Майкл Палмер. Серия Бодлер

Daria Pasichnik
17:11, 24 ноября 2015🔥
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию


20 ноября на Новой сцене Александрийского театра прошел поэтический вечер Майкла Палмера и презентация книги «Под знаком алфавита» (в переводах А. Скидана и А. Драгомощенко). В связи с этим публикуем и тексты, вышедшие в «Серии Бодлер» #13 [Транслит]: Школа языка.

Данный перевод выполнен С. Огурцовым и Н. Сафоновым (отмечается в тексте СО и НС соотв.). Дублированные переводы (сделанные и тем, и другим переводчиком) позволяют обратить внимание читателя на различия техник перевода и множественность смыслов оригинальной поэтики (за счет различного рода «непереводимостей» и языковых игр).

 Сергей Югов/Непроизвольное телевидение, https://www.facebook.com/NeProTV/

***

Сотню лет назад я сделал книгу

и в этой книге я оставил пятно

и в то пятно я положил сему

с механизмом гортани

вокруг чернильного центра

движущегося вперед-назад

в солнце-снег

затем к самому мерзлому солнцу

Нити и нервы нас привели к дому

и облака, звавшиеся птицами-полумесячниками были песней подъема

Вовсе не нужно плыть дальше

протестуя то там, то тут против неких мер

сквозь годы имен и шифров

всегда бессмертных пока ты остаешься человеком

его поедая части, указанные пророками

череп желудка и пищевод

возвращающий прежнее состояние

Да мне просто снился другой сон и в нем не было никого

[НС]

***

Слова говорят, Путай и путай буквы своего имени

Слова говорят, Оставь эту жизнь

От певца потоки цвета

но от тебя

комната внутри меньшей комнаты

привычки обратного и альков

Эрос воссевший на черепе как на троне

Слова говорят, Тимей ты есть время

Страница вдоль скользит по струне

Никогда не мечтай никогда на сем месте не спи

А слова говорят измененные

О есть цвет этого имени

полного ломанных тонов

безмолвий что пересечь мы намерены

***

Мей-мей, вот стол

Кто знает слово для него

Сикхи сегодня танцуют на улицах,

кто-то говорит пляска смерти

Бернадет написала Утопию

Квадратное солнце входит

и Сафо говорит Алкею

Ты царапина на вазе

Совершенные вещи тут и там,

мелкие метки в краденом доме

глаза закатились обратно вовнутрь,

вена, ржавчина и молоко

твердость подбородка

«пыли полный лоб»

[CO]

***

Дорогой Лексикон, я умер в тебе

как стрекоза могла

или дракон в бутылке мог

Дорогая Лексия, Нет разума

Дорогая Книга, Ты никогда не была книгой

Пантера, Ты всего лишь страница

вырванная из книги

Глупое Озеро, Ты было руинами книги

Дорогая Мерлин, Дражайшая Лу, Здесь улицы

полнят себя и текут

как слепой человек на карусели

Когда-то я был хорошим мальчиком

но теперь я сплю часами подряд

Снег, Ты должен стать мне подушкой

Дорогая Мерлин, Дражайшая Лу, я вижу

фазана на заборе

пока я это пишу

пока я вижу горящую Африку случайно

в охлаждающем ветру

Ненавистный Город, Во сне дерево сперва

было словом

потом стало колонной в темной аркаде

Чем обозначить чет и нечет надо

Дорогой Георгий, Пока

Сможешь ли ты вообще теперь помнить

Кто есть некто и кто есть никто

В игре она спросила

Я не мог понять остальное

[НС]

А. Кручковский, из серии "Записи А. Кручковского, непонятные ему самому", 2013 // [Текстологии], куратор А. Каркачева

А. Кручковский, из серии "Записи А. Кручковского, непонятные ему самому", 2013 // [Текстологии], куратор А. Каркачева

***

Дорогой Лексикон, я умер в тебе

как стрекоза могла

или коза в бутылке могла

Дорогая Лексия, Нет ума

Дорогая Книга, Ты никогда не была книгой

Пантера, ты просто страница

вырванная из книги

Глупое Озеро, Ты было руиной книги

Дорогая Мерлин, Дражайшая Лу, Здесь улицы

заполняются и текут

как слепой на карусели

Раньше я был хорошим

но теперь сплю часами за раз

Снег, Ты должен быть мне подушкой

Дорогая Мерлин, Дражайшая Лу, Я вижу на

изгороди фазана

пока это пишу

пока вижу горящую Африку случайно

на прохладном ветру

Ненавистный Город, Во сне дерево сперва

было словом

потом превратилось в колонну темной аркады

Какие знаки для чета и нечета подать надо

Дорогой Георге, Прощай

Будет ли с тобой снова память

Кто первый и кто ничто

в игре она спросила

другого я не мог понять

***

Идеи ничего не стоят

Мы отражали друг друга все утро

Небо богато отходами

Ожидание вот имя этого мотива

Электроны было именем для этого мотива

Идеи ничего не стоят

Сегодня пространство великолепно

Горы вот разошлись

Отменим же что-нибудь сделанное

Идеи ничего не стоят

Эта кровать опасна

названная рисковой ночью, чуть синих

чуть бирюзы, чуть красных

забыл другие цвета я

Идеи ничего не стоят

Это след

что под завтрашним солнцем сох

Идеи ничего не стоят

Иногда (моя) кровь будто струями хлещет

Персонажи поэмы так говорят

между текучими спиритами и ощущением

Разбитый кувшин так говорит

Я пишу твои письма назад тебе

которые звук хотя бы

что другой отражает звук

где иных картин не найдут

Подражай мне говорит вяз

дай мне лазурного неба огромный круг

Дай мне что-то словами чтоб измениться

что-то влезающее на страницу

Лучшие картины на камне

Идеи ничего не стоят

сказал персонаж с двумя головами

одна снизу и одна сверху

Давай подумаем об этом

Давай учтем шею в ошейнике

или индиго на Индийской двери

или источник каждого цвета

на столе у стены

Если мы правда зеркала в поэме

как мы назовем эту песню

Я хочу продолжить на желтой бумаге

как персонаж в комнате

и как лестница и как мотылек

говорят персонажи поэмы

Чужую тайну узнали все

Твои глаза устали держи их закрытыми

Как-то образ руку сломал

***

Ты, остров в этой странице

образ в этой странице

вечера веко, шелк

четыре стены дыхания

Я мог сказать им

Внимательнее проходите

Расслабьтесь и внимательнее проходите

Взгляните на нить

***

Ты, остров в этой странице

образ в этой странице

Что если и правда вещи

совпадали, шелк с дыханием

с вечером веко

с нитью нить

[CO]

***

Ты, остров в этой странице

образ в этой странице

вечера веко, шелк

четыре стены дыхания

Я мог сказать им

Смотрите, как вы проходите

Расслабьтесь и смотрите, как вы проходите

Взгляните на нить

***

Ты, остров в этой странице

образ в этой странице

Что если вещи на самом деле

соответствовали, шелк дыханию

вечеру веко

нити нить

***

Куски озера

лежат здесь

клочья пальмы

листа лежат

здесь

Когда ты спишь Ténébreuse

сон скажет

тебе

что

хорошо

эти фрагменты лица

теперь нависают

над

тобой

***

Открытие читается языком

прямо для мертвых сейчас

пока они множатся

далеко отсюда — они

(как слова так высоко) — они

среди песка какие-то фрагменты

гнут хлебный фиолетовый

изгиб опухающий наружу

мух собранных

на губах и глазах

[НС]

***

Вступление читается языком

ежемоментно теперь для мертвых

пока они множатся

вдалеке — вот

(как слова гнева полные) — вот

среди песка пара фрагментов

чан хлеб фиалковый

изгиб заплывший

от мух сонма

у глаз и губ

***

…по имени Церан

или Анлшель

«цветущих сорняков поля»

что буквы сместили

32.12.39

***

Секрет остается в книге

Это дворец

Это двойной дом

Это книга потерянная тобой

Это место откуда ты наблюдаешь

сожжение своего дома

Я проглотил этот пробел

эту клевету берегов

ночи потерянные как книга

[СО]

***

Тайна остается в книге

Это дворец

Это двойной дом

Это книга что ты потерял

Это место откуда ты наблюдаешь

сожжение твоего дома

Я проглотил эту пустую страницу

эту клевету берегов

ночей которые как книга потеряны

[НС]

***

Ты говоришь

Чудо с Небес

Ты говоришь

Я в порядке я в порядке я слепну взаправду

Беззаботный как жаворонок сегодня

Ты говоришь

Нет не плохо и не больно

во мне в моем теле внутри

Я в порядке я в порядке я слепну взаправду

Живым быть радость

Посетитель ночью заглядывал

в костюме и с бородой и с ротанговой тростью

забрался через окно

и вошел в меня

И так ли уж оно плохо

И оно ли это вообще

Каждый вечер в мозгу моем мака цветок

он закрывается до рассвета

Что бы ни случилось тогда не случится вновь

Прошу подвигай моей рукой

[CO]

***

Ты говоришь

Чудо с Небес

Ты говоришь

Я держусь я держусь я действительно слепну

Веселой как жаворонок сегодня

Ты говоришь

Ничего не болит и не ноет

во мне в моем теле внутри

Я держусь я держусь я действительно слепну

Радость живой быть

Заходил посетитель сегодня ночью

в костюме и с бородой и ротанговой тростью

забрался через мое окно

и вошел в меня

Разве это плохое что-то

Разве это что-то вообще

Каждый вечер в моем мозгу мака цветок,

что закрывается перед зарей

Что бы ни случилось тогда не случится вновь

Пожалуйста двигай моей рукой

[НС]

***

Она говорит, Во тьму —

почти вопрос —

Она говорит, Не смотри на вещи —

этот мост — не слушай

Она говорит, Отвернись

Не повернись и вернись

Не причисляй больше строк к стиху

(Или возможно чтоб ты не знал

как песня разбилась пока остальные смотрели —

то было годы назад)

Не произноси вещи

(Ты не можешь произносить вещей)

Почва гладкая и неровная, сухая и мокрая

Затянись поплотнее в свой синий мундир

(Есть три части к тебе)

Я больше уже не та

Я не здесь где хожу

следом все напутавший посланник

(Он забыл свое имя)

Я не здесь пока хожу

нет любого на этом пути

лишь фигура хождений

фигура протаскавшаяся как раз в эту даль

следом все напутавший посланник

(Он забыл свое имя)

Не говори за него имя его

Не слушай вещи

(Ты не можешь слышать вещей)

Некоторые истории распутывают то что было

Не смотри через глаз

с мыслью быть увиденным

Своим не прими ничто

по Рильке, «Орфей. Эвридика. Гермес»

[СО]

***

Она говорит, В темноту —

почти вопрос —

Она говорит, Не смотри ни на что—

этот мост — не слушай

Она говорит, Отвернись

Не поворачивайся и не возвращайся

Не отсчитывай больше строк в стих

(Или ты может не знал

как песня разбилась на части пока остальные смотрели —

то было годы назад)

Не говори ничего

(Ты не можешь говорить ничего)

Земля ровная и ребристая, сухая и мокрая

Завернись потуже в свой синий плащ

(Три части для тебя)

Я больше не та

Я не здесь где я иду

сопровождаемая посыльным смущенным

(Он забыл свое имя)

Я не здесь пока я иду

и никто на этой тропе

только фигура идущих

фигура спроецированная прямо сюда

сопровождаемая посыльным смущенным

(Он забыл свое имя)

Не говори ему его имя

Не слушай ничего

(Ты не можешь слушать ничего)

Некоторые истории распутывают что там было

Не смотри сквозь глаз

думая быть увиденным

Не принимай ничто за свое

по Рильке, «Орфей. Эвридика. Гермес»

