Donate
Philosophy and Humanities

Великий Иллюзион, или как нам живётся во второй реальности

Igor Lukashenok12/04/24 08:36194

Развитая мозговая деятельность отделила человека от среды его обитания. Стало проще выживать и размножаться. Люди постепенно отказались от смертельно опасной свободы, которую дарует жизнь в естественных условиях. Плата за отказ выразилась в различного рода заболеваниях, которые стали называться психическими. Там, где следовало бы поступать по природе (проявить агрессию, умело обойти опасность, инстинктивно вступить в половую связь, вовремя напрячь и расслабить мышцы, пойти на оправданный риск, довольствоваться имеющимся), человек начал поступать согласно культуре, цивилизованно, подавляя или сублимируя естественное, приобретая избыточное и лишаясь самого необходимого.

Истоки второй реальности

Сформированная нами вторая реальность зажила своей собственной жизнью и постепенно трансформировалась в Великий Иллюзион, диктующий человечеству свою виртуальную волю. Началось всё, возможно, с наскальной живописи или ещё раньше — с первых артефактов нашей культуры, с ритуалов, в которых форма победила содержание. Уже тогда вещам, отличным от природных, начали придавать повышенное значение. Искусственно созданные предметы обрастали символизмом, превращаясь в фетиши и тотемы. Вторая реальность постепенно стала доминировать над первой, сознание людей закрыла пелена образов и понятий, которых никогда не было в Природе.

Поскольку Культура сделалась для человечества своего рода законом, естественное поведение всё чаще стыкалось с неприятием и порицанием. Вожди, жрецы, торговцы и прочие манипуляторы быстро поняли, что реальность Иллюзиона — это именно то, что позволит управлять общественным поведением. Пока интеллектуалы, художники и ремесленники творили вторую реальность из лучших, быть может, побуждений, властные прагматики использовали плоды их таланта в своих корыстных целях. Так постепенно сложились разные формы социума со своими традициями, правилами, верованиями и юридическими нормами. Буйная река жизни была загнана в бетонный канал социальных ограничений. С одной стороны, человеческое поведение сделалось более нормированным и предсказуемым, с другой — появились различного рода девиации, которых до Иллюзиона было, надо полагать, куда меньше.

Мозг возбуждённый и успокоенный

Но не будем спешить с негативными оценками Иллюзиона, или матрицы, как модного его сегодня называть. Давайте рассуждать о нашей второй реальности объективно. Все мы во что-то играем. Игры происходят в наших головах, во дворах, на компьютерах, в клубах, на супружеских ложах, в театрах… В корне своём игра является заменой природного поведения и экономит нам кучу нервов и гору физических усилий. К примеру, можно вместо природного сексуального акта посмотреть порно, совершив при этом психофизическую разрядку и реализовав инстинкт размножения без особых усилий. Игры со второй реальностью свойственны нашему мозгу точно также, как земле сила притяжения. Мозгу не достаточно видеть объект в его естественных условиях — к примеру, дерево в лесу. Ему надо интерпретировать его в символах Иллюзиона, то есть создать его слепок в виде картины, фотографии, видео, голограммы и т. д. Зачем? А затем, чтобы присвоить его себе, сделать понятным, гносеологически комфортным и безопасным для восприятия. Любой природный объект, включая самого человека, попадая во вторую реальность, во многом утрачивает свои изначальные характеристики и свойства, но приобретает новые, которых ранее у него не было. Наш мозг автоматически преобразует/подменяет/искажает семантическое поле чего угодно природного, подстраивает его под свои достаточно скромные представления об окружающем мире. Интерпретируя что-либо природное, мы защищаемся от неизвестности, получаем ощущение контроля и всевластия. Культура Иллюзиона успокаивает нас, действуя как снотворное.     

Нарциссизм человечества

В каком-то смысле именно развитие второй реальности позволило человечеству на время усомниться в своей прямой связи с природой. Нарциссическая в главных своих проявлениях реальность Иллюзиона заставила нас думать о своей исключительности, постепенно подвела к выводу о том, что мы «цари природы» и «вершина эволюционного развития». Эти весьма наивные представления увели и продолжают уводить нас далеко от сути вещей. Мы по-прежнему думаем, что управляем этим миром, что контролируем свою судьбу, что идём по пути прогресса. Да, эта вера уже не такая сильная, как в 18-19 вв., но она всё ещё определяет основные паттерны нашего поведения как на индивидуальном, так и на коллективном уровне. Особенно ярко такое мировоззрение проявило себя в развитых странах Западной Европы и Северной Америки, где нарциссический дискурс сформировался под влиянием христианства, апеллирующего к богоподобию человека.

