3 версия «домашняя». Бунтарка. Жрица. Иеродула и ее домик.

Azariy Gorchakov
10:19, 23 марта 2020
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию
Image

3 версия «домашняя». Бунтарка. Жрица. Иеродула и ее домик.

Только раз бывает в жизни встреча,
Только раз судьбою рвётся нить,
Только раз в холодный серый вечер
Мне так хочется любить.

(П. Герман).

«Танагрянки» (глино-дивы) в ино-мире. Эллинские шедевры, на полках музеев. Мальчики- зайчики девочки -снежинки, юноши «куроссы», девицы «корры». Греческая штамповка во все концы империи.

Старое кино и ГЛИНО-дивы. Беотийские ночи, Тангриня-ночки. Рассказывая греческой о скульптуре, конечно хочется призывать «её не смотреть»! Мы привыкли к этим гигантским большим статуям, к всемогущим витринным проектам, рекламным лицам той эпохи. «Черно белые», это от пыли, от налета нашего не внимания. Ах -да, отбитые носы и руки, да они хоть и поруганные, но сияющие, великолепные! Но они, не то что есть, и не то что было. Не то что нужно. А были «танагрянки», что то настолько легкое и живое, что даже странно что это вообще материал, материальное, что это окаменевшая глина. Это скорее мультипликация, куклы-герои с какого то «игривого проекта». Эта та античность которая танцует, аплодирует смеется над нами -неучами.

Чему мы можем научить этих создателей, людей ли? Да разве люди умели когда нибудь останавливать время. Нам тоже такое не под силу! Эти Стату-эточки конечно поздние, эллинского периода, но подобное не возникает на пустом месте. В них есть что то совсем древнее, еще этрусское. Хотите архаичной Греции смотрите вазы, они не хуже. Все, даже «в осколках» там все пляшет и бежит! Мрамор это пафос, и грузные постаменты, холодная мысль, деланности. Но были и чувства, и полет мечты, бег куда то в эфемерную даль, прямо к нам в будущее скольжения.

Тангро, танцы. Малютки, а в них столько настроения -глыбы, камнепад! Девушки замотанные в ткань, но вдруг понимаешь что это все «куколки», это скульптура с практически отсутствующим «человеческим телом», никакой «ассоциированной» обнажении. «Куколки», коконы которые вот вот должны стать бабочками и улететь, вспорхнуть танцуя! Крошки! Не распахнутые одежды, не распахнутые страницы античности. Вдохновенная человеком красота, женская красота, такая вроде бы сейчас доступная, но понимаешь что все еще дефицитная. Не общедоступная как и глина под ногами, которую так легко спутать с чем то другим. Тело, когда это все же не грязь, не мразь, а податливый, благодатливый материал. Глина заполненная влюбленностью, и пониманием. Статуэтки, безделушки, мелочь, но для меня это ценнее бронзы и мраморной крошки. Хочется через эти грации распахнуть ваши двери в античность, или в наш ледяной Эрмитаж. На худой конец. О концах. Надо еще поискать.

Как каким образом, что за структура что за типажи? Чему прислуживают эти плясуньи. Мальчики зайчики девочки снежинки, Юноши куроссы, девицы корры.

Всего лишь глина, и эти корры- земляные феи. Почему они прекрасные и так повсеместно удались, по всей ойкумене! Почему нет неудачных, «спорных» образчиков. Где ученичество? Не могу что то отбраковать, отстранить, из этих «архетипов». Вычленить — сказав «не доработано», «надо еще поискать».

Да здесь нет ученичества, поисков, тут работа корифеев, тут все уже отобрано и отделано. Сначала греческий мастер делал статуэтку, искал, ваял. Делал мастер, с которого делалась «патрица» или так называемый немного упрощенный архетип. Патрица, обжигалась и уже с неё уже делалось матрица. Когда матрицы изнашивались, «сувенир» можно было возобновить использовав образцовою «патрицу». Или можно было взять даже статуэтку из предшествующего тиража. Но преимущества патрицы в том что это просто скульптурная основа, ось, для дальнейшей работы мастера. В итоге результат, это не фаянс, это не штамповка, так нам знакомая. Архетип, это ноты по которым можно наконец то свободно импровизировать, «кружить» с опорой на «стойкую» тему. Не потерять сути, заняться деталями, мелочами. И о чудо! Эта с трудом «бабочки», балансирующая ножка не падает, не скользит. Скульптура была доработанная статуэтка, она жила в руках разных ремесленников, видоизменялась, появлялись модификации, создавалась улучшенное Новое поколение статуэток. Подчеркну что это ремесленное изделие сувенирка, ушедшая в тираж! Путешествие в той- дизайн. При этом всегда можно было прекратить поиски и вернуться к изначальному варианту, пойти в иную сторону.

