Порно как социальный феномен: Стоя и эмпауэрмент

Денис Салтыков
15:54, 12 ноября 2014🔥
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

В среде российских пользователей интернета сложилась мода на определённых порноактрис. При этом, как правило, спрос выше на тех из них, которые претендуют на интеллектуальность. Одна из таких звёзд — Стоя, актриса студии Digital Playground. Эта девушка активна в социальных сетях, так что за её повседневностью вполне можно проследить в твиттере [1], а в инстаграме [2] можно любоваться регулярно появляющимися фотографиями котиков. Как своего рода порно-икона Стоя важна не только в качестве яркой актрисы, но и как фигура, воплощающая любопытный дискурс из инструментария социальных наук — дискурс эмпауэрмента.

Автор иллюстрации Linda Navagi

Автор иллюстрации Linda Navagi

Но обо всё по порядку. Со времён бирмингемской школы культурных исследований [3] разделившие её ценности специалисты в области социальных наук не просто перестали скрывать собственную политическую ангажированность, но начали ею гордиться. Позиция исследователя при таком подходе должна явно выражаться и быть частью самого подхода. Специалист по критическим дискурсивным исследованиям (направлению, возникшему под влиянием бирмингемской школы, и избравшему своим объектом непосредственно дискурс) Тён ван Дейк открыто заявляет, что если результаты его работы потенциально могут поспособствовать укреплению позиций властвующих, он их не опубликует. Более того, само обвинение в политической ангажированности кажется ван Дейку банальным, потому что решение не выражать свою позицию — всегда, тем не менее, имплицитно присутствующую — это также политический выбор [4]. Как основатели бирмингемской школы, так и большинство их последователей — левые, так что их исследовательские стратегии в конечном счёте нацелены на эмансипацию подчинённых групп. Сейчас всё чаще в этом контексте в академических кругах употребляют слово «эмпауэрмент», которое приблизительно можно перевести как «наделение силой» или даже как «наделение властью».

Теперь к порно. Так уж вышло, что в США оно сразу стало объектом ожесточённых дискуссий — как в университетах, так и в активистских кругах. Прежде всего, в этом контексте порно интересовало феминисток в силу очевидно проблемного положения женщины в гетеросексуально ориентированном мейнстриме. Если противницы, типа Андреа Дворкин [5], видели в порно вопиющий в своей эксплицитной наглости очередной инструмент насилия мужчин над женщинами, то голоса из школы исследований порно Университета Беркли ответили волной критики, настаивая на том, что порно служит эмансипации [6]. Эти дискуссии до конца не погасли и сейчас.

Стоя всей своей биографией отражает возможность рассмотрения порно как медиума для эмпауэрмента. Избалованная девочка из хорошей семьи, получившая обучение на дому, где бабушка прививала ей любовь к искусству [7], сама пришла в индустрию, подстёгиваемая интересом к БДСМ и фетиш-тематике [8]. Сейчас Стоя много высказывается, рефлексируя в публичном пространстве на тему своей работы. От колонок на сайте Vice [9] она доросла до публикации в серьёзном академическом журнале издательства Routledge [10]. Любопытно, что в своей академической статье Стоя выражается кратко, сдержанно и абстрактно. Говоря университетским языком, она «скорее ставит проблему, чем предлагает готовое решение». Стоя пишет, что «порнография» и «феминизм» — термины, значение которых очень размыто. Затем она заявляет о возможности феминистского порно, после чего завершает статью намёком на то, что в хорошем порно актрисы и актёры добровольно наслаждаются процессом. Здесь отчётливо просматривается дискурс эмпауэрмента, и можно бы на этом окончательно оставить за Стоей роль про-секс феминистки… но всё оказывается гораздо интересней.

