О смысле жизни.

Борис Митяшин
19:13, 26 декабря 2019
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Мне — 70 лет! Тотально безнадёжное положение.

Помню, как впервые задумался о смерти: я был на летних каникулах у моей бабушки в деревне, мне, не помню точно, 8-9 лет. Я сидел на крыльце нашего дома и вдруг подумал, что старенькая моя бабушка ведь скоро умрёт! И стал думать о себе. Её жизнь вмещала в себя так много-много моей, такой уже большой жизни, что будущая моя смерть представилась мне бесконечно далёкой — через вечность! И успокоился.

Мысль о смерти время от времени возвращалась, я вновь примерял прожитое с предстоящим и всегда впереди приятно складывалось несколько моих жизней — всё та же вечность!

При этом я жил, можно сказать, «не бережно»: рисковал свободой и фактически добровольно садился в тюрьму за следование убеждениям. (Мне на «профилактической беседе» в КГБ в 1969 году предлагали от них «спасительно» отказаться.)

Я всегда стремился обрести надстоящий смысл собственной жизни, ради которого можно даже ею пожертвовать. Смерть — не смерть, когда в ней оказывается высший смысл твоей жизни. Когда чешский студент Ян Палах сжёг себя, протестуя против ввода советских войск в Чехословакию, мне было 19 лет и я спросил себя: готов ли я сам, если понадобится? И ответил утвердительно.

Слава Богу, такой необходимости в моих глазах никогда не возникло, но за открытую позицию по Чехословакии я тогда сел.

Смысл жизни! Учась в школе, я видел, что ребята вокруг как-то начинают определяться: одного то и дело видел во дворе, копающимся с деталями разобранного мотоцикла, а мне через силу и велосипед регулировать для собственного катания; кто-то занимался спортом, а я всякий раз искал повод уклониться от школьной физкультуры.

Из дел рук человеческих меня не интересовало ничего, кроме искусства, но — потребительски, своих способностей к ним не обнаружил. Я любил научно-популярные журналы «Природа» и «Знание — сила»- там всё было интересно, но только в общем виде. Никакая специализация не привлекала.

Я ничего не хотел! И мучительно задавался вопросом: в чём смысл жизни, моей жизни? — и не находил.

Конечно, тюрьма создала для меня «рельсы» и после неё. Я стал диссидентом.

И только к 27-28 годам стихийного философствования с друзьями, я осознал про себя, кто я. Я — философ! «Натурфилософ»! У меня стали рождаться оригинальные идеи по целостному осмыслению философии природы! Как тот скульптор, я интуитивно почувствовал в огромном «мраморе» Вселенной, включающей в себя и человека, её форму и внутреннюю структуру, которую я могу и должен сформулировать!

Однако это — труд! Серьёзная спекулятивная работа, требующая постоянного умственного сосредоточения, а не застольного витийства. А у меня под рукой — жгучий «тамиздат», чтение и распространение которого не требует от тебя мучительно преодолевать свою косную плоть! Наоборот, здесь приятно щекочущая нервы опасность, ведь вокруг лживая и агрессивная «советская власть» со своей тухлой пропагандой «исторических съездов партии» под мудрейшим руководством безнадёжно ограниченного и нечленораздельного бревна генсека.

Конечно, я продолжал малодушно заниматься фактически уже не своим делом — не тем, ради которого, как я уже понял, пришёл в этот мир. Мне тогда повезло (с 1979 по 82 гг) получить доступ к дипломатическому каналу во французском посольстве в Москве, через который опосредованно я получал ежемесячно прямо из русского книжного магазина в Париже примерно по 5, а бывало и вдвое, килограммов русских книг!

Свою умозрительную Гипотезу, её каркас, я впервые удосужился записать на бумаге в 1981 году. В самом приблизительном виде на двух всего или трёх страницах.

С этим текстом меня и арестовали второй раз в 1984 году. Следствие проявило к ней любопытство и предложило Судебно-психиатрической экспертизе во главе с доктором медицинских наук Ф.И. Случевским её оценить: «Представленные в уголовном деле тексты “теорий» Митяшина носят характер попыток человека, не обладающего должными знаниями, в целях самоутверждения построить собственную теорию. Эти попытки не завершаются и являются несостоятельными.” (Борис Митяшин. Жизнь и философия. «Родные просторы». СПб. 2011. с. 92.)

И только когда я был арестован, а впереди за мою позицию предполагались максимальные 7 лагеря и 5 ссылки, я окончательно осознал своё творческое малодушие! Разумеется, это не означало для меня «сдаваться» за «не своё». Это было тоже моё, но не главное.

