«Покровские вороны». телефильм 1982

Azariy Gorchakov
14:37, 23 января 2020
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию
Image

«Покровские вороны». телефильм 1982

Покровские врата. Галерея образов, «девочка с куклой»- тут Обнажённое дитя. Портреты на стенах тут многочисленные гравюры «тягостно погибших несчастливцев».

«Кто ты, зачем и почему?» выхватил в фотошепе эту «скрыт0- Эротоманскую» продукцию из далекого «ссср». — продолжая цитату- " как отсутствие любви». Покровские вороны, налетевшие в эту слободку. Все такое под-мост-ковое, и водевильно. Центр столицы предстает как глубокое провинциальное Подмосковье. Не «аквариум», а клетка. Не орлы- но Орловичи. Бывший работник издательства, бывший школьник. Бывший гравер, бывший конферансье, бывший счастливый человек.

Бедные Птицы «вороньей» слободки. Типы обремененные общежительством и шумным Костиком. Покровские врата Исповедь коммунальной жизни. Портал! Творец, ностальгирует о пятидесятых, «в удобно НАС-тальгичеком» времени восьмидесятых. И мы туда же. Есть автобиографический сценарий, который полностью противоположен хорошему сценарию. Как говорил один проповедник -хорошая проповедь должна слагается из двух компонентов. — «Это отличное начало и замечательный финал». Только, Эти две части надо максимально приблизить друг другу! В Покровских Воротах этого нет, тут отвратительное начало и отвратительно сюрный- финал. А между ними чудо. Но как облезлая «обложка», обертка на корешки, к основному тексту, уродливая увертюра и кода.

Возьмемся за это начало. Казаков с проговором «Андрея Миронова». Какие -то нелепые исторические вставки, на двойном монтаже, «старо-новая Москва», рапиды. И голос «автора» за кадром, и все что так порицают на режиссерских курсах. Москва! Ветхая постройка, на «стихи» Горина. Картина разрушения. Символьная увесистая Гиря, или так называемая строителями «баба». (да баба будет) Начало, Это просто переснятая серия «Ну погоди 1976 ", о разрушении ветхого дома с патефоном который поет на последок -» любимый мой родной".(10 серия) Концовка, тоже нелепо по «Ну погодевски» сделанная (3 серия). Что это за «проверка на дорогах», что за кино-мульт отсылка? — странная «люлька» от мотоцикла которая катится -катиться и не падает. Это практически Босховский «концерт в яйце». Приезд «на», и пролет «над». Первое и последнее. Финал. Почти самоубийственный «Воробьево-горский» мотоциклетный «фанерный прилёт»! Попадание во время! Почти совершенное, словно неваляшка творенье. «Олимпийский мишка!» в нашивке ребенка. Машины, шоколад! И при этом за хрупкой этой скорлупой, подлинная игра во «времена». Такое мощное наполнение. А какая сильная «незадачливая» режиссера. Такое можно и без звука глядеть, и глядеть. Хотя я всегда был так подвязан на этот самый звук, на узнаваемые реплики. -«только без рук». Голоса великих. С этим кино надо тоже «только без рук». Хотя все тут «топотливое», суетное, не ухватываемое.

Абсурдное! В жанре провинциального водевиля с танцевальными номерами, тисканьем. Все тут состоит из Фарса- «Подбинтованного» к подлинной драме, еще глупейшие музыкальные номера, В жанре «Москонцерта». Гайдаевские экивоки! Хотя под этим «гипсом», есть пусть «и не бриллианты», но что то подлинное, еще живое ностальгически болезненно срастающиеся. Вся эта «застаревши юная», Напоённость поэзией -хорошей и не очень. «Был молод- любил я следку!»

