radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post

Чарующий мир легендарного шаромыжника

Olga Khodakovskaia
Вспоминайте хоть изредка о вашем Замерзающем. Ив Готье. — М.: Центр книги Рудомино, 2016. — 272 с.

Вспоминайте хоть изредка о вашем Замерзающем. Ив Готье. — М.: Центр книги Рудомино, 2016. — 272 с.

Cher ami, с лёгким сердцем мне хочется рассказать о только что вышедшем в «Центре книги Рудомино» романе французского писателя-русиста Ива Готье, увлекательном и проникновенном разоблачении легенды, но не героя, взгляде слева и снизу, если можно так сказать, на времена «Войны и мира». Думается мне, не так много романов о войне 1812 года сейчас издают. И этот будто рождается из образа французов, бегущих из России лютой зимой, образа, который каждый выпускник российской школы хранит в воображении.

Пути литературы неисповедимы. Герой романа удивительным образом напоминает другого легендарного персонажа — брата Сервандо из «Чарующего мира» кубинца Рейнальдо Аренаса (Издательство Ивана Лимбаха, 2016):

«…гнил в инквизиторском застенке в Севилье, сбежал, вырыв подкоп старинными пыточными инструментами, пересёк Испанию, чуть не умер от голода — ел одни апельсины и кресс-салат, …под ним убили несколько лошадей, …попал в плен к казакам…» и т.д.

Время схоже, но география их приключений различна: тот борется за собственную свободу и независимость Мексики, этот — солдат армии Наполеона, шаромыжник, нормандец, попавший в плен, оставшийся в Саратове и проживший 126 лет — участвует в наполеоновских войнах и русской кампании. Впрочем, они могли бы встретиться в одной из испанских тюрем, если бы только история эта не была выдумкой.

Хотя… То, что в реальности начиналось, как выдумка и небылица, стало правдой, превратившись в роман. Вспомните синьора Умберто Эко, говорившего о непреложности литературной правды. Автор называет небылицу сутью романа. Я бы сказала, что эта книга — о том, как жизнь, со всеми её правдами и неправдами, становится литературой.

Автор ведёт расследование, «разматывает нить» в поисках истинного лица 1812 года, реконструирует, точнее играет в реконструкцию: и волк, замёрзший под деревом, обращается сфинксом, а пленные французы — «бродячими артистами, отставшими от фургона сочинителя Мольера».

Ив Готье находит его — человека, воссоздающего себя: придумывающего прошлое, настоящее и будущее, — человека, который на родине просто живёт, а на чужбине — творит судьбу. Это трагикомичная история from zero to hero Николя Савена с носом как французский буфет, в которой наполеоновский герой оказывается шарлатаном, но, всё же, наполеоновским героем, становится тем, кем казался, и сам себе автором. Он и есть истинное лицо 1812 года — неутомимый шаромыжник в русских снегах.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Author