Donate
Poetry

По ту сторону стен: стихи, вдохновленные «Атакой Титанов»

Красные чтения25/12/23 16:191.2K🔥

23 декабря 2023 г. состоялась anime poetry party «По ту сторону стен», посвященная окончанию «Атаки Титанов».

«Атака титанов» стала одним из ключевых высказываний актуальной культуры благодаря ее критике милитаризма, биополитики и авторитетных дискурсов, поданной через уникальный сеттинг и впечатляющий сюжет.

В этой подборке мы публикуем тексты, написанные перед или специально для прошедшего мероприятия, в которых рефлексируется как само произведение, так и современность с её катастрофами и тотальностью дискурсов насилия.

В обращении к подобного рода попкультурным кодам и произведениям видится попытка сопротивления властным и культурным иерархиям.

Алексей Масалов

Андрей Лазаренко

ДОСТУПНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

иллюстрации Евгении Цориевой


Яна Полевич

* * *

сами себе звери сами себе аляповатые выскочки
делинквентные особи
как намерение сделать по-хорошему
чтобы не получилось как всегда
почти обыкновенный день в заспанных трущобах сухого цвета
и болезненно (иссекая) солнце завес на заднем дворе

нет, не поэтому я привёл тебя сюда
посмотри внимательнее на эти трещины и пробоины

я видел как мясное облако с глазами любимых
пожирает останки тех кого я считал своим домом
(апология мёртвости по-видимому такова
что измеряется лишь количественно
так называемый экстенсивный метод уничтожения
(исторически оправданный и так далее)
впрочем это нас как раз удивляет меньше всего)

потому что где-то мы уже это видели, не так ли?

затихает закладывается ветер
раньше по птицам определяли откуда приходит морок
теперь принюхиваемся к земле и гнилому шёпоту
к громыханию неизбежной бури о двух ногах и о двух частотах

обучение по специальности «медицина катастроф»
никогда не бывает оправдано собственными желаниями
никогда не происходит беспричинно
никогда не исчезает бесследно

веди они рассказали мне о незыблемой цели
о спасении человечества о том что оставаться в живых
это всегда выбор это игра с предельно высокой ставкой
но всё это уже не имело смысла после того
как они научили меня держать в руках оружие

так посмотри в последний раз на разрушенную сигансину
где слетаются хлопья нашей эры где не звенит в ушах
последнюю тревогу здесь отбили больше сотни лет назад
последние люди ушли отсюда задолго до появления времени

завораживает, ага? но пойдём отсюда:
здесь уже не осталось ничего кроме смерти


Артемий Стариков

МАРС В МЕХАХ

звук такой, будто миром раскалывают орехи
за грехи, за дни в бесовском зерцале
и вот на арену круглую в цилиндрическом жёлтом зале
вышли Марс в меха́х и его боевые ме́хи

Цирк Братьев Кокосовых подъезжает, натачивая ножи
в гулкой ржави над рожью ночью звезда лежит
выжившим станет тот, кто зажмурится и сбежит
в хижины, скважины, залежи, миражи

атлетической злобой и клоунской тоской
напоят всех зрителей циркачи
перекошенным клином чиновники и врачи
оземь грохнутся
ось пробурив мирскую

буквальная стена мясных волокон
Баттл рояль на холодной чужой войне
на том берегу озера вспыхнули точки окон
созревшими яблоками загорелись глаза на стене

красный камень стены дворцовой
пролетел сквозь роман Донцовой
задел эпос, вывел его с орбиты
наполнил мёдом кувшин разбитый
раскидал по зданиям позабытым
пазлы мягких тел и мясные плиты

трансляции смерти в земных каналах
точат лёд, режут металл жестокий
тени толпятся в заброшенных кинозалах
в отсветах жёлтых окон гудят потоки
лес брызнул ртутью серой вскипели реки
статуи хвойные спят умывают руки
в камере сердца плещется отзвук некий
змеи в гнезде могут слышать такие звуки