-«Перепер на родной язык». Мне всегда казалось, что в этом фильме какие-то невероятные диалоги, которые больше похоже на сборник юмористических цитат из «Смехо-понорамы». Перепирания и Юморески, которые очень хорошо прикладываются к заявленным характерам -архетипам. Но слушая, я забывал смотреть! я забывал «видеть», какие там замечательные режиссерские приемы. Это для меня! Тут приёмы противоположные представлению — «О русском театре-слова». Все эти «пафосные словеса», тут дублированы через действие. Все что происходит на экране,«чистое сурдо». Все иллюстрируется небольшой сценкой, небольшой пантомимой, ПОКАЗОМ. Журналы «Новый Мир». ГЭги прекрасны. Эпохальны эти «зелено-театральные» Куплетности об эпохе. Сонеты бескомпромиссно- счастливо оперируют к некому «злому западу». Весомый, бело- недобиток Велюров С-с убедительностью бездарности. «Демон эстрады», гроза капиталистов, «со зависимый» от грузного автора Соева. Шансонет. Волокита «Шевелюров», все время демонстративно поглаживающий проетую эпохой плешь. И хилый, «Мало -бронный», почти безоружный как слон в по-ссудной лавке Хоботов.

Ну и еще деталей. Есть тут что то купейное, скорое, вагонное, быстрое и не к чему не обязывающее. Типажи, попутчики в ярких красках осени. Дрожь! Тут Если глупость, то беспросветная. Если наивность то всеобъемлющая. Если тирания то беззаветно преданная. Люди обретают пары, подобное тянется к «без»-подобному. У всех терзания, и «архитектурные ломки». Интеллектуальная правильность Маргариты (строй-баба!) Павловны, сходиться с крепкой хозяйственностью Саввы Игнтича, ветерана, который в минуты отчаянья точит ножи (острит когти). Мужественный воин, «знаток фронтов», сильный, но знающий как подчиняться начальству. И Это главный закон власти, которому он следует с трепетом. Он знатный «ножевик», (только не понято, куда он дел орден славы и красной звезды, с фото). У Саввы, так же как и у тетушки на стене незамысловатого жанра личные фото. А у остальных жителей сопровождение, это искусство, «штихельные- гравюры» и картины. История о свободе, в грубых сатирических «мазках». Нечитанная, Печатная наполеоновская шляпа. Переодевания, тени! Медицина. На что то, эта больница все же похожа? Безумные подмостки. Танец на костылях омерзителен! Могильщики отцов Гамлетов. Бело-кафтанные престарелые милиционеры в «Читальне», так похожие на врачей, «дожидающихся своих перетонитов».

Психотипы обывателей, из года в год. — «и прекрасны вы некстати, и умны вы невпопад». Человеко- Типажи это очень сильно, потому что это как раз та область знаний которую можно смело учить наизусть и применять. Это точно с-годится в быту. Но сомневаюсь что в «современном коммунальном» быту пригодятся все эти " цитаты", слишком уж они для горожан нафталиновые. Или наоборот они слишком банальные и свойственные нынешней отживающей НАВЕК интеллигенции. Архетипы, извечности! Поискать нарцисса Велюрова (господина в лиловом) в нынешней толпе все- же стоит. Есть неврастеничная халера-Маргарита Павловна, и экзальтированная внезапная- «Ад-амовна в красном» и «шизофреник» эррото-мен, веками- увечный диссидент Хоботов. Отстраненная, меланхоличная Алиса Витальевна. Все они по прежнему, москвичи с улицы Покровка. Буфф-Комедия в пределах кольца. Бутто-выхлоп, словно из могучего «агрегата» Совранского. Вот холерика Костика искать пожалуй не стоит, он вас сам найдет, и даже привяжется. Комсомольский- Черт искуситель со свей стародавней- навязчивой «поличкой».

Бытовая- Эксцентрика, по соседству. Странно, что это история вдруг оказывается историей любви. Дом-да! Все тут кого то любят, и ищут в этом некую свою любовь. Кухня место встреч. Хлопочут, хохочут. Обнажим немного рецептов.

