Это вообще нормально?!

Егор Двинянин
20:59, 22 сентября 2019
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Отношение к морали в условном продвинутом российском дискурсе можно описать тем, что я называю «стереотипом второго порядка». Подверженность стереотипу первого порядка, то есть обычному стереотипу, состоит в том, чтобы транслировать те или иные моральные догмы, которые с высокой степенью вероятности А) связаны с той или иной религией, Б) безбожно морально устарели, простите за каламбур и тавтологию. Подверженность стереотипу второго порядка — вещь более тонкая. В данном случае этот стереотип заключается в игнорировании морального аспекта в принципе, потому что морализаторство сейчас — это «фу-фу-фу» и вообще один из нового списка смертных грехов.

Как бывает и с обычными стереотипами, стереотип второго порядка не лишен оснований: тема морали зашкварена религиозными догмами и обсуждать моральные нормы всерьез очень сложно. У одних принято так, у других — эдак, кому-то покажется оскорблением варить мясо козленка в молоке матери, а кому-то — ошибка в «тся» и «ться». И тем не менее, чем дольше я живу, тем очевиднее для меня становится необходимость говорить о том, что есть нормально, а что — нет (особенно в России, которая как известно на вечной развилке между «особым путем» и стандартным циклом развития общества). В юности, окрыленный пониманием того, что условные «родители» чаще ошибаются, чем говорят вещи, близкие к истине, я отказывался от традиционных заблуждений пачками. Где-то к тридцати годам произошла естественная балансировка — я научился отделять зерна от плевел, то есть, другими словами, ко многим вещам я стал относиться более аккуратно, чтобы ненароком «не выплеснуть с водой ребенка». Так было и с моралью.

Как обсуждать мораль в современном мире, где бог умер, и никто тебя не накажет после смерти за грехи твои? Единственную возможность для этого я вижу в отождествлении морального поведения и здорового поведения. Я бы сказал «адекватного» поведения или поведения, согласующегося со здравым смыслом, но адекватность и здравый смысл очень неконкретны, тогда как оценить поступок с точки зрения того, полезен он или вреден конкретно для тебя, намного проще. Такой подход также решает проблему поиска универсалий, то есть каких-то общих правил в нашем индивидуалистическом мире. Таким образом, первой современной моральной догмой, без сомнения, можно назвать принцип «каждому свое» и терпимость к окружающим как непременный атрибут этого принципа.

Также очевидно, что всему разнообразию неповторимых индивидуальностей (sic!) нужно еще как-то уживаться друг с другом на одной планете и в одном коллективе, поэтому вышеупомянутая личная свобода поступать так, как тебе заблагорассудится, обязана балансироваться личной же ответственностью за свое поведение. Современная мораль гласит: «если дело касается только тебя, можешь хоть повеситься, если считаешь нужным. Но если ты живешь в обществе, то твоя свобода заканчивается там, где начинается свобода другого».

Два упомянутых принципа (свободы и ответственности) — как инь и янь. Они являются базой, задают главный принцип оценки того, что есть нормально и морально, а что нет. Без свободы не бывает ответственности, без ответственности ты не сможешь быть действительно свободным, по крайней мере сравнительно долгое время.

Важной отличительной чертой современной морали является то, что люди в среднем стали более развитыми, чем даже 100 лет назад, поэтому вместо закрытого списка того, что разрешено, а что запрещено (или осуждается) достаточно предложить лишь руководящий принцип. То есть нам больше нет необходимости писать талмуды (в прямом и переносном смысле), где прописаны тысячи ситуаций и верный образ действий, мы можем, пусть и наивно, рассчитывать на то, что средний человек может пользоваться общими правилами.

Сразу оговорюсь, что я рассматриваю здесь идеалы, то есть «вещи, к которым неплохо бы стремиться», потому что они полезны и для тебя, и для общества в целом. Но из всех правил могут быть исключения, понимание этого тоже может быть моральным само по себе, поскольку нет ничего вреднее, чем соблюдать неактуальное для ситуации правило.

О структуре морали

Описывая то или иное явление важно не только обрисовывать общие контуры, но и вычленять структуру. Собственно, поводом для этого текста о морали стал отрывок из «Истории западной философии» Бертрана Рассела, где он рассуждает о причинах успеха «греков» на поле философии. В качестве важнейшего элемента Рассел приводит сочетание рассудка и страсти. Однако отправной точкой мог стать с таким же успехом и Достоевский: про похожую дихотомию он говорил в Карамазовых, в отрывке про «две бездны», в которые глядит душа русского человека.

Я убежден, что, рассуждая о норме для человека, то есть, о том, что можно считать эталоном поведения, мы должны учитывать голос разума и позывы страсти как равноправные элементы. Именно сочетание мотивации, основанной на рассудке, и мотивации (хотя тут уже лучше подходит слово «стимул»), побуждаемой страстью, задаёт структуру этого эталона.

Страсть, условно, базируется на внутренних побуждениях, инстинктах. Страсть естественна, природна, животна.

Рассудок же — чисто человеческая штука, это искусственный ограничитель наших страстей, животных инстинктов.

Христианская мораль исключает животное (естественное, природное) и делает акцент на человеческом, для любителей лести называя это «божественным».

Проблема, однако, в том, что подавление своих естественных побуждений, если оно практикуется на деле, а не на словах, вредно для здоровья. Рассудок с точки зрения эволюции появился не так давно, поэтому занимает в нашей жизни неоправданно значимое место. Здоровее, грубо говоря, меньше думать и больше делать. (Но это совет для разумных людей, а не для дикарей).

Да, по большому счету, на сублимации построен весь прогресс человеческой цивилизации, но для конкретной личности это не совсем здорово (здесь и почти везде далее ударение на вторую 'о') и мы не можем считать это нормой. Естественно, я тут ругаю только крайность, когда вместо разумного ограничения страстей происходит их подавление. Однако христианская мораль и попытка ей следовать имеет итогом именно такое подавление.

В противовес христианству язычество практически целиком и полностью про страсть. Уважать свои страсти — та суть, которую необходимо вытащить из язычества. Жертвоприношения и оргии — по желанию.

Что означает «уважать свои страсти»? Следовать за тем, к чему тебя влечёт. Влюбляться без памяти — здорово и богоугодно. Заниматься тем, что тебе интересно (и желательно зарабатывать этим) — тоже. Долго терпеть, фрустрируя свои желания, — грех (то есть, в нормальных терминах, «вред»).

Рассудительность и страстность — два принципиально разных режима функционирования, и попытка их совместить в одной личности, казалось бы, чревата шизофренией. Однако проблема возникает только если с детства нет практики взаимодействия со своим Ид (в терминах деда Фрейда) или Ребёнком (Берн). Если внутренние побуждения не подавлять и прятать, а огранять — есть шанс, что ребенок вырастет в здоровую личность.

Сочетание страсти и рассудка близко по смыслу к дихотомии свободы и ответственности. Без свободы не бывает ответственности, без ответственности свобода губительна. Ровно поэтому 90-е воспринимаются большинством как ужасное время: привыкшие, что государство за них все решает, взрослые люди не были готовы к свободе, потому что с них с детства снимали ответственность за свою судьбу. По инерции большинство русских продолжает надеяться на государство, отказываясь от своей свободы, не понимая какая в ней ценность кроме геморроя ответственности. Но это не здоровое поведение для взрослого человека.

О некоторых частностях

Разобравшись с общим в общих чертах, можно аккуратно перейти к частностям. Чтобы не потеряться в частностях, их лучше структурировать по видам нормы. Два вида из известных мне упомянуты выше, это физиологическая и нравственная/морально-этическая нормы. Третья — всем известная статистическая.

Физиологическая норма указывает нам, что есть здоровое поведение для представителя биологического вида homo sapiens sapiens. Выше мы ассоциировали её с уважением своих страстей, самой известной из которых является любовь. Однако не все, что естественно для человека столь же возвышенно как любовь. Поесть, поспать, посрать, извините за грубость, — верх устремлений почти любого здорового млекопитающего. Другими словами, нормальным для человека является избегание стресса, любого лишнего напряжения. Лишним будет являться любая работа сверх минимума, необходимого для обеспечения комфорта. Из этого вытекает стремление к удовольствию, наслаждению. Здоровый организм предпочитает не страдать, а наслаждаться. Другое дело, что некоторые в своих страданиях могут находить наслаждение, но сейчас не об этом.

Наконец, человек — социальное животное и стадный инстинкт, конформизм для него тоже нормальны. Я упоминаю здесь об этом, потому что данная установка на практике часто противоречит тому, что мы привыкли называть моральной нормой. Я, конечно же, говорю про происходящий в России беспредел, протесты и, на контрасте, пассивное конформное большинство, которое с этим мирится. Собственно, попытка ответить на вопрос, кто нормален «я или они», и стала причиной всего рассуждения о морали.

С нравственной нормой гораздо сложнее, чем с физиологической, потому что сколько людей — столько мнений. Однако можно воспользоваться бритвой Оккама и отсекать лишнее. Предлагаю оценивать известные установки по критерию здорового/нездорового поведения и смело отбрасывать очевидно нездоровые вещи. Важный вопрос: кто определяет, что является здоровым. Вопрос сложный и на него ответить хорошо невозможно. Можно просто отделаться ссылкой на здравый смысл, что я и сделаю.

Выше упоминалась христианская (она же, с оговорками, — еврейская) доктрина, а также язычество. Нельзя обойти стороной и буддизм, так как там акцентируется очень важная тема времени. Но, в целом, много чести религиям: этика спокойно существует и вне их. Только морковкой является не рай после смерти, а комфортная жизнь на Земле.

Из христианства можно — без сомнений — взять только любовь к ближнему. Именно через эмпатию, сострадание к окружающим мы и стали людьми; не только труд, но и любовь сделала из обезьяны и дикаря человека. С любовью все понятно. Запомним и пойдём дальше.

Кроме завета всех любить христианство также пропагандирует ненасилие. Имею в виду установки «не убий», а также «подставь другую щеку». Если с первой установкой можно согласиться (с оговоркой, что для самозащиты убивать можно), то второе — классический пример того, что я называю bullshit. Bullshit — известная и нередко общепринятая установка, которая является не только ложной, но и вредной. Подставь другую щеку — пример «перегиба» в морали. Есть плохая по форме, но верная по сути поговорка «Добро должно быть с кулакам». Другими словами, добрый человек должен уметь себя защитить. Добро, если оно побеждает зло, должно быть сильным, а не слабым. Поэтому подставлять другую щеку это просто глупость, не самая подходящая установка для моральной доктрины, претендующей на универсальность. В ту же топку, но с большей аккуратностью, можно выкинуть самопожертвование. Альтруизм — вещь в принципе неплохая, лично я получаю удовольствие от помощи другим. Но чтобы помогать другим надо сначала помочь самому себе. То есть моральным является не альтруизм в его чистом виде, а, наоборот, разумный эгоизм. В эту тему фраза, приписываемая, С. Саровскому: «спаси себя, вокруг тебя спасутся тысячи». Ну и великое и нетленное «сначала наденьте кислородную маску на себя, потом — на ребенка».

'Не укради' берём без оговорок. (Думаю, не надо делать всякий раз оговорки на случай выбора между жизнью и смертью. Выбирать надо всегда жизнь. Хотя и на этот случай можно сделать оговорку — не всякая жизнь стоит проживания).

'Не лжесвидетельствовать' тоже вполне подходит для современного человека. Главное, конечно, не врать самой себе, а окружающим — по возможности. (Шучу, если мы говорим про идеалы, то надо все же стремиться к тому, чтобы не лгать вообще, это вредно для здоровья, лишние переживания. Другое дело, что никто не идеален, но об этом отдельно чуть ниже.)

'Не прелюбодействовать' — чуть ли не самый большой и вредный bullshit во всей христианской традиции (сразу после дичи под названием «первородный грех»), поскольку, как мне видится, в этой установке коренится негативное отношение к сексу. Секс это здорово и прекрасно, главное, чтобы он был безопасным. Аминь. И забудьте слово «шлюха»: в современном обществе любовь к сексу и даже заработок сексом не может быть чем-то стыдным. Не всем же зарабатывать на статьях в wonderzine.

'Не чревоугодничать' можно перевести на современный язык как «вести здоровый образ жизни». Хороший совет, берем, многовековая мудрость как-никак.

Все установки христианской морали перечислять и проверять на адекватность — не хватит времени и сил, даже если делать это в экспресс-режиме. Но хочу отметить еще одну важную вещь — ритуалы: отдыхать в субботу/воскресенье, ходить в церковь, ставить свечки, креститься и т.д. Сами по себе эти вещи — бессмысленны и их соблюдение «потому что так положено» — глупость; если и соблюдать ритуалы, то только если они имеют для вас личностный, интимный смысл. Однако ритуалы имеют важную дисциплинирующую роль, а дисциплина, подчеркну, — это здорово и очень-очень важно. Поэтому, отказываясь от религиозных ритуалов, желательно заменять их другими. Делать зарядку, чистить зубы, читать книги, пылесосить коврик и т.п. Если отказываться от распорядка жизни, продиктованного религиозными обрядами и традициями, надо учиться упорядочивать свое время самостоятельно, потому что без подготовки такая свобода может оказаться губительной.

Завершить этот безумно краткий, а значит обреченный на неполноту, экскурс в христианскую традицию, хочу снова цитатой из Достоевского: «Делай неустанно». Активность, труд, движение — все хорошо и богоугодно, если без надрыва. Справедливое утверждение «теория без практики мертва» — в эту же копилку. Через деятельность, практику происходит состыковка разума, сознания и тела. Именно деятельность, активность, приносящая удовольствие — необходимое, но, увы, не всегда достаточное условие психического здоровья.

Из язычества, кроме уважения своих страстей, то есть внимания к своим естественным, природным, эмоциональным побуждениям, важно вытащить еще одну сутевую вещь — любовь к природе и вообще природоцентричность. Мы часть природы, но последние пару тысяч лет старательно от нее дистанцировались. С этой точки зрения, загрязнять окружающую природу — означает вредить собственному здоровью. Очевидно, заботу о своем здоровье надо понимать шире, чем просто заботу о своем теле.

В буддизме важнейшей вещью, на мой взгляд, является идея присутствия в моменте, которая также имеет непосредственное отношение к здоровью. Чрезмерная зацикленность на прошлом или будущем — хоть негативная, хоть позитивная — вредна. Под негативной зацикленностью я понимаю переживания из–за прошлых ошибок или будущих проблем, а под позитивной — постоянные воспоминания о счастливых былых временах или витание в мечтах о будущем. Дело в том, что прошлого и будущего не существует, а есть только текущий момент и наслаждаться жизнью (а иначе зачем это все?) можно только сейчас.

Из буддийских ритуалов можно смело вытаскивать медитацию осознанности. Это тренировка нахождения в текущем моменте, ощущая свое тело и активно воспринимая сигналы из внешнего мира. Главное, не использовать медитацию как способ уйти от суровой реальности — не поможет. Насколько я могу судить, медитация лучше работает, если приправлять ее эзотерикой, но эзотерику всерьез мы, конечно, обсуждать не будем.

В заключение

В заключение темы нравственной/морально-этической нормы вернусь к тому, что никто не идеален. И никто не обязан быть идеальным. И никто не может заставлять вас быть идеальным (если только не идеальным в соблюдении инструкции на АЭС). Но стремиться к идеалам все же, подозреваю, нужно. Стремиться аккуратно, медленно, постепенно, естественно, не забывая о том, что у вас есть не только сознание, но и тело. В общем, плоха как фетишизация телесного, так и пренебрежение им. (Спасибо, кэп?)

Здесь пора сделать важную оговорку: что можно, а что нельзя, что такое хорошо, а что такое плохо, каждый определяет сам для себя и каждый, по идее, должен нести личную ответственность за свой выбор. Проблема же начинается, когда безответственность человека негативно сказывается не только на нем, но и на окружающих. Собственно, вся «мораль» и ее необходимость, как я уже говорил, в том и заключается, чтобы примирить нас всех, таких разных, друг с другом.

Кроме физиологической и морально-этической нормы есть еще норма статистическая, которая отражает то, что нормально для большинства представителей общества. Очевидно, это не самый лучший образец для подражания, потому что большинство всегда конформно и консервативно и с настороженностью относится ко всем новым, пусть и очень полезным, идеям. В этом, собственно, залог стабильности общества, поэтому как бы не хотелось критиковать большинство за глупость и пассивность, надо всегда помнить, что в этом нет никакого смысла.

Тем не менее, если говорить о нравственных нормах, то ориентироваться на большинство нельзя. Социально-экономический прогресс всегда двигался активным меньшинством. Если это активное меньшинство находило что-то полезное (и безопасное), то большинство примыкало к нему. Впрочем, об этом вся теория диффузии инноваций, не буду повторяться.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File