыми мужчинами. «Женатых на сайтах знакомств больше чем не женатых» как она говорила. " Еще много женатых, которые врут что они не женаты".

Потом она встречалась с ними какое то время и делала совместное фото. После этого она требовала чтобы они снимали ей квартиру и делали посильные подарки. Взамен этого она будет с ними спать, когда они захотят, и не покажет эти фото их жене. Часть жен знали о похождениях своих мужей и на них это не действовало, но часть не знали. В итоге многие петербуржцы годами снимали ей жилье и делали «посильные» подарки. «У меня всего 10 тыс лишних есть на тебя в месяц, больше не могу, у меня семья, дети!». «Хорошо, сойдемся на 10». Такие беседы вели они между собой. В сексе Анна была прекрасна, поэтому скорее всего, петербуржцы весьма охотно шли на эту схему.

Притча о Наталье.+++++++++++

Она жила в городе Тосно и приезжала ко мне на выходные на электричке. С какой радостью я ждал ее приезда каждый раз. Мы несколько раз были с ней в Эрмитаже и в Мариинском. Много раз гуляли по Петербургу. Поздним вечером я катался с ней на скоростном катере по Неве.

Когда мы проходили по Дворцовому мосту под мостом проходил туристический кораблик. Я кричал им «Слушайте Бетховена!» И туристы махали мне рукой. Какой то иностранец кричал мне «Бетховен»!

Я помню с какой огромной скоростью мы неслись по Неве и какой черной вода была вокруг. Я начал смотреть назад и увидел как черная вода становилась белой пеной.

Какие огромные волны рождала наша лодка! Наша лодка рождала брызги, разрезая воду.

Помню как то летним вечером мы сидели с ней на скамейке у фонтана рядом с Эрмитажем и она гладила мои волосы, рассказывала мне разные истории.

Я просил ее рассказать мне что то интересное. То что она считает интересным. Мы ходили с ней в клуб Ионотека несколько раз и на Думскую. Мы гуляли с ней по летнему лесу много раз. Пели птицы. Мы дошли до лесного озера, спящего чудесным сном. Как было мне хорошо в этом лесу с ней. Я как будто оказался в сказке. Какой чудесный был воздух. Мы сели на подстилку. Как мне нравилось целовать ее лицо.

Она знала все про меня и встречалась со мной год. В конце этого года она поставила мне условие -она просила меня жить вместе и чтобы я не не изменял ей. С тяжелой горечью в сердце я отказал ей в ее просьбе. Сейчас она живет в Тосно вместе с верным ей парнем и довольна своей жизнью. Она иногда вспоминает про меня и звонит мне, мы общаемся с ней, она рассказывает мне разные истории по моей просьбе. Я рад что у нее все хорошо в жизни, что она довольна своей жизнью. Как много красоты и чуда привнесла она в мою жизнь. Иногда ее образ вспоминается мне и я жалею что она сделала такой выбор. Ах если бы она была другой внутри, как бы тогда я ее любил! Она сказала мне потом что любила меня. Мне жаль что я больше никогда не поцелую ее вновь.

Притча о Елене.++++++++++++++

Когда я был еще совсем юный я открыл для себя мир ночных клубов. За столиком сидела девушка, которой было 33 года. Она была красивой брюнеткой невысокого роста с отличной фигурой.

Я купил ей шампанского и вина. Потом мы пошли ко мне домой. Она открыла мне врата Эдема и Господь общался со мной ее устами. Она приезжала ко мне потом. Однажды она сказала мне, чтобы я заехал за ней на такси и дальше мы поедим в клуб. Мы поехали в клуб «Метро». Она выпила там и пошла танцевать. К ней подошел здоровый мужчина и начал с ней танцевать. Он говорил ей что то на ухо, а потом гладил ее за бедра и талию, она не сопротивлялась. Это шокировало меня. Я был в бешенстве. Я подошел к ней и потребовал, чтобы она сказала ему о том, что я ее парень. Но она не отреагировала никак. Мне пришлось уйти так как мужчина был гораздо крупнее меня. Потом они сидели с ней за барной стойкой и он ей что то говорил на ухо. Я должен был уехать из клуба и заблокировать ее номер, но что то удерживало меня. Я смотрел на них и страдал. Потом они вышли из клуба Метро и сели в его машину. Я прислонился лбом к стеклу и провожал ее взглядом. Я рыдал. Потом она мне позвонила и попросила прощения, сказала что больше такого не повторится.Она опять стала приезжать ко мне, мы гуляли с ней по Петербургу и начали опять проводить вместе время. Она увлекалась танцами и показывала мне фотографии как она танцует парные танцы с мужчинами. Она была так красива в танцевальном платье. Я ее боготворил. Я ездил с ней в Ленобласть. Мы купались в озерах и загорали.

Потом как то она снова попросила заехать за ней домой, чтобы мы поехали в клуб. Она сказала что прошлого не повторится. Я уговаривал ее не ехать туда, предлагал ей другие занятия. " Мне нужно отдохнуть и развлечься" В итоге мы поехали в клуб у метро Пионерская. Гремела музыка. Из клуба охранники вытащили двух дерущихся мужчин, один из них толкнул меня не специально во время драки, так как толкнули его. Она много выпила, танцевала на танцполе. К ней подошел мужчина и что то сказал на ухо. Они пошли с ним за столик. Я подошел к ней и сказал чтобы она прекратила это и чтобы мы поехали домой. Она мне ничего не ответила. В бешенстве я вылетел из клуба на улицу вызвал такси. Я плакал смотря на проносящиеся мимо фонари и ночной город. Она разбивала мое сердце. После этого она вновь позвонила мне и попросила прощения. Мы встречались с ней еще около месяца, а потом она меня бросила и попросила больше не звонить.

Притча о Людмиле.+++++

Это была моя третья, поздняя любовь.

Она была совершенна внешне и внутренне. Ей было 34 года. Она носила короткую стрижку. Она приезжала ко мне в течение трех месяцев. Мы недавно с ней расстались и это расставание было очень болезненно для меня. Так же она приезжала еще к двум мужчинам. Но я был ее «любимый мужчина». У нее были периоды когда она предпочитала полное одиночество от мужчин, а были периоды веры и религиозности. Она служила своему богу. Этот бог был богом Любви и страсти, ее фантазий и желаний. Она была настоящей античной жрицей. Я попался ей на сайте знакомств в период ее религиозности.

Да было двое кроме меня. Один был накаченный бодибилдер, работавший рабочим в метрополитене. «Жесткий сексуальный партнер», как она говорила. Другой был 25 летний юрист, живший с родителями. Он снимал гостиницу у метро Площадь Мужества для их встреч. Я целовал ее в страсти. Многим мужчинам женатым и не женатым она разбила сердце, оставив в нем осколки воспоминаний. Разбила сердце она и мне. Я стоял на пристани и кричал ей «вернись!». Но ее корабль ушел в оранжевую даль заката. Трех месяцев ей хватило чтобы наиграться со мною. Я плакал как ребенок. Я приходил на эту пристань и напрасно ждал этого корабля. Я звонил ей, но она не вернулась ко мне. Я помню ее рассказы о ее мужчинах. Один женатый мужчина заезжал за ней на работу и они ехали на набережную рядом со Смольным. Они занимались любовью у него в машине. У себя Людмила принципиально не принимала почему то. «Дома у меня нельзя -жена, детишки, сама понимаешь» говорил ей мужчина. Денег на гостиницу у него не было. Однажды курсанты пробегали вдоль набережной и видели их. Тогда Людмила подняла футболку показав грудь и помахала им рукой. Курсанты пришли в восторг и отвечали ей свистом и криками.

Она больше не вернется. Это мой идеал. Она увлекалась проектами реконструкции и спортом, искусством и музыкой. Она предавалась любви в кабинке на фуникулере на горнолыжном курорте. Она знала петербургских профессоров, рабочих, врачей и музыкантов в периоды своей религиозности. Она горячо служила своей своему богу страсти, обжигая мое сердце. Она отдавалась целиком своей вере. Я плачу о ней когда метель воет за окном и когда петербургская зима своим холодом смерти держит меня взаперти. О моя юность, о моя свежесть! Прощай Людмила! Были твои губы сладкими как вино. Она раздетая, лежа в моей постели, рассказывала мне о своих мужчинах увлекательные рассказы. Рассказывала про теплые страны море и людей, живущих там.