Еще раз вместе с танцовщицами (глино-дивами) в ино-мире, и не заблудиться, не потерять память от приключений в искусстве кройки глины и шитья сакрального. Да это те самые вакханки, спутники, поглощенного титанами и воскресшего бога. Как это символично, хрупкие тонкостенные статуэтки, и оказавшиеся такими хрупкими стены подземного «хрустнувшего» Аида. Чудо, распавшиеся на фрагменты тело бога, вновь обрело движение, и целостность. Танец, вечного возрождения, вечного возвращения. У греков смерть это «не скелеты», не изнеможенное и страшное- отвращающее, смерть там это красота, это что то знакомое, превращающее!

Эти фигурки «корона» греческого стиля. Называют их Корона пластика. Глазурь, роспись. Гении создавали исходники. И дальше они «как слухи» расползались по знаемому миру. Их собирали варвары, их увозили паломники или гончары. Формы, для этих чудесных оттисков тоже импортировались. Поэтому такие «безделицы» можно было изготавливать в любом месте, была бы глина, и шлепали шедевры по «лицензированным» матрицам. Подобные формы были очень распространены, и создавались в разных мастерских Аттики. Лицевую и оборотную сторону фигурок штамповали отдельно, а потом соединяли, скрывая, «зализывая» швы. Поэтому внутри эти фигурки полые, и от этого они получались довольно легкие. (Пересылка, перевозка, доступней) Чтобы фигурки не трескались при обжиге, в них оставляли отверстия. Это обычно квадратный вырез «в спине». Что выглядит как загадочные даро -вместилище, кажется что туда можно что-то «заветное» положить. Возможно что так оно и было, было наполнение, потому что эти танцы в пластике, немые и «шумные» сопровождали в загробье душу. Возможно из–за этих врезок, иногда выглядят эти фигурки как-то очень вотивно — ритуально. Иногда фигурки настолько сложны по конструкции, и что для них использовалась несколько матриц одновременно.

10-30 см. штампа! Но скажу чтобы вы не плевались. Все фигурки разные, хотя они и они воспроизводимы, но это не поточные «кунштюки». Все тут авторское, потому что после формовки " менады плясуньи" вручную долепливались, возникали новые детали, а потом скульптуры расписывались, доводились. Возникали вариации, локоны, разные ленточки, листочки-веночки, складочки. Эти магические фигурки укладывались захоронения.

Уклады. Хрупкости среди костей. Легкомысленными куклами входили в скорбный «взрослый мир» коры. Может быть это менады посвящённые Дионису которые могли пересекать границу, с песней, и в танце посещать царство Аида. Чудо воскрешения, прислуживания, прислушивания. Они появились, из разграбленных некрополей. Всплыли из темных глубин искусства. Чтобы зрить нам свое искусство танца. И вот эти жрицы вакханки действительно пересекли этот царство небытия, и мы их увидели.

«Звезды русского балета». Не знаю приятно ли видеть среди расхитителей гробниц русскую фамилию, но тем не менее что-то было расхищено и для Эрмитажа. На север увезено нашим графом, соотечественником, воскресителем преоткрывателем.

