Ад, рай и Coca-Cola: об арт-проектах AES+F

редакция Mostmag
13:40, 08 июля 2020
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Более 20 лет российская группа современных художников AES+F показывает миру свои арт-проекты. Коллектив ставит под вопрос представления об уже привычных вещах: массовой культуре, роли Интернета в обществе, глобализации, грани между добром и злом. Некоторые их заявления спустя годы и вовсе стали пророческими. Анализируем самые известные работы группы и разбираемся в причинах их популярности в России и за рубежом.

Image

В 1987 году Татьяна Арзамасова, Лев Евзович и Евгений Святский впервые образовали художественную группу. В 1995 году к ним присоединился фотограф Владимир Фридкес. Так коллектив получил название AES+F — по инициалам фамилий.

Группа работает в разных жанрах: от фотографии до инсталляции и сценографии. Она использует медиа и цифровые технологии. Так коллектив проводит “социальный психоанализ" современной массовой культуры, обличает ее пороки и исследует существующие ценности общества. При всем скептицизме Минкульта по отношению к современному искусству, AES+F — одни из немногих современных художников, которые успешны и весьма актуальны в России и за рубежом. Они уже получили премию Сергея Курёхина 2011 года и основную премию Кандинского 2012 года. Российская академия художеств дважды награждала AES+F: Бронзовой медалью в 2005 году и Золотой медалью в 2013 году.

За рубежом AES+F не менее популярна. Группа неоднократно участвовала в Венецианской и Сиднейской биеннале. Их работы часто представляют на фестивалях и выставках современного искусства по всему миру.

Image

Столкновение цивилизаций до 11 сентября и Мишеля Уэльбека

В 1993 году в американском политическом журнале “Foreign Affairs" вышла статья политолога Самюэля Хантингтона “Столкновение цивилизаций". Главная её мысль: в будущем войны будут вестись не между государствами, а между культурами. Столкновение цивилизаций, по мнению автора, приведет к развитию новой истории. До холодной войны борьба между государствами западной цивилизации двигала мировую историю. В XXI веке “незападные" цивилизации стали самостоятельными субъектами в геополитике. Хантингтон считает главной угрозой “мира во всем мире" радикальный ислам.

Из–за иммиграции в Европу граждан Ближнего Востока об исламизации стали говорить и в массовой культуре. В 2015 году вышла антиутопия “Покорность" писателя Мишеля Уэльбека. В книге описана победа лидера умеренной мусульманской организации на президентских выборах во Франции. Новый президент радикально меняет общество и стремится расширить Европейский Союз, включив в него Турцию, Тунис и Египет.

Автора не раз обвиняли в исламофобии, хотя роман по сути своей является сатирой на современную западную цивилизацию в ее страхе перед мусульманской культурой. Сам Уэльбек утверждал, что его роман направлен, прежде всего, против джихадизма, который и вызывает у общества страх перед исламом.

Задолго до Уэльбека, но наравне с Хантингтоном, AES+F показали всему миру “Исламский проект“. Первые снимки появились в 1996 году в начале Чеченской кампании. На фотографиях известные достопримечательности Запада сочетаются с элементами ислама: Статуя Свободы в парандже, Нотр-Дам с минаретами, Рейхстаг в виде мечети или группа муджтахидов с автоматами позирует на Красной площади.

Художники показывают фобии западной и мусульманской цивилизаций при их культурном столкновении. AES+F считают, что современное искусство не решает проблем, но оно может поднять для обсуждения важные вопросы. Исламский проект, особенно после трагедии 11 сентября 2001 года, в США называют пророческим, но он не является ни антиисламским, ни антизападным. Напротив, проект призывает зрителя задуматься, как при всем многообразии культуры мирно сосуществовать человечеству в эпоху глобализации. Коллажи с изображениями этого проекта можно купить и сегодня. Стоимость работ колеблется от 10 000 до 20 000 тысяч фунтов стерлингов.

Под ракурсом обвинения

В 1997 году AES+F представили проект “Подозреваемые" о женской и детской агрессии. К идее художников “подтолкнули” развал СССР и события 90-ых годов, когда государство на переходном этапе столкнулось с рядом кризисов. Большая часть общества находилась в маргинальном положении и вряд ли понимала, как жить в новой реальности. В такие моменты женщины и дети — крайне незащищенные группы населения. Чтобы выжить в новых условиях, иногда они вынуждены идти на преступления.

Зрителям представлены 14 портретов девочек в возрасте от 11 до 14 лет. Семь — обычные школьницы из благополучных семей. Другие семь портретов — малолетние преступницы, совершившие убийства с особой жестокостью. Все фотографии сделаны на нейтральном фоне. Только создатели инсталляции знают, кто из этих девочек убийцы, а кто нет. Героиням дали свободу выбора, чтобы они смогли максимально привлекательно представить себя зрителям.

Зритель будто попадает в фильм Альфреда Хичкока. Как в фильме “В случае убийства набирайте “М”", меняется ракурс. Посетители инсталляции выступают в роли обвинителей и решают, кто убийца. Фраза “Глаза — это зеркало души" здесь бесполезна, потому что по внешности определить преступника вряд ли получится. Инсталляцию специально выставляют полукругом, чтобы зритель почувствовал себя героем романов Достоевского и задал себе вопрос: “А мог бы я оказаться на их месте?".

Иногда проект сопровождается спектаклем с участием девочки в красном платье, перчатках и туфлях. Она раздаёт лотерейные билеты участникам выставки. Посетитель, который угадал семерых убийц, получает приз. С 1997 года приз никто так и не получил.

Image

Что наша жизнь — игра

В 1998 году компания “Valve Software" разработала игру в жанре научно-фантастического экшена — “Half Life". Игра разошлась по миру миллионными тиражами и по сей день считается одной из лучших в индустрии. Критики отметили, что “Half Life" произвела революцию в шутерах от первого лица и задала новые тренды в разработке игр.

Игрок управляет ученым Гордоном Фрименом в исследовательском центре “Black Mesa". Секретный эксперимент проваливается, и внезапно комплекс захватывают монстры. Против героя выступают прибывшие военные и таинственные чёрные оперативники. Впервые сюжет подается естественным путем внутри одного игрового пространства без разбивки на уровни, видеовставок и разрывов. Самого персонажа мы не видим и не слышим, но полностью контролируем. Перед игроком появляются опасности и головоломки, которые ему предстоит решать в одиночку или взаимодействуя с игровым миром. Все это служит полному погружению игрока в геймплей, создает эффект присутствия и отождествления себя с персонажем.

Искусство не обошло стороной игровую индустрию и сделало своё заявление. В 2005 году AES+F показали серию фотографий, рисунков, бронзовых скульптур и назвали свой новый проект “Action Half-Life“. Герои проекта — обычные дети с оружием в руках, но они еще не знают, как им поступить: стрелять или нет. Стволы фантастических оружий не направлены на цель, а взгляды детей обращены в противоположные стороны. Все фотографии стилизованы под живопись. На фоне пустыни стоят дети в величественных позах, словно античные герои.

Игра — один из способов познания мира. Сегодня игра в войну перешла в виртуальную реальность и выглядит куда зрелищнее, чем во дворе. Эффект присутствия позволяет вершить власть над своими жертвами: не только раздавать им тумаки, но и убивать, а потом смотреть на их пролитую кровь.

Художники поднимают проблему замещения реального мира виртуальным не только для детей, но и для человечества в целом. Увлекая детей в мир компьютерных игр, где можно безнаказанно уничтожать все живое. Однако согласно исследованиям Американской психологической ассоциации, сегодня связать жестокость в компьютерных играх с реальным насилием вряд ли получится. Приобрести портреты можно от 6000 долларов.

Image

Трилогия

С 2007 по 2013 год AES+F работали над трилогией “The Liminal space", состоящей из проектов: “Last Riot“, “The feast of Trimalchio" и “Allegoria Sacra“. Три работы — попытка показать современный мир и масс-медиа через аллегорию ада, рая и чистилища. Участие в Венецианской биеннале с первым видео “Last Riot" в 2007 году принесло группе широкую известность в мире искусства.

Проект “Last Riot" показывает виртуальную реальность, где сегодня люди проводят значительную часть времени. Под музыку Рихарда Вагнера и японские барабаны участники проживают античные мифы и клише популярной культуры. Художники населяют это пространство гламурными детьми-андрогинами, сражающихся между собой. Все их движения и мимика отсылают зрителя к эстетике Караваджо: индивидуальная выразительность модели, идеализация образов и аллегория сюжета. В этой битве нет различий между жертвой и насильником, мужским и женским, добром и злом, предназначением и его отсутствием. Это бесконечное сражение без крови, боли, страданий и смерти. Разве не похоже на ад?

