radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post
Art

Обзор шорт-листа Future Generation Art Prize 2017

Алексей Буистов 🔥

В преддверии объявления победителя четвертой по счёту международной премии в сфере современного искусства Future Generation Art Prize, присуждаемой раз в два года художникам не старше 35 лет, я посетил выставку финалистов конкурса и спешу поделиться своими впечатлениями.

Из почти четырех с половиной тысяч заявок до финала дошли двадцать номинантов, еще один участник (Открытая группа) в шорт-лист попал автоматически как победитель Pinchuk Art Prize.

Кто из финалистов круче всех, и достойно ли его искусство главного приза в размере $100.000 (в два раза больше Премии Кандинского и почти в четыре раза больше Luxembourg Art Prize) — попробуем разобраться вместе, вооружившись иронией и скепсисом.

Asli Çavuşoğlu (Turkey) Future Tense, 2017. Newspaper edition of 10000 16 pages, black and white. PinchukArtCentre © 2017. Photographed by Sergey Illin

Asli Çavuşoğlu (Turkey) Future Tense, 2017. Newspaper edition of 10000 16 pages, black and white. PinchukArtCentre © 2017. Photographed by Sergey Illin

Асли Чавушоглу (Турция)

Участница Балтийского Триеннале и 11-й Перформы. Если у выставки есть символическое начало, то оно — именно здесь. Кому из нас при входе в метрополитен хотя бы раз не пытались всучить бесплатную макулатуру типа газеты «Вести»? Бесплатную именно по той причине, что каждая буква внутри кем-то оплачена. В газете, “распространяемой” Чавушоглу, публикуются взятые у лучших экспертов-предсказателей прогнозы на будущее. Взял один экземпляр с собой, воду на добро зарядить.



Sol Calero (Venezuela) Casa de Cambio, 2016. Counter, paintings, office chairs, plants, vitrine, TVs, bill edition, jewelry, posters. PinchukArtCentre © 2017. Photographed by Sergey Illin

Sol Calero (Venezuela) Casa de Cambio, 2016. Counter, paintings, office chairs, plants, vitrine, TVs, bill edition, jewelry, posters. PinchukArtCentre © 2017. Photographed by Sergey Illin

Сол Калеро (Венесуэла/Германия)

Представлена лондонской галереей Лауры Бартлетт. Её инсталляция (весёленький поп-артовый валютный обменник) ранее экспонировалась в рамках инициативы Art Basel Statements, учредителем которой является крупный швейцарский страховой холдинг Baloise Group. Работа, можно сказать, site-specific, потому что в обменник превратили ресепшн арт-центра. Идея сама по себе неплохая, но реализованная очень слабо. На прошлогодней Манифесте в Цюрихе кто-то из авторов переделал ресепшен под бар, но в отличие от настоящей (и необщительной!) ресепшионистки ПинчукАртЦентра, тот «бармен» (законспирированный медиатор) охотно поддерживал разговор на культурные темы.


EJ Hill (United States) An Arrangement of Perpetuities, 2017. Wood, ice, soil, plants, inflatable vinyl pools, LEDs. PinchukArtCentre © 2017. Photographed by Sergey Illin

EJ Hill (United States) An Arrangement of Perpetuities, 2017. Wood, ice, soil, plants, inflatable vinyl pools, LEDs. PinchukArtCentre © 2017. Photographed by Sergey Illin

И. Дж. Хилл (США)

Среди всех номинантов из США у этого художника самый визуально привлекательный проект. Надувные бассейны, живая растительность, красивые ледяные кирпичи на странной формы деревянных подпорках, интимно-приглушенный свет. За этими «скульптурами» наверняка стоит глубокая идея, иначе создатель не назвал бы своё творение “Организация бесконечностей”.