Пелена спала. Эти девушки словно запутались в гемантий, они замерли в паутине вечности. Остановленная скорость! Художники которые занимались «паянием из глины ", извлекали из сюжета все возможные вариации, эти ваятели назывались коро-пласты. Тело спрятанные под материей. Сокрытое! И только руки лицо и щиколотки. Скульптуры обычно "потеют "В поисках особого жеста, движения. Здесь эта задача не стоит, просто здесь всё и так двигается. Абсолютно непонятно С какой стороны на этих танцовщиц смотреть. Мантия! У них нет "тыла», зада и переда, их не возможно прислонить к стене, вокруг них надо кружится, или вернее вместе с танцевать ними. У них нет «спины» они все какие-то закрученные, они все словно они пружина. Это просто цветы! Вихрь и этот плащ , эти ленточки, лепесточки. Чувственно, фривольно и так целомудренно. При этом иногда эти девушки даже закрывают лица. В этом есть и какая-то скромность и какая-то живехонькая архаика, и она соблазняет! Пленяет эта легкость усвоения Дионисийских тайн. Пошлость «наглого» ресторанного саксофона, раскрепощеность отдыха- протанцевать через мнимость вечности. Легкость опьянения, как легкость бытия, хрупкие, «все через жест» девы. Это кстати, это тоже греки придумали, разговор через жесты рук, немые фразы, через позу, потом с походами Александра, это уже было экспотрирвано в Индию.

Звон. Тайна покрова, обливной гемантий, образ волшебницы совершает оборот. Ключ, целая связка этих ключей к древним мистериям, совершенно поглощает, и этот танец, ритм, совершенно поглощает живое существо. Фигурки из расстановок для домашних подиумов, алтарей, все эти жемчужины выковырянные из «раковин» гробниц. Скользящие между мирами! Всё это жрицы причастные к какому-то таинственному миру, зоне перехода из вечности в увековеченную в материи жизнь.

Двойники. В этом мире есть «полнокровие могилы», и призраки вдруг становится живым. Так тень иногда выглядит реалистичный человека, ее обладателя. В ней есть контрасты, в ней есть чёткость идеи, максимальная выразительность силы движения. Статуя, или поэзия, в этом всём есть найденость оболочки, обретения формы, верное вложение мысли. Оттого Жесты так доходчивы. Все по правде, когда человек вдруг становится явным, явленным как символ, как пятно тушью сделанное на вазе. Да, действительно эти девушки больше похоже на какие-то буквы загадочного алфавита. Длинношеие, так длинно дошедшие до нас знаки. Девы в условностях письма, их можно читать как иногда можно читать родинки на коже. Мягкий и плавный силуэт, струящиеся струящееся движения рук. Музыкальные ритмы, которые все словно ноты записаны на этих складках. Все эти одежды когда-то были расписаны, покрыты орнаментом, кое-где на них сохранились куски краски, и обмазки. Что это эталоны женской красоты, тоже самое что было потом в парижских модных журналах?

Римские копии с греческого оригинала! А где этот оригинал! Скульптура из мрамора это искусство обработки поверхности, когда все как кожа, светиться и еще жилки дребезжат, и еще локоны прорезаны. А тут, терра инкогнито, терракота, тут грубо, но зажигательно, тут все высекает! Тут не гладенько тут цепляет. Терра -Магнето.

Мы научились худо бедно анатомии, умеем «раздевать» женщину, делать правильно «со знанием мышц» постановку. Как работали наши величайшие скульпторы? Да лепили сначала голое тело, а потом обертывали смоченными в гипсе тканями и накладывали «драпировки», «расправляли» их поверх статуи получалось красиво. Танго! Но где Роден и где эти без известные коропласты. Низина и Олимп. Тут нет обложенного тряпками скелета, корпуса, лепки, построения, формы, тут жизнь. Она неуловима вертлява изломанна и от того бессмертна, никто не знает секрет вечности. Это не технологи, это любовь. Танагрянки, наверное больше этого заслуживали, пленяющие и совершенно не похожие на других гречанок. Старые авторы писали что «областные» тангарочки для скульпторов моделями служили, потому что они по всей Греции именно девы из этих мест славились изяществом. «Походкой, ритмом, фигурой». Особая стать, грация в движениях и даже Их голоса с восторгом описывал путешествующий по Греции Гераклит. Грация -Греция!

Танагра. Терракотовый мир. о пирокластической пластике, (в темпоральном срезе, то есть сколе). Извлечь их как ноты; глиняных из глины, обожженных из не обожженного, пламенных их холодного. На солнце, и протанцевать вместе с ними, оживить это воспоминание! Привить античность, встать, расправиться, занять точно такие же позы. Нить времени, танцевали «ритуально» перекручивая пояса с талий друг друга как «катушки» накручивали на себя нити истории. Оборачивались в складки хитонов, плащей. Да они разыгрывали мистерии. В том числе через такни, через непрерывность музыки. Не все статуэтки, танцовщицы там есть сидящие певицы, и музыканты аккомпаниаторы и девушки с флейтой, и с Лирой, или даже с очень интересным музыкальным инструментом, глиняным музыкальным волчком в котором насыпан горох. Были также в их руках очень странные, сейчас неиспользуемые инструменты больше похожие на мухобойку, или плетку.

