Create post
Art

Медиа-машина: производство коллективного страха и тревожности

В киевской галерее Closer, известной как часть ночного клуба на заброшенной фабрике с вечеринками, рейвами и фестивалями, одними из самых выдающихся в Восточной Европе, только что выставка “Производство снов или Что предлагает современная медиа-машина” Мстислава Чернова, писателя и журналиста Associated Press, и Игоря Чекачкова, фотографа. Куратором проекта стала Катерина Носко, размышления которой о военных конфликтах и тревожности о будущем, публикуется ниже.

Репортажи с мест катастроф, поток изображений и комментирование произошедшего через СМИ, конструируют взгляды на события. Тогда как сами взгляды претендуют на ясность и максимально достоверное освещение того, что происходило в действительности. Вопрос о том, что собой представляет “происшествие в действительности” пока оставим, потому что это отдельный вопрос. Художников и меня как куратора интересует процесс сборки различных историй, конструирование “полной картины” события, и что это значит для зрителя. Выставка стала камерной и критической реакцией по отношению к намерениям СМИ показывать мир “как он есть” за несколько минут и давать оценки.

Видео-инсталляция “Media Machine”, Мстислав Чернов, 2020, арт-центр Closer

Видео-инсталляция “Media Machine”, Мстислав Чернов, 2020, арт-центр Closer

Автор идеи проекта, Мстислав Чернов, видео-журналист и военный корреспондент американского агентства новостей Associated Press, включен в работу глобальной медиа-машины. Эти знания требуют рефлексий. Выезжая по всему миру на места трагических событий и работая в горячих точках, автор получил травмирующий опыт, проживание которого впоследствии стало возможным, в том числе, благодаря работе с художественными образами. Что чувствует человек, на глазах у которого умирает другой человек от гранаты или летит бомба в соседний дом?

Сьюзен Сонтаг приводит пример, как теракт 11 сентября 2001 года воспринимался очевидцами. “Это было как в кино” (прежде это звучало бы “Как во сне”). Трагические события воспринимаются как невозможные, нереальные, как нечто, во что нельзя поверить, даже если смотреть собственными глазами. Тогда как изображение сбитых близнецов с места теракта на экране монитора выглядит как можно более реальным. Не в последнюю очередь потому, что человек находится от происшествия на безопасной дистанции. Метафора сновидения для передачи ощущения действительности была выбрана Черновым еще несколько лет назад. Он вернулся с военных действий на Донбассе и столкнулся в мирной жизни с чувством, что либо он находится во сне, либо все вокруг спят.

Во время кураторской экскурсии один из посетителей сказал, что война в Украине идет уже вот почти 6 лет, и за это время чувство его тревоги достигло такого уровня, что контролировать ее стало невозможно. Поэтому он отписался от всех новостей, чтобы понизить уровень включенности. Иначе говоря, защитить себя. Или еще иначе: попытаться выйти из медиа-машины, которая на выставке представлена в форме тесного черного куба.

Видео-инсталляция “Media Machine”, Мстислав Чернов, 2020, арт-центр Closer

Видео-инсталляция “Media Machine”, Мстислав Чернов, 2020, арт-центр Closer

Тем временем новости не заканчиваются, журналисты отправляются в горячие точки снимать катастрофы и человеческие страдания. Медиа-машина, пропуская отснятый материал через череду фильтров, в том числе цензуру каналов и самоцензуру фотографа или оператора, неустанно доставляет их до адресата, реакция которого во многом зависит, пребывает ли он уже в состоянии страха и тревоги.

Чувство страха стало частью современной культуры и является чем-то конкретным: страх потери близкого человека, страх, что твой дом разрушат или убьют. Однако часто страх является неотрефлексирвоанным и потому справляться с ним становится сложнее. Тогда как у тревожности более неуловимая, неоформленная и расплывчатая форма. Она принуждает ходить по комнате, пролистывать ленту новостей, проверять мессенджеры, кликать на ссылки, продумывать возможные сценарии будущего. Тревожность последовательно и упорно истощает. Одновременно с этим новости помагают оценивать опасность. Корреспондент с места событий выступает в роли своего рода инструктора, который описывает то, какие бывают критические ситуации, что делать, если в них оказался. Он даже предлагает на это взглянуть. Кроме этого, репортаж нужен еще и для того, чтобы понять, на что способен пойти человек и что невозможно быть ответственным за других или общество. Однако нужно научится брать ответственность за себя.

Смонтированные видеоряды в инсталляции “Media Machine”, проецируются одновременно на 4 стены, и являются часто сменяющими друг друга фрагментами съемок с десятка стран по всему миру. Этот видеоархив одного автора, Мстислава Чернова, вступает в диалог с фотоархивом харьковского художника Игоря Чекачкова. Это глитчевые фотографии, которые стали таковыми в результате поломки винчерстера, на котором хранились. Вместе визуальный ряд в “Media Machine” — это съемки с мест катастроф, которые перебываются фотографиями, в которых заложена ошибка, некий сбой. Изображение начинает запинаться, прерывает новостную реальность и выступает как зацепка, которая переключает внимание зретиля. Похожим образом зацепки работают и во снах: всегда найдется деталь или образ, которые разоблачать реальность сновидения, укажут на то, что это и есть, собственно, сновидение, а не реальность.

Видео-инсталляция “Media Machine”, Мстислав Чернов, 2020, арт-центр Closer

Видео-инсталляция “Media Machine”, Мстислав Чернов, 2020, арт-центр Closer

Фотографическая серия NA4JOPM8, Игорь Чекачков, 2008-2018

Фотографическая серия NA4JOPM8, Игорь Чекачков, 2008-2018

Когда в новостной ленте появляется информация о катастрофе, свежее потрясение соединяется с уже с похожей, но притихшей болью из прошлого — и удар становится еще мощнее. Потрясения накладываются друг на друга и при возникновении нового возникает ощущении неизбежного повтора и полной беспомощности: предчувствия ужасного оправдались, мы не можем это изменить. Кошмар повторился. Число погибших, их национальность и возраст, предположения о том, кто совершил преступления, а затем короткий репортаж с места трагических событий — вот что произведут новости, прикрывая за сдержанными комментариями преступление против человечности, необратимость трагедии и глухую пустоту. В этом случае сновидение как метафора действительности становится путем для внутреннего эскапизма, на который приходится вступать в условиях невозможности примирения с реальностью.


Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author

Building solidarity beyond borders. Everybody can contribute

Syg.ma is a community-run multilingual media platform and translocal archive.
Since 2014, researchers, artists, collectives, and cultural institutions have been publishing their work here

About