***

Многое уточняется

между нами, в пространстве

между нами, двумя этого

и тремя того

по Вальехо

***

Тебя Ты, высматривая

Вас Кэти, Сара, тебя Дина Портелли

Почему там пять деревьев

высматривая из этого дома

Вас Пауль Целан, Сесар

Вальехо, Роберт К

и Роберт Д, Почему пять

Почему пять облаков,

высматривая из этого дома

[НС]

***

Она говорит, Ты отрицание — Позади тебя горизонт в красном

и горизонт тот вопроса

знак в окончательно красном

к чему слеплен глаз твой

Она говорит, ты не знаешь когда

Она говорит, Tы обратен

Ты степени только

и летом крови теперь полный рот

и шва нейлоновая нить

Ты профессор водогонных таблеток

с момента памяти раздувшиеся долги

Она говорит, ты не можешь этого слышать

Много меньше секунды уже пройдет

соннет Кутни

[СО]

***

За столом мы говорим

Ты колоннообразно, облако

Страница это бумага

Что с линиями сквозь вещи

За столом мы говорим

Глаз разделен дважды

Потребует что-то от песни

Станет причиной сломанной мысли

За столом ты говоришь

Не считай по ножнице и часам

Не зеркаль

Не будь Стражем Порядка

За столом это говорят и клянутся:

не и не:

не набожный металог

не пастор скорби

не северный дом

И мы спрашиваем какой дом

какое окно в тот дом

какие простыни или кровать

какое предложение он хочет

какое предложение он отмеряет

требуя после от до

(его вопрос стихотворению)

и шее и бедру так изогнуться

поскольку дом не может быть нашим

За столом одна за одной

Каждая точка и запятая стираются

затем старательно каждый звук

как каждая тень или форма, спрятанная звуком

Теперь это дом

Теперь это пустующий дом

(Потребует что-то от песни)

Теперь это горящий лжеца дом

***

У меня есть ответы на все ваши вопросы. Мое имя есть слово для стены, моя голова захоронена в той стене. Когда я перепрыгиваю через ту стену, я думаю о своей голове, уверяю вас. И в сад: рай — битые бутылки, шины трактора, битые прилагательные (фрагменты стены). Небо горит вдали, это правда. Холмы мерцают золотом вдали, тоже правда. И ты замужем за этим клоуном, обезьяной, сраным убийцей света. Твои дочери будут мстить тебе. И в сад: рай — солдаты, их ружья, их ботинки, их прищуренные глаза в поисках потерянной головы. Или украденной головы? Головы порнографа. Вот, я все же сказал это. Розовые соски твердеют, когда она касается их губами. Стоны слышны из стихов — стихов, которые ты, Сенатор, так отчаянно хочешь прочесть, но не позволишь себе, пока ты гражданин, гордый и стойкий. И из головы смех, слезы, крохотные пузырьки слюны. Это голова из другого века, последнего или следующего.

для С.Е.

[НС]

***

Карнавал, и странный свет. Вспышки от тебя. Пока головы жертв их. Почему это слово, к примеру, означающее жестокость. Или им было как. Есть другие слова с тем же значением. Слова-облака, пачкающие это

Мне нравится как она ставит губы, или когда-то ставила. И как в двойной комнате все вещи суть то, чем кажутся, наконец. Дождь это дождь, наконец, и не дождь. Ты это она, запрещенная книга. Я стер заголовок, что-то о разговорах. Что до страниц, их я передам тебе по одной. Выкинь что не понравится. Предай огню или скорми их крысам, не важно. Важное это где-то еще, это другие огни, и слова струятся от лиц перед теми огнями. Действительные слова где-то еще. Объекты где-то еще и слова дабы их оживить. Огонь как знак.

