Уильям Карлос Уильямс. Поэтика танца

Elisey Gerasimov
14:14, 10 сентября 2020
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию
Image

Перевод и анализ стихотворения “The Dance”

В соавторстве с Забуской Е.В.


3. The Dance

In Brueghel’s great picture, The Kermess,

the dancers go round, they go round and

around, the squeal and the blare and the

tweedle of bagpipes, a bugle and fiddles

tipping their bellies (round as the thick-

sided glasses whose wash they impound)

their hips and their bellies off balance

to turn them. Kicking and rolling

about the Fair Grounds, swinging their butts, those

shanks must be sound to bear up under such

rollicking measures, prance as they dance

in Brueghel’s great picture, The Kermess


Кермесса

Питер Брейгель — Кермесса. В картине

кружатся в пляске, кругом и по кругу,

визг, рев и трынь-трам

волынок и скрипок, рожка,

и клонится тело (такое как кружка

с толстыми стенками) круглое кружки

пустеют, плечи и бедра в стороны

резко раз-раз и четыре в резвом

вращеньи. Толчки и круженье

на площади всюду качанье

задов и гудящей толпы топот

ног, чтобы ритм сохранить

в бесшабашных скачках, чтобы так

танцевать как у Брейгеля эти танцоры.


О поэте

Уильям Карлос Уильямс испытывал сильное влияние Уитмена, который по мнению Уильямса покончил с подражанием европейским формам. Уильямс общается с авангардистами, принимает три постулата имажинистов:

-прямое изображение вещи — субъективное или объективное;

-ни одного лишнего слова, не нужного для представления вещи;

-ритмически текст нужно организовывать отталкиваясь от принципа музыкальной фразы, а не метронома.

От этих принципов Уильямс не отступал на протяжении всей своей творческой жизни. Он тесно сближается с американскими художниками кружка Штиглица, которые считали, что интеллектуализм мешает автору схватить и выразить суть вещей. Также они относились к предметам как эквивалентам эмоций, то есть соединяли в них объективное с субъективными переживаниями. Уильямс понял, что европейская поэзия утратила связь с реальностью, а основой американского мироощущения должно стать чувство реальной вещи, конкретности мира.

Свою миссию Уильямс видел в том, чтобы помочь окружающему миру себя выразить. Более того, он желал дать всему американскому описание национального характера, ценностей и обычаев… В стихотворениях Уильямса появляются множество деталей, к которым человек уже привык и не придает им значения. Его поэзию часто называют «живописю словом», но мы бы хотели сравнить его стихи с тем, что делает Кошут со стулом или Дюшан с сушилкой для бутылок или писсуаром. Пусть не столь радикально, но Уильямс заставляет читателя видеть объекты как особую часть его жизни, ждать от жизни искусства, тем самым сближаться с объектами, а не их идеями или означающими и устанавливать связь между реальным миром и внутренним. Это видно, в также в стихотворениях „The Red Wheelbarrow”, „The term’’.

Кермесса (Танец)

Стихотворение написано под впечатлением от картины Питера Брейгеля Старшего “Кермесса” (или “Крестьянский танец”). Уильямс не только передал настроение картины, но и выразил визуальные образы, воссозданные на холсте через текст. Круговые образы картины: полные, тяжеловесные, и при этом перенасыщенные жизнью тела танцоров, их толстые лица, пышные юбки женщин, охристая, теплая цветовая гамма (вызывает ассоциации с солнцем, стволами деревьев и другими пейзажными объектами).

Отметим, что, как и на картине Брейгеля, у Уильямса царит телесность, говоря о радостном танце, Ульямс описывает полные бедра, животы, стучащие друг о друга голени и округлые качающиеся зады (не совсем понятно, что смотивировало Майю Фаттахутдинову перевести слово butts как «бочки», что, кажется, семантически не соответствует оригиналу).

Пляски по кругу Уильямс выражает в круговой форме стиха. К тому же, поэт играет с графикой стиха, используя скобки, они тоже добавляют округлости тексту. Ну и самое важное — постоянно повторяющиеся вариации слова круг round and around, round as the thick, использование музыкальных округлых созвучий: BUGle , imPOUND, ROLling, aBOUT (слово это может быть вполне случайно т.к. это предлог, однако оно отлично вписывается благодаря своему звучанию), gROUNDs, thOse (больше граффическая округлость, чем звуковая), sOUND, чуть менее очевидные булькающие как пузыри squeal, BLare, tweeDLe (и другие сочетания звонких согласных с сонорной l). В любом другом стихотворении эти созвучия не вызвали бы подобных ассоциаций, но благодаря уже приведенным выше словам слух воспринимает созвучия как округлые). Далее слова, ассоциирующиеся с округлостью через семантику: bellies (животы), rolling (вращающийся/крутящийся, катящийся), turn (поворачивать)

В стихотворении нет рифмы в качестве созвучных окончаний строк, оно состоит из двух длинных предложений-перечислений (да и точка в середине стиха нужна скорее для того, чтобы перевести дух, или даже потому что точка — это круг), однако произведение наполнено ассонансами, которые зарифмовывают буквально слово за словом. Благодаря такой структуре создаётся ощущение стремительности, живости, безудержности в праздничном гулянье.

Стихотворение начинается с установки места действия: На великой картине Брейгеля, Кермесса… — ритм здесь медленный, нужно погрузить слушателя в текст. Далее задаётся скорость тройным повторением слова круг: the dancers go round, they go round and (здесь перескакиваем на следующую строку, чтобы отметить ее особую значимость — отсутствие значимости, отсутствие паузы, быстрый вдох чтобы не отстать от ритма стиха) around. С этого момента слушатель погружается в бесшабашное веселье танцующих. Само стихотворение читается в быстром темпе благодаря многочисленным ассонансам: не нужно делать остановок, нужно просто поддаться инертной скорости и стремиться вперёд и по кругу вместе с танцорами: a bugles and fiddles / tipping their bellies (переводим дыханиее, чуть замедляемся, резко переходим на полновесные о, a, w, sh и s, ss) и снова в вихрь звуков: their hips and their bellies off balance/ to turn them. И ритм и звуки подхватывают нас и кружат в танце вместе со словами, образами и героями картины.

В переводе мы стремились хотя бы частично передать стремительность действия и звуковую игру Уильямса. К счастью, сама семантика помогала это сделать: обилие сочетаний р,ж,в,о в русских эквивалентах английской лексики позволяют передать округлость текста: рев, трынь-трань (пришлось устранить слово пиликать из–за выбивающегося звучания) ВОЛынок и скрипок, РОЖка, КЛОнится теЛО, таКОЕ и т.д

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File