radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post
Philosophy and Humanities

ФИЛОСОФИЯ ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОГО РИСКА

Irina Injushina

В сюжеты книги Владимира Варавы «Старая квартира» вплетена философия экзистенциального риска, основанная на осознании необходимости стремления к встрече с тем, что не должно проникать в человеческую повседневность, прорывать ткань привычного, и от чего человек бежит в реальности и снах. Это нечто, существующее помимо сознания человека, с ним и без него. Человек именует его в попытке схватить неведомое, но неминуемое для каждого. Ужас — вечный спутник этого неминуемого, заставляющий отгораживающееся сознание уверовать в то, что есть нечто, чего быть, казалось бы, не может: в смерть и небытие. Попытка пережить мысленно, и тем самым испытать на себе возможность небытия, приводит нас не только к ошибкам и химерам, как утверждал Парменид, но к ужасу.

Трагедия единовременной возможности и невозможности помыслить собственную смерть есть отправная точка философской рефлексии. И эту точку нужно рискнуть пройти. С абсурдом и ужасом человек должен встретиться для того, чтобы познать силу собственного духа и возвыситься, насколько возможно, над неизбежным.

«В один миг мне почудилось, что птицы были всего лишь сном. Так бывает. Почему бы не быть такому странному сну?»

«В один миг мне почудилось, что птицы были всего лишь сном. Так бывает. Почему бы не быть такому странному сну?»

Художественная реальность В. Варавы основана на встрече с присутствием в нашей обыденности того, что коренным образом меняет ее суть, хотя бы единожды проявившись. Размерность жизненного пространства нарушается, резко трансформируя вслед за собой и сущность человека:

«Раз увиденное зрелище птиц, так страшно прилетевших на крышу моего дома, уже навсегда отравило безмятежность жизни, навсегда посеяв в ней легкую, но неприятно-ноющую тревогу ожидания».

А действительно ли до увиденного жизнь воспринималась безмятежно?

Ужас изменяет оптику нашего существования, высвечивает смысложизненные ориентиры иначе: мы начинаем ценить то, что не замечали. Ужас показывает человеку ничтожность его природы и, в то же время, открывает его взору трансцендентное, предлагая совершить духовное усилие, попытку восхождения, то есть пойти на риск преодоления себя. Встреча с трансцендентным — всегда риск для слабой человеческой природы. Нельзя забывать о старом искусе «и будете как боги». Не потерять человеческое, но облагородить — вот высокая и достойная цена этого риска.

С абсурдом и ужасом человек должен встретиться для того, чтобы познать силу собственного духа и возвыситься, насколько возможно, над неизбежным.
Владимир Владимирович Варава (род. в 1967 г., Воронеж) — Член Союза писателей России, доктор философских наук,профессор департамента социологии, истории и философии Финансового университета при Правительстве РФ

Владимир Владимирович Варава (род. в 1967 г., Воронеж) — Член Союза писателей России, доктор философских наук,профессор департамента социологии, истории и философии Финансового университета при Правительстве РФ

В. Вараву можно рассматривать как одного из авторов традиции «черной фантастики». В своих рассказах он превращает пространство обыденности в мистические ландшафты, населенные почти теми же креатурами, что и Мальпертюи или переулок Святой Берегонны Жана Рэя, или поместье Ранхилл из «Наваждения» Д. Линдсея. Не имеет значения, в каком городе расположена Старая Квартира. Она — одна из возможных форм пространства беспокойного присутствия, в котором как в Мальпертюи, можно блуждать по лабиринту, на поворотах которого открывается труднообъяснимое. Старая Квартира возникает вновь в странном окне «на втором этаже соседнего дома напротив», или в комнате старухи Махи, или в доме семьи Эжены из рассказа «Хальный ветер». Это всегда некоторое место, куда сознание устремляется в попытке преодолеть тайну.

В отличие от западных авторов черной фантастики, В. Варава не столько утверждает существование загадочного мира, чуждого человеку, сколько показывает противостояние в человеческом сознании привычного и абсурдистского. И из этого противостояния рождается новый взгляд на мир. Ужас настигает человека не в виде апокалиптических всадников, образами которых так насыщено всё западное искусство прошлого тысячелетия. Вестниками неведомого и пугающего становятся обычная красная чашка, поворот дороги, старая витрина, забытая кем-то вещица… Внезапный разрыв привычного, изменение видения мира, порождающие тревогу, страх, искания сознания и, как следствие, мужество принятия этой ситуации и углубление внутрь — вот что происходит с персонажами книги «Старая квартира». Выбрав путь, на который их заманивает неведомое, и как будто бы знакомое, эти персонажи исчезают, переходя какой-то предел, несовместимый с бытийностью:

«Я уже никогда не вернусь обратно, я отправился в странствие, которому нет начала и нет конца, и которому нет названия».

В рассказе «Куда ведет эта дорога?» герой погибает, не найдя обратного пути к дому, «который был так близко — и всё же бесконечно далеко». Он погибает, оставшись на знакомой дороге, но незаметно для него открытой в мистическом ландшафте, и поэтому не имеющей обратного пути.

Философия экзистенциального риска основана на осознании необходимости стремления к встрече с тем, что не должно проникать в человеческую повседневность, прорывать ткань привычного, и от чего человек бежит в реальности и снах.
«Но однажды в нашу комнату возвратилась синева. Та удивительная таинственная неожиданность, которую мы так теперь лелеяли, ушла, принеся с собой забытое чувство привычного.»

«Но однажды в нашу комнату возвратилась синева. Та удивительная таинственная неожиданность, которую мы так теперь лелеяли, ушла, принеся с собой забытое чувство привычного.»

В рассказе «Синяя комната» мрачность, кажется, отступает, и открываются двери в «потрясающую чудотворность присутствия», — присутствия, однако, беспокойного. Некто, однажды проникший в дом без ведома хозяев, как бы играючи или с желанием припугнуть, забывает красный колпак. Никто не знает, что это за креатура, совершенно не ясно, что ждать от этого существа, если оно существует:

«Что нам было делать, как себя вести, как избавиться от него? А раньше что, его не было что ли? Или он был всегда, и мы только сейчас его заметили? Почему он поселился именно этой весной? Кто его позвал?»

Неведомое существо начинает приносить удачу, но неожиданно покинув дом, оно забирает с собой радость и краски жизни.

Ужас в рассказах В. Варавы чаще всего фатален, судьбоносен для персонажей книги, в связи с чем возникает аллюзия на старинную мудрость памятования о смерти. Имеющий память смертную проживает жизнь совершенно иначе, нежели человек, обращенный только к радостям бытия. Используя художественные приемы «черной фантастики», но со всей глубиной традиции отечественной литературы В. Варава показывает ужасное с целью обратить человека к интенсивному поиску смысла собственной жизни.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Author