***

Вот образ ребенка на горке

Травы помахивают

Костер сигнальный огонь это сон

что встречает тебя там

склон времени к взгляду

в радиусе фразы

Дорогой Король Пустое

Вчера я спотыкался и падал

Сегодня я пробегу трассу

Я не имел отношения к числам

Я не помню как лично пытал заключенных

хотя имя появляется все–таки

внутри горящей головы тыквы —

это имя или то —

вокруг какого-то звука разбросанные часы

Затем чернилами ego scriptor залит

[CO]

***

Вот образ мальчика на холме

Травы вьются

Пожара сигналы пожар это сон

Кто встречает тебя там

время искривлено до зрения

в радиусе фразы

Дорогой Король Пустой

Вчера я поскользнулся и упал

Сегодня я участвую в гонке

Я не имел отношения к номерам

Я не помню лично как пытал заключенных

хотя имя появляется тем не менее

внутри светящейся тыквенной головы —

это имя или то —

россыпь часов вокруг какого-то звука

Затем ego scriptor смывается

***

Я убил пчелу на улице Ножниц

Пчела держала мою фотографию

Женщина прошла мимо

Есть время, есть

время до, сказала она

не поворачивая головы

Тогда ты не был в чернилах

Тогда ты не был фотографией

***

Я архитектор в Вене

мертвый и писатель

в кроваво-красной кровати

Я ем вилкой мясо, скрипку

Я бросил играть на этой скрипке

В Вене нет музыкантов

Сломана ли моя скрипка снова

Я спросил в возрасте 9.10

Итак я сел и собирался избавиться от этой скрипки

Все равно я на ней не могу играть ни черта

Я архитектор в городе архитекторов

Никаких зданий

Все мои братья архитекторы мертвы

или же спят со своими сестрами в кроватях

Называй меня Эрик

чей дедушка ремонтировал скрипку

чья мать однажды научила его ненавидеть скрипку

и играть мертвого

Я разработал круг и мост

Мои слезы для той, о ком я скучаю, вниз к ее губам

Яндлю

[НС]

***

Мы назовем сегодня

В Поисках Тритона,

язык обычный, тот же

язык только меньше. Корабль

причалил, Майкл, и местные

говорили, так что мы убили их.

Souviens-toi? Все вещи были одним

тогда, за электронным забором.

Книги писали мы глоссолалией, солнца

вставали везде, где укажем

и стулья складные и деревья тоже

так были написаны. Гастхаус

был что сам Эрос, призрак той

танцовщицы витал повсюду.

Более-чем-трава

протянулась к морю.

Мы болтались

и можно было сказать, что мы болтались.

(пересматривая «Высадку Рошамбо»)

***

Сказал Говорящий:

Огромное удовольствие

быть не-мертвым

здесь снова

и говорить с вами

из этой тетради или

журнала или Книги Мертвых

в системе полулиний

и гребней, жестов

в прожилках и радиальных разрывов

что известно тебе

и сделано тобой

с этой целью

Огромное удовольствие

разрезанным быть

как узел или язык

***

Сказал Говорящий:

Плоско как языки

страницы разложены

перед тобой на просушку

Подойди и взгляни

Подойди и увидь

страницы разложенные

перед тобой на солнце

как листы загибаясь

как языки черные

[CO]

***

Сказал Говорящий:

Огромное удовольствие

быть не-мертвым

снова здесь

и говорить тебе

из этого блокнота или

журнала или Книги Мертвых

в системе полуизгибов

и гребней, венозных

жестов и радиальных трещин

знакомых тебе

и сделанных тобой

с этой целью

Это огромное удовольствие

быть вырезанным

как язык или узел

***

Сказал Говорящий:

Плоские как языки

страницы разложены

перед тобой на просушку

Приди и смотри

Приди и увидь

страницы разложенные

перед тобой на солнце

закрученные как листья

черные как языки

[НС]

***

Теперешность и теперешность поет ворон

Чтойность и белость поет центр

После и после поет ослик

Привет перелом левая рука поет

Есть ли хотя бы здание здесь?

Хотя бы тело? Горело ли

как ошейник горел?

Зеленее потери и льда? Слепоe

как музыка или смех? Последняя

песня в ряду?

Перед нами сети

предложение приговаривает

Мы прикрыли глаза мы живы

расскажи шпилям

[CO]


Материал опубликован в #13 [Транслит]: Школа языка

Подпишитесь на нашу страницу в VK, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе событий, которые мы проводим.
Добавить в закладки