-«Какие Высокие отношения»! Любовь Здесь странная! Вот перечнем; кукольная коллекция. Полка. Неравные пары. Какая опасная игра с социальными слоями, и возрастами. Новеллистический карантин. 4 половинки страницы.

1. Бедный шалопай Костик из провинции и новообретенных «трущоб» и богатая номенклатуро-вип невеста с «Котельнической набережной».

2.Возрастной дяденька- куплетист и юная надежда городского спорта.

3. Неравные в языковых навыках. Переводчица с матриархата и антиФранкофонно ориентированный слесарь.

4. Сугубы, сгорбленный интеллектуал, и глупенькая амбулаторно- стационарная, «милочка».

Здесь любовь странная! 4 полу вины. И только старенькая тетушка, по монашеские отдана вечному. Она целостна, Невеста, истинно влюблена в «подлинное» в искусство. Бурная Личная жизнь в отсутствие личной жиВ- площади. Такие разные потребности в оттенках «Мировой гармонии».

-«Замете, не я это предложил»! так говорят «артисты МОЗГ- эстрады». Какое грустное начало. Какой бессмысленный конец! История одного серединного«городского» воспоминания. И конец то мы знаем! Он и заявлен сперва наперво, это какой то прото-Тарантин.

«Убить Костика», и тоже в двух сериях. Этого «фата» подмаргивающая Моргана. История из уст постаревшего атлетика, «патетика» Костика, у которого в финале юности, была странная подруга Маргарита (греза которая обрела формы, стала респектабельной блондинкой, с физкультурными наклонностями). Ради нее франт бросил «полу отбитую» Светлану- тоже по совпадению физкультурницу, но резервницу, с анти-культурными наклонностями. История на кругах своих клумб, на одном из московских бульваров. Среди обитающих тут маргариток, Проходит, и сиживает эпоха. Извечная городская витрина и мастерская. Тут обретается преданным мастером Константином- новая Маргарита. И видимо состарившись, Костик тоже стал- «Хоботовым» обитателем полновесной Марго. Роли подменились. Эпохи сложились как а-4 лист. Повторины. Психодрамма самоповторов! Именно из этой истории он когда-то вытаскивал своего бесхребетного соседа Льва. Все мысли режиссером, подтверждены цитатами, повторены жестами, продублированы в интерьерной живописи. (Интересный зрительный момент. У верной двоемужницы и «бывшей жены», на стене висит картина с двумя зебрами. Как раз напротив входа в «Львиную берлогу», человека с африканской фамилией.) кто вы? Я? «Я мужчина из ваших грез»! да? «А почему тогда вы один»? Всю мощь советский фиминности являет нам прообраз всепожирающей матери. Триединая богиня, мистическая машина. Ипостазии; девчушка Риточка, Красотка Маргарита, и ревущая Марго. Здесь заявление на все этапы становления этих образцов в финальной громовержной форме. Тоталитарный всепроникающий административный монстр, «родина мать», эта та самая девочка с куклой которая так фривольно и «в стиле Бушше» висит на снене вдоволь, вдоль всего повествования. играет на кровати. (кукла кстати тоже голая). Не вовремя отобранная кукла, не вовремя «прикрытый стыд» приводит к последствиям, опасным для малого и большого общества. Картина горизонтальная. Очень опасный по нынешнему времени поворот. «Дитя во времени», “Child in time” . Малышка развалившиеся на простынях, и из одежды на ней только большие красные банты, и эта лампа «светоч знания» свернувшийся крючком у ног. Кино картина- вертикальная, это успех актеров неудачников, именно тут они делают себе имена, их уже немолодых открывает Михаил Казаков, и они «выстреливают», вернее их выстреливает их архетип, великолепный кастинг.

Всех героев, сопровождает какой то настенный образок. Изучаем галерею. У Костика на стене гипсовый «кенотаф» асса, а.с.Пушкина. Пушкин тут и в бронзе, и в гипсе, и «в воске», и в стихах! Дуэли, манкирование, дуэли!