Какие рыбы она видела на Бали, Кубе и Доминикане. Она рассказала мне, как ее и других туристов привезли на небольшом судне на остров.

"Вода там была такая голубая, что она сливалась с небом днем. На пляже был белый песок. После пятидесяти метров песка начинался лес из пальм и тропических растений. пальмы бывают очень, высокие, как березы. Листья пальм тоже выцветают и могут становиться ярко желтыми, почти как лимоны. "Пальмы могут расти криво. Почти параллельно Земле. На пляже были туристы и много раскладушек. После пальм начинались кафе и туристические здания.

Я гуляла там по пляжу вдоль леса из пальм. Ночью я там плавала в ночном море с фонариком маской и трубкой. Я плавала там в маске и очках, рассматривая камни, рыб и дно. Ракушки там были огромные. Я привезла их с собой в Петербург. Ночью я так же любила делать костер.

На пляже, днем, там продавали подобие раков каких то, но огромной величины. Кокосы, ананасы, тропические фрукты, я даже не помню как они называются. В пальмовых лесах пели птицы. В лесах там под ногами ползают ящерицы.

Я каталась там вдоль пляжа на водном мотоцикле и на катере.

Погружалась на дно вместе с инструктором. Я не запомнила название рыб. Но я помню там были рыбы, как будто с огромными крыльями. Я поднимала со дна огромных желтых морских крабов.Там были рыбы, которых было не заметить, если они были неподвижны. Они плавали вдоль морского дна, сливаясь с морским дном. Там были рыбы бело-черного цвета с огромным рогом на спине. Морские звезды, лежащие на голубом дне. Ржавые затонувшие корабли. Морские кораллы, водоросли, ракушки. Черные сверху и белые снизу морские скаты и морские черепахи.

Морские ежи, красного, черного, желтого цветов."

Я ела кокос с пальмы, которая растет недалеко от океана. Кокос этот я разбивала о камень. И пила его сок, ела его целиком.

Она мне рассказала про закат над океаном, среди пальм и тропических растений.

«Я люблю море и теплые края.» Мне очень понравилось мое путешествие в Крым. Автобус привез нас на вершину горы. Мы спустились во мрак пещеры. Там вообще ничего не было видно. Мы шли с фонарями вглубь пещеры. Я видела сталактиты. Это было невероятно увлекательно. Я летала там на параплане над морем. Люди казались крохотными точками на берегу. Я поднялась на этом маленьком самолете выше чаек. Мы обедали в «ласточкином гнезде». Катались на водных мотоциклах. Корабли возили нас на различные экскурсии. Я видела водопады в Крыму. Большие тропические деревья, горные ручьи и озера.

Не стесняйся знакомиться с женщинами в путешествиях, не стесняйся.

Нужно просто перебороть свое стеснение и подходить к ним при всех. Просто начинать разговор. Общайся с ними просто, как будто ты уже давно их знаешь. Подходи так, как будто просишь у них узнать дорогу к библиотеке. Не смущайся отказа. Наоборот, отказ должен тебя воодушевлять, вдохновлять. Это хорошо, что тебе откажут, это благо для тебя, запомни это. Подходи к множеству девушек в своих заграничных путешествиях.

Нельзя чтобы было все слишком просто. Тогда сексуальная победа будет уже не такой желанной. У тебя должны быть трудности, это просто обязательно.

Говори им так: «Привет. Я рад вас видеть» и протягивай им руку, чтобы они тебе ее жали. Тогда у тебя будет первый контакт с ними. А дальше уже по ситуации. Это даст тебе столько приключений! Мне нравится жить на Земле. Я люблю свободу.

Я обожаю море. Голубая вода. Рыбы плавающие в этой воде.

Морские кораллы, водоросли, ракушки, разноцветные морские ежи, желтые крабы, морские звезды, лежащие на голубом дне, ржавые затонувшие корабли. Черные сверху и белые снизу морские скаты и морские черепахи. Дайвинг с инструктором в Доминикане. Я никогда этого не забуду. Ты когда нибудь катался на верблюде в пустыне? Ты когда нибудь ел кокос с пальмы, которая растет недалеко от океана?

Ты когда нибудь видел закат над океаном, среди пальм и тропических растений? Там, где белый песок и плавают рыбы с красной расцветкой.

Соленый морской воздух согреет твою простывшую петербургскую душу.

А ты знаешь какие девушки в Тайланде? Они так просто идут на знакомство! И они такие красивые! Путешествуй!"

Со слезами вспоминаю я об этих мгновениях.

Иногда мне кажется, что ничего и нет, кроме моего маленького мира. Что большого мира нет вовсе.

По ночам, когда мне не спится, я гуляю под светом фонарей среди каменного города. Завороженный, я смотрю на луну, которая выходит иногда по ночам. Смотрю на далекие звезды над домами и высокими деревьями. Дышу свежим ночным воздухом. И думаю про глупость и никчемность нашей серой жизни. Жизни, которая могла бы быть совершенной. На столе у меня стоит статуэтка с Моцартом. Я хожу иногда в белой майке с Бетховеном.

Когда светит солнце, я радуюсь вместе с ним всему живому.

И мои девушки, залетают ко мне в гости, словно райские птицы, озаряя мой маленький поэтический мир ярким светом,обжигая меня сладкими поцелуями, оставляя пепел на моих губах.

Часто я лежу в своей квартире, смотря на дом напротив и бесконечное небо над ним. И часто мгновения моей, уже прожитой жизни, летят ко мне из окна, словно баржи.

Мои девушки дарили мне счастье и страдание. Я их любил и боготворил! Каждая оставляла след на моей душе, подобно тому, как художник пишет разноцветным маслом на белом холсте. Я благодарен Петербургу, этому большому городу, за то что он подарил мне моих женщин. В маленьком городке я бы умер со скуки. И я благодарен чуду связи и интернета. Мой труд по поиску жемчужин и золота не оказался напрасным. Я был вознагражден. Я знал счастье в любви. Я стоял под ее лазурным водопадом. Я не зря жил на этой земле.

Людмила… Она была тем, что я так долго искал. Идеальной женщиной.

Сверхчеловеком. Она опередила свое время. Женщины в массе будут такими как она через сотни лет. Они будут дарить свою страсть и этой страсти хватит на всех. Жизнь мужчин будет насыщена великим светом жриц будущего… Это будет великое время. Сейчас же я собираю эти крохи любви в труде и в поту, подобно золотоискателю. Я выискиваю их в толпе. Тогда же это будет рог изобилия. Мощный горный водопад. Тогда счастья хватит на всех мужчин. Это будет эра свободной любви.

Я фанат науки и техники. Фанат научного прогресса. Полетов человека в космос и освоения им других планет. Я надеюсь, что через сотни лет новые поколения построят более справедливую жизнь и более совершенную материально, экономически. А мы карлики, уродцы. Мы всего лишь почва для новых, более совершенных поколений. Мы более старая, более тупая модель человека. Люди будут жить в материальном и любовном достатке.

Не эгоистическая, умная, раскованная молодежь, я пою ей оду!

Они перестроят ужас нашей жизни и создадут нечто новое.

Мы всего лишь асфальт, сквозь который они пробьются.

Я был счастлив с ней. Расставшись с ней я потерял свое счастье и потерял покой.

Потом мне приснилась она.

Засиял яркий оранжевый свет. Я оказался на деревянной гавани. С этой гавани отплывал большой деревянный корабль. На нем стояла она и махала мне рукой.

Я шел по гавани и доски скрипели под моими ногами. Оранжевый закат был где то вдали и корабль отплывал в это пламя закатного солнца. Вода была какой то необычной, зеленоватой. Недалеко от гавани росло большое дерево.