“The feast of Trimalchio" показывает условный современный “рай", который нам преподносят масс-медиа и сфера услуг. Индустрия отдыха и развлечений предлагает людям множество вариантов для ублажения тела, но почти ничего не дает для духа. Кажется, что условное благополучие будет длиться вечно.

Источником для вдохновения художников стал древнеримский роман Петрония Арбитра — “Сатирикон“. Трималхион, герой произведения (разбогатевший вольноотпущенник), устраивает у себя пир. Несмотря на собственное благополучие, он остается невежественным, но изображает из себя знатока искусства и науки.

AES+F с помощью отсылок к античности показывает мир на острове в дорогостоящем отеле, где “господа" и “слуги" меняются местами. Перемена ролей происходит под влиянием социально-экономических процессов в мире. Но все эти процессы (согласно античной философии) цикличны и обречены на повторение. Островной “рай" стремится к абсурдному разрушению, как Римская империя, чтобы вновь возродиться, а после — опять исчезнуть.

Завершает трилогию проект “Allegoria Sacra" — взгляд художников на современность через аллюзию на одноименную картину Джованни Беллини. Согласно одной из версий, “Allegoria Sacra" изображает чистилище. На картине персонажи христианской мифологии и некрещеные праведные души ждут Божьего решения: отправить их в ад или в рай.

AES+F воссоздают картину Беллини. Художники представляют чистилищем аэропорт, где пассажиры встречаются в ожидании своих рейсов. Рефлексия и общее ожидание — то, что объединяет всех героев. Мысли и сновидения персонажей переплетаются друг с другом, создавая новую мифологическую реальность в виде массовой культуры и нейросети.

Новая реальность — метафора современного мира. Интернет и гаджеты — не просто средства для общения и развлечения, но и “внешнее продолжение" человека или группы людей. Кажется, своим проектом AES+F подтверждают афоризм Маршалла Маклюэна: “The medium is the message“. Аэропорт художников ограничен пространством, но выглядит как “глобальная деревня" со своим коллективным разумом. Стоимость работ — от 3000 евро.

Image

Радикальный техно-феминистский матриархат

В 2019 году AES+F стали сценографами и соавторами оперы “Турандот" режиссера Фабио Черстича. В классической версии сюжет представляет историю любви жестокой китайской принцессы Турандот и татарского принца Калафы. Чтобы стать мужем принцессы, нужно разгадать ее загадки. Тот, кто ответил правильно, получит Турандот в жены, а кто совершит ошибку — будет казнен. Под влиянием движения #MeToo художники обратились к теме феминизма. Они визуально перенесли действие оперы в Пекин 2070 года когда в Китае устанавливается радикальный техно-феминизм. Вся власть в руках у женщин, а мужчины по умолчанию виновны в любом насилии.

Коллектив отказался от азиатского традиционализма в пользу женского реваншизма и глобализации. Даже дракон отсылает зрителя к поп-культуре — Дейнерис Бурерожденной из сериала “Игра престолов".

Радикальный феминизм стал частью современной культуры и реакцией на мужскую агрессию. В новом сюжете оперы художники показывают зрителю, что радикальные взгляды неизбежно приведут к тирании. Хор исполняет роль одурманенной толпы, которая из–за страха и глупости создает культ личности принцессы. О жестокости нового режима напоминают летающие отрубленные мужские головы.

AES+F — не просто красивая картинка и захватывающие видео. Это отражение всех стереотипов массовой культуры в стремлении художников показать, к каким последствиям могут привести глянцевый гламур и социальные сети. Группа использует для этого инструменты самой культуры, которую она обличает.

С творчеством группы можно ознакомиться на их сайте и на различных выставочных площадках. Каждый год AES+F проводят новые выставки. В марте 2020 года в Медиацентре парка “Зарядье" показали оперу “Турандот". С 20 мая по 30 июля проходит их первая выставка в Пекине, где художники представляют свои проекты — “Allegoria Sacra" и “Inverso Mundus“.


Автор: Максим Герасименко

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File