Идеологические аппараты государства

Красный тебе к лицу
21:49, 21 июня 2020
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Необходимо признать, что в классическом марксизме теория государства была разработана относительно слабо. Разумеется, Маркс и Энгельс заложили основу материалистического понимания государства, выдвинув и обосновав тезис, что государство является инструментом в руках правящего класса для подавления угнетенных классов. Однако мыслители не успели углубить и подробно разработать теорию государства, так как были заняты, в первую очередь, экономическим анализом капиталистического способа производства и развитием материалистической философии. Существенный вклад в развитие политической теории марксизма сделал Ленин, однако его изыскания лежали скорее в практической сфере, нежели в теоретической. Если говорить о западных марксистах, наибольший вклад в развитие теории государства внес Луи Альтюссер. Эта статья посвящена рассмотрению одного из аспектов его теории, а именно концепции идеологический аппаратов государства.

Луи Альтюссер в Высшей нормальной школа Лиона

Луи Альтюссер в Высшей нормальной школа Лиона

Для начала Альтюссер предлагает строго различать два корпуса институтов внутри государственного аппарата: институты, которые представляют собой репрессивный государственный аппарат (правительство, полиция, армия, суды, тюрьмы…), и институты, которые представляют собой совокупность идеологических аппаратов государства (церковь, семья, школа, СМИ, культурные учреждения…). Стоит оговориться, что мыслитель рассматривает идеологию в спинозистском смысле, то есть как совокупность всех символических, культурных и духовных элементов человеческого социума. То есть даже простые бытовые вещи, начиная от того как мы здороваемся, одеваемся и общаемся, являются составными частями идеологии как части надстройки любой общественно-экономической формации.

Итак, согласно Альтюссеру, идеологические аппараты государства есть институциональные пространства, в которых «живёт» идеология правящего класса, выполняющая функции принуждения. Причем идеология не есть причина или следствие аппаратов, они вовсе не придают идеологии материальное воплощение. Аппараты и есть сама идеология, то есть первичный способ её существования, а не просто её выражение или воплощение: «…идеология всегда существует в некоем аппарате, в его практической деятельности или практиках. Это существование материально».

Ни один политический класс не может длительное время удерживать государственную власть, не осуществляя при этом своего господствующего влияния на идеологические аппараты государства. Альтюссер приводит пример: «Ленин усердно заботился о реформировании школьного идеологического аппарата государства (помимо прочих), дабы позволить советскому пролетариату, захватившему государственную власть обеспечить будущую диктатуру пролетариата и последующий переход к социализму».

Идеологические аппараты государства так важны, потому что именно они обеспечивает воспроизводство текущих производственных отношений. Ведь для того, чтобы могла существовать некая общественно-экономическая формация, она должна вместе со своим производством и ради того, чтобы быть в состоянии производить, воспроизводить условия своего производства. А следовательно, она должна воспроизводить: 1) производственные силы; 2) существующие производственные отношения. Именно благодаря идеологическим аппаратам государства становится возможным воспроизводство производственных отношений.

Каждый из идеологических аппаратов добивается этого результата на свой манер. Политический аппарат, подчиняя индивидуумов политической идеологии государства (“демократической”, националистической, державнической и т.д.). Информационный аппарат, пичкая своих граждан через прессу, телевидение и радио ежедневными дозами национализма, шовинизма, либерализма, морализма и так далее. То же относится и к культурному аппарату. Религиозный аппарат, напоминая нам в своих проповедях, что человек — только пепел, если не умеет любить своих братьев до такой степени, что готов подставить им под удар другую щеку. В этом хоре доминирует один голос, иногда обеспокоенный какими-нибудь противоречиями (остатков старых господствующих классов, пролетариев и их организаций): голос идеологии господствующего класса.

В феодальных обществах главным идеологическим аппаратом была церковь, которая концентрировала в себе функции не только религиозные, но также школьные и большую часть информационных и “культурных”. Не случайно, вся идеологическая борьба с XVI по XVIII век концентрировалась в антиклерикальной борьбе. Это произошло как раз в связи с господствующей позицией религиозного идеологического аппарата государства.