Показательно, что сегодня так много говорят о нарциссах и нарциссизме. Есть мыслители, которые всю современную культуру считают продуктом нарциссических устремлений. Возможно, что нарциссизм — это не патология, как думают пессимисты, а важный человекообразующий фактор. Быть может, не мысли мы себя исключительными, никакой бы человеческой культуры и цивилизации не состоялось. Но поскольку всему, что делаем, мы придаём такую значимость, то и себя считаем Великими Креаторами. С точи зрения муравья или верблюда вся наша деятельность не стоит и капли дождя, поскольку животным вполне хватает первой реальности, а наша, вторая, скорее мешает им. Окружив себя бытовой техникой, красивыми интерьерами, картинами, парками, изящной архитектурой, модной одеждой, устройствами аудиальной и визуальной коммуникации, мы всюду видим лишь самих себя и везде имеем дело со своим собственным продуктом. Когда же мы оказываемся в дикой местности без средств связи, то испытываем напряжение от того, что не можем чувствовать себя уверенно. Великий Иллюзион позаботился о том, чтобы мы не могли без него обойтись.

Жизнь в грёзах

Думаю, наблюдательным людям вполне очевиден тот факт, что сегодня вторая реальность доминирует над первой. Охватившая мир эпидемия депрессивности связана именно с этим. Миллионы людей поддались власти Иллюзиона настолько, что больше не могут оценивать себя сколь-нибудь объективно. Люди видят себя и свою жизнь сквозь виртуальные образы, которые в изобилии транслирует им вторая реальность. Нам кажется, что доставляемый мозгу по многочисленным информоканалам дивный мир — это норма, отклонение от которой чревато маргинальным прозябанием на задворках жизни. Да, Иллюзион формирует в представлении обывателей достаточно фантастическую картину мира, в которой все активные, оригинальные, богатые, экстравагантные, путешествующие, гурманы, креативные, мистические, известные, рекордсмены, красивые, бессмертные и так далее. С одной стороны, Великий Иллюзион предлагает нам равняться на предлагаемые им образцы, с другой — его задача состоит в том, чтобы заставить нас почувствовать себя неполноценными, маргинальными, живущими с дефицитом активностей, денег, красоты, достижений… Ощущение дефицитности побуждает многих людей доказывать себе и миру обратное и, как следствие, стремиться к необыкновенной жизни любой ценой. И здесь мы ступаем на поле разочарований, депрессий, суицидов и прочих драм бытия, находящегося во власти Иллюзиона. Всё потому, что Природа хочет от нас больше того, с чем мы готовы смириться. Она требует от нас сыграть роль в её тайном замысле, но права выбора этой роли мы, как видно, лишены. Мы рождаемся с уже прописанной для нас ролью и страдаем, если она не отвечает нашим ожиданиям, сформированным не без участия Иллюзиона.

Таким образом, управленческая функция второй реальности бесспорна. Если в природной среде нас регулирует голод и холод, солнце и дождь, приливы и отливы, магнитные бури и эпидемии, то в пространстве Иллюзиона мы руководимы придуманной информацией. Как это происходит? Сначала нужно вывести человека из природного равновесия, привлечь его внимание к какой-нибудь важной проблеме или намекнуть ему на уникальную возможность, а затем убедить, что всё это его напрямую касается, что он жить не сможет, если не отреагирует на внешние обстоятельства. А для того, чтобы как можно больше внешних обстоятельств вызывали реакцию, необходимо максимально уменьшить критические фильтры как одного человека, так и целого общества. Последнее достигается снижением уровня образования, культивированием конформизма и релятивизма, навязыванием упрощённого представления о социальных и любых иных процессах.

Управление и защита

Разочарованным и напуганным человеком управлять куда легче, чем самодостаточным субъектом, умеющим вовремя разглядеть змею в траве. И всё же, Иллюзион призван не только пугать, но и защищать нас от первой реальности, в которой мы, если верить историкам-антропологам, нещадно убивали друг друга в борьбе за биологическое первенство. К сожалению, мы и сегодня занимаемся тем же самым, поскольку история чему-то учит лишь тех, кто её изучает. Остальные продолжают думать, что путём насилия можно преодолеть страх перед будущим и разочарование в настоящем. Они всё время ищут повод для агрессии и, надо сказать, Иллюзион всегда им его даёт.

Так как же вторая реальность защищает нас от первой? Для начала, вспомним ритуальные действия охотников и собирателей. Им нужно было каким-то образом заколдовать Природу, заставить её отдать необходимый им ресурс. В каком-то смысле эти ритуалы походили на аффирмации, которые поселяли в магически мыслящих антропов уверенность в своём успехе. В этих ритуалах было две составляющих — одна энергетическая, вторая — символическая. Почему африканское искусство достаточно примитивно и в большинстве случаев лишено изящества, свойственного искусству Европы? Всё потому, что в Африке любое произведение рук человеческих служило сугубо утилитарным целям — являлось семейно-племенным оберегом, утверждало плодородие, защищало от неудач на охоте, привлекало ресурсы, славило предка и т. д. В Европе же, напротив, искусство всегда содержало в себе идеи — утопические, декадентские или абстрактные. Европейские художники (включая Пикассо и Гогена, которые заигрывали с магической экзотикой Африки и Полинезии) создавали нарративы, лишь отчасти совпадающие с окружающей реальностью. В большинстве своём эти нарративы были призваны представить реальность в другом свете, показать её сквозь фильтр европейского сознания, застрявшего где-то между Христом и Фрейдом. Таким образом, племенное искусство всегда выполняло тактические задачи, было нацелено на конкретный бытовой результат, а индивидуалистское работало на создание долгосрочных интеллектуально-эстетических эффектов. В корне же своём оба эти подхода к изображению реальности призваны были защитить и утвердить человека в той среде, куда он волею судеб был помещён с неясными для него самого целями. Иллюзион в каком-то смысле является самогипнозом человечества, убегающего от жестокой биологической правды.    

Касты общества иллюзий 

Если создателями Иллюзиона всегда были идеологи, политтехнологи, интеллектуалы, религиозные фанатики и художники, то его апологетами в наше время стали политики, коммерсанты, журналисты, блогеры, дизайнеры, продюссеры, режиссёры, порноактёры и веб-кам модели. Машина Иллюзиона работает на полную мощь, без перерывов на обед, сон или отпуск. Новые фантазии появляются буквально из воздуха, тут же подхватываются производством и обрушиваются на обывателя в виде разнообразных устрашающих или соблазнительных продуктов — частичек коллективного Эроса и Танатоса, помещённых в привлекательную упаковку. Надо понимать, что сегодня мы отделены от первой реальности тремя перегородками. Сначала мы сами себя отделили от мира природы, начав добывать огонь и строить жилища, затем эффект отделения был закреплён возникновением законов, религии и культуры, а в последнее столетие мы добавили к двум перегородкам третью — продуктоманию. Став образцовым обществом потребления, мы окончательно променяли наслаждение самой жизнью на искусственные удовольствия в виде экзотической еды, модной одежды, комфортных автомобилей, занятий в спортзалах, секса с игрушками, бесчисленных компьютерных игр и сериалов…      

Потенциальные жертвы Иллюзиона — это обычные люди, или плебеи, как их называли во времена Древнего Рима. Сложно точно определить их возрастной спектр, род занятий и места проживания. Они являются основой человеческого мира, его биологическим фундаментом. Когда я думаю о жертвах второй реальности, то мне на ум приходят провинциальные студенты, рядовые граждане, генетические конформисты, бюджетники, представители рабочего сословия, люди с низким уровнем образования, прожигатели жизни, домохозяйки, подростки и прочие социальные элементы без собственных идей и мнений. Именно для них, по большому счёту, и была придумана вторая реальность. Тот, кто контролирует себя сам, никогда не поддастся на внешнее влияние, не вступит в игру с непонятными ему правилами. Такой индивид либо придумает для социума свою игру, либо займёт позицию наблюдателя, обозревающего масштаб влияния Иллюзиона с достаточной для точных выводов о происходящем высоты.

Войны с разумом

Одно из наименее гуманных проявлений второй реальности — пропаганда. Расцвет этого безжалостного подхода к работе с массовым бессознательным обывателей пришёлся на 20 век. Но и в первой четверти 21 века, как мы можем наблюдать, пропаганда продолжает выполнять своё тёмное дело. В странах с авторитарно-тоталитарными режимами пропаганда воюет с разумом индивида, пытаясь превратить общество «мыслящих тростников» в бездумную стаю, готовую по первому приказу правителя пуститься в какую угодно авантюру. Информационные войны за людское внимание часто превращаются в реальные боестолкновения, жертвами которых становятся те же обыватели, слепо доверившиеся голосу «Большого Брата». Суггестивный эффект пропаганды достигается, в первую очередь, постоянством информационного потока, внедряющего в сознание обывателя придуманные доминирующей политической, экономической или религиозной системой концепты.

Пропаганда активно используется творцами второй реальности 21 века в качестве действенного рыночного инструмента. Выскакивающая отовсюду реклама — тоже пропаганда, настраивающая наше сознание определённым образом. И вот уже толпы обывателей спешат смести товары с полок магазинов в «чёрную пятницу», не понимая зачем им эти горы китайского барахла. Главной целью рекламы является мобилизация сонного потребителя, то есть активация консьюмеристского инстинкта людей, привыкших заваливать зияющие пустоты духовности продуктовым мусором. Полагаю, что более 80% современной пропаганды преследуют именно коммерческие цели.

Почему стоит иногда выходить за рамки второй реальности и пытаться воспринимать жизнь объективно? Мне думается, что это необходимо для профилактики всяческих неврозов. Очевидно, что невротиков сегодня много. Одни впадают в истерию, другие — в параною, третьи страдают компульсивными расстройствами, четвёртых разрывает на части шизофрения. Поломка психического может произойти на какому угодно этапе нашего развития и Великий Иллюзион этому весьма способствует. Под давлением его соблазнов, агрессии и всяческих провокаций психика обывателя порой не выдерживает и уходит в вольное плавание, теряя из виду берега социальных норм. Вторая реальность, кропотливо создаваемая людьми с незапамятных времён, часто восстаёт против своих создателей и ревнителей, показывая всю беспощадность вложенного в неё искусственного интеллекта.

Шаг из второй реальности в первую

Профилактика последствий глубокого погружения в Иллюзион не только полезна, но и вполне достижима. Она начинается с доверия своей природе. Каждый из нас от рождения самодостаточен. У нас отсутствуют проблемы, кроме тех, которые нам кто-то диагностировал или мы сами себе назначили. Есть только задачи, поставленные перед нам Природой, решением которых мы занимаемся без перерыва весь отпущенный срок жизни. Выбирая себя, мы чувствуем блаженство, прилив сил и уверенность. Выбирая себя, мы перестаём придавать большое значение тому, что транслирует Иллюзион, и начинаем прозревать суть происходящего. Нужно лишь осмелиться увидеть эту суть и суметь, изловчившись, обойти стороной всё придуманное, всё намеренно отвлекающее от главного. Быть может, в этом искусстве отделять существенное от суетного и заключается смысл проекта под названием Человек.

Когда-то мы придумали вторую реальность, чтобы стать государством в государстве, фрагментом инородного космического тела среди во многом чужой для нас планеты, которую мы так и не можем до конца понять. Мы уже не отделимы от этой надуманной реальности, непредставимы вне Великого Иллюзиона. Так не пора ли подчинить его своим истинным целям, превратиться из его потенциальным жертв в полноправных хозяев. Для этого, как я уже сказал, нужно не так много — доверие своей природе и разумная фильтрация всех входящих извне сигналов. На этой психотерапевтической ноте я и хочу завершить свои поспешные размышления.

Author

Comment
Share

Building solidarity beyond borders. Everybody can contribute

Syg.ma is a community-run multilingual media platform and translocal archive.
Since 2014, researchers, artists, collectives, and cultural institutions have been publishing their work here

About