«Метаморфозы, Овидили-б»! красные ленты Элевсина.

Древние верили что Смерть это что-то похожее на сон. Но сны так мимолетны, их так трудно запомнить, а повторить «опыт» почти невозможно, и древние нашли нечто более похожее на смерть, и кажется не такое опасное для «здоровья» нашли нечто даже приятное, древние нашли вино. Опьянение, состояние позволяющий пережить смерть почти без последствий их вдохновляло. Зерно сгнивает и превращается в колос. Виноград сгнивает и превращается в вино. Таинственный Союз пирога и кубка.

Пленительное рядом. Калатискас, танец с плетеными корзинами на голове. Мало станцевать, надо ещё не уронить, удержать равновесие. Чтобы не упали, и не расплескалось. Это та самая заветная корзина с дарами, что и на статуях Деметры, а потом на статуях Сераписа. Корзина что может обернуться в ящик Пандоры, если уронить ее, открыть не вовремя. Корзинка в которой змееподобный зародишь, будущий бог. Этот танец был составной частью элевсинских таинств, посвящённых подземным путешествиям, и разным змеиным тропинкам бытия. Это не просто индивидуальная шаманская пляска, это ансамбль, окружение, шествие. Пластика это разыгранная «комедия» похищение Девы богом. Обманы, иллюзии, отвлечение на неглавное, смех за спиной, угрозы, и слезы в рукава, загадки. Где сыскать концы, чтобы связать их в «пояс».

Если прятаться по настоящему, то там где потемней! Очень интересно, что влюбленный Зевс часто принимает обличие других божеств, его бык это воплощенный Нептун, его прыгучий сатир это Дионис, его солнечный луч, это Сол. Возможно тайны мистерии лишь в правленом узнавании действующих лиц. Мистерии распознавания масок и ленточек на рукавах, у греков все было точно так же как в современных армиях. Люди в белом камуфляже и эти ленточки. Скрывающиеся боги? Но зачем прятаться? Люди и так не видит богов, всегда так было! Но скрываться надо, Афина помогающая Персею прячется от Афродиты. Гермес тоже прячется, от всех своих! Загадка Элевсина, когда никто ничего не видел, и не понимает. Как у Пушкина, не ветер не луна не в курсе «земных дел». Таинство. Разгадка следствия которое проводит, провидящая Диметра, в том что «главный злодей Плутон», парень который совсем не виноват. Следствие с понятыми, которые тут наивное в своей грубой честности человечество. Плутос добр, богат и слеп, от него не убудет. Не убудет, даже если он, так же как он обычно берет все богатства и дары с поверхности возьмет и чью то с «поверхности вину». Это не вина, как проклятье бедного Кадма, это вина призвание, достойно завершать, забывать, закрывать страницу. Брать под крыло, наполнять кубок заново- Жить. Вина есть, но она того кто сорвал цветок на поляне, (всего лишь, «Аленький цветочек», в точ- точ как в знакомой сказке), и это нестрашно. Но как же безутешная мать! Танагра. Калатискас жриц. Танцы дев с «корзинами на голове», танцы равновесия на грани жизни и смерти. Просто болит, и кружиться, непринуждённость погруженная в изящество верчения судьбы. Грация медведицы или кошки, животное. Так странно в тот момент человечество прошло по грани. Через игольное ушко Боабы, через смех идеота. Вот теперь эти граненые складками плясуньи. Это всё те самые девушки с саркофагов которые покинули «Монолит» и превратились в маленькие надтреснутые статуэтки. Внуки Пенфея, внука Кадма. Не позволим женщинам править нами. Спрячем красоту в недра музеев. Их рост начинается от 5 см и заканчивается 30 см. Служение Дионису и танцы. Расплескаться вино, распускается складка, прядь из–под ленточки упадет, ниспадет рукав мантии.