молох сторукий наш мир в Парфенон истёр
город грехов превратил в золотой костёр
дремлет на чёрной ткани крестом гвоздей
змей двухголовый, пиксельный чародей
Бог распыляет в мире цветных идей
кости звериные, зёрна больных детей
злые снежинки игольчатых скоростей

Танатос, будучи юношей, собирал цветы
ходил так весь день, а затем обнаружил труп
белой кошечки, и схоронил её, и цветы
возложил, достал флягу и снял тулуп
и смотрел в ничто, и яростно сторожил
призрак пушистый в шуме древесных жил

но в бордовом своём вертолёте спустился Марс
и забрал душу зверя, пленил и блестяще спас

с той поры Танатос покинул море и лес
и вторгся в небо, сокрушив мужество чугунного люка
погиб, поражённый в спину, потом воскрес
и рассыпал искры, и всё без единого звука
и был маскарад
где на ужин мука́ и му́ка

пошлость, скажете
я соглашусь, буду плакать
в небе моргнёт глянцеватая слякоть
копоть облачного слона перемелет ломоть
загорятся пажити
такое нельзя не вспомнить
и запрятать
даже в кварталах нежити

снежный приходит шторм
нежное производит сжатие
тело, одетое в красный
оно плачет без органов
в полости ледяной
зажатое в мозге
мечущее надо мной
молнии, цепи, розги

внутри титана я впаян
красные волокна вокруг
пульсируют, словно казённых спален
больничный сомкнулся круг
в теле своём — телу чужому враг
на холодной войне со всеми
Господи, что не так?
Господи, я в системе
в чёрной системе усилий, долгов, борьбы
рыбы стайкой слетаются
гроздью растут грибы
плоть надо мной смыкаются

я ненавижу своё тело
тряску засохших рук
невротичную дрожь, моих ласк неумелых
сомкнутый тёплый круг

в кого превращаюсь?
я превращаюсь в титана
жажду, мысленно каюсь
и цветёт во весь рост
на моём теле рана

это полдень, погост
мы лежим с тобой, но так страшно
и молчат ночью солнце, теплица, пашня
занимая высокий пост

за окном гул бензиновых караванов
и я с балкона кричу:
«я тебя вытащу, излечу!»
«я убью всех титанов!»


Дмитрий Герчиков

КРАТКИЙ ПЕРЕСКАЗ АНИМЕ «АТАКА ТИТАНОВ»

В первой серии аниме «Атака титанов»
юный Эрен Йегер
видит человекоподобного великана без кожи, 
возвышающегося над стенами
пасторального вымышленного города
в стиле европейских городов XIX века.

Вот-вот этот Колоссальный титан
сломает стену одним ударом,
и сотни антропоморфных
инфантильных чудовищ без гениталий —

они напоминают безумных
разъяренных мужчин
с детскими мягкими тельцами —
проникнут внутрь, чтобы пожирать людей.
Серия заканчивается сценой поедания матери
главного героя прямо у него на глазах.

Дорогой Эрен
с так называемой Координатой в сердце,
за этот месяц ты стал мне как родной.
Я живу в Израиле и работаю в сфере уборки.
Каждый день я мою коридоры [проздори́м] и туалеты [ширути́м]
общежития технического университета,
а на перекурах смотрю,
как ты скачешь на волшебных тросах,
сражаешься с титанами,
ищешь разгадки запутанной истории
своего злого мира.
Хотя признайся, многое тебя роднит
с этими опасными и странными существами,
например, ты и сам титан по имени Атакующий.
Ты при этом умеешь обращаться в человека,
а потом опять в монстра.

Я ещё не досмотрел
все четыре сезона твоей кровавой эпопеи.
Я ещё не знаю, почему ты так холоден
к Микасе Аккерман, которая постоянно тебя спасает.
Или же почему ты решаешь вернуть Армина Атлера,
отдавшего жизнь за тебя, и превращаешь его в титана.
Я равно как и ты не могу ответить на вопрос:
«Кто наш главный враг? Неужели это люди?»