Дул теплый ветер. Парус вздымал матрос. Был слышен колокол на корабле. Они поднимали якорь. Этот корабль был кораблем моего счастья.

Я побежал по этой деревянной гавани и начал кричать ей «Прощай! Когда дождь будет биться по старой крыше в южном городке, когда летние молнии будут освещать поля, на которых растут подсолнухи и южное море, когда будет слышен грохот грома, я буду помнить о тебе. Прощай! Помни обо мне!» Потом я добежал до конца гавани, остановился и смотрел, как она уплывает в оранжевую даль, в лучи оранжевого солнца. Чайки кричали надо мной. Шумели зеленоватые волны. Был слышен корабельный колокол.

Я похоронил ее образ здесь (он похлопал себя по груди) в саду своей души, среди живого. Я любил ее.

Есть два мира. Мир секса и любви и мещанский мир и покуда моя кровь будет бушевать в моей груди я буду служить этому миру.

«Я — Озимандия, великий царь царей. Дела мои узрите…» Он улыбнулся посмотрев куда то в небо.

(Blade Runner 2049 — Tears In Rain Slowed Extended)

Я иногда представляю себе Людмилу. Как она ест кокос с пальмы, которая растет недалеко от океана. Как она плавает среди разноцветных рыб и морских черепах,среди утонувших ржавых кораблей. Как она встречает закат над океаном, среди пальм и тропических растений. Как она разжигает костер ночью под огромным звездным небом.

И мне мерещится что я вместе с ней там в этом раю, среди пальм и белых песков, рассыпанных перед нами южной природой. Я сижу вместе с ней среди белых песков и смотрю в морскую даль. И на горизонте я вижу силуэты кораблей. Дует теплый ветер.

Слышен шум моря. На берегу можно найти ракушки и покидать камни на морскую гладь.

Мне хорошо и безмятежно, все мои беды и проблемы позади. Я уже столько всего пережил в своей жизни, жизнь так меня потрепала. Я чувствую, что начал стареть, но она рядом со мной. И она меня любит и ценит." Он улыбнулся.

Все эти мгновения моей жизни исчезнут в дожде, как слезы, не оставив и следа.

++++++++++++++++

Мы встали со скамейки и пошли к вечному огню. На Марсово поле стояла молодежь у вечного огня. Они общались между собой, выпивали, курили. Один парень положил девушку себе на плечо, поднял ее и пошел с ней в сторону Невы. «Пусти!»,- она кричала. «Проси прощения, или я пойду утоплю тебя!» Они смеялись.

Скоро уже должно было наступить утро. У одного из них была с собой гитара. Он баловался, играя сольные партии. И вдруг одна девушка запела у огня красивую песню, прекрасным голосом. Она стояла у огня. Я видел ее красивое лицо, ее черные волосы. Молодежь перестала общаться, смеяться, и мы стояли как вкопанные, слушая эту песню. Публика рассыпались в аплодисментах. "Браво! "- кричал он, сияя от счастья. "Я восхищен! Как она красиво поет. Я хочу чтобы она пела только для меня у меня дома, а я аккомпанировал бы ей "-сказал мне он. Он подошел к ней.

"Здравствуйте, а вас как зовут можно узнать? Не хотите ли отметить красоту этой ночи вместе со мной. Вы- царица этой ночи.

Я хочу сказать,что вы подобны персонажу из «Волшебной флейты»"

«Вы считаете меня темным персонажем?». "Нет, вы светлая Царица ночи.

Позвольте поклониться вам в ноги. У вас прекрасный голос. Вы учились где то пению?…"

После их беседы, он пригласил ее в клуб на Думской.

Затем они оставили меня и я продолжил бродить по ночному Петербургу, сочиняя стихи.

Мой приятель отдал мне, по моей просьбе, другие свои рассказы. Что то вроде творческой записной книжки.

«Они никому не нужны, как и моя музыка»- сказал он мне. «Почитай их в метро, в поездке на работу».

Глава

Рассказы петербургского композитора-любителя.

Часть первая. ++++++++++++

(В.А. Моцарт. Месса до минор (Kirie))

1.

«Там далеко, за безмолвием дали,

Ждёт меня море морскими сетями,

Ждёт меня, пеной плеская прибрежной,

Помнит о мне ручей белоснежный.

Там далеко, за безмолвием дали,

Ветер играет степными шелками,

Просит упасть на высокие стебли,

Небом наполнив артерии тела.

Там заживет моё светлое сердце,

Выпив кувшин остужённого неба,

Зов его белый страдания смоет,

Сердце наполнив винами бога.

Там на полях пасутся коровы,

Там на дороге — серая пыль.

Карих обрывов тёплые волны

Бьются и снова уносят пески.

Ну, а когда ночь пребывает

Мраком безбрежным из дальних равнин,

Ляжешь на берег — моря шептанье

Сердцу поможет на небо взойти!

Рядом в болоте уснули лягушки,

Только поют ночные сверчки.

Белые хаты, фонарь у избушки;

Песни, гармонь… моя летняя жизнь.

Хочется ночью бродить мне у моря,

Лечь на пески у безлюдных стихий,

Слушать века, выплеснуть горе

Там, где сливаются звёзды и сны.

Там, где сливаются звёзды и море,

Волны бегущие светят огни,

Я побреду над горящей тропою;

Шёпот морской озарят светлячки.

Что же сейчас? — кухня немая,

Свет ночника, слышна вода,

Падают капли песне внимая:

«Вырваться, парус любовью расправив!»

И посмотрев на холодные лужи,

Всё что смогу я, исполню сполна.

В жажде глотая новые чувства,

Буду тебя я в ночи целовать.

Пусть моя комната тени вмещает,

Долг и надежды, сердце и пыль.

Там, где восходит солнце златое,

В поле осталась частица души.

Там, где восходит солнце златое,

Редко проходят косые дожди.

Будем с тобою, в траве утопая,

Только немного ещё подожди!

2.

https://www.youtube.com/watch?v=AYyd2Np-eRs

песня

В.

Это было… когда звёзды зажигались,

И мир бросал в тебя горчичное зерно…

И всё на свете твои ветви пробивали!

И грудь мою пробили заодно…

Ты говорила мне, что нужно веселиться,

И всё твой взор на свете пробивал!

И грудь мою пробил он словно глину!

Я за тобой пошёл, куда вела тропа…

И мы пришли на берег твой прекрасный,

И долго в неге мы с тобою утопали…

А после ты сказала «До свиданья!»

И из груди моей зерно твоё упало…

Я на луну смотрел и был её сияньем,

Как облако бегущее, окован,

Лучи мою дорогу освещали,

И волны моря бились подо мною…

«Мне вспоминается моя юность.

Моя летняя отпускная жизнь в южном украинском городе и на даче, которая находится в 5 км от вьезда в город. Мой дед и моя бабушка прожили там почти всю свою жизнь. Я приезжал к ним каждое лето на месяц-два до 2014 года.

Белый морской песок, тепло, зелень, водоросли на пляже, выброшенные на берег, ракушки, песчаные замки, созданные детьми, далекие корабли на горизонте, лодки. Сады с красными вишневыми ягодами. Маленький домик с видом на песчаные холмы, покрытые травой. Большое дерево шелковицы рядом с этим домиком. Говор южных людей. Их душевность и простота, доброта.

Теплые звездные ночи с огромной луной и лунной дорожкой на море, от которой было светло и не нужен был фонарь. Поющие сверчки. Когда ты плаваешь в ночном море, то ты видишь блестящих от фосфора креветок и медуз. Природа, своим звездным небом, напоминала человеку о тайне мироздания. О том, что он песчинка в космосе. О том что у человека нет границ для совершенства. О том, что человечество может все. О том, что когда-нибудь наши потомки полетят к этим далеким звездам и наша жизнь покажется им смешной.

Музыка сильно влияла на меня в то время, гораздо сильнее, чем сейчас.

Мне вспоминается моя беседа с моим дедом, которая была в тех южных, украинских краях во времена моей юности, в начало 2000х.

