Искусство в городе: из опыта работы с локальной историей

Лукия Мурина
14:43, 20 марта 2021🔥
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию
Акция «Жесть-арт». 2020

Акция «Жесть-арт». 2020

Современный Томск представляет из себя визуально сложный и конфликтный организм. Отреставрированные памятники, соседствуют с руинами, современная архитектура эпохи капиталистического романтизма возвышается над малоэтажной исторической застройкой. Борьба за историческое наследие, начавшаяся еще в 1920-х годах, когда художники и архитекторы обратили внимание на исчезающий деревянный город, продолжается до сих пор. В первой четверти ХХ века члены секции «охраны памятников старины» документировали в подробных зарисовках ценные архитектурные объекты, многие из которых не сохранились до наших дней. Уникальность в томской архитектуре видели представители авангардных течений, передавая одновременно архаичность и футуристичность города.

В 1970-х годах в живописи и графике старый город предстает скорее как эстетический объект и неотъемлемая часть ландшафта. Современные художники не только продолжают традицию воспевания необыкновенной красоты уходящей натуры, но и выносят проблему разрушающейся исторической архитектуры за рамки музеев и галерей прямо на улицу: проходят художественные фестивали, акции, выставки, перформансы. Среди них site-specific лаборатории «Три П» «Дом» (2016), посвященный осмыслению пространства старого деревянного дома, настенные росписи уличного художника Ильи Маломощенко (Wince), в которых он запечатлевает персонажей на фоне деревянной архитектуры. На уличной выставке «Тысяча мелочей пассажа Второва» (2020) Николай Исаев продемонстрировал как изменялся облик памятника в течение ста лет. К активистским проектам, ставящим своей целью привлечение внимания к сохранению наследия, относится арт-фестиваль «мУкА. Склады искусства» (куратор Анастасия Куклина, 2019). Фестиваль акцентировал внимание с помощью современного искусства на разрушающихся «Гороховских складах», построенных известным Андреем Дмитриевичем Крячковым в начале ХХ века. Через художественные и активистские проекты томские художники пришли к переживанию городского пространства, а проблема сохранения культурного наследия, вышла в поле современного искусства.

В этом тексте мы обратимся к собственному опыту работы с локальной историей. Начиная с 2011 года мы с Николаем Исаевым планомерно погружались в историю города, собирали фотоархив, изучали открытые источники и архивы. Разрабатывая тему городского пейзажа в живописи и графике, мы обратились к проблеме сохранения исторического облика города в активистских акциях.

Именно выход к широкой публике, открытость, эксперименты с формами и форматами характеризуют искусство Томска 2010-х годов. Выставка-акция «Сжечь нельзя сохранить», прошедшая в 2011 году в заброшенном памятнике архитектуры «Гоголевском доме» (Городской училищный дом «в память Н.В. Гоголя»), построенном по проекту архитектора Петра Федоровича Федоровского в 1904 году, стала нашим первым опытом в освоении городской территории. Произошедшее тогда стирание границ между выставочным и городским пространством изменило наш подход к работе с историческим контекстом.

Здание, находившееся на ремонте много лет, к 2011 году начало приходить в упадок. Молодые художники (Мария и Владимир Маковенко, Галина Липинская, Юлия Рыжова, Анастасия Базарова, Мария Сондор, Евгения Мельченко, Николай Исаев, Лукия Мурина и др.) для проведения выставки «захватили» памятник архитектуры. Дом, в котором в 1918 году проходила Х Периодическая выставка картин и скульптуры Томского общества любителей художеств, стал идеальным местом для проведения акции. Произведения, представленные на выставке, демонстрировали эстетику старого города и печаль по утраченному наследию. Но это не отменяло критического посыла акции — в атмосфере разрухи работы звучали пронзительно. Импровизированная экспозиция из подручных материалов, превратила весь дом в тотальную инсталляцию, в которой состоялся контакт не только между зрителем и произведением, но и между зрителем и местом.

