Манихейская рапсодия

Екатерина Дайс
06:59, 14 июля 2021
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию
Екатерина Дайс

Екатерина Дайс

Когда к тебе никто не приходил —

Ни твой двойник, ни САХ, ни Дева Света,

Когда ты ждёшь ничтожного ответа,

Но гуру твой — мудила средь мудил,

Товарищ, верь, взойдёт, взойдёт она —

Исида словно Сириус усталый,

Геката как звенящая Луна,

Венера как блестящее зерцало.

И, то, что было грустно и смешно —

Бесчисленные ссоры, свары, дрязги,

Закроется как грязное окно,

С таким же лязгом.

***

Исида в одеяньи бирюзовом,

Предчувствие великого сражения,

Предчувствие паденья и утраты,

Великой славы и великой боли.

Мне надо было выбрать не тебя,

Но ангел, что предстал официантом,

Но бармен, что казался близнецом,

Немой двойник, чей замысел порочен,

Взял за руку и вот я здесь сижу.

В неведеньи, и в темноте полночной,

В молчании, в котором много света,

И мужедева, ангел забытья,

Ласкает душу байкой манихейской.

***

Я видела змею,

Я зрел табак,

Что к солнцу поднимался в междуречьи.

Все было хорошо, все было так

Внимательно к сознанию и речи.

Медлительность, отсутствие всего,

Что было бы нам просто и знакомо,

И в целом мире нет такого дома,

Где не являлось это божество:

Царь мира дыма, странный демиург,

Драконом выползающий из мрака.

Разбавленным вином из детских рук

Питающийся, знающий, что драка

Меж силой света и пособьем тьмы

Заканчиваться свадьбой по субботам

Обязана. Рабы всегда немы,

Царь мира дыма — это не работа,

Призвание. Судить и управлять,

Рычать своей главой львиноподобной,

А после из сознанья исчезать

Как марево, как запах злой, недобрый.

***

И когда один звался «свет», то другой был мрак.

И в ночи раздавался чудовищный лай собак.

И когда один был дурак, то другой был маг,

Но с тех пор все это смешалось, пошло не так.

И когда один был остер, то зажег костёр.

Отделил себя от другого, так был хитер.

Все напрасно, впрочем, когда целый мир тюрьма.

Даже если очень захочешь, сойдёшь с ума,

Но не выйдешь вон. В смешении свет и мрак.

Идеальное место для битв, сражений, драк.

И когда один звался бог, то другой был волк,

Отделить себя от иного таков был долг.

Но понятно всем, что бестолку — лишь small talk

Между братьями, тьмой и светом, таков итог.

***

Так садилось светило за этой тюрьмой,

Это значило: надо вернуться домой,

И смотреть на травы шелестенье.

Тот, кто сеял пшеницу, и смолот и сжат,

Тот, кто рыбу ловил — будет пойман на крюк.

А убивший оленя поймает стрелу.

Так старейшины нам говорят.

Но садилось светило за этой тюрьмой,

Это значило: мы возвращались домой,

И смотрели на легкие тени.

Эвридика опять возвращалась в Аид.

Это мудро, ведь там даже стражник не спит,

И никто не играет на флейте.

Очумелый посланник был ранен стрелой.

И она никогда не вернётся домой,

Потому что есть вещи важнее.

Над пустынной землею был солнца пожар

И ночной расслаблялся в каптёрке дозор.

Заключённые в поле бежали во тьме,

И горел им фонарь на Луне.

***

Он создан из земли — поэтому ленив,

В крови морской прибой бежит — непостоянен.

Кость из камней степей — жесток, неприхотлив,

Но скуп как эта степь и холоден как камень.

Он весь из облаков, поэтому летят,

Чуть дунет ветерок, разбросанные мысли.

Он лёгок на помин и все его хотят

Поймать, так облака над озером зависли.

Он создан из светил, в глазах его закат,

Янтарный сок смолы горит в зрачках как пламя.

Он сам себе рассвет и сам грозы раскат —

Он знает целый мир, приятен и преславен.

Из всех концов земли, точнее, четырёх

Был созван этот прах и собиралась глина

Из четырёх ручьев, из четырёх ветров

Дыхание собрав, создали исполина.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File