Мой дед в молодости работал старшим механиком на судне. Его все уважали в пароходстве. Потом это пароходство его разворовали хитрые люди, дельцы, юристы, экономисты. Вывозили многие суда за рубеж, списывали, продавали. Все было абсолютно легально. Матросы этого города плавали в 90ые уже только на иностранных судах, украинских судов больше не осталось, продали все, что только можно продать.

Они настроили себе дворцов в тех краях, скупили землю. Так появились поселки «новых украинцев», которые он клеймил.

Он объездил весь свет. Очень хорошо знал Средиземное море, Италию. Он был гражданским моряком всю свою жизнь. Но рассказал мне однажды не гражданскую историю.

Они везли в Иран или Ирак, не помню точно, машины, а в трюме были танки.

К ним прилетел американский вертолет для досмотра. С вертолета спрашивали их в громкоговоритель «что везете»? Люди с вертолета хотели спуститься на корабль.

И тогда огромная черная тень вышла из–под корабля. Всплыла подводная лодка и американский вертолет улетел в страхе. Команда корабля не знала о существовании этой подводной лодки и тоже испугалась этой подводной лодке, была очень удивлена.

Он рассказал мне историю как его на вертолете доставили на сломавшееся в море судно. И он смог его починить, нашел причину поломки. Он прожил всю жизнь в этом городке, был добрым. В жизни он несколько раз защищал слабых и тех, кто не может сам за себя постоять. Он сильно переживал когда погибал социализм. Однажды я с ним ловил рыбу с пристани. Мы попали под дождь и пришли с полными ведрами рыбы.

Он построил двухэтажный дом на своем участке. От его участка до моря было идти минут десять. На участке росли около десяти вишневых деревьев, черешня, три громадных ореха, персики, яблони. Орех касался крыши дома своей листвой. Недалеко от дома моего деда начиналось огромное кукурузное поле и огромное поле с подсолнухами дальше.

Я иногда бродил без цели по этим бесконечным зарослям кукурузы и подсолнухов в лучах закатного солнца, когда было уже не жарко.

Ночью, на его даче, когда я сидел в гамаке, под листвой огромного ореха, были слышны иногда гармонь, песни и лай собаки. Ночи там были такие теплые, что можно было спать на улице.

В поселке было около 30 домов, многие из которых принадлежали морякам и их семьям. Ночью были слышны так же сверчки. К морю можно было пройти, спустившись вниз по дороге, освещенной фонарями. Там была бы непроглядная тьма ночью, если бы не было огромной луны и фонарей, вдоль дорог поселка. Без этих фонарей и моего карманного фонаря невозможно было бы ночью дойти до моря. Когда мне не спалось ночью, я вставал, спускался к морю с фонарем и бродил вдоль морского берега и разжигал потом костер. Звезды светили своим вечным синим светом. Я разжигал костер на белом песке, с помощью жидкости для розжига и большого пакета с углями, которые я покупал в городе. Купался среди фосфора медуз и креветок. Лежал на подстилке, на песке, и смотрел на огромное звездное небо.

И думал, что когда-нибудь люди полетят к этим звездам. Напевал мелодии, сидя у костра. Кидал камни в ночное море, слушая плеск от падения камней. Когда светила луна, то фонарь был не нужен. Она была огромной. Лунная дорожка ложилась на морскую гладь. Иногда я ходил на рыбалку с сыновьями местных моряков. Мы тащили вдвоем большую сеть, были по горло в воде, мы шли вдоль берега. Каждый из нас двоих держал в руках деревянную палку, к которой эта сеть была привязана. Третий наш товарищ подбегал с ведром и быстро собирал наш улов в ведро. Потом мы все вместе готовили, звали девушек на нашу вечеринку и ели наш улов. Один из сыновей моряка прекрасно играл на электрической гитаре и хорошо пел нам песни, а мы все подпевали. У него был набор музыкальных технических средств для утяжеления и искажения звука, дисторшн и мощный усилитель звука- большая колонка. Он устраивал нам настоящий концерт под открытым небом. Приглашенные на концерт девушки были в восторге. Он пел и играл «Нирвану», «Металлику», «Мэрлина Мэнсона», «Рамштайн» и многое другое. Он играл в местной городской группе на гитаре и ударных в свободное от работы время. Иногда они выступали в летних кафе и ресторанах. Звуки его электрической гитары и наши песни разносились по всему поселку.

Иногда, по вечерам, мы собирались смотреть американские фильмы у них дома и играть в игры на игровой приставке. Мы играли так же в карты, жарили шашлыки, пекли картошку, яблоки, катались на тарзанке.

Все эти парни стали потом моряками. Я до сих пор переписываюсь с гитаристом. Он присылает мне фотографии своих путешествий по миру. Фотографии танкера с контейнерами, плывущего среди бушующего моря. Американские города, небоскребы, неоновую рекламу на улицах Америки. Восковой «Элвис» в американском баре. Непонятная огромная пойманная рыба с четырьмя зубами на верхней челюсти, которая лежит на палубе их танкера.

Как он поет в караоке в каком то американском баре, обнимаясь для дружественного фото с улыбающимся афроамериканцем, который тоже поет вместе с ними. Какие- то огромные птицы на крышах какого то города, очень похожие на пеликанов. Морские котики, греющиеся под лучам солнца на камнях. Потом их танкер плывет среди заснеженных огромных скал. Слева от корабля, из воды, во многих местах, выступают смертельные камни-опасность для моряков. Слава богу, у них есть морские карты этой местности и карты морского дна. Небо синее, по нему плывут белые облака. Слева облака становятся золотыми -виден свет солнца, который слегка раскрашивает золотом море и заснеженные смертельные скалы- жилище смерти и опасности во время шторма. Как люди ходили раньше, двести лет назад, в море без навигации среди этих скал? Среди этих гигантских волн? На деревянных кораблях? Мне кажется что вода под этими скалами скрывает обломки кораблей 19 века и скелеты моряков. Потом солнце зашло. Там наверное очень холодно, раз держится снег. Я смотрю на фотографию на которой видны заснеженные скалы и темное море за кормой. Облака и небо стали темными. Повсюду холод смерти и ее ледяное дыхание. Потом я вижу фото огромной пальмы, толщиной около метра в каком то городе и моего приятеля-гитариста, который курит под ней. Потом он сидит в каком то баре.

Я вижу его фото в подводном парке, за его спиной видны дельфины. Потом он стоит в каком то рабочем защитном костюме. Потом его фото в Швеции, в Марселе. Лас-Пальмас-де-Гран-Канария. Бар на Мальте. Сицилия. Китай. Какой-то рынок. Огромные красно-желто-синие попугаи. Пальмы, тропические растения. Зелень Тайланда и тайландская деревня. Эйфелева башня. Какие-то азиатские города. В переднюю часть танкера ударяет огромная белая волна. Вода попадает на палубу танкера и разливается по ней из–за удара этой волны. Хмурое, темное, облачное небо. Вода вокруг танкера белая из–за морской пены и огромных волн. Темное небо и темно-синяя вода, изрезанная гребнями белой пены, сливаются где то на горизонте. Мне страшно за их танкер, когда я гляжу на эти фотографии огромных волн за бортом их судна… Какая опасная у них работа! Сколько моряков погибло при крушении кораблей в этих волнах! Там смерть свила себе еще одно жилище.

Какие там были красивые местные девушки, либо девушки, приезжающие в этот поселок из города. Загорелые, стройные. Там некоторые дома можно было арендовать в поселке и городские девушки приезжали пожить в этих домиках со своими подругами, покупаться и позагорать. Я знакомился с ними и проводил весело время.

Я читал там русских и западных классиков, исторические книги и книги про людей, которые вошли в историю. Ел вишни, яблоки, черешни прямо с деревьев. Ел помидоры, клубнику, огурцы с огорода моего деда. Часто катался на водном мотоцикле, катере. Для этого мне нужно было либо идти пешком 20 минут до городского пляжа, либо ехать на маршрутке до этого пляжа в сторону города. Я общался с молодежью на этом пляже, знакомился с девушками. Это было беззаботное время. Я не знал ни бед ни страданий во времена моей летней жизни у деда на Украине. Это был рай на Земле. Я помню по вечерам и ночам, под пение сверчков и редкий лай соседских собак я читал Чехова, Лермонтова, Сервантеса, Толстого, Уайльда, Ницше, Мопассана, Гюго. Я любил плавать в море. В море стояла старая баржа. Я доплывал до нее и прыгал с нее. Пил воду из родника который был недалеко от дедушкиного дома. Хлеб я покупал у частного предпринимателя, который привозил в 9.00, в поселок, в назначенное место, каждый день хлеб и продукты на синей машине. Ему это было выгодно. За другими продуктами, соками, мясом, я ходил в соседнее село или ездил иногда в город, на украинский неописуемый рынок. Там продавались раки, кукуруза, китайские вещи, кроссовки, овощи, фрукты. Продавцы постоянно зазывали покупателей. «Раки подходим покупаем, покупаем раки свежие». «Кукурузу берем». «Арбузы, дыни, подходим, покупаем.» Еще я покупал там за гривны в «рок- ларьке», в центре рынка, фотографии Нирваны, Металлики и Мэрлина Мэнсона и значки с неведомыми мне рок и панк командами, пиратские копии их альбомов, рок журналы на английском языке. Я купил так же, не знаю зачем шипы на плечи и цепь на джинсы. Индивидуальный предприниматель, продавец-неформал уговорил меня так же их купить.

Я помню, как ходил однажды на утреннюю рыбалку вместе со своим дедом.

Было около 5-6 часов утра. Солнце только вставало. Был штиль. Мы отплыли далеко от берега. Меня поразил восход солнца над тихой морской гладью без волн. Эта тишина, которую прерывал только крик чаек. Этот морской воздух. Эта тайна мироздания.

Оранжевые лучи которые заливали берега и водную гладь. Я поднял голову. В небе летели журавли, громко крича. Я вспоминал эту рыбалку много раз потом в Петербурге.

Я слушал морские рассказы моего деда про разные страны, про Италию, Индию, индейцев, дикие племена. Про то, как он видел в море огромных китов, акул. Как дельфины следовали за их кораблем. Как они ловили огромных рыб. Как плавали с аквалангом среди кораллов. Как туземцы подарили ему лук и стрелы, маску, огромные ракушки и украшения в обмен на макароны, крупы, консервы, сгущенку, сахар. Как он общался с местным шаманом.

Как они оказались в воде средиземного моря, когда ему было около 35 лет- пожар возник на их судне. Но их подобрала спасательная команда, никто не пострадал.

Как однажды была опасность захвата их судна пиратами. Он рассказывал мне про историю корабля «Стерегущий». Про русско- японскую войну. Про первооткрывателей и путешественников, индейцев и аборигенов. Про октябрьскую революцию в России, которая несла народу справедливость. Про Ленина-освободителя рабочих и крестьян от гнета бизнесменов и дворян. Про социальную несправедливость в те времена, которую пытался уничтожить Ленин и про современную социальную несправедливость, современных бизнесменов и олигархов, эксплуатирующих народ и вгоняющих народ в массовую нищету в России и на Украине.

Как он был часто у греков и итальянцев в гостях, когда сходил на сушу. Хорошо знал английский. И с гордостью рассказывал, что в СССР была бесплатная медицина, образование, что можно было получить жилье от государства. И многие греки и итальянцы восхищались его страной. Был коммунистом, поддерживал коммунистическую партию. Он мне какую-то огромную сумму назвал в долларах, которую получал старший механик на Западе. Ему платили намного меньше этих денег в СССР. Он мог меньше себе позволить. И он был не в обиде на это за коммунистов. Он знал, что часть этих денег, которая ему не доплачивается, идет на зарплату например, воспитательницы детского сада, секретаря, медсестры, преподавателя или врача. Они живут достойно. Был за социальную справедливость.

Рассказывал мне, что «в 90ые и сейчас на Украине, хотя сейчас стало немного получше, многие люди получают настолько мало, что их жизнь становится выживанием. Были периоды, когда некоторые граждане Украины не могли купить себе цельное мясо, потому что оно было дорогое, и варили себе и своим детям мясные косточки, потому что они стоили дешевле. Люди растили и воспитывали детей, выживая в таких условиях.» Рассказал мне про одного моряка, который покончил с собой, когда все его накопления обесценились.

Он дружил со старым фермером и пел вместе с ним русские и украинские песни. Фермер работал на своей земле вместе с семьей. Они жили не богато, но в достатке. У них были коровы, свиньи, куры, бараны. Целое здание, построенное для животных. Две собаки привязанные у своих будок охраняли подход к ферме. Рядом с фермой росли густые камышевые заросли. Электричество поступало в дом через отдельный генератор. У них был свой трактор и своя машина. Они продавали в город то, что выращивали, но жили все равно не богато. Они выращивали кукурузу, помидоры, огурцы, картофель и многое другое. Фермер жил с женой и сыном.

Какие это душевные и колоритные люди были. Красивые даже в старости. Отзывчивые на людское горе, честные, прямые. Какая у них была красивая душа. Потом, в Петербургских бизнес-центрах, смотря в окно во время обеденного перерыва, я часто сравнивал некоторых холодных и черствых россиян, северных людей, с украинцами. Я сменил множество компаний, и видел много россиян-«вампиров» на работе. Их мало трогали людские страдания.

Они думали только себе. Они могли делать жестокие вещи. Люди с холодной, рыбьей кровью. Если эти люди были начальниками, то они психологически издевались над своими подчиненными и я все это видел, но я сам был подчиненным и не вмешивался в дела моих коллег. Одну девушку, мою коллегу, один из начальников нашей компании несколько раз доводил до слез, разговаривая с ней очень грубо, оскорбляя и повышая на нее голос. Сидя в огромных офисных зданиях Петербурга, бизнес центрах, я часто вспоминал те края. Я повидал много нервных, жестоких, бессердечных начальников. Так случалось, что они выплескивали свои нервы не на мне, а на моих коллегах. Если бы гнев больших начальников пал на меня и меня начали бы оскорблять, то я уволился бы сразу, перед этим сказав пару добрых слов этим начальникам. Благо у меня нет жены, детей и ипотеки, я не держусь особенно за работу.

Капиталистическая волна уничтожила социалистический, светлый и справедливый мир моего деда, который он строил столько лет в Советском Союзе.

И он громко проклинал власть по вечерам, смотря новости по телевизору , и этих людей в дорогих костюмах, «заботящихся о народном благе», этих «народных слуг». Эта волна уничтожила этот светлый советский мир, когда ему было хорошо и окружающим его людям, друзьям, знакомым, тоже было хорошо. Во времена СССР, которые он помнил, там была нормальная экономически жизнь, и всем людям хватало всего, хватало денег чтобы удовлетворить свои базовые потребности. В 90ые и в 2000ые на Украине и в России люди страдали и страдают до сих пор, от нищеты, хотя уже гораздо меньше чем в 90ые. В 90ые в этих странах располагались низшие круги ада, «Центр ада», теперь в них располагаются круги ада, которые по Данте, находятся чуть-чуть выше. Он рассказывал мне примеры, когда у многих украинцев, его знакомых, не было денег на операцию в 2000ые и на медицинскую помощь, не было денег на удовлетворение базовых человеческих потребностей- такое не возможно было при СССР. И он называл чудовищно низкие зарплаты и пенсии этих людей, в переводе на доллары, на которые можно только выживать. Магазины ломятся от товаров, но их не купить.

Я говорил там так же с человеком, который работал пожарником. Я спросил его про его зарплату и она меня тоже ужаснула, когда я перевел это на рубли и на свою юношескую петербургскую жизнь.

Я помню, как я проводил вместе с моим другом часы и целые световые дни в украинских игровых компьютерных клубах, тратя деньги моего отца. Там стояли мощные игровые компьютеры и большие мониторы. Мы играли по сети интернет, друг с другом и в одиночные игры.