Выставка-акция «Сжечь нельзя сохранить». 2011. Фото Юлия Рыжова

Выставка-акция «Сжечь нельзя сохранить». 2011. Фото Юлия Рыжова

Выставка-акция «Сжечь нельзя сохранить». 2011. Фото Юлия Рыжова

Выставка-акция «Сжечь нельзя сохранить». 2011. Фото Юлия Рыжова

Выставка-акция «Сжечь нельзя сохранить». 2011. Фото Юлия Рыжова

Выставка-акция «Сжечь нельзя сохранить». 2011. Фото Юлия Рыжова

Выставка-акция «Сжечь нельзя сохранить». 2011. Фото Юлия Рыжова

Выставка-акция «Сжечь нельзя сохранить». 2011. Фото Юлия Рыжова

Новый и неожиданный для 2011 года формат привлек внимание журналистов, блогеров, культурных и политических лидеров. Выставка в свободном доступе работала всего 3 часа, но оставила значительный след и показала, что проблема сохранения архитектурного ландшафта волнует и художников, и горожан. Восемь лет спустя «Гоголевский дом» открылся после капитального ремонта, сегодня в нем находится «Арбитражный суд Томской области». После выставки заброшенные здания стали представлять интерес для неформальных художественных практик. Сегодня одна из самых андеграундных галерей Томска «Котельная» находится в заброшенной старой котельной в двух шагах от центрального проспекта.

Проект сыграл большую роль в понимании того, что необходимо продолжать говорить о проблеме исторической памяти на языке искусства, доступном для всех горожан. Поэтому выставка трансформировалась в акцию «Сжечь, нельзя сохранить». Запятой в названии мы попытались концептуально обозначить факт сноса и уничтожения здания. Отправной точкой для появления уличного высказывания стал незаконный снос памятника регионального значения, построенного в конце XIX века в редком для Томска стиле классицизм на проспекте Ленина, 143. В 2013 году, на тот момент мы, известные как художники-станковисты, работающие в мастерской, впервые вышли на улицу, избрав лаконичный и быстрый способ нанесения изображения по трафарету, мы уделяли много внимания кропотливой работе в архивах для восстановления исторического облика дома, и вырезанию трафарета с тончайшими деталями. Во время акции были нанесены изображения несохранившихся домов на места, где они раньше находились. Эти тринадцать изображений стали символом борьбы искусства за память. В дополнение к названию акции появился простой и обращающийся лично к зрителю, призыв «Помните, здесь был я». Так мы хотели одновременно затронуть проблему памяти и обозначить важный вопрос — каждый год застройщики, пользуясь отсутствием контроля со стороны власти, и равнодушием людей стирают дома не только из городского ландшафта, но и из памяти. Сайт-специфичность акции, которая заключалась во взаимодействии с пространством и его «переживании» художниками и зрителями стала самым важным элементом при работе.

Акция «Сжечь нельзя, сохранить». 2013

Акция «Сжечь нельзя, сохранить». 2013

Акция «Сжечь нельзя, сохранить». 2016

Акция «Сжечь нельзя, сохранить». 2016

Символом акции является трафарет с изображением деревянного наличника, сопровождающийся надписью: «Сжечь нельзя, сохранить». Он наносится рядом с домами, находящимися в плачевном состоянии, но которые еще можно спасти.

Одним из наиболее показательных примеров акции является история дома томского архитектора П. Федоровского, располагавшегося по адресу Карташова, 16. Построенный в конце XIX века и являющийся важным элементом исторического квартала, он переживший два пожара, был снесен в 2011 году. Такая схема уничтожения, используемая скандально известной томской фирмой «Томлесстрой» привела к тому, что на месте деревянного дома с мезонином, строится очередной многоквартирник, разрушающий архитектурный ансамбль всего квартала. Изображение памятника несколько лет, напоминавшее всем проходящим о доме, исчезло на территории стройки.

В течении нескольких лет мы восстанавливали старые изображения и наносили новые. Не обновляя трафареты последние пять лет, мы продолжаем получать отзывы от людей, в которых они пишут, что акция «Сжечь, нельзя сохранить» заставила глубже погрузиться в историю города и задуматься о том, что мы теряем. Под влиянием томичей мы решили возродить акцию, и для сезона 2021 года готовим шесть новых трафаретов с изображениями домов, находившихся на улице Красноармейской. Этот пример показывает, как избегая прямого критического посыла, а обращаясь к проблеме памяти, с помощью искусства вызвать отклик и общественный резонанс.

С 2013 года взаимодействие с городом через историю стало одной из магистральных линий в нашем творчестве. А уличное искусство обрело новую составляющую — активистскую. Для нас это стало возможностью высказаться (когда молчать просто невозможно) в пространстве города. Поэтому в 2020 году мы снова обратились к проблеме исторической памяти в проекте «Жесть-арт». На столетних домах, окна которых законсервированы с помощью листов металла, появились графические портреты — их герои, исторически связаны с местом. На листах, выполненных в мастерской Николаем Исаевым промышленным маркером на крафтовой бумаге, и помещенных в пространство улицы, прочитывается тяготение к станковизму. Это не случайно — проект пересекается с графической серией «Наше Красочное Прошлое», в которой художник уже в течении нескольких лет использует дореволюционные и советские фотографии Томска в качестве источника для воссоздания истории. На этом примере переноса методов станкового искусства в уличные практики, можно проследить как размываются границы между мастерской и улицей.