В финале этой истории поэтичный -выспренный юноша получил свою Маргариту -то есть пока лишь юную Риту. Эх Фауст! А как хорошо все куртуазно- начиналось. Вот ронин «Рыцарь, Костик Ромин» стоит перед огромным замком. Он у Московской жилой высотке на Котельнической. А зачинается история-воспоминание о зацветающей юности. (герой уже философ, мастер лишь внутренних диалогов). Он старый, на своем «копеечном» верном коне рыскает по местам былых ристалищ. Потрепанный жизнью, ищет спасения в ностальгиях, ходит по своим следам, с гирями сегодняшней тоски на ногах. Но спасения нет, снесены «бабой», уголки детства. Он потерянная кукла. О- Маргарита! Все так же, и еще хуже чем было! Девяностые! Потому что новое время более жестоко к новому человеку, и из этого нового времени гораздо труднее выбраться на волю. С мотоцикла проще соскочить, чем выбраться из индивидуального авто. Тут сорви -голова Совранский не вырвет, не умчит! Выхлопы, туманы. Здесь нет уже таких пошлых шаржевых характеров прошлого, современность сложнее. Тут нет былой динамики «оттепели», нет капели «надежды». в нём труднее сохраниться, романтически на засахаришься, остается только заспиртовываться. До сих пор не могу поверить, что Михаил Казаков это хронический запойный алкоголик. Как то это все к его образу совершенно не вяжется, может это за ним таким образом лишь увязалось докучливая эпоха.

Город. Садовое кольцо. Тема льда, все тут более Замерзшие, и трудно, им больно падать. Вроде бы ничего, но всегда внутренние повреждения. Если Хоботов ещё мог в 43 года одуматься, осмотреться, и в конце концов понять себя. То главный герой в исполнении самого Козакова, пришибленный кепариком, в свои после пятьдесят уже обречен. И действительно невозможно, трудно что-то менять. Остаться лишь только мять в руках «кипарик», как клетчатую карту снесенного Арбата. Лишь воспоминания, несносный фокстрот, «РИО-рита».

Эти женщины. И если Маргарита Павловна тот кто мог «строго командовать фронтом», то Рита лишь та кто могла бы руководить, отделом загса- и всего- лишь. И не вывернуться, из «кольцевого» захвата. Пал коммунальный век. Пало навязанное государством, не одиночество. Раньше, ты всегда на виду, и были нарочитые спутники, помощники, соседи, разнородное племя чужеродных характеров. Кто поменяет судьбу, «да пусть и к худшему», но поменяет, кто настучит? А кто спасет нынешних героев из их замкнутых на друзей и родню квартир? Среда домашних навязанных «питомцев»?

Константин, как вас по отчеству? Когда-то он приехал из провинции в Москву и спас из личного ада, Бедного несчастного человека -Леву Хоботова! А кто теперь спасёт Его самого? Где тот приезжий? Где тот неутомимый проезжий «Савранский»- волшебный конёк-горбунок со своим магическом дымом. Да, он теперь зовется байкер. По-прежнему гремят где-то за окном мотоциклы, стреляет чадом Иерихона вы-хлупная труба без глушителя! Наверное эти Ангелы до сих пор кого-то еще спасают, Но почему не меня!

-«Партия переходит в эндшпиль», (как говорят гроссмейстеры). По краскам- ворота удивительны, каков тон, цвета! Здесь оптимальная подборка всех человеческих темпераментов. Баланс, еще раз восхищусь!

Меланхолик Хоботов, Отчаянный холерик Костик, флегматик велюров. Савва-сангвиник. Мимолетная Адамовна! Переплавка В жерле вулкана, судьбы Маргариты Павловны и Льва Евгеньевича. Вот! Оказывается это они главные герои, а не вездесущий магистрант, «архиолог» человеческих душ. Конечно хочется сделать этот фильм в разборе как современной алхимический трактат, но это уже через чур.

