Create post
Михаэль Дорфман Essential

О Жириновском

Michael Dorfman 

По просьбе моих друзей и читателей, расскажу о своих встречах с Жириновским

Первый раз я встречался в 1993. Я пошел, типа, для интервью, но меня интересовали вопросы истории, в частности я искал материалы о работе советских спецслужб в Израиле. Мы беседовали два часа, и Ж. был обворожителен, серьезен, и ему было, очевидно со мной интересно, как и мне с ним. Попутно меня попросили проверить позицию Жириновского, как лидера парламентской фракции по поводу назначения на дипломатическую работу N бывшего сиониста-отказника, раньше весьма антисоветски настроенного (имя пока не хочу назвать). На мои намеки про N. Жириновский прямо не ответил. Однако, прощаясь и пожимая руку, посмотрел на меня и сказал «Мы же Васильева (лидера антисемитской «Памяти») не назначаем послом в Израиль.

Мой папа, еврейский активист Борис Дорфман рассказывал, как в начале перестройки Жириновский пришел избираться в Еврейское общество, создаваемого на базе еврейского театра “Шалом”. Он там всем не понравился. Недавно профессор Геннадий Эйстрайх , руководивший в обществе отделом идиша, рассказал, что Жириновского таки избрали председателем, но общество долго не просуществовало.

В 1998 я хотел сделать историю. С журналистским удостоверением одной армянской газеты я как-то затесался в свиту Жириновского, летевшего в Багдад на встречу с Саддамом Хусейном. Идея была, в случае удачи, стать первым израильским журналистом, получившим интервью у иракского лидера, а если не получится, то репортаж из Багдада тоже пошел бы на «ура». Однако Владимир Вольфович меня сразу узнал в толпе, и тут же велел охране вывести под белы ручки из толпы, ожидающей самолета. Вывели меня, надо сказать, довольно бережно.

Третий раз, я столкнулся с Жириновским нос к носу в октябре 2002 г., когда шел по National Mаll в Вашингтоне. Он тоже там гулял. Мы зашли в один из музеев и мило побеседовали минут пятнадцать, пока он не определил, что я не могу быть ему полезен. Он тогда приехал в США устанавливать контакты, но противников его здесь было много, а сторонников почти не было, так, что у него ничего не получилось.

От политики Жириновского вреда больше, чем пользы. Однако, я видел в Бурятии, как он там пользовался всенародной любовью. Он гениальный стэндапист, далеко неоценённый. Когда-нибудь его будут изучать вместе со Жванецким. Ни один артист не осмеливался надеть эту личину, образ, который Жириновский играл всю свою политическую жизнь. Какой великий артист пропадает! А может и не пропадает. Ведь его аудиторией была вся Россия.

Михаэль Дорфман © 2015
Michael Dorfman © 2015

Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author