Для понимания того как происходит работа с историческим контекстом, можно обратиться к дому на проспекте Фрунзе, 10. Деревянный дом, построенный в 1913 году в псевдорусском стиле, украшенный резными наличниками, был законсервирован в середине лета 2020 года. Расположенные в его окнах портреты рассказывают истории людей, связанных с этим кварталом. На фасаде, выходящем на проспект Фрунзе, портреты золотопромышленника Ивана Дмитриевича Асташева и его жены Александры Павловны, владельцев рядом находящейся усадьбы, в которой сегодня Краеведческий музей. Изображение купца Семена Феофановича Хромова (его усадьба тоже располагалась через квартал) и Старца Фёдора Кузьмича отсылает к истории пребывания Старца (по легенде императора Александр I) во флигеле усадьбы купца. На боковом фасаде можно увидеть портреты учениц женской гимназии Натальи Тихонравовой, которая занимала здания на соседней улице Крылова.

Акция «Жесть-арт». 2020

Акция «Жесть-арт». 2020

Акция «Жесть-арт». 2020

Акция «Жесть-арт». 2020

Акция «Жесть-арт». 2020

Акция «Жесть-арт». 2020

Немного иначе построена связь с городским пространством в портрете художника-монументалиста Николая Степановича Беглюка, автора самой известной томской мозаики «Парад планет» (1987). Портрет художника на фоне мозаики, размещенный в окне одного из домов на улице Красноармейской, недалеко от «Парада планет», это не только история о человеке, но и о его творении.

Акция «Жесть-арт». 2020

Акция «Жесть-арт». 2020

«Жесть-арт» — это просветительский и исследовательский проект, метод и масштаб которого имеют важное значение. Превращая уникальные образцы исторической застройки в выставочные объекты, мы выстраиваем связь между человеком и городом. Включенность в городской ландшафт, сайт-специфическая связь между героями и местом, дает возможность рассказывать новые и уникальные локальные истории. Акция «Жесть-арт» не единственный проект, обращающий внимание на место человека в истории отдельно взятого города. Например, в рамках проекта «Настенная история» в Карельском городе Сортавала, на фасадах были созданы портреты местных исторических деятелей, а в Боровске Калужской области на стенах и в окнах зданий запечатлены целые городские истории. И конечно, самым ярким примером работы с локальным контекстом является феномен «нижегородского уличного искусства».

В основе нашей работы исследование городского пространства и исторических взаимосвязей, поиск скрытых внутри города смыслов. Эти не санкционированные акции: в одном случае изображения наносятся на тротуар, во втором — размещаются на временных конструкциях, не наносят вред домам.

Универсальность метода и плакатный подход — это еще и оммаж «Окнам ТАСС», которые выпускались в Томске в годы Великой отечественной войны. Плакаты создавались на оберточной бумаге и множились с помощью трафаретов, раскрашивались вручную и выставлялись в окнах, витринах магазинов для всеобщего обозрения. Объединяет проекты не только доступность для горожан и стирание границ между зрителем и произведением, но и своеобразная преемственность в городском искусстве. Именно тревожное опасение за будущее человека и наследия выносит искусство на улицу.

В книге «Краткая история нижегородского уличного искусства» авторы рассматривают «Стратегию нижегородского уличного искусства, сформировавшуюся к 2013-2014 годам, как «распределенный музей», который собирает рассредоточенные в пространстве объекты и явления в цельную систему и таким образом музеефицирует живую среду» [с. 71]. Такой подход к музеефикации городского пространства нам близок. Акции «Сжечь нельзя сохранить» и «Жесть-арт» реконструируют историю через архитектуру и личность. Эти проекты стали частями стратегии по заполнению городского пространства объектами уличного искусства и представляют собой сеть, органично вплетающуюся в ткань города.

Литература:

1. Савицкая, А., Филатов, А. Краткая история нижегородского уличного искусства / А. Савицкая, А. Филатов. — Москва: Музей современного искусства «Гараж», 2019. — 160 с.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File