Пожалуй, ангажированным исследователям стоит отдать должное и реальности. Как бы то ни было, сложно поверить в то, что в порно-индустрию приходят сплошь добровольцы, типа Стои или Саши Грей. Многие начинающие актрисы необдуманно идут за лёгкими деньгами, многие среди них — наркозависимые [11]. Опасность дискурса эмпауэрмента — впасть в субстантивирование вопроса, то есть признать, что порно всегда чуть ли не сущностно является эмансипаторным. Подобное обобщение может быть полезным в радикальной дискуссии с точки зрения возможности дальнейших умозаключений. Но более точным оказался бы подход к порно-индустрии в духе социальной антропологии — на уровне небольших групп, которые вполне могут различаться.

Как ни странно, сама Стоя не упоминает об этом в статье в академическом издании 2014-го года, но в своей колонке «Феминизм и я» [12] в 2013-м году демонстрирует гораздо более тонкий подход к проблеме. Здесь она пишет, что сама по себе порнография не является освобождающим феноменом. Она может оказывать такое воздействие, но всё зависит от зрительского восприятия, от его диалога с условностью жанра. В академическом дискурсе этот процесс формирования сложного сообщения, где зритель играет не меньшую роль, чем производитель, подробно описал один из основателей направления культурных исследований Стюарт Холл [13].

Таким образом, с дискурсом эмпауэрмента в порно, равно как непосредственно со Стоей всё оказывается сложнее выверенных в долгих дуэлях схем с бинарными оппозициями. Если сама Стоя биографически реализовала себя в порно в русле эмансипации, сознательно и добровольно решив зарабатывать деньги секс-трудом, то не у всех актрис может сложиться такая же ситуация. Но если вспомнить определение задачи социально-исследовательского дискурса как эмпауэрмента, то проблему можно переформулировать. Не нужно доказывать, что порно сущностно способствует эмансипации, достаточно лишь того, что оно может ей способствовать. А дальше, имея дело с уже заданным феноменом (как бы ни протестовали противники порно, оно существует), необходимо сделать его инструментом эмпауэрмента — как для приходящих туда работниц и работников, так и для зрителей. Тактической задачей социальных исследователей здесь должна быть разработка соответствующего академического дискурса. Этот процесс уже начался, а Стоя служит хорошим кейсом в этом благородном деле.

_____________________________________________________________________________________

[1] URL: https://twitter.com/stoya

[2] URL: http://instagram.com/stoya

[3] См. обзорную статью на русском языке: Куренной В.А. Исследовательская и политическая программа культурных исследований. // Логос №1[85], 2012. С. 14–79.

[4] Ван Дейк Т. Дискурс и власть: Репрезентация доминирования в языке и коммуникации. — М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2014. С. 24.

[5] См. её работу на эту тему: Dworkin A. Pornography. Men possessing women. New York: A Plume Book, 1989.

[6] См. одну из самых ярких статей, написанных с этой позиции: Penley C. Crackers and Whackers: The White Trashing of Porn // Porn studies. — Durham; London: Duke University Press, 2004. P. 309–331.

[7] Stosuy B. An Interview with Stoya // Fanzine, 2008. URL: http://thefanzine.com/an-interview-with-stoya-2

[8] URL: http://straight.fleshbot.com/5091756/you-asked-stoya-answered

[9] URL: http://www.vice.com/vice/viceArticle/author/author_id/Stoya

[10] Stoya. Feminism and the mainstream // Porn Studies Vol. 1, Nos 1–2, 2014. P. 201–202.

[11] Об этом см. документальный фильм «Откровения лучших порномоделей» («Aroused»), США, 2013, реж. Дебора Андерсон.

[12] Stoya. Feminism and me // Vice, 2013. URL: http://www.vice.com/read/stoya-feminism-and-me

[13] Hall S. Encoding/decoding // Culture, Media, Language (edited by Stuart Hall, Dorothy Hobson, Andrew Lowe and Paul Willis). — New York: Routledge, 2005. P. 117–127.

Подпишитесь на нашу страницу в VK, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе событий, которые мы проводим.
Добавить в закладки