«Вас к аппарату»! Это вещь не просто хорошо сделана! Пастели, «Пасты Гойи». Она великолепно «со шлифована»! Так говорят истинные «художники по металлу». Шлифовка не машинная, это шлифовка ручная, идущая от «пальцев, от прикосновений, от рук». Как будто эти миниатюры — новеллы, эстампы действительно прошли через огромное время. это очень хорошо сыгранные четко зафиксированные в «шахматном альманахе» партии. Партии, где все ответы уже записаны. И Уже не надо учить «роль» и твердить слова. Слова уже много раз произнесены и зафиксированы в «богемном цитатнике», переводе «со старофранцузкого». Но как это сделано режиссером! Преподнесено самое правильное, самое ловкое инонациональное звучание! Я узнал, что у этого проекта была мощная «Театральная обкатка». Фильм теплых «объятий», от прикосновения этого «набора» актеров. Кракелюры лака- эти роли уже пожили где то на подмостках. Обтерлись о зрителя, с налетом ветхой павильонности, (что в общем то нестыдно для телефильма). Меланхолия, подлинность, «заляпанность, затертость», это не продукт кино-фабрики, это продукт, антикварной лавки, вернее антресольной полки. Да фильм не выпускали. Соль слез. Тут чувства, полотно- рулон. Как старая спрятанная в чехлы, глубину наволочек, падушка- материя со следами напудренных, заплаканных щек. Что то помятое и нам уже плохо понятное.

Шерстидесятые-шерсти! Это самое начало. Они еще не одели свитера, ну ушли в тайгу, они еще все здесь в городах, в после-модных, перекроенных, послевоенных своих пиджаках. Эти вечные сезоны обнадеживающих надежд. А потом лето похожее на зиму, весна похожая на лето. О -теперь Оттепель, разлившееся во времена великого «лета» девяностых-лет. Бег в «лубину» городской квартиры. Тревожная нам. Китчевая арт- атака на нравственность, в виде обнаженного дитя с пупсом. Кварта соседских «инсул», и «комнаты Костика» в которых он живет со своей тетушкой-отшельницей. (С заколдованной, удивительного цвета (свинцовых белил) глазами, дамой.) она Единственная " царственно" красивая женщина в этой истории — но увы «ангел» — уже завядшая старушка. Странная дальность бог и дьявол. Старушка и юнец. Несложно разделить любовь «южного провинциала» к благородству тетиных седин, она сама «история потерянной России». Кто-ж знал что старушка еще родит крепыша! Кто тогда мог догадываться о неком ренессансе РОдины. Тут тема же нет надежды на ренессанс, тут скорбь всеобщего прощания, с ветхим. Пока есть те кто еще помнит и знает, «дама», это безвозвратное историческое, российское, имперское прошлое. Тут новое это грядущие зори октября, и вопрос? а что дальше, что нам! А «БаМ» еще далеко! Для меня, и очень многочисленных древних, единственный самый верный критерии «годности»произведения искусства это его пророческие, оракульные составляющие. Именно за этими «ольдскульными»пророчествами и подтверждениями в основном когда-то и перечитывали древних. «Ворота», это как раз то что много раз пересматривалась. Это то что состоит из цитат, значит должно прочитываться.

Муки историка. Цивильное это однокоренное слово к цивилизации, то есть «гаражанское»! И так нам непросто разделить с юношей вдохновленные поиски (под аккомпонимент Булата Шавовича), его неуловимой «темы», безналичного и личного будущего. На поверку оказывающегося пошловатой феей. На катке «она парит», безобразно увешанная ватой. Эпоха на коньке, безумно вертящаяся снегурка. Жужжащая у идола «перуна», истукана лохмато-ватого деда мороза «с патриарших». Верчение среди городских топонимов. (Чистые снятые с патриарших.) Это история «ностальгии», но времени — «политики» тут нет. (ну разве на секунду Эзинхауэр заглянул) Бюргерская мечта. Тут мещанство- вечное тянущееся время горожан. «Остановившиеся» часы-работы ларьков, кабаков. Тащат они воз проблем -«Ах Арба- Ты Арба. Ты моё призвание». И тенорок Окуджавы убитый величием оркестра. Гаранян тоже мастер, огранщик, дирижер со штихелем!

Утрировка! Фильм сделан в очень интересном жанре, комедии жонглеро- типажей. Это когда есть вот эти самые «Банальности» чётко «выточенные из дерева перуны»истуканы. И появляются они не на капище не над «балаганной толпой», а на телеэкране. На радость Малышам, в них сразу много узнается- от классического площадного «дель арте». Мы так привыкли к развитию характеров, какому-то «раскрытию образа», к движению (туда сюда). К аркам героев -а тут ворота! (тоже некоторым образом арка) Исходники! Привыкли, что уже давно забыли, какие вообще есть в людях эти «перво исподники». Какая же сидит в нас -«эта» самая базовая модель.

Войди в «ворота». Кто ты по Казакову! Вот Вам пожалуйста и «коученг» модель! Тут все четыре темперамента — еще деление по м-ж, того восемь, это замечательный наглядный материал! Это что-то вроде плаката, который можно вывесить на презентацию. Диаграмма, по которой можно тыкать указкой. Агитация, и все будет четко и однозначно узнано в этой целостности шаржа. Тут можно угадать большие блоки человеческих внутренних «кусков», архетипов. Так «опустился» тут в повествование сценарный талант! Как несвоевременно! Мы давно поставили на этой теме жирную культурную точку. Всю эту «теоретическую» работу поручили, «Рабле, Сервантесу и Эразму». Почему мы так боимся обобщений? Почему мы считаем что «плоско» это мало культурно! Почему Мы так любим лепить «сложные характеры», не понимая при этом всей этой глыб-бокой «базовой простоты». Вот вам базальтовые мраморные, гранитные и «гипсовые» не ограненные глыбы. «Застывшие человека формы»

«Наверно, так нужно, так надо». Молодость когда-то проходит, и куда-то уходит. Бескорыстные подружки стареют, и превращаются в корыстных дам. Нет уже Старой Москвы, но остались -проспекты и перспективные направления.

Скоро сломают избушку и покровские бомонд «вороны» вылетят из гнезда. Наивные. Неповторимые, и повторенные уже в нас. Под старую пластинку урбанистки. Потерпи.

И. Очень интересный тандем из второстепенных персонажей, «около культурных» пожилых пар- Соевы, Орловичи. Ну и конечно же Орловичи это та самая идеальная семья, которой увы, были когда-то и интеллектуалы из Покровских ворот. «Если бы не Тяга к штихелям». Элитарность, так притягательна своей «избранностью в избирательное». Экстпрты, это те которые погружены в прекрасные соусы, патоки классики, увязли в меду, и янтаре. «Розамунда» это не для них. Для них подойдет например, принцесса три-Политанская.

Орловичи — это самое общество с которым Все спешат сверяться, что скажут эти самые очень почасовые, очень завзятые! Из слава Богу что есть такие и в нашем кругу. Это начальники, друзья, соседи люди из–под- отдела, и экспертное сообщество сайта. Это профессиональные критики, ради их меткого суждения, все вертится. Богема! Ради них, пишется жизни повесть. Ради них городятся книги и создаются музыкальные альбомы, да чтобы потешить их строгие неумолимые шеи! Вот критика как раз и насела на незлободневное творение Казакова. И именно друзья обвинили в пошлости, в глупости эту кинокартину. Как то и первозрители не оценили, но эта история отлежалась, обратившись в киноклассику. А антиквариату пыль не помеха, и поэтому он всегда «свеж». Приятного пересмотра.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File