Карты Двора

Екатерина Дайс
22:07, 14 марта 2020🔥
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию
Image

РЫЦАРЬ ЖЕЗЛОВ

Огонь огня, в руке держащий факел,

Отдавший все полцарства за коня,

Несущийся вперёд, не соблюдая знаки,

Ты вихрь, ураган, судьбу свою кляня,

Бросаешь в темноту потоки адской лавы,

И пламя лижет путь, и конь летит во тьму —

Пегас взнесёт тебя на гребень дикой славы,

Но дальше вспомнишь ты «тюрьму или суму».

Пока крепка броня, пока блестит кольчуга,

Стремительный порыв, несётся вороной,

Да, страсть твоя сильна и где-то ждёт подруга,

Пока несёшься ты над дальнею страной.


РЫЦАРЬ ЧАШ

Огонь воды — крылатый, но без шлема,

Чей белый конь несётся через море.

Тебе любая лужа по колено,

В любой тюрьме ты будешь на просторе!

Свобода не снаружи, а внутри,

Будь ангелом, направо и налево

Разящим, целый мир сейчас сотри,

Но кубок довези до королевы!

Ты — водолей, в чьей чаше скрылся краб,

Что водный знак июньский означает.

Ты господин всего, но жалкий раб

Той огненной воды, что развращает.

Пусть бледный конь на праздник не спешит,

Куда нацелено его копыто —

Там истинный господь всего сидит —

Мелек Тавуз, невидимый, сокрытый.

Павлин, что, развернул свой пышный хвост,

Скрывает под Исиды покрывалом

Любовь, шипы, цветы прекрасных роз,

Вино, что рыцарь держит в кубке алом…


РЫЦАРЬ МЕЧЕЙ

Огненный воздух, летящий на юго-восток,

Меч интеллекта пронзает привычные хмари,

Солнца кинжал не покажет, как рыцарь жесток,

Он как Меркурий стремителен, снова в ударе.

Крылья стрекоз над коня золотою спиной,

Переливаясь зелено-златым скарабеем,

Рыцарь парит как Гермес над далёкой страной,

Ласточки рядом летят и совсем не робеют —

Рядом патрон, не в крылатых сандальях Гермес,

Всадник, что мчится с письмом, никому не внимая.

Самая быстрая мысль достаёт до небес.

Ум — это все, что нам нужно от месяца мая.


РЫЦАРЬ ДИСКОВ

Огонь земли, стоящий пред закатом

Среди колосьев девственного поля,

Так ждут крестьяне, бывшие солдаты,

Что кабала вдруг превратится в волю.

Но цепи, что растут из–под земли,

Те цепи, что так хлещут по пшенице,

Приковывают к ней как костыли,

Ты смотришь на других, кто вдаль умчится,

И думаешь: я тоже был другим,

Мы рыцари и рождены для боя.

Но небо над тобою золотое

И в небе почивает Элохим.

Твой конь стоит на четырёх ногах,

А шлем назад откинут, лишь посевы

Милы тебе, как междуножье девы,

Чей верный рыцарь не внушает страх,

А только умиление. Оленем

Украшен шлем, возлюбленным Дианы,

Чья девственность тебя лишает лени

И обвивает чресла как лиана.

Засеять и вспахать большое поле,

Снять урожай — достойный и богатый,

Стать тем, кто подчинился высшей воле

Шафранового пеплоса Гекаты.


КОРОЛЕВА ЖЕЗЛОВ

Вода огня в сияющей короне –

Соединяя знаки зодиака,

Ты как Хатхор, тебя никто не тронет.

Лучи твои как девять спелых злаков,

Но их двенадцать. Царствует Нюит

Над всеми, кто живет в подлунном мире,

Кто спит сейчас и никогда не спит,

Кто ноты подбирает, чтоб на лире

Сыграть. В твоей руке не жезл — а тирс,

Ты что-то знаешь и о тайне Вакха,

Твой ирбис или барс в руках — потир,

В котором ты хранишь всю воду знака,

Мгновенно превращая лёд в огонь,

Закрыв глаза, ты предаешься лени.

