radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post
Блог 6-й Московской биеннале

Аттракционы Аниша Капура

Moscow Biennale 🔥1
+1

До 17 января 2016 года в Еврейском музее и центре толерантности проходит выставка «Моя алая родина» специального гостя 6-й Московской биеннале Аниша Капура. Искусствовед Ирина Кулик записала свои впечатления от работ одного из главных скульпторов современности.

Экспозиция в Еврейском музее и центре толерантности.

Экспозиция в Еврейском музее и центре толерантности.

Свои работы в одном из интервью Аниш Капур описывает почти теми же словами, что Доктор Кто — свою Тардис: «Предмет может быть больше, чем пространство, которое его окружает». В произведениях английского скульптора есть нечто научно-фантастическое — его работы очень хочется назвать какими-нибудь «порталами в другое измерение» и точками искривления пространства-времени. И, как и научная фантастика, объекты Капура часто кажутся аттракционами. Одно из самых известных его произведений — знаменитые «Облачные врата» в чикагском Миллениум-парке. Эта причудливая выпукло-вогнутая зеркальная форма является излюбленной точкой для селфи — всем от мала до велика хочется оказаться в капуровском зазеркалье. На московской выставке в Еврейском музее так же есть изогнутая зеркальная стена, «S-кривая», которую сам художник называет «объектом для селфи».

Если на поверхности «S-кривой» еще можно обнаружить свое отражение, пусть искаженное и стремящееся скрыться где-то за поворотом, то другие представленные на выставке работы могут оказаться как порталами в другое измерение, так и какими-нибудь аннигиляторами. Таково обманчиво-эйфорическое «Убежище» — ярко-желтый вогнутый круг, в котором исчезает ощущение объема, пространства и материи, а цвет превращается в нестерпимое сияние, почти радиацию — всматриваясь в него, можно ощутить, как тебя неминуемо притягивает ослепительная и испепеляющая звезда. Есть на выставке и засасывающая черная, а точнее, бархатно синяя, дыра — бездонный провал в стене под названием «Мое тело — твое тело».

Эротика и телесность заложена в этих работах не на символическом и метафорическом уровне, но на предельно физиологическом. Их не нужно понимать и толковать — но их сложно не ощутить.

Впрочем, войти в произведения Капура на самом деле не так-то просто. Они только прикидываются инсталляциями, то есть пространствами, готовыми впустить в себя зрителя, но на самом деле оказываются скульптурами — то есть телами, с которыми зрителю предстоит столкнуться, и эта телесность отличает работы английского художника от произведений Ричарда Серра или Джеймса Таррелла, с которыми Капура часто сравнивают. Искусство Капура часто интерпретируются в психоаналитическом ключе — явно с согласия и даже поощрения самого скульптора. Сами названия его работ недвусмысленно отсылают к телесности, трактованной в духе фрейдизма, а то и боди-хоррора: в них постоянно присутствует не только слово «тело», но и «кровь», и «рана», и «расчленение». А одна из самых впечатляющих работ Капура, созданная для Музея современного искусства ХХI века в Канадзаве и представляющая собой бездонную круглую черную дыру в бетонном откосе, называется «Происхождение мира» — как скандально знаменитое полотно Густава Курбе.

Аниш Капур, «Мое тело — твое тело».

Аниш Капур, «Мое тело — твое тело».

Сексуальная подоплека совершенно нефигуративных работ Капура настолько очевидна, что до сих пор способна провоцировать скандалы, как это недавно произошло во время выставки скульптора в Версале. «Грязный угол» — установленная на центральной аллее королевского парка гигантская ржавая воронка, которую сам Капур сравнил с «вагиной властной королевы», не только вызвала протесты консервативной французской публики, но и дважды подверглась вандализму — сначала скульптуру обрызгали желтой краской, а потом исписали граффити совершенно параноидального содержания, клеймящими евреев, каббалистов, сатанистов, предавших Христа и надругавшихся над французской нацией.

Работы Капура воздействуют тем более мощно, что эротика и телесность заложена в них не на символическом и метафорическом уровне, но на предельно физиологическом. Их не нужно понимать и толковать — но их сложно не ощутить. Самая масштабная из представленных в Москве работ — давшая название выставки «Моя алая родина», апеллирует даже не к зрительному, а к гаптическому восприятию. 25 тонн красного воска, которые медленно месит, утюжит и раскатывает в лепешку стальной куб, выглядят настоящим кровавым месивом. Рядом с проваливающейся в бесконечность инсталляцией «Мое тело — твое тело» «Моя алая родина» выглядит как груда земли рядом с вырытым колодцем — только выясняется, что из недр пустоты извлекали трепещущую плоть.

Аниш Капур, «Моя алая родина».

Аниш Капур, «Моя алая родина».

Впрочем, интенсивность ощущений, которые вызывают работы Капура, столь высока, что выходит за пределы чисто физиологических ассоциаций. Отвращение и боль перерастают в катарсис и умиротворение. Кроваво-красный — излюбленный цвет Капура, оказывается столь же универсальным и преодолевающим рамки любых символических значений, что и синий Ива Кляйна, с которым Капур так же работал: цвет телесного микрокосмоса — столь же абсолютное, чистое, безусловное переживание, что и небесная, космическая синева.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
+1

Author