Зато я точно знаю, что наши миры похожи,
даже несмотря на то, что мои руки сейчас пахнут хлоркой,
а не кровью врагов, даже несмотря на то,
что передо мной швабра и половая тряпка,
а не острой меч. Ведь здесь тоже есть стены,
отделяющие мы от вы, ты от ты.

Твои города защищены от целого мира
прочными укреплениями, потому что
по свободной земле бродят ненасытные исполины,
немые и почти неубиваемые.
Так и нам говорят — новым репатриантам
этой ближневосточной страны —
необходимо возводить стены,
чтобы укрыться от чудовищ, обитающих
по другую сторону пустыни.
Но что если никаких чудовищ не существует,
и когда ты вглядишься в глаза тех,
кого называют безъязыкими чужаками,
ты поймешь:

все, что тебе говорили — неправда,
все, что написано в учебниках и пособиях — неправда,
все, о чем шептались родители — ложь.

Но и это не спасет от необходимости
возводить новые стены,
пусть даже теперь все будет наоборот:

спойлер: они возведут их от нас


Андраник Антонян

ХРУСТ  

1

журавли печати на глазах — вмятая рытвина на теле
как эскалация хтони, как выбитое на стекле число
большевистского разрыва 
(не операбельно), фрагменты — лучший полет
плевка паутины в кукле, доставшейся по наследству.
Саша вышла на шоссе и сажает картошку — ей приказал  
Петр, для укрепления колхоза близ Равенны сажать
картошку, так смогут прокормить еще десять легионов
из записей Амвросия Германика. Завтра будет дождь.
сирийская армия потерпела сокрушительное
поражение под валом Адриана. В своем подвале  
он прячет шесть рук, чтобы призвать первосвященника,
замуровавшего пенис в стене, чтобы она была покрепче.
амфора четвертого века свидетельствует о том,
что мясо засасывает руку-макаронину, всасывая все,
что остается, включая прожилки.

2

журавли печати на глазах — долбить
эту фразу, пока она не станет крылатой.
замурованный — вычихивает из себя что-то большее
набухший глаз и палка на песке как колесо,
направленное к каменной скатерти, из суставов
каменной смерти, спустившейся к Армину
в пятитомной ладони, зажавшей пару глотков
смятой морщины, проглотить руку, пальцы, грызть
как змеей заглотавшей мышь и через два
а то и три часа переварить ради человечества.
или булочку, размером меньше чем ладонь,
что вытряхивает маму у котелка, что оттирает
очередную пластичную грязь с маленькой щеки, пока
башня аккуратно складывается в три погибели,
шестеренка в голове крутится быстрее, чем Микаса
на своем двигателе сдвигает непреодолимые камни.

3

в русле дистопии журавли не улетают — они
остаются в рамках 57-й экспедиции, по решению того,
кто не хочет отпускать игрока в шахматы
где дрожит глаз, где при опускании со стертой
эмблемой в руке плачущего инвалида, рядового бойца
с саксами, ютами, где рваная рябь для немногих, 
за пределы грязного дождя с хрустом на глазах –
последыши вопят, пока другие отворачивают взгляд 
(или рук, сносящих спальные районы, сносящих
корыто во дворе, как дрожащее прибежище детей:
этих последышей, набегающих сигнальными огнями
до гор болота, что выцвесть угрожает воды застой)
«волнует меня твоя зрелость, не помри».


Саша Глазков

КАК ВЫДАТЬ ЭРЕНУ Й. ПРЕМИЮ АТД

…можно было целоваться долго, но
пластыри — это песок, который

теряет могилы: мы останемся в мире
 
наперекор; зальем гул тоном,
пустим корни плакать

о тщетном росте, ведь
каждое из слов — это тихое прощение,

когда нет никого на тысячи лет


Михаил Постников

МОЖЕТ ХВАТИТ КРИЧАТЬ

Вступление

Застрявший в стене титан
прикрытый простынкой, и танк
на входе в ростовский цирк
завязший в белье после стирки

Это гул земли
или гуль, или смерть красна на миру
лучевую болезнь после взрыва столи́

Циркуль
переходит из круга в круг
представляя, что это спираль

Застрявший в истории чирк
прострел спичкой прямо в мозг
желание всё убежать
всего удержать


Парадиз, или Остров мертвых

Тебя там встретят огнегривый лев
и синий Иггдрасиль
Путей и сообщения
по которому в отсутствие железных дорог издревле путешествовали
и задача про остров
и громовые копья, которые нужно погрузить на лодку, на карету, в дилижанс, чтобы волк не съел капусту, чтобы овцы не съели людей и особенно Томаса Мора

Тебя там встретят высокие деревья, плыви,
плыви свой плуг по костям мертвецов
из пункта А в пункт Б, в задачу про остров
Дано: живут там необитаемо сплошные рыцари и лгуны
рыцари всегда лгут, а лгуны говорят правду раз через раз
Вопрос: какова вероятность, что бросок костей спасет тебя из лап
Летучего Голландца, если
Разведкорпус начнет считаться с жизнями людей

впишите ответ в поле ответов


Опенинг

Эрен Йегер кричит: 心臓を捧げよ! [шинзо во сасагейо]
Армин Арлерт кричит: сасагейо
Микаса Аккерман кричит: сасагейо
Жан Кирштейн кричит: сасагейо
Хотя бы не стал мусором
Конни Спрингер кричит: сасагейо
Комендант Пиксис кричит: Where is my mind
Райнер Браун кричит: сасагейо
Бертольд Гувер кричит: сасагейо
Садист Дариус Закклай кричит: сасагейо
Флок Форстер кричит: сасагейо

Может хватит кричать, хватит кричать
но откуда это сказали откуда это сказали откуда этот голос


Длинная тень Имир

Сколопендра ползет по истории след в след
к тебе и к себе спустя две тысячи лет
это кризис политического воображения
так просто представить конец света, но можно
ли можно ли можно ли представить аниме
без опенинга и эндинга, сезонных новинок, и филлеров

Детишки научились рвать круг
это реванш, реконкиста, ресентимент,
серпентарий уроборосов, ласковый ветер Нагасаки,
но любое ре- повторяется
кроме революции, о которой
в Атаке Титанов ни слова


Прощание с островом

Мы прощаемся с островом, каждый раз
Покидая любую квартиру Берлина,
Попрощаемся с островом, отплывая,

Наконец, попрощаемся с островом, поздороваемся с океаном,
С архипелагом, континентом и синтаксисом,
Попрошайками, мертвыми, ксенофобыми,

Привет, новый мир, избавленный,
Милитаризмом переболевший,
Выбравший жизнь и отправлять краденые стиралки СДЕКом,
Выбравший технологии меха, а не биополитику,

Наконец, привет, попрощаемся, новый остров-мир,
Остров мертвых Парадиз отдаляется и
растворяется
в нас


Максим Хатов

СЛИТАЯ КОНЦОВКА, О КОТОРОЙ НИКТО НЕ ПРОСИЛ 

Микасе

а потом мы простим ментов
и остальных

неразумных титанов чтобы
вместе
отстраивать стены в преддверии

новой войны или просто зачем-то

потому что хороший эльдиец — мертвый эльдиец и воспроизводство  

уже идет полным ходом
может
лучше мы останемся
здесь в

предпоследней главе-эпизоде и назло всем

мангакам не будем смотреть на финал?