Во все последовавшие годы заключения мой спекулятивный труд стал моим постоянным вторым мыслительным планом. И этому особенно способствовало частое пребывание в карцере, где за 4 с половиной года до досрочного освобождения «перестройкой» в декабре 1988 года я провёл в общей сложности 412 суток. Идейно я там сильно продвинулся! Ведь вся работа заключалась в том, чтобы вербально уточнять и уточнять аргументы, сопоставлять, осознавать новые. Это постоянное переписывание ещё приблизительного текста, доосознавание смысла и его адекватной передачи с достижением полной внутренней согласованности и непротиворечивости с научным знанием.

Парадоксально, но на свободе отвлечений от работы оказалось больше. Мне не возмещали утраченное при аресте жильё. Формально я ещё прожил БОМЖом более 10 лет. С большими судебными проволочками я получил равноценное жильё только в 2001 году.

В 2003-м я отнёс работу в «Вопросы философии». Рецензент В.И. Авшинов задерживал работу с ответом и редакция предоставила его телефон. Из его вопросов я понял, что работу он прочитал, и в заключение разговора сказал: «Буду рекомендовать.» Через назначенное время звоню в редакцию, а мне: «Авшинов вас не рекомендовал»! Звоню ему, а он: «Не ловите меня на слове»!

Такова у нас цена слова.

Я опубликовал свою нетленку в собственной вышеупомянутой книге, которая вышла Приложением к питерскому журналу «Аврора», в котором я публиковался до этого.

А в интернете разместил здесь, на платформе syg.ma, ещё более уточнённую редакцию: «Спекулятивная гипотеза структуры нашей Вселенной».

Она ещё не прочитана должным образом, не осмыслена по достоинству, т.к. не в должном месте опубликована, но у меня нет сомнений, что в будущем она войдёт новой признанной парадигмой в школьную программу всего мира.

Так в чём же смысл жизни?

Универсальный смысл человеческой жизни, всей жизнедеятельности отдельного человека заключается в том, чтобы утверждать вовне собственные ценности, а извне — получать им подтверждение!

В процессе истории совокупные ценности человечества постепенно совершенствуются, их средний уровень возрастает — с приближением к объективному смыслу феномена человека в природе! (Ещё Рабле сказал: «То, что при варварах и сарацинах называлось подвигом и геройством, в наше время называется разбоем и грабежом.») А этот совокупный смысл творческой жизни всего человечества в пределе заключается в том, чтобы изменить гибельный без его участия физический сценарий развития нашей Вселенной — на вечность! У человечества с бесконечно возрастающим его могуществом впереди миллиарды лет — для этого!

В этом его Миссия! В мистическом смысле человек — сотворец Богу! А «Бог» с рациональной, философской точки зрения — это абсолютная конструктивность начальных условий нашей Вселенной! Она выражается в том, что в процессе детерминированного ими конструирования в Ней материи оно завершилось появлением конструкции природы, обладающей свободой воли от собственных начальных условий! Т.е. со способностью к независимому от них, самостоятельному — от себя — творчеству! И т.о. сотворчеству со Вселенной, с Творцом!

И поскольку даже умозрительно нельзя представить более совершенный результат конструирования материи, мы и называем эти начальные условия нашей Вселенной АБСОЛЮТНО конструктивными, т.е. Творцом!

Ведь Бог потому и Бог, что Он — абсолютный Творец! И Его Творение, Вселенная — совершенна! И поэтому не может оказаться столь ущербной, бездарной, чтобы — погибнуть! Но — через неограниченное творческое посредство человека, которое ещё не учитывают существующие строгие физические модели Вселенной.

Абсолютная конструктивность начальных условий нашей Вселенной означает ещё, что обязательно наступит время, — думаю, через миллиарды лет, — когда человечество сможет идентично виртуализировать (переносить в «цифру»?) индивидуальное биологическое сознание личности — и тогда смерти больше не будет! Ведь смерть — это смерть личности, смерть "я".

Через миллиарды, поскольку если человек — высшее создание природы, то и технологическое воспроизведение или переложение (?) его личности есть столь же высшее выражение сотворчества человека со Вселенной.

Жаль лишь, что мне в мои годы (и вам — в свои) такая вечность, увы, не светит.))

Но светит будущему человечеству!

Т.о. картина мира, созданная по мистическому Откровению с верой в «Воскресение», со временем совпадёт с рациональной! И мистическая вера в человека, как сотворца Богу, одновременно есть объективная философская и научная Истина о смысле человека во Вселенной!

И пусть сегодня мы живём в младенческий период человечества с первобытными духовными болезнями роста. И пусть мы — песчинки в неосознанном ещё основании гигантского процесса обустройства человечеством нашей Вселенной. Но наша маленькая жизнь не бессмысленна! Статистически мы и сегодня, и во все времена полноценно, на всю возможность, чувствуем, любим, страдаем, творим, ошибаемся, поднимаемся — и так делаем мир лучше!

Спасибо устройству мира, что я — был! Это великое счастье во все времена!

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки