Современное искусство расширяет свои границы: фестиваль исламского искусства в Шардже

Ivan Kovalenko
23:29, 02 февраля 2020
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Арабский Восток невероятными темпами догоняет Запад в области современного искусства. Масштабы различных международных фестивалей и биеннале, растущих как грибы после дождя в ХХ1 веке, вызывают не только удивление, но и требуют осмысления. Даже в продвинутой аудитории любителей актуальных художественных практик существуют стереотипы, препятствующие нормальному и продуктивному культурному обмену между Западом и Востоком, христианским и исламским мирами. Один из этих давно сложившихся стереотипов заключается в том, что ислам поддерживает только традиционные элементы культуры и враждебно относится к новациям; другой стереотип настаивает на том, что исторически эволюция художественных языков Европы и исламского мира настолько различна, что между ними крайне затруднительны влияния и заимствования; наконец, третий стереотип делает акцент на ведущей роли западных художественных стилей и изобретений в области обновления искусства и игнорирует колоссальный ресурс исламских традиций как источников развития своего и мирового искусства. И здесь возникает ряд проблем коммуникативного характера. Существует сильная асимметрия в информационных потоках о том, что происходит в Европе и США, и в странах исламской культуры. Российский потребитель современного искусства практически ничего не знает ни о контенте фестивалей, ни о культурной политике, ни о художественных институциях ОАЭ. Поэтому мы восполняем этот досадный пробел, предлагая цикл публикаций о фестивале исламского искусства в Шардже, открывшемся 11 декабря 2019.

Image

Данный фестиваль проводится не впервые. Это ежегодное масштабное событие, которое привлекает художников со всего мира на протяжении уже 22 лет. Место выбрано тоже не случайно. Шарджа уже не раз была названа культурной столицей арабского мира и это вполне оправдано. В Шардже находится один из крупнейших на Среднем Востоке университетов, более 30 музеев, которые постоянно развиваются и служат платформой для проведения фестивалей и конкурсов локального и международного значения, которые, кстати, имеют резонанс не только на уровне столицы Эмирата, но охватывают в том числе и маленькие провинциальные города. Подобный акцент на культурное развитие региона обусловлен личностью самого правителя Эмирата, шейха доктора Султана бин Мохаммеда Аль Касими и поддержкой с его стороны.

В этом году тема фестиваля исламского искусства обозначена как «Prospect» (Перспектива). В программе фестиваля 253 мероприятия, (выставки, ворк-шопы, лекции, стенные росписи); в фестивале принимают участие 108 художников из 31 страны, представляющих 241 работу. Сами устроители фестиваля характеризуют его основную идею следующим образом: «Фестиваль затрагивает исторические, эстетические и общечеловеческие темы, связанные историческим символом древнего исламского искусства. Лучшие международные художники воссоздают связь между древним и современным и, как и предполагает тема «Перспектива», они предлагают нам созерцание путешествия в визуальные сферы за пределами пространства. Это подобно восхищению красотой с завязанными глазами. Это практика воображения которая способна пробудить невыраженную красоту и неоткрытые сферы».

<b>"Quintessence Does Not Wait"</b> американского художника Эрика Стэндли. 

"Quintessence Does Not Wait" американского художника Эрика Стэндли. 

Отметим в этом пассаже акцент на игре между открытым и закрытым, трактуемой и пространственно, и содержательно. На наш взгляд, если искать некие общие, глубинные и долго действующие принципы исламского искусства, то эта игра может достойно претендовать на роль базового источника, способного порождать множество новаций, откликающихся на текучую современность. Вспомним архитектурные и декоративные решения пространства в традиционном исламском искусстве, ковроткачество и одежду, ведь именно в них мы видим такие общие мотивы, как избегание пустоты, мотив ткани, наброшенной на мироздание, одновременно прикрывающей его пугающую глубину, и в то же время прозрачно намекающую на нее; чередование открытых и закрытых мест в оформлении жилища, тела и устройства города; перетекание пространств друг в друга, отсутствие четких границ между частями внутри целого, и т.д. Устройство традиционного пространства всегда дает возможность его развития, трансформации без слома первичной матрицы. Это хорошо чувствуют и кураторы фестиваля, объясняя выбор главной темы: «Перспектива — это размах открытый для бесконечности. Перспектива — это также и широта, просторность и восприятие. Это грандиозное поле символизма, который манифестирует себя горизонтально в вещности и бытии и возвышается вертикально к удаленному неизведанному, чтобы материализоваться в непревзойденном эстетическом».