Лана Ленкова

ВНУТРИ АТ

I

в июне 2013-го мама
отключила интернет на всё лето —
я заряжала ноут с убитым аккумулятором
[заряда хватало на три часа]
бежала к зданию мэрии
どうもありがとう <dōmo arigatō> Василю Шайхразиеву за городской Wi-Fi
чтобы хоть как-то посмотреть в 360p
новые серии «Атаки Титанов»

после каждой хотелось тут же написать интернет-друзьям
[а ещё             в «Наруто» война Мадара вышел из гроба
                          в группе с ролкой давно ждут моих действий в локации:
                                                                                                                    ༻☠Ҝла✟бищҿ☠༺
                          надо на akiba.su заказать парик для косплей-сходки]

ноут всегда выключался
на недосмотренной серии
на недописанном сообщении
на недо…

…нет это не всё
я приходила домой
к тушёной капусте | ленивым голубцам | ещё какой-нибудь дряни
[простите любители тушёной капусты ленивых голубцов и ещё какой-нибудь дряни]
хлопала дверью в комнату с постерами Леви Акермана Лелуша Британского
рисунками Мэй Мисаки Юно Гасай  Кроны
плакала: впереди всё лето — и я хочу провести его в аниме
お元気ですか <ogenki desu ka> дорогая?
[или как тогда тебя называли: тапочек]
последние несколько лет
мы                внутри стен законов и запретов
                       в мире где на наши сердца подписывают контракты
                       в аниме «Атака Титанов»

II

я смотрела последний сезон и думала:
о да дожила до момента когда
ассоциирую себя не с Микасой, а с Женской особью
[как же тупо это звучит]
но подумайте
её крик — female rage
на который сбегаются только ебучие неразумные титаны
с критикой феминистского дискурса
в духе «очередной бабе что-то не нравится»
давай я не против конструктивного диалога
…но я съедаю по куску от каждого оппонента
и меня тянет блевать
               мясо сексистов на вкус как собачье дерьмо
               мясо мизогинов — как сюрстрёмминг
               мясо инцелов смердит тухлыми яйцами [дело не в
                                                                                                                     спермотоксикозе]
я не получаю ничего
кроме способности говорить патриархальными штампами
«сама виновата» «таковы законы природы» «такова культура»
                                                                                                                  «таковы традиции»

тем временем Микаса отрубает голову любимому мудаку
из-за которого страдала всю жизнь
и мир спасён


Евгения Цориева

* * *

откуда мы начали?
эпилог:

огромная нога
все разрушает все разрушается
повсюду копошатся секущие и секомые (мир разделен на и на)
из меня [меня ли] прорастает фрактальная тень
праотца прародителя
огромного червя 
                                        стена
                    стена
                                                             стена
              или
                                                                стенать
                       стенать
                                        стенать
мировому древу на том холме
[Иггдрасилю, тем двум, которые потухли, какая уже разница все растет из одного]
где-то передают
мы возьмём остров парадиз за два дня
кто-то говорит
нам нужен мир нам нужен мир нам нужен весь
раз-два раз-два раз-два
для таракана человек божество просто потому что больше
не пора ли проснуться?
Жан закрывал уши и раскачивался туда-сюда
раз два раз два раз два
помогает забыться
я всегда [с девяти лет] ассоциировала себя с Жаном
не пора ли проснуться?
пожить бы без войны
жалкие двадцать-тридцать сорок сколько выпадет
чтобы были горы как обтесанные ветром зубы кого-то очень большого
пожить бы без войны
а дальше пусть будет
стена сейчас сломана то есть стены нет
пора проснуться

не является ли это тем
эпиграф:

сон э. й. или кого-то ещё


Ксения Пройдисвет

#

Свет в ладони
Иди поешь блинов с лопаты
За что так хамите
Мы в интернете детка
Ни возраста ни имени
Только текст
Это комментарии
К дереву на том холме

В конце концов
139я глава
В каждой концовке
В каждом author’s pinnacle
Есть искупление
И возмездие
Вот об этом вся твоя манга
1000 грамм в коробке манго

В крови
Лелуша и Рей Нагасаки
Ярость их не знает границ
По ногам потекут летучие крови
Когда их наконец-то забьет
Копье Георгия Победоносца
Ангела-демона
Но это совсем другая
Манга

milk bogdasha
Comment
Share

Building solidarity beyond borders. Everybody can contribute

Syg.ma is a community-run multilingual media platform and translocal archive.
Since 2014, researchers, artists, collectives, and cultural institutions have been publishing their work here

About