У меня был друг там, на Украине, и сейчас он есть, до сих пор, его мать работала вместе с моей бабушкой в детском саду, и они часто приезжали к нам в гости, на дачу моего деда и бабушки. После того, как я и он, потратили все карманные деньги наших родственников на эти компьютерные клубы, я попросил слезно денег у своего отца и он выслал мне крупную сумму. Я платил за себя и за своего друга, и мы умудрились за лето истратить ее всю только на компьютерные клубы. Нам было тогда где то по 12-16 лет. Тогда началось мое увлечение компьютерными играми. Я стал старше, но все равно приезжал туда каждое лето до 2014 года. У моего друга не сложилась профессиональная жизнь и он работает и работал всегда то подсобным рабочим, то сторожем, то охранником. Он рассказывал мне, как работал на крыше дома и гвоздь вонзился ему в ногу. Как он потом долго восстанавливался. Как продавал овощи на рынке. Как пьяный упал с лестницы и повредил ногу, но восстановился потом. Как работал грузчиком в гипермаркете, как работал на производстве. Помню его рассказ про это производство. Он рассказывал, как он и его коллеги с помощью специальных рабочих станков и приспособлений мыли цельную полиэтиленовую пленку. Потом они мытую пленку загружали в специальное оборудование, которое резало цельную пленку и «выплевывало» ее из себя. Она становилась мелкой и изрезанной. Эта специальная машина «хавала гранулу» как он говорил. «Мойка зверь, работает мощно» «Экструдеры у нас работают, рулоны полиэтилена по 50 кг» «Я смотрел за нагрузкой на двигатель, за работой оборудования, загружал пленку в оборудование, оно мыло ее, потом резало ножами». Потом они что то с этой изрезанной плеткой еще что то делали. Затем складывали все это в мешки. Эти мешки их фирма продавала кому то. Таким был его рабочий путь.

Когда я приезжал на Украину уже повзрослевшим, мы по прежнему ходили с ним по компьютерным клубам и играли в игры. Еще мы ходили вместе в ночные клубы этого крупного украинского портового города. Он знакомил меня так же со всеми девушками, которых он хоть немного знал. Он знакомил меня даже с теми девушками, с которыми он встречался когда то сам. Какие огненные девушки живут на Украине, какие у них шикарные фигуры! Какие у них груди, талии, какие бедра, ноги! Как сладок запах их духов! Они прикрывали свои тела только мини юбками и женскими шортами, короткими обтягивающими грудь майками. Когда я там ездил по городу на маршрутках, когда ходил в драматический театр в центре города, ездил в библиотеку, и краеведческий музей, когда сидел рядом с фонтанами, которые были за этим театром и когда я покупал себе мороженное у продавщицы, стоящей рядом с фонтанами, мои глаза постоянно жадно искали этих полураздетых валькирий и этих не начитанных двадцатилетних дьяволиц, которые не могли строить сложные мысли, но зато могли с легкостью делать практические, очень сложные и полезные вещи, которые «опытные» (как они сами про себя говорили) петербургские дамы делали или с большим трудом или не делали вовсе.

Было жарко. Дети катались на игрушечных машинах у фонтана за Драматическим театром. Я пошел, напевая, купить себе мороженного и бутылку воды у продавщицы. Тут глаза мои увидели обтянутую мини юбкой и короткой белой майкой фигуру. Она была в кепке, черные волосы были убраны в хвост. Я успел так же обратить внимание на грудь, которую обтягивала белая майка.

Я бежал от фонтана за дьяволицей, не взяв сдачу у продавщицы и спрашивал у дьяволицы, как ее зовут и можно ли с ней познакомиться. Продавщица бежала за мной, отдавая мне сдачу. «Спасибо большое»- сказал я продавщице.

Дьяволицу звали Вика. Она работала в аптеке ей был 21 год. «Блестяще!»-думал я. «Вика, а не хочешь ли ты пойти сейчас со мной в ресторан, пообедать? Может твои дела подождут? Вика, а нужен ли тебе новый телефон, или может какое -нибудь украшение ювелирное? У вас тут все в гривнах, для меня это сущие копейки, я иностранец. Почему бы не сделать мне подарок такой красавице? Скоро я уеду в Петербург и он будет напоминать тебе обо мне».

Потом мы с ней сидели в ресторане. Я рассказывал ей про Италию, Швецию и про голландских дам с улицы красных фонарей. Потом я вез ее на такси в трехкомнатную пустую квартиру своего деда-моряка. Он жил на даче все лето. Эта квартира и ее мягкие диваны и кресла, стол и стулья служили мне верой и правдой весь мой драгоценный летний отпуск. Как же я тогда мечтал, чтобы это лето тянулось бесконечно! «Не хочу на работу!» возопил я в пустыне, «не хочу в офис!»

Рука тянулась к заветным дедовским ключам, но не могла сразу найти их в рюкзаке, так как я позабыл, в какое именно отделение я их положил, приходилось открывать все отделения по очереди на лестничной клетке.» Так, это книги, это подстилка для сидения на земле, это бутылка с водой, это плеер, это наушники, это зарядка для плеера, это телефон, это пирожки с картошкой, это яблоки, это какой то пакет… Черт! Не то! Все не то! Куда же я их дел? Черт!

«Сейчас, сейчас!»-говорил я Вике.» «Сейчас…» Может мне надо выложить все это по очереди из рюкзака, на ступеньки лестницы, тогда моей руке будет легче искать ключи? Точно, я так и сделаю!

«Привет!» сказала мне бабушка Валя. «Здравствуйте». Она еще что то хотела мне сказать, но увидела Вику, промолчала и ушла.

Я помню как эта бабушка Валя водила меня в садик много раз, она дружила с моей бабушкой. Я помню как сидел у нее в квартире маленький, мне было лет 10-12 и как пересмотрел у нее в квартире все мультики «Том и Джерри» и все видеокассеты дедушки Коли вообще, которые у них стояли на полке. Там были фильмы с Жан-Клод Ван Даммом, а так же много других интереснейших фильмов, в основном американских, которые я с жадностью пересмотрел, когда был маленький. Там было много американских боевиков и комедий. В боевиках были сцены с сексом. Они так впечатлили меня в то время, что я перематывал видео назад и пересматривал их по многу раз.

Оставшись один в квартире у бабушки Вали я помню, как с удивлением осматривал гигантские морские ракушки необычных расцветок, а так же чучела морских рыб. Ее муж, дед Коля, был моряком. Он привез их из плаваний.

Я весь горел, мы целовались с Викой уже в лифте и уже в лифте я смог дотронуться губами до белой футболки, скрывающей ее упругую грудь, и руками я смог сжать ее бедра. Наконец то мои ключи были найдены. На лестничной клетке были только я и Вика. Я начал собирать обратно в рюкзак все, что я выставил на ступеньки. «Нашел!»- говорил я улыбаясь. Так, осталось теперь только открыть дверь! Я не смог нормально открыть дверь с первого раза, долго ковырялся в замке, подобно вору, не смог нормально надеть презерватив с первого раза, но зато нечто иное я смог вполне. Я не пытался тогда, во время секса, «сконцентрироваться на моих эмоциях и ощущениях», по совету моего петербургского психотерапевта, с которым я тогда еще не был знаком. Не пытался медитировать и сохранять ровное дыхание, не делал в ту пору «философских перекуров и остановок» для бесед о жизни, прерывая не законченный акт по два- три раза подряд. Я просто мчался во весь опор, на встречу солнцу, в края позолоченных солнцем белых облаков. В края ангелов, у которых соски проступают сквозь их обтягивающие белые майки. У которых белые юбки скрывают их упругие ангельские бедра. Это ангелы, которые будут кусать мой язык, лизать меня и зализывать мои раны, полученные в жестоких боях на Земле.

Я мчался в края упругих грудей, совершенных женских фигур и ожидающих, манящих, статичных бедер. В края ангельских стонов. Я неистово мчался прямо во врата Эдема на своей бешеной крылатой колеснице, на встречу солнцу и белым облакам, солнце начало слепить меня своими яркими лучами. Я видел Творца. Я разговаривал с ним…

Я изменил Вике все лицо и попал в глаза, отчего один ее глаз стал потом красным.

Сейчас я уже знаю в каком отделении рюкзака у меня ключи от квартиры и мне не приходится для этого открывать все отделения рюкзака, и выставлять все его содержимое на ступеньки, даже если я целуюсь с незнакомой девушкой в лифте. О моя юность! О моя свежесть!

Вика уже помыла глаза в ванной. Она смотрела какую то передачу по телевизору в соседней комнате и говорила по телефону со своей подружкой. Я лежал на кровати, раздетый, обессиленный и смотрел в окно около получаса на зеленые листья деревьев, слушал пение птиц, думал о своей прожитой жизни, о прочитанных мною книгах, о Ницше и Гюго.

«Встань и иди!»-услышал вновь я глас Творца. «Встань и иди!»…

Потом мы с Викой ездили ко мне на дачу, гуляли по ночному городу, ходили в Драматический театр, кино, ходили в городской парк аттракционов. Мы катались там на колесе обозрения, башне свободного падения. Били по груше, которая измеряет силу удара.

Ездили на городской пляж, купались, загорали, катались на водном мотоцикле вдвоем, на моторной лодке, ели дыни и арбузы, ходили в рестораны…

До сих пор то летнее, незабвенное, морское любовное пламя греет мое остывшее петербургское сердце, когда я стою с кружкой чая и смотрю в окно на прохожих в бизнес- центре на одной из линий Васильевского острова…

Я прощаюсь с моей молодостью. Мне уже тридцать один.

Часть

«Я гулял ночью по парку. Светили фонари, выхватывая из темноты ели, каштаны и растрескавшийся асфальт.

«Я вас подвёл…» — вспоминал он слова деда. Отравленное лезвие смерти вновь касалось его своим клинком.

Слова рождались в памяти так же, как свет выхватывал деревья. Я сел на скамейку на краю парка. Было тихо. Я потерял трех родственников и теперь четвертый был смертельно болен. Я вспоминал утреннюю рыбалку. Огромное море сине-зелёного цвета, корабли на горизонте маленькими фигурками, голубое безмятежное небо с редкими облаками, белый песок, снасти, ведро с рыбой, лодка, морские рассказы про дельфинов.

Однажды мы с дедом попали под дождь во время рыбалки и пришли мокрые, но с полным уловом, радостные.

В другой раз мы вышли на рыбалку очень рано, отплыли далеко от берега и огромное солнце вставало над морем, освещая всё вокруг — берега, песчаные насыпи. Светило заливало всё ярким светом, даруя жизнь всему. Всему тому, что рано или поздно жизнь потеряет.

Я вспоминал вишни в саду, крики ласточек в высоте бесконечного голубого неба, рассказы деда. Вспоминал российские леса рядом с деревней. Как мы ходили за грибами, фотографировались в траве. Берёзы, травы, лесные болота. Потом как мы шли домой по пыльной дороге мимо озера. Слёзы рождались в моих глазах. Я пришёл домой.

«Моя жизнь не напрасно прожита. Если бы вернуть время назад, с помощью машины времени, в мою молодость, то я прожил бы ее так же. Счастливого тебе жизненного плавания, попутного тебе ветра, расправь крылья, найди свое место в жизни»

— звучали в голове слова деда. Я пришел домой. На стене висела картина. Корабль, отправляющийся в оранжевую даль заката. Я вышел на балкон и долго смотрел в ночную тишь»

«музыка из к.ф. "17 мгновений весны"

М. Таривердиев -Двое в кафе

1.

В небе кричат журавли,

Ветер в лицо с этим криком,

Бьётся надежда в груди,

Друг мой далёкий, любимый.

Жизнь, как чудесная птица,

Ты говорил мне всегда:

Крылья в миру обрети,

Смело иди до конца…

Что же, пусть сердце летает,

Ветер пусть в листьях шумит,

После земных испытаний

Время и вёсен земных…

2.

Я плачу здесь, когда горит звезда,

Когда сквозь ветви виден сумрак поднебесный,

Когда раскинул крону дикий вяз,

И прошлое мятежно бьётся,

И город этот южный, безмятежный

Со мною говорит.

Я не был долго здесь.

Но здесь растут всё так же

Три дерева…

Три дерева стоят среди листвы

Мне ясень молвил: «о жизни не жалей,

Чтоб то что прожил не было постыло»

Второе молвило: «Вместо меня, мой сынку — ты»

Молчало третье одиноко…

Когда нибудь и я уйду…

Со мною ветер будет говорить,

И будет дождь холодный литься.

Застыла на глазах слеза -

От прошлого? От горя?

Я не знал. И только яркая

Взошедшая звезда всё знала,

И на все вопросы — светила в небе светом ярким,

Чтобы надежда в сердце не стихала.»

Глава 3 Стихи моего приятеля.

https://www.youtube.com/watch?v=oHejFT9Fn8k

ссылка на мою песню.

1.

Я одел на тебя ожерелье

Среди северной ночи и звёзд,

Среди мрака пустынных дворцов,

И смотрело на нас провиденье…

Поцелуй… И костер затрещал!…

И сильнее забилося сердце!

Я одел на тебя ожерелье,

А потом среди звёзд я гулял…

Я бродил вдоль каналов… И в небе

Надо мной загорелась луна…

Летний сад её свету внимал,

И душа моя вслед загорелась!…

Я смотрел на неё, ей не веря,

И сверкало ее ожерелье!…

2.

Предо мною мантия рассказа,

Предо мною белое окно,

Меня ночь — красавица призвала

Разделить с ней время под луной.

Отдала мне золото светила,

Подарила пение сверчка,

А в награду — сердце попросила,

Попросила северный пожар…

Но её не сбудутся желанья,

Моё сердце — солнца редкий луч,

И лежит оно под окнами красавиц,

Грея лапы каменному льву…

Там чугун гранитных побережий,

Там Нева уносит белый лёд,

Моё сердце северу внимает

Среди старых мраморных дворцов…

Возле Летних царственных ворот

Моё сердце северу поёт…

3

Черный ангел.

Лежали мёртвые тела.

Людей волокли на улицу.

Всё прокурено, серый дым.

Бешеный танец этих людей

У них нету правил,у них нет преград,

Они любить и жить не боятся.

Я вышел из бездны — я танцевал,

И мой взгляд на неё нарвался…

Зелёные волосы, тело богини –

Лет двадцать ей на вид.

В этом аду на перекрёстке жизни

Я готов рыдать о ней навзрыд.

Всюду прокурено, чёрный дым,

Я молился ей и я стал другим…

Рваные колготки, на руке шипы –

Я смотрел на неё, не смея слов произнести.

Это мой Бог, я до слёз я до слёз

ей молился,

Я вышел на улицу, был мороз,

Я поехал на Думскую,

чтобы забыться.

В этом аду на перекрестке моей жизни,

Я готов рыдать о ней навзрыд.

В этом аду на перекрестке моей жизни.

Я готов рыдать о ней навзрыд.

Господи, в небе чистый снег,

Над губою пирсинг…

В голосе в этом, во взмахе ресниц –

Благословенье для избранных.

После таинств, после причастий

Я с другом пил и танцевал,

Целовался потом с какой то девицей,

А потом снова ветер мне шептал…

Я не мог заснуть, я видел колготки,

Я видел вселенной вечный нерв,

И танец её красивый и дерзкий

Равен танцам тысячи стерв.

Цепи, верёвки, ад, «Сенекос».

Дай же боже моей иконе

Тысячи тысяч счастливых роз.

Чтоб лились мои только слёзы…

4.

Девушка — сердце Питера…

С глазами ангела…

Расскажет сказку мне.

И всё что знаю я

Во мне рассыпется,

И на колени встав,

Спою я песню ей.

Спою я песню ей,

Как долго ждал её

И как искал её

В тумане серых дней…

И всё, что знаю я

Во мне рассыпется

И поцелуй её покажет Бога мне…

5.

https://www.youtube.com/watch?v=iLaHaoMFaMc

ссылка на мою песню

Художник тебя рисовал

У Зимнего храма — дворца.