<b>"Infinitum"</b> итальянского художника и архитектора Антонио Пио Сарацино обращается к феномену арки. Важно, что арка

"Infinitum" итальянского художника и архитектора Антонио Пио Сарацино обращается к феномену арки. Важно, что арка как архитектурный элемент возникла в арабском халифате времен династии Уммайадов и ассоциировалась с эпохой распространения науки и искусства. Бесконечность зеркального арочного пространства предполагает своеобразный оптимизм в отношении перспектив человеческой цивилизации. 

Эта тема подчеркивает безграничные художественные возможности, которые перспектива дарует художнику, не только как пространственная значимость, но так же и как способ временнóго, культурного и исторического присутствия, придающие глубину произведению искусства. Подобные свойства отражены в Исламском искусстве с его безграничными перспективами.

Как бы то ни было, поскольку произведения искусства оказывают визуальное воздействие, они так же обладают интеллектуальными и эмоциональными перспективами, где художественный проект двигается по двум различным путям: пути визуального, который несет в себе изумление и восхищение, и пути интеллектуального и эмоционального выражения, открытого многим возможностям, как бы говоря, что все является единой и множественной перспективой.


Перспектива не подменяется альтернативой и не изменяется; это константная стимуляция воображения и вечного вопроса искусства. Если художника спросить о перспективах его искусства, он скорее остановится на созерцании процессов внутри и вокруг его искусства. Это, в сущности, и видение, и цель. В мире Исламского искусства, его художественных ценностей и визуального наследия никогда не исчезнет перспектива и абсолютная красота.

Идея Проспекта/Перспективы — очень богата по смыслу, дает множество вариаций для реализации. При беглом обзоре арт-объектов фестиваля сразу можно сказать, что один из бросающихся в глаза поворотов этой пространственно ориентированной идеи — искусство, способное передать в любом современном виде эстетические формы, характерные для традиционного ислама (ковер, орнамент, такбир, каллиграфия, арка и т.д.). При этом совершенно не обязательно данные работы выполнены художниками — представителями мусульманских стран, здесь есть и «Геометрический сад» московского художника-граффитиста Данилы Шмелева (который выступил на фестивале под псевдонимом Danila Shozy), и композиции американского художника Эрика Стэндли, выполненные из бумаги с использованием уникальных лазерных технологий, и видео-звуковая инсталляция японского художника-композитора Раи Кунимото. Всех эти работы объединяет обращение к эстетическим формам традиционного исламского искусства.

Image

Несколько выделяется из общего контекста экспозиция Мухаммеда Хафеза «Journeys from an Absent Present to A Lost Past» («Путешествия из Отсутствующего Настоящего в Потерянное Прошлое»). Он архитектор, родился в Дамаске в 1984, и уже давно покинул свою страну. Эти скульптуры-картины (или даже архитектурные модели) очень привлекательны и загадочны. Каждая композиция представляет собой осколок, фрагмент очень хорошо опознаваемого традиционного пространства, буквально нашпигованного смесью повседневных и сакральных предметов. Пространство вроде бы внутреннее (по своему функциональному назначению), скрытое от посторонних глаз, но у него убрана четвертая стена, как в западном театре. И это придает этому уютному и свойскому миру какую-то незащищенность. Кроме того, художник придал этим фрагментам жилого пространства приметы руинированности, обветшалости, угрожающих следов времени. Этот мир еще живой, функционирующий, но уже тронутый патиной исчезновения. Абсолютно ностальгические образы, которые не лишены политического контекста. По центру подвешенная композиция, напоминающая ракету. Ковер естественно ориентирован в направлении Каабы, и в том же направлении запущена ракета. Вся композиция вызывает амбивалентное впечатление. С одной стороны, это довольно остраненный взгляд на традиционный ислам, взгляд, обращенный в прошлое, с другой стороны, подобный стремительный объект несет в себе образ какого-то футуристического города, и это уже перспектива будущего.

Image

Исламское искусство, которое в большинстве своих проявлений нефигуративно, здесь представлено напротив, вполне конкретными образами — такое ощущение, что можно угадать конкретные улочки и подъезды домов — настолько детально воссозданы эти городские пейзажи. Тем не менее на концептуальном уровне, все композиции в своей сумме обращаются к вполне традиционному для арабо-мусульманской культуры представлению о непознаваемости времени, по своей сути неопределенному и неопределимому, возможному лишь в имагинативном бытии памяти, которое констатируется в небольших «зарисовках».

Татьяна Круглова, Иван Коваленко. Екатеринбург, Шарджа, 10 января 2020 года.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File