Мы — злые дети на твоих коленях,

Как солнца ждущие твою ладонь.


КОРОЛЕВА ЧАШ

Невидима за лунною завесой,

Вода воды, легчайшая из вод.

В молчании и тайне бессловесной

Девятая сефира, свет Йесод.

О, море — мать и нежная богиня,

Качанье волн в прекраснейшем из утр.

Ты хороша для всех, но кто же примет

Из рук твоих нетленный перламутр?

Нептуна вдохновение и грёзы,

Эмоции и сны, любовь, мечты.

Всё сладостно, легко и несерьёзно.

Трезубец Шивы, лотоса цветы.

Всё призрачно во тьме, в сияньи лунном,

Пусть Ибисом владеешь — птицей Тота,

Ты — жрица в облачении безумном.

Путь наслаждения — твоя работа,

Невидима за лунною завесой,

Сокрыта под Исиды покрывалом,

Ты вечная небесная невеста,

Ты та, кто из Плеромы убежала.


КОРОЛЕВА МЕЧЕЙ

Одиноко и холодно на вершине познания

Обнаженная истина — не жена и не дева,

А вдова горемычная, вечных льдов королева,

Чей воздушный престол на краю мироздания.

Ледяною короною навечно увенчана,

И младенец кудрявый в сетях ее плена.

Не сестра и не дочь, не обычная женщина,

Артемида? Селена?

Отсекая отшельнику его голову мудрую,

Критикуя, рубя все возможные связи,

Ты любого брахмана заделаешь шудрою,

И он будет обязан

Всем тебе, королева, и станет выкладывать

Слово «вечность» из льдинок, держа в ослабевших

Пальцах буквы иврита, и медленно сглатывать

Боль, тоску и обиду.

Обнаженная истина не имеет либидо,

Это строгий судья для живых и ушедших,

На весах мироздания королева Исида

Взвесит всех сумасшедших.

Одиноко и холодно на вершине познания,

Но Дурак станет Магом, так завещано предками.

Перед тем, как уйти, повтори заклинания,

И вперед, за монетками!


КОРОЛЕВА ДИСКОВ

Отвернувшись от бренного мира,

За пустыней своей наблюдая,

Госпожа драгоценных сапфиров

Бафомета рукою ласкает.

По пустыне бегущая речка

Между тройственных пальм протекает,

Мир реальный тебя не пускает,

Ты не можешь терпеть человечков.

В женской силе есть воля и мудрость,

В женской силе есть море и матка,

Левый столп — где и строгость, и скудность,

Жизнь есть смерть, но сейчас ты над схваткой.

Притягательность сумрачной бездны,

Танец Шивы — слиянье, круженье,

Все сомненья теперь бесполезны,

Мир растительный ждет пораженье.

Его высушат, срубят, растопчут,

И разрежут на тонкие ленты.

Эти травы, что даже не ропщут,

Нежных эльфов Малифисенты.

Защищайся скорее рогами,

Вечной кожей змеиной обвита,

Только ты сохранишь, дорогая,

Этот скипетр древний и свиток.

Этот жезл, где внутри гексаграмма,

И луну содержащую сферу,

Для адептов ты станешь примером

Как царица забытого храма.


ПРИНЦ ЖЕЗЛОВ

Смотри мне прямо в глаза, возничий, летящий вперёд

На огненной колеснице, запряженной царём зверей.

Жезл феникса держишь, зная, что всё пройдёт,

Никого нет на свете быстрее тебя и храбрей.

Огненный принц, пламенный воздух, владеющий львом.

Помнишь ли ты про блудницу из города Вавилона,

Укротившую зверя только одним волшебством,

Помнишь ли ты, когда мчишься вулканической лавой со склона?

Вихрь любовной страсти, увлекающий всё и вся,

Сверху крылатый лев, словно бы мир — не темница.

Словно бы феникс восстанет из мертвых, себя орося

Лучшей кровью зверинца.

