Театр в усадьбе

Елена Гордиенко
23:17, 08 июля 2019
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

С 4 по 7 июля в музее-усадьба «Ясная поляна» прошёл «Толстой». Уже не Weekend, а полноценный фестиваль, лучший театральный open air. За два дня я успела увидеть шесть неплохих и просто очень хороших работ (а также один отличный в своем жанре фольклорный театр), и много интересных вещей параллельно еще проходили на других сценах, от квеста для школьников до прямо во время фестиваля собирающейся выставки. Кажется, здесь можно было найти работы на любой вкус и любой возраст и почти невозможно - недовольные лица. В чем же секрет? 

Рисунки и прогулки с Толстым. Проект «Чердак» музея современного искусства PERMM

Рисунки и прогулки с Толстым. Проект «Чердак» музея современного искусства PERMM

Выскажу пару мыслей.

а. Звук. Почти во всех спектаклях была полная или частичная подзвучка, и вроде бы микрофоны тут необходимость техническая, но работают они на самом деле в двух плоскостях: забота о зрителе, во-первых, (открытый воздух прекрасен, но съедает звук, очень часто об этой проблеме отечественные режиссеры забывают, а зрители не слышат весь текст и начинают скучать), а во-вторых — получающаяся кинематографичность и мюзикловость, такое другое пространство, которое внутри усадебно-яснополянского, натурального, быта создается в том числе звуком.

Отход же от микрофона, чередование естественного и подзвученного голоса в «Иллюзиях» Театра.Акт из Казани был оттого значимым поиском более интимного контакта с аудиторией и с самими собой как героями.

Сцена из саунд-драмы «Детство»

Сцена из саунд-драмы «Детство»

б. Исторического вида костюмы, натуральные льняные ткани и деревянные декорации, которые в театрах-коробках смотрятся, за редким исключением, уже очень старо, тут уместны и не вызывают вопросов. Возможно, на восприятие влияет еще и мода на реконструкторские мероприятия, которые как раз на открытом воздухе проходят всегда, и музей-усадьба, конечно, подходящее как нигде пространство. Новый театр, с другой стороны, тоже сегодня увлекается стилизацией, когда подбирает одежду современную, но как будто вневременную (так было в «Пермских богах» Дмитрия Волкострелова и Ксении Перетрухиной совсем недавно).

Сцена из спектакля «Пятница. Досужие разговоры»

Сцена из спектакля «Пятница. Досужие разговоры»

в. Игра, заявляющая о себе как игра, и даже намеренная детскость работают очень. Такое ощущение даже, что пространству музея этой живости не хватает обычно: когда мы шли в полночь после финальных «Карениных» на выход и в яблоневом саду деревья уже не перемежались смешными картонными фигурами и вывесками из квеста Али Ловянниковой, было очень грустно. Что делала Пермь (музей PERMM), не успела посмотреть, но по фотографиям понятно, что разные Львы Николаичи в теплице — это очень хорошо. И синего зайца кажется, что увидишь уже не только в саунд-драме «Детство» Алексея Размахова, а и просто выбежит из–за угла и правда. «Чем люди живы» Татьяны Тарасовой (зеленоградский театр «Ведогонь») тоже намеренно игровые, и аудитория подключается. Такая здоровая семейная тема и смех. Ориентация на семейный отдых тоже здесь, кстати, выглядит и уместно, и многообещающе.

Сцена из эскиза «Чем люди живы»

Сцена из эскиза «Чем люди живы»

Без буквы напишу, что само по себе открытое пространство, когда можно зайти на спектакль и, если он не понравится, выйти, никого сильно не потревожив, и даже поснимать что-то для себя на смартфон, — делает посещение театра просто удобным и не напряженным. А были бы все буфеты как здесь фудкорт…

Квест "Война и мир"

Квест "Война и мир"

Отдельно же хочется написать про два спектакля в программе, которые запомнились особо — и связались между собой (рифмы, наложения, случайные ассоциации в фестивальном расписании я ценю больше всего всегда).

г. По контрасту с общим смехом и радостью, царящими условно у начала усадьбы, действует уединенная, уводящая тебя от ворот все дальше и дальше вглубь имения, в лес, аудиопрогулка «Война и мир» Евгения Маленчева. Скрещение дневниковых записей Софьи Андреевны и Льва Толстого создают физически ощутимое присутствие личной истории этого места, лирически — серьезно, медленно, но без пафоса и без «актерства» прочитанные разными актёрскими (и как по голосам подобранными!) парами тексты (тут тонкая работа Юлии Поспеловой вслед книге Басинского) передают нежность и горечь, надежды и бессилие, страх и желчь, так отчаянно переплётные в судьбе хозяев Ясной поляны. Удивительная работа с пространством (художник Анастасия Бугаева), вроде очень простая, но забирающая тебя всего (и композиторская тоже — спасибо Григорий Полухутенко, звук в наушниках здесь позволяет не выключиться, а именно погрузиться в уединенное и рефлексивное состояние): я не об арт-объектах даже, а об уведении в места уединенных прогулок, в мрачные чащи и наоборот потом в открытое, светлое поле. Текст построен на волнах эмоций и смыслов, и вот пространство помогает этот неровный, негладкий путь прочувствовать. Некоторые места в музее увидела вовсе впервые, и страстно хотелось снимать эти пейзажи — как-то сами собой находились сломанные и одинокие деревья, или, наоборот, неловко растущая зелёная ветка на голом стволе сосны, — природа становилась еще одним героем, свидетелем и передатчиком той жизни и тех чувств.

Сцена из спектакля «Война и мир» (путешествие)

Сцена из спектакля «Война и мир» (путешествие)

д. Не посмотрела уже «Дьявола» Краснодарского молодежного театра, но тематически вообще много получилось в итоге о «мерзости» (буква «М» в спектакле «В. М. И П. С. С. Ж. Н. М. М. С. И Н. С.» Александровского-Дурненкова) — мужской похоти и мыслях в связи с этим о браке, о любви и измене, о счастливых и несчастливцах семьях. Аудиопрогулка Маленчева тут работала главным триггером: я впервые почти слушала текст эпилога «Войны и мира» так, что хотелось автора поколотить за непонимание Наташи и презрение к женскому — удивительно же, как женская чувственность означивается Толстым прямо как материально-низменное (есть более важные вещи, чем кровящие сосцы, как этого жена не поймет!), а мужская — как важная экзистенциальная проблема. Разрыв тут идёт еще и от того, что мужское для него личное и прожитое, а женское — абстрактно представляемое, и вот эту ветку отлично подхватывает (и буквально, проходит в том же пространстве поля, где заканчивался аудиоспектакль) «В. М. И П. С. С. Ж. Н. М. М. С. И Н. С.» Семёна Александровского. Скорее перформанс, он построен на том, что с двух концов поля навстречу друг другу идут он и она и ведут за собой две группы зрителей, зачитывая от одной таблички-буквы к другой отрывок из Толстого, его взгляд на отношения в паре, мужское-женское и вообще, а потом встык воззвание к любимому/любимой напротив (пьеса Михаила Дурненкова), постмодернистский вброс на тему нового гендерного равенства. Часть текстов совпадает, и в конце вы группами сближаетесь и слушаете один какой-то отрывок в интервальном наложении голосов. А потом они вместо встречи продолжают идти куда-то вперёд, мимо друг друга. И эта невстреча кажется и шуточной, и логичной: то, что у жены (Алёны Старостиной) звучало как политическая программа, даже если она в нее и не всегда как будто верила, у мужа (Ивана Николаева) было в роли уступки капризам. Причём усадьба опять работает на текст: про экопоселение слушаешь серьезно, а про феминитивы — смеёшься…

Сцена из спектакля «В. М. И П. С. С. Ж. Н. М. М. С. И Н. С.»

Сцена из спектакля «В. М. И П. С. С. Ж. Н. М. М. С. И Н. С.»

И все–таки еще е. В фестивале «Толстой» случились спектакли, напрямую к Толстому отношения не имеющие, но которые здесь начинали читаться через толстовские тексты, соотноситься с ними. Толстой как ключ, а не только автор, — важная изюминка фестиваля 2019. Так было с «Иллюзиями» Театра.Акт. Историю четверых персонажей текста Ивана Вырыпаева с иностранными именами (Маргарет, Сандра, Дэнни, Альберт) играют двое казанских артистов, обращающихся друг к другу по их реальным именам, семейная пара Родион Сабиров и Ангелина Мигранова. Редукция до двух исполнителей создаёт очень простой и изящный эффект: история оказывается не про разные пары и разные отношения, а про пару вообще, про доверие вообще, про любовь вообще. Про архетипы мужа и жены. И при этом это взгляд именно молодых, хотя они и играют стариков. Как в спектаклях по дневникам это был взгляд на молодых Соню и Лёву, но через призму знания их конца. Как сам Лев Толстой писал идеалы-типы семей, семейных архитектур. А в жизни сложилось как-то иначе.

Сцена из спектакля «Иллюзии»

Сцена из спектакля «Иллюзии»

Будем ждать продолжения «Толстого» в следующем году и надеяться, что хотя бы аудиопрогулка in situ «Война и мир» станет частью музейного предложения посетителям в обычные дни. Было бы хорошо!

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File