Французская революция имела своей целью не только передачу государственной власти от феодальной аристократии в руки буржуазии, то есть частичное разрушение старого репрессивного государственного аппарата и его замену на новый, но и разрушение главного идеологического аппарата государства — церкви. Вот почему возникает система назначения духовенства светскими лицами, происходит конфискация церковных владений и создаются новые идеологические аппараты государства, призванные подорвать господствующую роль религиозного идеологического аппарата.

Что же пришло на смену церкви? С помощью какого идеологического аппарата капиталистическое государство воспроизводит свои производственные отношения? Альтюссер уверен, что это школа. Данный тезис может показаться парадоксальным, ведь все считают, что при капитализме господствующим идеологическим аппаратом является не школа, а политический режим и соответствующая ему идеология (либеральная, националистическая или иная другая). Тем не менее, недавняя история показывает, что буржуазия очень хорошо приспосабливалась к различным политическим режимам. Так, Альтюссер приводит в пример родную Францию. На протяжении XIX и XX веков во Франции успели смениться: Первая и Вторая империи, конституционная монархия (Людовик XVIII, Карл X), парламентская монархия (Луи Филипп), президентская демократия (де Голль). Чего уж говорить, в современных капиталистических государствах наблюдается широчайший спектр политических режимов, от демократий до жестких диктатур.

Но вернемся к школе. Что делает этот идеологический аппарат таким эффективным? Позволю себе подробно процитировать Альтюссера: «Школа принимает детей, принадлежащих ко всем общественно-политическим классам, начиная с детского сада, и уже с этой ступени в течение долгих лет — то есть лет, когда ребенок наиболее “уязвим” и зажат между семейным и школьным аппаратами государства — вдалбливает в них ряд “практических навыков” (родной язык, счет, естественную историю, науки, литературу), обернутые в фантики господствующей идеологии, или даже просто господствующую идеологию в чистом виде (мораль, обязанности гражданина, философия). Где-то к шестнадцати годам основная масса детей попадает “на производство”: это рабочие или крестьяне. Другие продолжают обучение и кое–как добираются до постов мелких и средних работников управления, служащих, государственных чиновников, становятся всякого рода мелкими буржуа. Наконец, третьи поднимаются до следующих высот, чтобы стать кем-то вроде интеллектуальных полубезработных, либо, пойдя выше… стать действующими лицами эксплуатации (капиталистами, менеджерами), субъектами репрессии (военными, полицейскими, политиками, административными служащими и так далее) или профессиональными идеологами (священниками, большинство которых являются убежденными “мирянами”).

Каждая последовательно отпадающая на этом школьном пути совокупность людей практически обеспечена той идеологией, которая подходит к ее роли в данном классовом обществе: роли эксплуатируемого (с сильно “развитым” аполитическим, “нравственным”, “гражданским”, “национальным” и “профессиональным” сознанием), роли действующего лица эксплуатации (умение говорить с рабочими и управлять ими, то есть умение работать с “человеческими ресурсами”), агента репрессии (умение командовать и “без обсуждения” подчинять себе, овладение демагогической риторикой политических руководителей) или профессионала идеологии (умение уважительно обращаться с сознанием, то есть умение презирать, применять шантаж и демагогию, делая акцент на морали, добродетелях, “трансцендентности”, нации… и так далее)».

Конечно, многие их этих качеств усваиваются в семье, в церкви, в армии, через фильмы и даже на стадионах. Но все же ни один идеологический аппарат государства не имеет в своем распоряжении столько обязательного и бесплатного времени присутствия всего множества детей: пять или шесть дней в неделю по шесть-семь часов в день. А ведь именно в обучении этим навыкам идеологии господствующего класса в основном и воспроизводятся производственные отношения капитализма, то есть отношения эксплуатируемых к эксплуататорам и отношения эксплуататоров к эксплуатируемым. При этом, школа преподносится как некое нейтральное место, лишенное всякой идеологии (потому что она… светская), где учителя, уважающие “свободу” вверенных им детей, ведут их к взрослой жизни, нравственности и ответственности.

На этой невеселой ноте я закончу свой краткий обзор альтюссеровской концепции идеологических аппаратов государства. Для более полного её понимания советую прочитать статью самого Альтюссера «Идеология и идеологические аппараты государства», в которой он подробно излагает свои взгляды. Также рекомендую прочитать ознакомительную статью Сергея Реброва на Рабкоре, посвященную более широкому обзору творчества мыслителя.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File