Запутались в чёрных глазах

Улыбка моя и весна…

Любил я на грешной земле!

Любил и не раз умирал…

В больших твоих чёрных глазах

Прошла моих песен весна…

Возьми ту картину сырую

И в поле весеннем сожги!

Мы ждем теперь песню иную,

И лето у нас впереди!

Картина горит, воздымая

Полуденный жар в небеса!…

Прощай, молодая улыбка,

Прощай, моих песен весна!

6.

(Scriabin 24 Preludes Op.11 — No.22 in G minor)

I

Меня горькой волною накрыло

Просочилась мне в душу тьма…

И осколок души разбитой

У кровати тяжёлой стоял…

II

Колонны облиты водою,

Гуляешь средь парка одна

И плещет фонтан — солнце,

И бьётся о берег волна…

Нептун с поднятым трезубцем

И лошади в мокром фонтане…

Мне в белую чистую душу

Всочился вселенной мрак…

III

Но ты явилась пред мною

И губы мои целовала

И месяц горел золотой

В твоих волшебных глазах

Взяла ты за руку меня…

Как ты прекрасна и чудна

С тобой не страшно жить,

С тобой не страшно умирать…

Взяла ты за руку меня…

И вижу я- морской коралл,

И красных рыб подводная река

И светится в воде моя душа…

IV

Мы выйдем на жёлтый песок

Из волос ты выжмешь всю пену

По берегу длинной косой

За нами потянутся гребни

Жемчужных смолкающих волн,

Следы за тобой разольются,

За спящей прибрежной стеной

Услышу я дикие джунгли…

V

Услышу крики диких птиц,

Кружащих над землёй небесною короной…

И красный ибис закричит

И взмахивая крыльями, неся закат

Пронзая чащи красным солнцем…

Сквозь чащи будем мы идти

И будут влажные пары

Стоять над зеленью земного рая

И ты расскажешь мне

Покуда не пришли

Мы к берегам речным,

Как здесь творились чудеса

VI

И как с небес сошла звезда

И ягуара жёлтые глаза

В реке вечерней загорались

И ночь- как вышла из разбитого плода,

Оковы сняв и тьмой питая мир,

Тобой из сумрака поднятая душа

На небе заблестит…

VII

И засияет яркая звезда,

Костёр зажжётся и погаснут небеса

И хворост звонко затрещит

И ночь над пламенем поднимется тогда…

7.

(Prelude in A major, Op. 28 No. 7 CHOPIN)

Гроза нашла, гроза печали,

Но в этот вечер буду ждать,

Когда придешь ты не печалясь,

Меня ты будешь целовать.

Ты приведешь с собою солнце,

И я забуду про печаль,

С тобою мы так много знали,

С тобой мне умирать не жаль.

8.

Льёт воду фонтан холодный,

Течёт она с мраморных чаш,

И брызгами, песней свободной

Уносит куда-то нас…

Несёт монах свои чётки,

Плетёт свою вязь виноград,

И падает медленно, тихо

С уснувшей березы листва.

Там, где таится шиповник,

Время уносит вода.

Масштаб всех вещей в природе

Сегодня узнаешь сполна.

Еловая ветвь покосилась,

Сирень жарким днём сожжена,

И мраморный белый дельфин

Несётся в чужие моря.

Приходит осенняя доля,

К нам в сердце стучит печаль,

Льёт воду фонтан холодный,

Покуда не вышла зима.

Замёрзнет наша любовь,

Застынет как наша слеза.

Холодный фонтан над рекой,

Где плёл свою нить виноград.

Сегодня с тобой мы простились,

Сегодня бросала рука

Сокровища прожитой жизни

Монетами в белый фонтан.

9.

Этим вечером солнце не жжёт

И под небом, что жаждет ночи,

Я молюсь и прошу любовь,

И душа моя плачет безмолвно.

В тебе, в тебе одной,

Я вижу море и чаек крик,

И берег жёлтый безмятежный,

И предо мной бежит родник,

И лишь одна ты в жизни светишь…

Ты принесешь ко мне покой,

Как волны нам покой приносят.

В тебе — спасенье от тревог,

От жизни чёрной и жестокой.

10.

Осталась на столе

размытая тетрадь

Того, что было здесь,

того, что было с нами…

Тебя уж рядом нет…

И я другой уже,

А на столе лежит

размытая тетрадка…

Что было…-

Не сбылось…

И сны не стали явью…

Под небом голубым

остался только дождь!

И на столе лежит размытая тетрадка…

Из мокрого окна

всё так же виден склон,

И ветви за окном о рае причитают,

Тебя уж рядом нет…

И я уже иной…

И парус мой тяжёлый

иные ветры манят…

11.

Вечернее небо, церковь моя,

Что же ты смотришь так тяжко и нежно?

Или не видишь удел мой земля,

Или ты хочешь печалью одеться?…

Что же, возьми, печали моей,

Хватит тебе от края до края,

В этой одежде горестных бед

Тяжко ходить мне, о рае мечтая…

Только меня ты к себе не мани -

Здесь, на земле, всё иное, всё падшее…

Долго ещё по земле мне бродить.

Душу не рви, мне и так ведь не сладко…

Ризы мои будут плечи теснить -

Я же тоскую о боге всечасно,

Я же тоскую о светлой любви,

Что же тебе, скажи мне, печалиться?

Ты же живёшь светло и радостно;

Ты же Творца греешься пламенем;

Ты же играешь с облаком радужным -

Я же — один …

Рядом лишь ангел…

Слепит меня Его солнце великое,

Мучают душу звёзды забытые -

Я всё бреду…

Со мною мой ангел…

Там, на краю, ждёт нас Создатель!

Ангел поёт мне песни печальные;

Он мне сказания ведает давние;

Он говорит мне про милость Спасителя,

Хвороста кипы бросая в костры.

Долго идти по свету мы будем ли?

Пыльных дорог на пути будет много ли?

Крест свой несём и о рае мы грезим…

Зло и добро следами измерим…

Время бежит, плещутся волны

Грешной земли стелются годы…

12.

Ты сидишь одна,

ты смотришь в окно,

Усталость маня белым снегом.

Я возьму свирель

и позову любовь,

Чтобы наши сердца

загорелись!

Пир жизни зовет нас, ликуя!

Счастливою будь

и печаль

Гони красотой поцелуя,

Сжигая густые снега!

Пир жизни зовет нас, ликуя!

И нужно счастливыми быть!

Чтоб, губы любимых целуя,

Все раны на сердце лечить!

13

Ты была со мной до зари,

А потом словно звёзды ушла,

Оставляя на сердце следы

Среди солнца чудесного дня…

Ты любовь, словно листьев ковёр,

Мне оставила в комнате вслед,

За тобою провёл я рукой -

И листва шелохнулась в ответ…

За окном колыхались цветы,

И полуденный жар отходил.

Мы умрём с тобою в те дни,

Когда птицы разбудят огни…

Но любовь мы оставим дышать…

Нас не будет с тобою тогда,

И она нашим дням вопреки

Будет жить, где вздымалась листва!…

Ты прижалась к прохладным губам,

Добавляя средь ночи огня!…

Под лучами вечерней звезды

До утра я тебя целовал…

14

Я не видел солнца много дней…

А потом оно роскошное взошло.

Залило; деревья и людей,

И веселье павшее зажгло…

В наших душах на ветрах разлуки

Колыхались грусти колоски!

Золотое солнце моей муки!

Ты прольёшься тихо на цветы…

Расскажи мне, солнце, о забавах,

Расскажи, как стелется туман,

О далёких тёмнооких странах,

Где из вод рождается заря,

Где фламинго розовый летает,

Где из гор выходит серый пар,

Где сказанья старые читает

Житель рек, восставший ото сна.

И отдай мне, солнце, все надежды!

Все надежды, что мой рок забрал;

Белых песен ласковый подснежник

Пусть родится из печальных глаз…»

© Copyright: Антон Пономарев, 2021

Свидетельство о публикации №221032200612


Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File