radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post
Art

«Страшные Сибирские Сны» Наташи Юдиной

Лукия Мурина 🔥

19 января в сибирском филиале ГЦСИ открылась выставка томской художницы Наташи Юдиной “Нимфа у фонтана ушла”. Выставка является частью длительного проекта “Страшные Сибирские Сны” над которым Наташа работает уже более двух лет и использует сновидение как художественный мотив. “Сновидением замещается вся драма Сибири, связанная с брутальным климатом, Сибирской ссылкой и мертвой художественной средой” — пишет художница. В своих произведениях Наташа обыгрывает ситуацию жизни и быта современного художника в Сибири. Акцентируя внимание на том, что в Сибири люди живут простыми радостями и им не до искусства. В качестве основного материала художница использует шкуры животных. Оборачивая в мех всем известный торс Венеры или голову Ленина, она словно адаптирует их к жизни в суровом климате Сибири. Этим проектом Наташа Юдина отчаянно пытается доказать, что современное искусство в Сибири есть, несмотря на неблагоприятные погодные условия. И что не только с помощью откровенного вызова и провокации можно создать произведения искусства с сибирской “начинкой”. На первый взгляд может показаться, что Наташа спекулирует на сибирской экзотике, чтобы получить выход на серьезную арт-сцену, мне кажется, что так отчасти и есть. Но как качественно, стильно и концептуально она это делает!

Художница помещает нас в белое пространство своих произведений, в выставочный “белый куб”, в центре которого главный экспонат — “Венера в мехах”, дополняет экспозицию вышивки на плюше “Венера в бегах”, “Нимфа у фонтана ушла” и монументальное живописное полотно “Венера в снегах”. Рафинированность экспозиции отличительная черта всех выставок Наташи –минимальное количество объемных объектов дополнено плоскостными работами. Так было на двух предыдущих выставках: в “Страшных сказках” был представлен “Ленин в зимнем уборе”, “Медвежья земля”, “Вязаный суп”, в “Таёжных сказках” — “Колыбельная”. Наташа постепенно и неспешно знакомит нас с каждым экспонатом, предоставляя возможность обдумать и привыкнуть к её видению.

“Венера в бегах”

“Венера в бегах”

На этой выставке, как и на всех предшествующих, сама художница является объектом экспозиции. Но в данном случае, открытие — это не перформанс, а заранее отрепетированный спектакль, во время которого речь художницы под звуки вьюги звучит как медитация. Идеи, которые транслирует художница, свидетельствуют о двойственности мира, в котором она находится. С одной стороны, она заявляет о ненужности искусства в Сибири, о трудностях восприятия современного искусства, но с другой выглядит довольно самодостаточно, словно на пьедестале, как-бы абстрагируясь от внешнего мира. Босоногая, но в шубе из белой норки (шуба в данном контексте тоже произведение искусства) она своей персоной вызывает одновременно противоречие и гармонию, и столь свойственную восприятию современного искусства двусмысленность.

Противоречие заключается в том, что художница заявляет “искусство в Сибири не нужно и является экзотикой”, но не использует в своей практике дешевые материалы, свойственные для “русского бедного” как и не транслирует идею отсутствия у художника денег на продакшн. Юдина идет скорее по пути Хёрста, делая качественное элитарное искусство из дорогих материалов (например, шкура норки). Словно в подтверждение этой идеи она демонстрирует на выставках не более пяти объектов. От выставки к выставке Юдина следует своей концепции — как создавать искусство в “медвежьем углу”. И от бытовых предметов, которые утепляла художница, она переходит к объектам высокого искусства.

В вышивке “Нимфа у фонтана ушла” обыгрывается история “Нимфа у фонтана” Лукаса Кранаха Старшего. Сюжет известной картины эпохи Северного Возрождения продолжается в сибирских реалиях: темная холодная ночь, заледеневший фонтан, и только отпечаток от недавно лежащего тела нимфы и следы ног на снегу. Кроме игры с сюжетом, возникает параллель между холодной цветовой гаммой художников Северного Возрождения, продиктованной климатическими условиями и белым цветом, который современная художница из Томска намеренно выбирает для большинства своих произведений.

“Нимфа у фонтана ушла”

“Нимфа у фонтана ушла”

Несмотря на разнообразие техник, в которых работает художница — вязание, вышивка, масляная живопись, работа с мехом, именно мех стал визитной карточкой Наташи Юдиной. Центральный экспонат скульптура “Венера в мехах” — это история Венеры Медичи в Сибири, которая утеплена мехом дорогим и белым. Помещая Венеру в холодную Сибирь, автор, сопереживая ей укутывает в мех. Кроме этого “автор в некой мере, отождествляет себя и с Венерой Медичи, и с ситуацией пребывания искусства в холодном, враждебном пространстве.

Художественный язык Юдиной универсален, а образы персонажей таковы, что любой зритель отметит в них что-то типично сибирское. Наташа одновременно укрепляет и рвет шаблоны восприятия Сибири. Работая с клише из разряда — холод, снег, белый цвет, медведи — она нашла точные и нетривиальные образы Сибири.

“Венера в мехах”

“Венера в мехах”

“Венера в мехах”

“Венера в мехах”

Для полного погружения зрителя в мир Страшных Сибирских Снов Наташа написала декларацию художника, которую представила в виде рукописи на открытии выставки. В ней довольно подробно изложено “странствование, хождение, блуждание по Страшным Сибирским Снам, происшедшее во время длительной зимней спячки”. Многогранность образов, собственная новая мифология Сибири, в которой переплетается все самое жуткое, связанное с Сибирью — ссылки, тюрьмы, переселенцы, медведи и климат, скрытые за белоснежными эстетически привлекательными произведениями.

Для более глубокого проникновения в историю художницы и рефлексии необходим определенный бэкграунд истории Сибири. Собственно, к этому нас подталкивает название проекта “Страшные Сибирские Сны”.


Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author