Алое лоно заката разлилось над Москвой,

Львы и пантеры рычат из главного храма Берлина,

Если Иштар проснётся, она сядет рядом с тобой,

На огненный трон и львиный.


ПРИНЦ ЧАШ

«Это звери мои!» — так сказал Заратустра,

Продвигаясь над озером, мутным болотом.

Будь я мудрым, как змей, овладевший искусством,

Будь я гордым орлом, упоённым полетом,

Мне не стать человеком, я близок закату,

Я всегда был светилом, полуночным солнцем,

Я всегда был служителем древней Гекаты

Уносящимся в небо слепым стихотворцем.

Цифра восемь, что в крыльях орлиных сокрыта –

Это слава, величие Ход как сефиры.

Только воздух с водою горят как сапфиры,

Это Чаша Грааля пропала, разбита.

На моем алтаре — не засушенный лотос,

Не сандал и не ладан, не вербена и мирра.

Мой алтарь — целый мир, я лечу над болотом,

Управляя орлом мановеньем факира.

Пусть поводья черны, но светлы мои мысли,

Жизнь идет чередом, все идёт свои ходом.

Надо мной облака словно крылья повисли,

Обнаженный Гермес так летит небосводом,

Оставляя сомненья, тревоги и страхи,

Проявляя отвагу, откровенность и волю.

В жизни есть и паденья, и взлёты, и крахи,

«Это звери мои!» — я их нежу и холю.


ПРИНЦ МЕЧЕЙ

Четверо херувимов, танцующих в темноте,

Как на картине Матисса, двигаясь хаотично,

Мир созидают в уме, в полной его пустоте,

Не размышляя о том, что правильно или этично.

Вечно юные дети полых зелёных холмов,

Выползшие на свет, двигаясь так бесшумно,

Тянут твою колесницу под музыку дивных псалмов.

Плерома всегда безумна.

Меч, означающий мысли, ты держишь в правой руке,

Левой рукой Сатурна ты убираешь колосья

Всех размышлений и слушаешь невдалеке

Эльфов многоголосье.

Этот зелёный народец с венериных рудников.

Воздух пропитан любовью как твоя кожа медью,

Принц мечей как ни странно не избавленный от оков

Страдающий как под плетью

От обилия мыслей. Горе не от ума,

От того, что твой гнозис не выдержит на бумаге.

Нет такого листа, пергамента без клейма,

Папируса без решетки, но так вырастают маги!

Четверо херувимов, танцующих на свету,

Словно бы мир свободен в пьяном своём экстазе,

Словно на перекрёстке ты поцелуешь ту,

Что в сердца иконостасе.


ПРИНЦ ДИСКОВ

В полночный час тебе опять не спится,

Как будто кто-то вышел, хлопнув дверью,

Из черного металла колесница

Вперёд летит за разъярённым зверем –

То бык, впряженный в чёрную работу,

Физически силён и для Нигредо

Прекрасный движитель, вокруг азота

Молекулы роятся равномерно.

Принц обнажен, он празднует победу,

В апреле двадцать первый градус овна –

Его стезя. «Я никуда не еду,

Сижу на месте, как в самадхи, ровно».

Алхимия — основа всех причин,

Соединенье серы, соли, ртути.

Лишь дисков принц не ведает личин

И потому освобожден от жути.

Рабы должны служить, а господин

На черной колеснице вдаль умчится,

Останься здесь, ты у себя один,

Пусть скотий бог к тебе сейчас смягчится.


ПРИНЦЕССА ЖЕЗЛОВ

Земля огня, что всех воспламеняет,

Ты жрица круторогого Амона,

Его алтарь от алых роз сияет,

Его алтарь — как девственницы лоно.

Двенадцать золотых голов барана –

Руно, что принесёт алхимик в жертву,

Твоя душа — разверзнутая рана,

Лишись семьи, на дно Малкут сошедши.

Как буква брата твой волшебный пламень,

София, нисходящая в Плерому,

Ты женщина и Философский камень,

Сияющий так далеко от дома.

Пером Маат ты завершишь корону,

Держа в руке жезл трепетного солнца,

Ты тигра приносила в дар Амону,

Ты предана ему до дна, до донца,

До самого паденья вниз, сефиры

Взирают на тебя в твоем движеньи…

Что жрице небеса и их эфиры,

Когда она познала наслажденье?

Земля огня, что всех воспламеняет,

Служительница верная Амона,

София, что весь мир в себе рождает

И вновь на нас нисходит с небосклона.


ПРИНЦЕССА ЧАШ

Дочь морского царя — пленительна и желанна,

Легкая, словно дым, нежная словно пена,

Лотос держишь в руке, падаешь вниз как манна –

Стремительно и степенно.

Стая блестящих на солнце, драгоценных дельфинов,

Чьи нежные шкуры жаждут любви и ласки,

Подставляет тебе свои гладкие спины

И ты их ждешь без опаски.

Закрывая глаза, ты видишь далёкие страны,

И людей с темной кожей, белой, а не зелёной.

Лишь черепаха может доверить тебе свои раны,

Вместе вы держите мир — юным, диким, влюблённым.

Ты на земле была бы мудрой дельфийской жрицей,

Но Ананке тебя забросила в гладь морскую,

Лебедь — твой спутник и творящая сушу птица,

Что по небу тоскует.

Шестиугольники на платье твоем, алмазы –

Сколько надо проплыть юнгам и мореходам,

Чтоб на небе увидеть отблеск её экстаза

Но всё идет своим ходом.

Дочь морского царя — пленительна и желанна,

Закрывает глаза, чтобы твой сон увидеть.

И ты никогда не уедешь от нее в дальние страны,

Ты боишься ее обидеть.

Только сон созидает вселенную, спи спокойно.

Ни о чём не жалея в прохладных её объятьях,

Ты нашёл свой Грааль и вмиг прекратились войны.

Спи спокойно, держась за подол её платья,

Спи спокойно!


ПРИНЦЕССА МЕЧЕЙ

Где твой затерянный храм, охотница Артемида?

Кто поднимает камни с Элевсинской дороги?

Когда развеют мой прах у истоков Аида?

И куда подевались боги?

Фея зелёных холмов, с крыльями на сандалиях,

Солнце чуть поднялось, а алтарь твой уже дымится,

Где же носило тебя, в каких потаённых далях?

И сможешь ли остановиться?

В древние времена звали тебя Минервой,

Да, не каждой удастся из головы родиться.

Меч — пронзающий ум, действует всем на нервы

И тёмный алтарь курится.

Каждому невозможно угодить в этом мире:

Для одного ты слишком мудра, для других — красива.

Но, защищая святилище, служишь перу и лире,

Не становясь счастливой.

В этом твоём настроеньи много весны и сплина,

Мартовской непогоды, слякоти под ногами.

Ну, прости, дорогая, что жизнь оказалась длинной.

Так было всегда с богами.

Кто за своим окном слышит полёт валькирий?

Где твой затерянный храм, охотница Артемида?

О, приходи, Орфей, сыграй мне на сломанной лире,

И я не подам и вида.


ПРИНЦЕССА ДИСКОВ

Просто это Хатхор стоит пред тобою, странник,

Заблудившийся путник, менестрель и ученый,

И в руке ее жезл, а на нем многогранник,

Но увидеть алмаз может лишь посвященный.

Просто это Хатхор со щитом в виде розы Исиды,

И рога ее грозны, и заполнено чрево.

Это сфинкс, что не пустит негодного внутрь пирамиды,

Без пяти минут королева.

Пред тобой Персефона, познавшая прелести ада,

Это роща. Тебя не смущают деревья без листьев?

Но Аиду всё это шуршанье нелепо, затратно,

Он не видит в нём смысла.

Пред тобой Персефона, алтарь ее — это колосья,

Инь и Ян, что сливаются вместе и их единенье –

Это черных и белых ангелов многоголосье,

Трудолюбие в лени.

Зарождение высшего, наичистейшего света,

Что рожается в сумраке, в хлипкой грязи и болоте,

Наступает весна, а за ней ей пригрезится лето,

Всё в трудах и работе.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки