По ступеням к Японии

Виктор Белозеров
20:27, 12 января 2021
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию
Иллюстрация автора

Иллюстрация автора

В одном из прошлых материалов мы довольно подробно говорили об истории групповых выставочных проектов, направленных на представление современных японских авторов, разговор этот никогда не найдет своего завершения, но сегодня поговорим об одном из самых удачных мест на московской карте искусства, галерее Ruarts, которая несмотря на приставку «Ru» очень даже заинтересована в представлении «Jap».

Немногие галереи брались или могли позволить себе представлять современных японских авторов в России, причин этому может быть несколько, самая очевидная — неизведанный регион, а значит и риск большой, американо-европейские ориентиры кажутся надежней. В этом плане небольшой вклад внесла галерея Гари Татинцяна, которая еще в 2006 году показывала первую сольную выставку Ясумасы Моримура, а затем и частички Кусамы на групповых проектах, сольник Ли Уфана и последнюю японскую на данный момент — выставку Кейити Танами, которая уж очень удачно легла на отечественного зрителя вместе с Такаси Мураками в Гараже. Другой проект, который я бы еще отметил на фоне всего происходящего, это «Новое искусство Японии» в галерее на Солянке в 2018 году. Он тоже получился довольно цельным, представляя целый ряд авторов, в большинстве своем молодых медиахудожников, и пускай русской публике их имена мало о чем говорили, но выставка была обширной, так что плюсик в карму им тоже причитается.

Чем же пример Ruarts Gallery несколько выбивается из этой линейки? За последние 15 лет в Ruarts состоялось 4 выставочных проекта, которые представляли современных авторов из Японии, показатель очень достойный, если учесть что в Москве есть общая нехватка искусства из Японии. На протяжении всех этих лет галерее удавалось представлять современное искусство Японии не только за счет крупных и известных имен (выставка Араки Нобуёси в 2018 году), но и за счет тех, которые отечественной аудитории были неизвестны. Этот довольно рисковый шаг, учитывая низкий уровень знакомства с крупными японскими именами, можно считать оправданным, ведь он значительно расширяет наши представлении об искусстве Японии.

Самое главное имя для Ruarts из Японии, задействованное на трех выставочных проектах — это Кимико Йосида. Впервые ее серия работ, прорабатывающая
трансформацию собственной идентичности была представлена на выставке «Женись на мне!» под конец 2006 года. Кажется, что даже отечественный зритель знает и может угадать ее соотечественников, работающих схожим методом, тут не обойтись без Ясумасы Моримуры или Томоко Савады, но случай Йосиды — это уже не столько про готовое изображение как у Моримуры, или социальное у Савады, а более универсальный ответ на тему автопортрета. Ее работы более декоративны и ярки, что и привлекает аудиторию, делая ее образы более понятными, несмотря на то, что со смысловой базой у нее тоже все хорошо и серьезно. [1]

Нобуко Ватабики. 2010 год. Courtesy: https://tinyurl.com/y4efs8xv

Нобуко Ватабики. 2010 год. Courtesy: https://tinyurl.com/y4efs8xv

Персоналка Нобуко Ватабики, проходившая в 2010 году — тоже изобразительная история с представлением своего региона, не только через знакомые визуальные образы, проходившие через superflat и micropop, две традиции, обозначившие ряд авторов в японском искусстве 2000-х, но и узнаваемые японские художественные материалы. Персонажи Ватабики легко считываются зрителем, ее работы близки и знакомы тем, кто хоть как-то соприкасался с японским искусством анимации и легко отзывается на нечто трогательное и сентиментальное. [2]

«Живопись. Автопортреты». 2011 год. Courtesy: Ruarts Gallery

«Живопись. Автопортреты». 2011 год. Courtesy: Ruarts Gallery

Затем в 2011 году последовал еще один проект с участием Кимико Йосиды, на этот раз фокус ее устремлений ложился на портретное воплощение всего самого лучшего из прошлого и настоящего искусства. Сама художница — твердый каркас, на чьи плечи ложатся объекты, воплощающие искусство других, узнаваемые образы, которые присваиваются и персонифицируются Йосидой. Вдобавок, что наверное еще сильнее отличает ее от подобных художников, этот тот факт, что она всегда остается женщиной и воплощает это женское даже через установленное мужское. [3]

Кимико Йосида, Масако Ясуда. 2018 год. Courtesy: Ruarts Gallery / Фотографии автора

Кимико Йосида, Масако Ясуда. 2018 год. Courtesy: Ruarts Gallery / Фотографии автора

Двойной проект, включивший в себя новую серию работ Кимико Йосиды, связанной с проработкой образов, основанных на рисунках Роршаха, а также серию работ, посвященных памяти и ее обозначению через материал, новое имя для отечественной сцены, Масако Ясуки. Выставка удачно соединила визуальное богатство Йосиды, ее работы притягательны для зрителя (его глаза и объектива), и некоторую лирику Ясуки, чьи работы также отвечают японской повестке, рассказывая о трагедии атомных бомбардировок, одной из ключевых тем для японских художников на протяжении многих десятилетий. [4]

 «ARAKI. Чудовищный рай». Courtesy: Ruarts Gallery

 «ARAKI. Чудовищный рай». Courtesy: Ruarts Gallery

Последний проект, связанный с Японией, открылся в конце 2018 года, представив самого свежего, во всех смыслах, Нобуёси Араки. Тот год выдался для него достаточно успешным, отечественный зритель мог поймать его дважды: в Ruarts и в МАММ, правда в начале года, на выставке «Память и Свет. Японская Фотография, 1950-2000». Большой выставочный проект в Мультимедиа Арт Музее был несколько пресноват, сам Араки был представлен в весьма скромных кадрах из серии «Сентиментальное путешествие», хотя МАММ когда-то мог позволить себе и более «классического» Араки с обнажёнкой, но это было в далеком 2002 году, нравы и время сменились быстро. Проект в Ruarts продемонстрировал несколько непривычного для зрителя Араки, предметного, хотя знатоки его творчества и ранее видели эксперименты с натюрмортной формой: цветы, блюда с поминок жены — знакомый арсенал. Но «Чудовищный Рай», сплетенный из цветочных композиций, куколок и замечательных динозавров, можно считать самым свежим взглядом и привозом Араки, который не оторвал по времени нас от других стран и регионов. [5]

Стены Ruarts стали маленьким заграничным домиком для многих японских художников, что очень похвально и заслуживает внимания к популяризации деятельности по представлению японских авторов в России, а также, что немаловажно для выстраивания диалога, перспектив по представлению современных российских авторов в Японии, ведь с этим и вовсе все плачевно, хотя это и отдельный непростой разговор.

А теперь, самое заветное и приятное, наша небольшая беседа с Катрин Борисов, арт-директором галереи Ruarts: беседуем о японских художниках и выставках, интересе отечественного зрителя к искусству дальневосточного региона, а также о будущих планах галереи.


Интервью с Катрин Борисов

Иллюстрация автора

Иллюстрация автора

Gendai Eye: Как так случилось, что у Ruarts Gallery получилось за последние пятнадцать лет организовать такое большое число выставок с участием японских художников?

Катрин Борисов: Галерея Ruarts с момента своего основания ставила целью познакомить широкую аудиторию не только с российскими художниками, но и со звездами мировой арт сцены. В числе зарубежных авторов, с которыми хотелось посотрудничать были и художники из Японии. Мы довольно быстро нашли международных коллег, которые помогли нам в реализации наших планов.

GE: Как началось ваше сотрудничество с Кимико Йосидой? Насколько для вас важна ее национальная составляющая и как она трансформировалась в связи с тем, что художница проживает в Париже?

КБ: Так, в 2006 году, наш коллега, галерист Альбер Бенаму, который представляет Кимико Йосида во Франции, предложил организовать выставку в Москве. Это была первая презентация художницы в России, и она имела большой успех. Мы привезли часть ее большого проекта «Marry me!», серию автопортретов, которую художница делала на протяжении семи лет. В этой серии Кимико представила более 30 автопортретов, а точнее, портретов невест, закрытых вуалью — свадебной фатой, которая присутствует во многих культурах и по мнению художницы, является не только символом девственности, но также символизирует стирание и обезличивание, неосязаемость и эфемерность. В проекте Кимико ясно очертила проблематику своего творчества, связанную с травмой, полученной еще в детстве, от осознания бесправности женщины в Японии. Во Франции Кимико обрела совсем иное мировосприятие и свободу, о которой мечтала с детства и именно этот опыт делает ее искусство таким притягательным.

GE: Насколько сложен путь организации и поиска художников, как вы их обретаете, на примере той же Масако Ясуки и Нобуко Ватабики?

КБ: Впоследствии мы познакомились с коллегами из Токио, «Whitestone Gallery», с которыми привезли в Ruarts Набуко Ватабики. [6] Необычная техника сухой пастели на рисовой бумаге и совершенно неповторимые автопортреты не оставили московскую публику равнодушной, мы получили много положительных отзывов. Масако Ясуки нам порекомендовал куратор Андрей Мартынов и мы решили соединить двух с первого взгляда непохожих художниц в одной выставке. Кимико, которая пытается раствориться за масками и костюмами и в этом процессе найти «настоящую себя» и поменять наше представление о собственном «я», и Масако, которая тщательно выстраивает пространство в своих работах, используя разные перспективы, в том числе и традиционную для восточной живописи «параллельную перспективу», при которой ландшафты изображаются издалека и сверху, а пространство предстает бесконечным, в попытке изменить и наше представление о пространстве и времени. Обе художницы много говорят о пустоте и принятии, что очень свойственно для авторов из страны восходящего солнца.

GE: Почему в ситуации с выставкой Араки, которая при всех своих завуалированных отсылках к телесности и сексуальности, была довольно приличной, многие все равно продолжали рассматривать как «вызывающую»?

КБ: В 2019 году, с помощью Европейского культурного центра, нам удалось договориться с одним из самых знаменитых японских художников Араки о персональной выставке в Ruarts. Он предложил нам эксклюзивный проект из 50 работ под названием «Чудовищный рай». На мой взгляд, это один из самых глубоких по посланию и самых невинных по исполнению проектов. У этого художника очень скандальная репутация, некоторые обвиняют автора в порнографии и не видят в его фотографии искусства. К счастью, за время работы галереи и Фонда нам удалось сделать много на пути просвещения, благодаря чему вокруг нас сложился круг любознательных зрителей, готовых к восприятию самого неоднозначного искусства. Мы бы привезли и «классического» Араки, вот только пришлось бы усилить охрану во избежание прихода «борцов за нравственность». [7]

GE: В отношении арт-ярмарок и осуществления продажи работ художников из вашего галерейного пула, что чаще всего привлекает покупателей в японских работах?

КБ: Должна отметить, что выставки японских художников пользуются большой популярностью. Продажи тоже довольно прогнозируемые, хотя эти художники несколько дороже наших соотечественников. Сложно сказать, что именно привлекает российского зрителя, но думаю, что это тот самый флёр «загадочного Востока». Все художники, которых мы представляем, безусловно, каждый по-своему, создают неповторимые образы, отсылающие нас к традиционной японской живописи, одновременно как бы пытаются остановить течение времени, изменить восприятие мира и механизмы памяти для того, чтобы освободить их от контекста современной жизни.

GE: Что можно сказать об отечественном секторе в Японии или глазами тех художников, с которыми вы общались? Какая ресурсная база необходима для представления японского искусства в России, на ваш взгляд, и ждать ли нам новых японских художников в стенах Ruarts?

КБ: К сожалению, в Японии, почти также как и в остальном мире, почти ничего не известно о нашем современном искусстве, но мы, как Фонд, прилагаем усилия к тому, чтобы в скором времени сделать большую выставку российского современного искусства в Японии. Конечно, для этого нужен огромный финансовый ресурс и государственная поддержка, но надеюсь, что в обозримой перспективе этот проект случится. А пока мы мечтаем привезти Яёи Кусама в Москву с большой выставкой и еще ряд хороших, но еще не таких известных в России художников из Японии.

Телеграм-канал Gendai Eye
https://t.me/GendaiEye


------

[1] «Женись на мне!» 09.11.2006 — 30.12.2006.

[2] Нобуко Ватабики. 16.09.2010 — 30.10.2010.

[3] «Живопись. Автопортреты». 08. 04. 2011 — 21.05.2011.

[4] Кимико Йосида, Масако Ясуда. 15.03.2018 — 11.05.2018.

[5] «ARAKI. Чудовищный рай». 08.12.2018 — 02.02.2019.

[6] Whitestone Gallery — одна из самых крупнейших и известнейших галерейных сетей, появившаяся первоначально в Токио в конце 1960-х годов. Основная цель галереи заключается в представлении японских авторов по всему миру и расширении влияния японского арт-рынка. Сейчас у галереи есть отделения в Токио, Каруидзаве, Тайбэе и Гонконге. Также в 2012 году был открыт «Karuizawa New Art Museum», пространство, нацеленное на представление регионального искусства Японии.

[7] На самом деле, каток нравственности уже проезжался (тайком и очень формально) по японским авторам. Касалось это выставки Таданори Ёко в упадническом музее Востока, проходила она в тот же момент, когда отважные моченосцы громили Центр фотографии им. братьев Люмьер за выставку Джока Стерджесса, тогда под общий шумок и атмосферу незнания как объединиться и бороться с ситуацией, судя по всему, было принято самое выпиливающее решение. «Impression of Tahiti I-A» Ёко с обнаженной девушкой был зацензурен (без каких-либо разъяснений) небольшой наклеечкой на месте, которые у отечественного зрителя вызывают, видимо, только детородные ассоциации.


Бесценное фото автора из недалекого прошлого

Бесценное фото автора из недалекого прошлого




Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File