Kemang Wa Lehulere (South Africa) Time Remembers Another Time, 2017. Chalk drawing and wall-carving. PinchukArtCentre © 2017. Photographed by Sergey Illin

Kemang Wa Lehulere (South Africa) Time Remembers Another Time, 2017. Chalk drawing and wall-carving. PinchukArtCentre © 2017. Photographed by Sergey Illin

Кеман Ва Лехулере (ЮАР)

«Художник года — 2017» по версии ДойчеБанка. Его сюрреалистический мурал, нарисованный мелом, помимо заложенных в него автором смыслов и очевидных отсылок к blackboard paintings Сая Туомбли, может быть альтернативно интерпретирован как размышление художника на тему ненадежности банковской системы.


Dineo Seshee Bopape (South Africa) mabu/mubu/mmu, 2017 Soil, ceramics, herbs, crystals, coal, ash, sound. PinchukArtCentre © 2017. Photographed by Sergey Illin

Dineo Seshee Bopape (South Africa) mabu/mubu/mmu, 2017 Soil, ceramics, herbs, crystals, coal, ash, sound. PinchukArtCentre © 2017. Photographed by Sergey Illin

Динео Сеше Бопапе (ЮАР)

Участница монреальского Биеннале. В основе её работы — огромное количество чернозёма, на котором разбросаны мелкие предметы. Инсталляция интересна на вид и приятно пахнет (при том что визуально очень напоминает творение Майка Буше), и если бы не система видеонаблюдения в строгом костюме, следящая за каждым твоим движением, полное погружение в искусство было бы делом техники.


Firelei Báez (Dominican Republic) The Last One Who Remembers it (or the lucky meeting of a carpathian time traveler in Cap-Haїtien), 2017 Acrylic, sheet rock, steel. PinchukArtCentre © 2017. Photographed by Sergey Illin

Firelei Báez (Dominican Republic) The Last One Who Remembers it (or the lucky meeting of a carpathian time traveler in Cap-Haїtien), 2017 Acrylic, sheet rock, steel. PinchukArtCentre © 2017. Photographed by Sergey Illin

Firelei Báez (Dominican Republic) Trust Memory Over History (Seeking counsel with the Rada Loa), 2017 Gouache, ink, gold foil, chine-colle on 140 deaccessioned book pages. PinchukArtCentre © 2017. Photographed by Sergey Illin

Firelei Báez (Dominican Republic) Trust Memory Over History (Seeking counsel with the Rada Loa), 2017 Gouache, ink, gold foil, chine-colle on 140 deaccessioned book pages. PinchukArtCentre © 2017. Photographed by Sergey Illin

Фирелей Баэс (Доминикана / США)

Представлена галереей Венди Норрис (Сан-Франциско). Выставлялась в нескольких музеях США. Кураторское решение разнести её работу по двум этажам, снабдив отдельными аннотациями, мягко говоря, сбивает с толку, потому что создается впечатление, что Баэс позволили представить не один проект, а два. Сказать, что работы доминиканской художницы плохи, — нельзя. Она, к примеру, попыталась найти общее в украинском и карибском контекстах, а также применила так полюбившийся украинскому зрителю образ горящей покрышки.


Njideka Akunyili Crosby (Nigeria). Cassava Garden, 2015. Acrylic, transfers, colored pencils, charcoal, commemorative fabric on paper. Courtesy of Victoria Miro Gallery. PinchukArtCentre © 2017. Photographed by Sergey Illin

Njideka Akunyili Crosby (Nigeria). Cassava Garden, 2015. Acrylic, transfers, colored pencils, charcoal, commemorative fabric on paper. Courtesy of Victoria Miro Gallery. PinchukArtCentre © 2017. Photographed by Sergey Illin

Нжидека Акуниили Кросби (Нигерия / США)

Восходящая звезда с весьма впечатляющим послужным списком. Её картины хранятся в коллекциях музеев МоМА, Тейт Модерн, Уитни. Представлена лондонской галереей Виктории Миро. Работает с акрилом, углём, коллажем и трансферами. Ну очень красиво получается! Такой добротный коммерческий модернисткий продукт. Шансы на победу у художницы, тем не менее, невысоки, потому что модернизм, как известно, умер, и воцарился концептуальный, антиэстетичный, местами китчевый пост-модерн. К тому же рама одной из картин Кросби, по всей видимости, от сухости воздуха галереи сильно деформировалась, испортив внешний вид произведения.


Vajiko Chachkhiani (Georgia) Winter Which Was Not There, 2017 Video, 9’ 00’’. PinchukArtCentre © 2017. Photographed by Sergey Illin

Vajiko Chachkhiani (Georgia) Winter Which Was Not There, 2017 Video, 9’ 00’’. PinchukArtCentre © 2017. Photographed by Sergey Illin

Важико Чачхиани (Грузия/Германия)

Трогательная короткометражка. Монумент неназванного советского вождя привязали к джипу и возили по меланхоличным грузинским пейзажам до тех пор, пока он, монумент, не стёрся об асфальт полностью. Как по мне, такой фильм непосредственно к современному искусству не относится и намного более уместно бы смотрелся на мероприятии формата FutureShorts.


Li Ran (China) Retransformation of the Supporting Roles, 2017. 2-channel synchronization video, 12’ 00’’. PinchukArtCentre © 2017. Photographed by Sergey Illin

Li Ran (China) Retransformation of the Supporting Roles, 2017. 2-channel synchronization video, 12’ 00’’. PinchukArtCentre © 2017. Photographed by Sergey Illin

Ли Жань (Китай)

Выставлялся в Центре Помпиду, ЦСИ Женевы, Музее современного искусства Монреаля, на 4й московской биеннале. Его видеоработа особых эмоций не вызывает, хотя авторский посыл лежит на поверхности. Остроумная вариация на тему пропаганды и идеологических штампов в старом китайском кинематографе, где роли «плохишей» давали белым актерам.


Open Group (Ukraine) Diorama, 2017 Video, 42’ 03’. PinchukArtCentre © 2017. Photographed by Sergey Illin

Open Group (Ukraine) Diorama, 2017 Video, 42’ 03’. PinchukArtCentre © 2017. Photographed by Sergey Illin

Открытая группа (Украина)

Попали в шорт-лист автоматически, победив в прошлогоднем конкурсе Pinchuk Art Prize. Участники Открытой группы всерьез надеются, что народ готов тратить 40 минут времени на их скучнейшее видео. Ребята, мы не в кино пришли, попкорна в Пинчуке не продают. Мне очень понравился ваш проект на Pinchuk Art Prize, но то, что я вижу сейчас — откровенная халтура. Особенно явственно эта халтура видна в сравнении с другими работами аналогичного жанра, которых на выставке более чем достаточно.


Sasha Pirogova (Russia). MONO, 2016 Video installation, 2 channels, 15’ 32’’. PinchukArtCentre © 2017. Photographed by Sergey Illin

Sasha Pirogova (Russia). MONO, 2016 Video installation, 2 channels, 15’ 32’’. PinchukArtCentre © 2017. Photographed by Sergey Illin

Саша Пирогова (Россия)

Лауреат Премии Кандинского в номинации “Молодой художник” 2013 г. Работает с темой движения. В шорт-лист от этой художницы попало опять-таки видео. Актёры совершают странные телодвижения с прикрепленными к разным частям тела микрофонами. Слишком профессионально снято чтобы позиционироваться просто как видео-документация перформанса.


Rebecca Moss (United Kingdom) Low Tide (Fountain), 2015 Video, 6’ 16’’. PinchukArtCentre © 2017. Photographed by Sergey Illin

Rebecca Moss (United Kingdom) Low Tide (Fountain), 2015 Video, 6’ 16’’. PinchukArtCentre © 2017. Photographed by Sergey Illin

Ребекка Мосс (Великобритания)

Известна тем, что застряла в океане во время арт-резиденции на борту китайского сухогруза, когда управляющая судном фирма неожиданно обанкротилась и не могла оплатить портовые сборы. Из описания к её видео-опусам следует, что они высмеивают проявления «монументального и величественного» в искусстве. Интересно, чем тогда занимались дадаисты в 1916-м?


Andy Holden (United Kingdom) Laws of Motion in a Cartoon Landscape, 2011-2016. Digital animation and collage, 2-channel film, 60’ 00’’. PinchukArtCentre © 2017. Photographed by Sergey Illin

Andy Holden (United Kingdom) Laws of Motion in a Cartoon Landscape, 2011-2016. Digital animation and collage, 2-channel film, 60’ 00’’. PinchukArtCentre © 2017. Photographed by Sergey Illin

Энди Холден (Великобритания).

Хипстер из Бедфордшира. Помимо занятий современным искусством играет в рок группе Grubby Mitts и курирует сетевой лейбл Lost Toys Records. В шорт-лист попал с анимационным фильмом, где отрендеренный аватар художника читает длинную лекцию о законах физики в мультиках. Работа милая, своих поклонников вполне способна найти, но не более того.


Ibrahim Mahama (Ghana) Non Orientable Nkansa II. 1901-2030, 2016. Exchanged shoemaker boxes, construction boards, old train parts, mix media. PinchukArtCentre © 2017. Photographed by Sergey Illin

Ibrahim Mahama (Ghana) Non Orientable Nkansa II. 1901-2030, 2016. Exchanged shoemaker boxes, construction boards, old train parts, mix media. PinchukArtCentre © 2017. Photographed by Sergey Illin

Ибрагим Махама (Гана)

Участник Венецианской биеннале 2015 года. Рефлексирует о социальном неравенстве, сооружая стеллажи из ящиков, которыми в его родной Гане пользуются чистильщики обуви. Его работы всегда очень масштабны, и выставленная в ПинчукАртЦентре стена — не исключение. Вот только зачем надо было эту инсталляцию упрятывать в клаустрофобически тесный спейс — неясно. Такому искусству без простора никак нельзя.


Iván Argote (Colombia). Ideologically Yours: on What We Feel, How We Feel It, and… the World, 2014-2017. Іnstallation, media variable. PinchukArtCentre © 2017. Photographed by Sergey Illin

Iván Argote (Colombia). Ideologically Yours: on What We Feel, How We Feel It, and… the World, 2014-2017. Іnstallation, media variable. PinchukArtCentre © 2017. Photographed by Sergey Illin

Иван Арготе (Колумбия / Франция)

Участник 30 го биеннале в Сан-Паоло. Представлен парижской галереей Перотен. Его работу сложно комментировать, она занимает пространство целого большого зала и состоит из многих компонентов: опасно свисающая с потолка бетонная конструкция, перфорированные листы, видео (опять!) и пр. Тема идеологии, вынесенная в название, занимала лучшие умы человечества, но в данном конкретном случае не вполне ясно, считает ли автор себя борцом с идеологиями или их жертвой.


Vivian Caccuri (Brazil) Oratorio (Tidal Wave), 2017. Subwoofers, tallow candles, microphone stands, sound amplifiers, iPod, mono audio, сomposed by the artist. PinchukArtCentre © 2017. Photographed by Sergey Illin

Vivian Caccuri (Brazil) Oratorio (Tidal Wave), 2017. Subwoofers, tallow candles, microphone stands, sound amplifiers, iPod, mono audio, сomposed by the artist. PinchukArtCentre © 2017. Photographed by Sergey Illin

Вивиан Какури (Бразилия)

Представлена галереей Leme из Сан-Пауло. В её инсталляции с сабвуферами и свечами есть что-то первобытное, несмотря на их безусловную технологичность. Не удивляйтесь, если рядом с этой работой вы ощутите себя в церкви. Наверное, так и было задумано.


Carla Chaim (Brazil) Section Piece, 2017. Archival inkjet print. PinchukArtCentre © 2017. Photographed by Sergey Illin

Carla Chaim (Brazil) Section Piece, 2017. Archival inkjet print. PinchukArtCentre © 2017. Photographed by Sergey Illin

Карла Шайм (Бразилия)

Представлена галереей Raquel Arnaud из Сан-Пауло. После ознакомления с её фотографиями гипотеза о том, что между унылостью работ номинанта и занимаемой ими площадью существует положительная корреляция, обретает свое подтверждение. Концептуализация тела как художественного медиума исследуется уже лет 60, и сказать об этом что-то новое, наверное, умеет только Марина Абрамович.


Christian Falsnaes (Denmark). Feed, 2017. Mirrors, curtain, lighting, live-stream on HD screen, camera-person, instructor, visitors. PinchukArtCentre © 2017. Photographed by Sergey Illin

Christian Falsnaes (Denmark). Feed, 2017. Mirrors, curtain, lighting, live-stream on HD screen, camera-person, instructor, visitors. PinchukArtCentre © 2017. Photographed by Sergey Illin

Кристиан Фальснес (Дания/ Германия)

Если бы на Future Generation Art Prize существовала номинация “Приз зрительских симпатий”, то, уверен, призёром стал бы именно этот парень. Так называемое партисипативное искусство, восходящее к практикам Fluxus и хеппенингам, с одной стороны открыто манипулирует зрителем, с другой стороны, зритель реально участвует в создании произведения искусства, пусть даже тут же на месте и уничтожаемого. Очень правильным решением было разместить этот проект в проходном зале, где даже идя мимо, становишься невольным наблюдателем и соучастником происходящего.


Phoebe Boswell (Kenya). Mutumia, 2016. Interactive installation Handdrawn animation, looped projection, pressure sensors, arduino, Mac Mini, interactive code, voice recordings, 29’ 55’’. PinchukArtCentre © 2017. Photographed by Sergey Illin

Phoebe Boswell (Kenya). Mutumia, 2016. Interactive installation Handdrawn animation, looped projection, pressure sensors, arduino, Mac Mini, interactive code, voice recordings, 29’ 55’’. PinchukArtCentre © 2017. Photographed by Sergey Illin

Фиби Босвел (Кения/Великобритания)

Шумная психоделическая инсталляция на феминисткую тематику с интерактивными элементами и технологическими прибамбасами. Чем её только не напичкала кенийская художница: и микрокомпьютером Arduino, и сенсорами давления, и проекциями, и специально созданным программным обеспечением. Заявленная интерактивность состоит в том, что пользователь, прошу прощения, зритель, наступая на скрытые под напольным покрытием датчики давления, активирует те или иные запрограммированные звуки. Но практике же, сколько я ни ходил по чудо-ковру, никакой закономерности в звуковом ряде заметить не смог. Вывод первый: инсталляцию или сломали юзеры, или не до конца настроил сам автор. Вывод второй: занимаясь hi-tech искусством, нанимай квалифицированных тестировщиков!


Martine Syms (United States Lessons I-LXXV, 2014-2017 Series of 0’ 30’’ videos. Courtesy of the artist and Bridget Donahue Gallery. PinchukArtCentre © 2017. Photographed by Sergey Illin

Martine Syms (United States Lessons I-LXXV, 2014-2017 Series of 0’ 30’’ videos. Courtesy of the artist and Bridget Donahue Gallery. PinchukArtCentre © 2017. Photographed by Sergey Illin

Мартина Симс (США)

Позиционирует себя как “концептуального антрепренера”. Влияние на творчество Симс оказала группа УЛИПО и используемый её участниками (среди которых Итало Кальвино и Марсель Дюшан) метод ограничений. Мартина занимается нетартом, экзотическим направлением в современном искусстве, известным тем, что экспонировать его в галерее крайне сложно.


Kameelah Janan Rasheed (United States) Unto Itself, 2017 Monoprints, photographs, xerox copies, archival inkjet prints, text. PinchukArtCentre © 2017. Photographed by Sergey Illin

Kameelah Janan Rasheed (United States) Unto Itself, 2017 Monoprints, photographs, xerox copies, archival inkjet prints, text. PinchukArtCentre © 2017. Photographed by Sergey Illin

Kameelah Janan Rasheed (United States) Unto Itself, 2017 Monoprints, photographs, xerox copies, archival inkjet prints, text. PinchukArtCentre © 2017. Photographed by Sergey Illin

Kameelah Janan Rasheed (United States) Unto Itself, 2017 Monoprints, photographs, xerox copies, archival inkjet prints, text. PinchukArtCentre © 2017. Photographed by Sergey Illin

Камила Жанан Рашид (США)

Еще одна чернокожая представительница американского пост-концептуализма, работающая с расисткой тематикой и вопросами коллективной памяти. Помимо творчества преподает в общеобразовательной школе. Поговаривают, что работает с малолетними преступниками. Буду с вами откровенен: мне хочется, чтобы главный приз взяла именно она. Почему? У Рашид намного лучше, чем у других номинантов, получилось решить задачу нахождения баланса между визуальностью и нарративом. Unto Itself, изысканный черно-белый коллаж можно воспринимать сугубо визуально, просто как коллаж. Или как проун Эль Лисицкого. Вместе с тем работа со столь мелкими деталями приглашает подойти поближе и вчитаться в десятки пришпиленных к стене обрывков текста, поискать семантические сюрпризы и аллюзии.



Напоследок несколько общих комментариев.

Первое и самое, наверное, важное: отсутствуют какие-либо намеки на цельность экспозиции. Проекты номинантов разместили в пространстве ПинчукАртЦентра механически, небрежно, зачастую отделяя помещение от помещения черными занавесками. Кураторской командой не было приложено ни малейших усилий к тому, чтобы организовать из отдельных художественных высказываний что-то общее. Лишь два номинанта сосуществуют в одной комнате — это Нжидека Акуниили Кросби и Фирелей Баэс. Между тем общие знаменатели есть в творчестве и других участников, но выявить их кураторы даже не попробовали.

Абсолютная беспомощность медиаторов — старая болезнь ПинчукАртЦентра, о которой писалось уже не единожды. Медиатор — важная и нужная фигура в мире непонятного современного искусства. Хороший медиатор может на пальцах, без использования искусствоведческого вокабуляра объяснить зрителю “о чем кино”. Это junior куратор. На той же Манифесте медиаторы это консультанты-профи, они умеют вовлечь тебя в интеллектуальный квест, подскажут оптимальный маршрут движения по выставке, намекнут где искать смыслообразующие детали экспонатов. У них есть собственное мнение об искусстве, которое находится в зале. Они не теряются, если задаёшь им непротокольные вопросы, прямо не касающиеся темы экспозиции. Пинчуковские же медиаторы в массе своей — затравленные мальчики и девочки, ретрансляторы заученного наизусть кураторского текста, не могущие отступить от него на шаг влево или вправо. Меньше всего я склонен считать самих медиаторов недалекими или не любящими искусство людьми. Заметил даже одну девочку, читающую “Барта о Барте”. Это радует. Но с ними надо работать! Пинчук со своими медиаторами не работает.

В-третьих: в большинстве залов невыносимо душно, а воздух насыщен посторонними запахами. Кое-где явственно веет жареной на масле едой. Мелочь, а неприятно.

Итак, никаких откровений не случилось. Подавляющее большинство финалистов работает в рамках устоявшихся в последние годы трендов: политического искусства, феминизма, пост-колониального и неолиберального дискурсов, экологии. Эстетика же как морально устаревший концепт отодвинута на вторые, третьи, четвертые планы; редкие исключения из этого правила выглядят на фоне контрэстетичных соседей практически как салонное искусство. Что ж, тем интереснее будет проследить развитие карьеры победителя. Его имя будет оглашено уже завтра.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Author