Немногие вернувшиеся, как красная земная кровь возвращается в виноградные вены, поступает в лозы, в гроздьях собирается белыми слезами. Дионис, говорящий притчами, странную историю рассказал и показал разбойникам которые привязали его к столбу. От страха, поросли чешуей и превратились в морских змей дельфиниев. Это почти Прок Захария его медведицы и дети.

Не надо в ритуальных найденных жестах, искать формулы. Тут ритмы, пляса, звенящие «кроталы», это что-то вроде кастаньет, похожих на сковородки. Танцовщица извивается, накручивается на какую-то ось, и это ось вдруг Оказывается гончарным кругом. Это Вихрь, ось мира, и на ней девушка пытается удержать равновесие. Стучит ножками, перебирает пальцами, стучит зубами. Этих прекрасных девушек называли кронопластикой выходили «Пленительные шедевры».

Не знаю с чем это можно сравнить, эту пластику если например поставить рядом, немецкий фарфор, английское что то, нет? В Китае в гробнице Шихуанди, где все еще извлекают раскапывают армию терракот. «В армии» нашли три подобных статуэтки, статуэтки танцовщиц, и там есть какие-то сидячие музыканты. И кстати есть у искусствоведов идеи о сильном греческом влиянии, на этот восток. Да и у японцев несколько нецке пожалуй будет, нехуже. Но это все не то. Греция, пытаюсь вдохновлено, ее открывать, перекопанные страницы, и все же хочется как-то раскрыть глаза на этот мир. И ведь я о понятном, уж в женской Коро- красоте все разбираются, бьеюти фешн! Да тема такая «конкурентная» все время человечество «рядом» где то кружиться с хорошенькими красотками. Любуется!

От мелкой красоты кукол, к большей красоте не кукольных сюжетов.

Эргономичекская оргиастика парнасских фиад, лидийских басардинок и киферонских мималлонак. Одним словом менадки, это по гречески («безумствующие»). Дамы занятые человекоубийственным служением.

Башни разрушаются и превращаются в горы, повезет археологам если у башен окажутся обширные подземелья, но часто обширные погреба рушатся под тяжестью сломанных стен.

«Дворец». Да, в этой истории место вполне может быть центральным «героем»; золотой дворец, клетка «из какой то там кости». Дом. Родительская опека, принцесса и баловство, а героине хочется настоящей жизни! Чтобы горошины катались не под перинами, чтобы кататься по перилам! Героиня что то чувствует, ищет своей судьбы, срасти. Она устала под «париком», боится острых наглаженных алебастровых складок. И принц это конечно здорово, но все равно не то. А то это, таинственное и волшебное? Этикет. Греки придумали драпировки, складки, вернее искусство их носить. Английские денди изобрели для этого крахмал, чтобы из «бантик» сидел идеально. А тут не единым бантиком надо, тут огромный хитон, он весь из складок, и их тоже фиксировали, и сохраняли, гладили, «гипсовали». Тяжело брести под бременем красоты, а еще убранство прочески? Бегство. И происходит «волшебство». Свобода, и вакханты, вернее Бременскеи музыканты.

Вавилонская башня, и ее «пленница».

Сюжет скитаний, оставленная столица, брошенный дворец, или распахнутая клетка.

«Твоя весна». Главное действующее лицо тут девушка. Эта история может быть трактована как ее Шаманское приключение, Вознесение на небо, путешествие в иномирье. Нежданное авантюрное действо. Обретенное знание. Странное знакомство. Погостила в небесном дворца, а потом оказалось что там остались «новые» друзья, и даже родня! И вот оттуда, в минуту опасности и нужды прибывают небесные «не рожденные», забытые сыновья.

Обычная жизнь, Всё как у людей, стандартные фото, это свадьба, это дети, а вот и вся семья. Но потом оказывается, что жизнь может быть и совсем другой. Происходит встреча, та самая! «Незыблемые Узы» словно фотографии могут порваться. Происходит «то самое», встреча, это не семья «попытка номер два», это даже не призвание. Это просто знакомство с другой реальностью, с другим миром. Ради такого женщина бросает и семью и работу, удаляется вослед за пророком. Так все таинственно. Но оказывается, что героиня не готова для новой религиозной жизни, и ей надо пройти эти долгие ритуалы очищения. Ей нужно подготовиться. Кстати античный мир любил татуировки. В греческом обществе это было распространенное явление. В Риме это стало чем то вроде можно обязанности, например среди чиновников и должностных лиц. Чтобы сразу видно было кто и почем брал должность. В Греции тату это был атрибут жреческого сословья. Технический тоже всё ещё совершенствовалось, способ нанесения рисунка на тело был странный. Протягивали нитку в «саже»под кожей, и считалось, что через эти стишки происходит набивка цветом, и звуком.

Башня которая существует в этой истории это может быть и символ монастыря, добровольное принятие аскезы. Зона не очень то комфорта зато бронированная и безопасная цитодель. Попытка доля- само истязания, пост, возможность разобраться в полученном мистическом опыте. Послушники, монастырь и игуменья. Очень в этом мнятся«греческие идеи» которые потом даже перешли в средневековье, с его идеалами общежитий. Дополнения к библии в контрой не про какие монастыри разговора нет.

Исток реки старики. Мне на самом деле больше всего меня потрясло когда я перечитывал древних авторов. Вечные составляющие общества, " милые старушки на лавочках", все эти сплетницы пекущие пирожки, и хранящие традиции. Типы которые нам кажутся такими шаблонами и избитыми вещами; это молодые, юные послушники, и старушки которые такие благочестивые которые «крестят» эту молодежь вослед. И вот этот образ бабушки-старушки в платочке со свечкой которая добросердечно вдруг странным образом возникает рядом с культом безумного Диониса. А тут все эти божьи Одуванчики ставящие свечки! Свечки, воскурения как это всё характерно для людей. Милые мелочи, которые нам кажутся ульто модой!

Шрамирование. Героиня на обучении. Нужно было много времени чтобы закончить образование, завершить «рисование узора», заживление ран.

Башня, куда удалилась девушка обретающая духовное знание, что то вроде тату салона или ашрама индусов. Долгие подготовки, пост, изучение служения, перед тем как выйти наружу. Выйти наружу надо было преображенной. Служители Диониса украшали себя татуировкой плюща. Разрисованные плечи. Кстати пресловутые бассарейки, служители лидийского бога Бассарея, украшали свои плечики лисьими шкурами. Лисы пока водятся, а вот экзотических леопардов в Европе видимо эти фиады-менады истребили. До сих пор женщины ценят «леопардовый принт. Передача опыта от старшей жрецы, к младший. Если есть религия, значит должны быть и религиозные центры. И не только работы с "краской с пастой», с паствой, но и работа с потенциальными коллегами. Мистическая клановая башня, это первый аналог космической ракеты. Первая Попытка взлететь в небо, вступить в межпланетное диалог, и как ни странно для космических путешествий этого 2 3 этажного «сарайчика» вполне хватало. Там хранители древних теорем. Мы вспоминаем профессиональных «служительниц» иеродул, и все эти полеты в «любовный космос». Это нам знакомо из материалов русских сказок. Башня-терем. Когда «Иван дурак» разогнался на своём коне горбунке и подскочил прямо до да того самого венца. И его поцеловала дева или в лоб ударила волшебным перстнем, или он сумел снять с ее пальца кольцо, (эротический символизм). В этих историях фигурирует зверьиная странная Тема инициации и посвящения в жречество кто эти люди пленники «своих башен», и у них один путь «вниз», с самой вершины. Иеродулицы девушки навечно завещанные в храмовую собственность, или добровольно несущие это бремя, в том числе и «время красоты». Образ высокой башни с окошком в котором сидит наряженная красавица иеродула, а вокруг прыгают юноши пытаясь «добраться». Скачут, пляша и тренируюсь, ждут момента когда их впустят «внутрь», тогда их впустят в этот дворец. На Крите тоже юноши постоянно тренировались нам остались многочисленные фрески прыжков через рога быка. Рога быка как это тесно связано с оконными наличниками «обрамлениями», ставнями. Человеку невозможно запрыгнуть на такую высоту, но с помощью волшебного зверя, бога, оборотня, «Невозможное становится возможным». Тут ищут избранного как на современных конкурсах талантов. Ну не избранного так самого богатого, за счет этих заработанных девушками денег пополняется храмная казна.

Фратор страха. Боязнь кровосмешения. Есть в культурах определенный человеческий страх «отношений», боязнь «любовной» встречи с родственниками пусть даже и дальними. Китайцы например осуждают брак даже с однофамильцами, (это когда лучше все же подстраховаться). Хочешь жену иди поищи на стороне, это называется экзогамия. Чтобы не закутаться, кто есть кто «тут в Аттике», у греков существовали фратории. «Особые пометки в паспортах», тотемы на щитах, родовые фигурки. (пан или бык например) В том числе эти знаки использовались как «торговые марки» чтобы пометить производимые товары, например вино в амфорах. Каждый клан был под опекой определенного бога, потом все упростилось до былинных героев, потом «опошлилось» и до исторических персонажей. В итоге все свелось к обычным предками, генеалогиям и известной родне.

Бывает «Дуальная экзогамия», в рамках которой формировалась Фила родовая структура греческого общества. Она предполагает разделение людей на взаимо брачующиеся половины. Супруги для брака берутся только из противоположной половины племени, (фратрии). Каждый мужчина одного рода заранее считался состоящим в супружеских отношениях с женщинами другого рода. В общественно-важных делах, свадьбах, похоронах участвуют представители обеих половин племени. Брак между членами одной и той же фратрии запрещается. Родовые филы обычно делились на три фратрии Фила образовывала сообщество со своими жрецами, воинским подразделением (также называемым филой). Во главе этого воинского подразделения стоял филарх. Три филы дорийцев назывались диманы, гиллеи, памфилы. У Афин было десять административных фил, названных в честь общегреческих героев. Например фила царя Эгея,) бросился в море которое названо в его честь) Эгей отец героя Тесея, вторым отцом Которого был бог Нептун. Сразу две силы «действовали» на чрево Трезенской царевны Эфры. Прутья, ветки в связке, символ рода. Волокна дети одной веревки, кланы сплетенные в общество Троя-трос.

Родники, впадающие в реку, — символы семей (домов), составляющих собой народ. Родовые символы клейма, часто связаны были с женщинами, «землями» основательницами породительницкми рода.

филы подразделялись на тритии (город, побережье, горы) и демы. внутрегородские кварталы крупных адменистративных центров.

В монетах есть случаи совпадения во всех деталях символов с теми что увенчивали стелы декретов о проксении, (признании прав, прото- депломатия) иногородних граждан. монетные типы очень часто воспроизводят собою такие «парасимы-украшения»— гербы городских общин, эмблемы эмигрантов и их родных городов. Эти знаки убедительно соседствуют с эмблемами-гербами начальных букв имени города или достаточно характерных эмблематических элементов. Оливковая веточка рядом с совой на афинских тетрадрахмах, помогает опознанию принадлежности монет тому или другому городу.

Покушающиеся на истину. Логографы сделали мифологию скучной суммой сведений «гербовых печатей», а поэты — собранием пустых фантазий. Менандр рассуждал про мифы деля их на «настоящие» и «вымышленные». «Настоящие» это сочинённые в «историческое время», описательные, это когда наивные домыслы и надежды на будущее. Прогнозы, мечты и дела, и фундаменты заданий которые уже «видятся вознесенные под небеса». Мифы «Вымышленные» те что написаны в «настоящие время» и это уже литературная обработка прошлого, «образка кроны дерева», все с позиции произошедших дел, «нам теперь то видней». Такие мифы претендует на ней историзм на какое-то обобщение. Менандр увидел в мифе две составляющие это легендированые, упрощенные героизированные исторические фрагменты и миф как чистая аллегория. Наверное в мифологии можно искать историю, можно искать словообразование, и формирование понятийного аппарата. Плутарх пишет про подобные победные байки. Что у всего есть «поднебесная логика», созданное должно разрушиться. И если какой то умник говорит об этом, то такая «очевидность» обязательно предсказанное сбудется. У любых сложных факторов, обязательно будут момент наложения или простого совпадения. Автор приведет пример пророчества, войны и извержения вулкана при этом событии. Просто так совпало во времена когда «извергаются горы на островах» тоже бывает случаются войны. Объяснительный спасительный Эвгемеризм пытается вернуть мифу увлекательность, и сакральную значимость, создавая художественные станицы, или мистические откровения.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File