Donate
Prose

Инфолаборатория

Maggie Urban12/05/23 09:25911

Белая дверь кабинета скромно приоткрылась. Внутрь шмыгнула испуганная девушка с тяжелым дыханием и слегка трясущимися руками. Перед собой она увидела голубоглазого высокого человека, лицом чем-то похожим не то на какую-то историческую личность, не то на чиновника, не то на… в общем, что-то жуткое было в нем. Может, большие глаза и непропорционально узкие зрачки, а может непривычного цвета и формы лысина, блестевшая как серебро на солнечном свету, выдавали в нем хищника.

Кабинет был уставлен современными аппаратами, которые используют в психиатрии для обследования пациентов. Все было черно-белым, поэтому каждому заходящему в кабинет пациенту казалось, что он очутился в Инфолаборатории, а вовсе не в приемной психиатра.

— Присаживайтесь, — протянул мужчина в белом халате.

Его голос лился плавно и нежно, словно ноты, им издаваемые, перекатывались как вода из кувшина в стакан. — Ну-с, давайте заглянем к вам в голову, — весело произнес доктор и приступил к подготовке Электопсиода к работе.

Девушка села в большое кресло и, не проронив не слова, внимательно наблюдала за действиями мужчины. Тот надел ей на голову странный шлем, запустил на мониторе какую-то программу и вывел ее на большой экран, занимавший почти всю переднюю стену кабинета. На экране отобразились сотни видеозаписей — инфограмм других пациентов. Врач поставил режим новой записи и развернулся к пациентке.

— Вы впервые на таком обследовании? — спросил доктор.

Девушка кивнула головой.

— Не пугайтесь, сейчас ваш Инфоресьюер издаст громкий звук.

Шлем на голове девушки завибрировал, издав невыносимо высокий звук, и вдруг все стало чёрным. Не было видно ни доктора, ни солнечного окна, пропавшего где-то во мраке ночи — ничего вокруг.

— Вы слышите меня? — спросил мужчина.

— Да, но я не вижу

— Не переживайте, — перебил ее тот, — скоро вы меня увидите.

Мрачная комната вдруг засветилась изнутри серебряным светом, и в середине черного квадрата появилась сначала серая точка, затем белый круг, а затем из этого круга вышел, словно выплыл, доктор, и все пространство залилось ослепительно белым светом.

— Итак, все готово, мы можем приступать. Вы напуганы?

— Слегка.

— Не стоит. Наше оборудование проверено сотнями пациентов, я вас уверяю, что путешествие пройдет без эксцессов.

Не дожидаясь реакции пациентки, мужчина, по-прежнему сидевший в своем мягком кресле, совсем не похожем на рабочее, и нажимавший сенсорные клавиши на экране, резко сменил режим терапии в программе и продолжил со странной, чуть ли не язвительной, или даже просто блаженной улыбкой говорить томным старческим голосом.

— Вы находитесь в своем жилище, — начал доктор, и девушке ярчайшим образом представилась ее комнатушка со старой мебелью и странными закругленными окнами. Ей вдруг показалось, что она видит эти окна впервые. Ее комната вообще стала приобретать коричневые оттенки, небо в окне синеть ультрамарином, стол медленно наклоняться, а пол извиваться под ее ногами.

— Это ваша квартира? — спросил доктор, наблюдавший за происходящим на мониторе.

— Съемная. Я ее арендую последние два года.

— А кто позади вас?

Девушка обернулась и увидела силуэт мужчины.

— Это мой муж, — сказала она, не сразу узнав знакомое лицо.

Прошло секунд 10, и на экране, наконец, проявились черты этого человека: толстые брови, симметричное лицо и внимательные карие глаза. Целостной картины его портрета в голове девушки не было, поэтому лицо, появившись на цифровом носителе, разбилось на фрагменты — нос, глаза, губы, брови, лоб разделялись четкими линиями, так что оно стало похоже на картину Пикассо.

Внезапно, к удивлению самой девушки и еще большему удивлению психиатра, никогда раньше с таким не сталкивавшегося, пациентка, судя по всему, вышла из гипноза, в который должен был ввести ее Инфоресьюер, и ее мысли запрыгали словно дикие лисы в маленькой клетке. На экране, в который жадно уставился психиатр — и даже младший работник, сидевший чуть позади и копавшийся в новом устройстве, обернулся, чтобы на него поглазеть — начали мелькать воспоминания девушки. Сначала они сменялись медленно: в течение какого-то времени можно было разглядеть рыжую девушку с голубыми глазами, лежащую на море под палящим солнцем, и мужа пациентки, рассматривающего ту; три лошади, несущиеся на впереди стоящих маленьких мальчиков и чуть не выпрыгнувшие из экрана; изогнутый в неправильной форме асфальт Парижа, и сам Париж ненатурального ярко-оранжевого цвета, а потом бездомный, лежащий на дороге возле Дома инвалидов. Яркие картинки сменялись одна за одной в таком бешеном темпе, что шлем, надетый на голову пациентки, сильно нагрелся, и она, обжегши о него руки, быстро его с себя скинула.

Психиатр молча встал с кресла и подошел к принтеру инфограмм. Переступая с ноги на ногу, немного помявшись у аппарата, он быстро произнес:

— Что ж, Код показывает, что несмотря на странное происшествие с Электопсиодом, вы абсолютно здоровы. Теперь возьмите его и идите в Инфолабораторию — это на этаж выше.

Девушке показалось, что пока доктор это говорил, прошла вечность. Она робко встала с кресла и взяла Код. Выбежав за дверь, она почти шепотом сказала:

— До свидания.

— Да, до свидания — своим текучим голосом произнес психиатр и сел на рабочее кресло.

Доктор открыл инфограмму пациентки, решившись пересмотреть картинки, всплывавшие в ее голове, по кадрам. Секунда, две, три, четыре, пять, шесть… Ничего примечательного: ее друзья, знакомые места, странные сны.

Внезапно экран погас.

 — Да что ж такое! — вырвалось у него. — Виктор, проверьте, будьте любезны, подключение.

Психиатр смотрел в экран и уже изучал только свое удивление на стеклянной поверхности монитора.

Внезапно железка заработала. Хищные глаза доктора стали похожи на глаза оленя, который вот-вот станет чьей-то добычей.

На экране появилась изуродованное тело молодой женщины, из головы которой торчал топор, а одна из ног вовсе отсутствовала — была отделена этим же инструментом.

«Подсудимый приговаривается к смертной казни путем инъекции веществом Z-0103» — услышал очнувшийся от гипноза доктор, которого в прессе нарекли маньяком-психиатром, не придумав ничего интереснее. Он услышал шум поднимающихся со своих мест людей, шуршащих сумками и пакетами, и перед глазами его предстала любовница, которую он увидел на экране Инфоресьюера в последний раз перед тем, как толстая игла вонзилась в его шею.

Author

duplumtuum
Comment
Share

Building solidarity beyond borders. Everybody can contribute

Syg.ma is a community-run multilingual media platform and translocal archive.
Since 2014, researchers, artists, collectives, and cultural institutions have been publishing their work here

About