Охота за главным: как группа «Шар и крест» изменила арт-рынок в России

редакция Mostmag
15:04, 15 июля 2020
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

«Шар и Крест» — группа в Фейсбуке, навсегда перевернувшая понимание процесса продажи и покупки искусства. Группа, ставшая для многих художников настоящим спасением в период эпидемии. Разбираемся в устройстве и функционировании нашумевшего проекта и беседуем с ее создателем Максимом Боксером.

Image

Пандемия COVID-19 внесла существенные коррективы во все сферы жизни общества. В сфере современного отечественного искусства и арт-рынка также произошли серьезные изменения. Многие музеи и выставки временно прекратили свою работу, галереи оказались на грани банкротства, однако именно в этот сложный период на отечественном арт-рынке появилась новая звезда — группа в социальной сети Фейсбук «Шар и Крест». На момент создания группы (3 апреля 2020 года) мало кто мог представить, в том числе и ее организатор Максим Боксер, что она станет одной из самых популярных и громких платформ для продажи и покупки современного искусства по цене гораздо ниже рыночной.

На просторах Фейсбука еще до появления «ШиК» существовало и существует огромное количество похожих групп («крытый рынок», «АРЕНА», «Маршан» и другие), однако они не пользуются такой популярностью. Причиной ажиотажа вокруг «ШиК» стали известные современные художники: Айдан Салахова, Пахом, Гоша Острецов, чьи работы продаются на серьезных аукционах по не очень доступным ценам. Группа же дает всем ее подписчикам равный шанс приобрести работы «мэтров» по вполне приемлемой цене. Это сопровождается настоящей охотой за селебритис мира искусства, но именно этот азарт покупателей и сделал «ШиК» таким известным.

Среди постоянных покупателей — директор Музея современного искусства «Гараж» Антон Белов, художник Владимир Дубосарский и куратор Андрей Мизиано. К слову, все трое в начале апреля боролись за первенство своего комментария, чтобы купить одну из последних работ Айдан Салаховой. Самым быстрым пользователем социальной сети оказался Антон Белов. Со временем «ШиК» обзавелся «филиалом» — группой, посвященной тиражной и книжной графике.

У групп есть несколько обязательных правил, которые должны соблюдать все ее участники. На данный момент свод правил выглядит так:

1. Покупать можно все, что публикуется в группе в виде постов, но покупку может совершить только тот, кто первым прокомментирует понравившийся «лот».

2. Художники могут предлагать по три работы в день, цены устанавливаются ими же, но держатся в фиксированных рамках в зависимости от используемого материала.

3. Коллекционеры и галеристы, которые также участвуют в еженедельных «аукционах», могут предлагать по девять работ в день, также с фиксированной ценовой политикой.

4. Продав пять работ, каждый участник группы должен купить одну работу и показать свой выбор отдельным постом. Это правило появилось неслучайно — таким образом группа призывает ответственнее подходить к вопросу коллекционирования.

Для художников и галеристов существуют еще два дополнительных правила:

5. После продажи 10 работ художники должны передать одну свою работу в фонд Шар и Крест.

6. После продажи 10 работ галеристы должны перечислить фонду 10% от заработанных денег.

Image

Последние два пункта сделаны для поддержки самого проекта, и у Максима Боксера есть определенные планы на посткарантинный период жизни группы. Об этом мы и поговорили с Максимом.

Екатерина Сурат (журналист, далее Е.С.): 3 июля 2020 года у вас был в некотором роде юбилей. Прошло ровно три месяца с момента создания группы “Шар и Крест”. Назовите три самых ярких события, которые произошли в группе за эти месяцы.

Максим Боксер (создатель группы, далее М.Б.): Неожиданный вопрос. Определенно, важным событием был аукцион, который мы провели в самом начале нашей деятельности при помощи Кати Бермант (филантроп, директор фонда “Лавка радостей” — прим. журналиста) и ее фонда. Мы смогли собрать средства, чтобы помочь врачам Коммунарки. Несмотря на то, что “Шар и Крест” тогда был не таким большим, как сейчас, все очень тепло и радостно откликнулись на такое начинание. Что касается участников группы, то для каждого из них в “ШиК” произошли свои важные события. Кто-то стал коллекционером, кто-то — художником, а кто-то, уже будучи художником, вдруг стал гипервостребованным. На самом деле главного события мы ещё ждём — ждем встречи, праздника и большой выставки.

Е.С.: Как раз про это грядущее событие. В конце июня в “ШиК” вышел пост, в котором помимо обновленных правил вы озвучили, что в начале июля при поддержке Музея современного искусства “Гараж” вы планируете организовать в Парке Горького “хэппенинг знакомств художников и коллекционеров”. Не могли бы вы приоткрыть завесу тайны над этим будущим событием?

М.Б.: Дело в том, что на данный момент невозможно организовать массовое мероприятие. Парк Горького, с которым по этому поводу решили поговорить сотрудники музея “Гараж”, чтобы помочь нам, пока не может позволить провести подобную встречу. Но мы ее обязательно сделаем. Это вопрос времени. А пока что мы пытаемся передавать уже купленные вещи. Игорь Суханов, питерский коллекционер и один из очень крупных покупателей в группе, просто положил в свою машину то, что купили у питерских художников, и привез в Москву! Настоящее подвижничество.

Е.С.: Первой работой, которую вы приобрели для фонда “Шар и Крест”, стали “Трудности самоизоляции” Татьяны Нешумовой. Чем обусловлен такой выбор?

М.Б.: Татьяна Нешумова — один из очень важных персонажей для “ШиК”. Она новый, не молодой, а именно новый художник. И абсолютно самодеятельный. Помимо того, что она художник, она еще поэт и писатель, и эти деятельности позволяют ей работать в своем особом, литературном стиле, который очень близок по духу “ШиК”. Конкретно эта работа, “Трудности самоизоляции”, совсем крошечная, сделана на картоне. Сюжет самоизоляции в последнее время стал очень избитым, но в этой работе он принимает форму обычного домашнего застолья со странной, совершенно прекрасной перспективой. Лаконично и приятно. Татьяна Нешумова неожиданно стала звездой “ШиК”. Во-первых, ее вещи сами по себе очень приятные и душевные, а конечно коллекционеры и художники подсознательно чувствуют эту искренность в ее картинах. Еще один момент — нередко бывает так, что художник имеет завышенные финансовые амбиции, а это зачастую сильно тормозит его взаимодействие с потенциальными покупателями. Но есть такие люди как Татьяна, которые относятся к этому легко.

Е.С.: Максим, а удалось ли вам самому купить какие-то работы в “ШиК” для вашей собственной коллекции?

М.Б.: Я почти ничего не покупал и делал это совершенно сознательно. Являсь модератором этой группы, я могу видеть произведения раньше других и я предпочел просто не покупать, чтобы даже не возникла мысль о подтасовке. Но если я вдруг видел симпатичную работу, например, Таси Корольковой, которую почему-то 40 минут никто не покупал, то тогда я ее брал. Но это были единичные случаи, и в основном они были в самом начале. В то время я таким образом поддерживал интерес аудитории. Честно говоря, мне как коллекционеру очень не хватало того, что я не мог покупать. Не так давно группа стала работать по новым правилам, и в связи с этим я хочу позволить себе наравне с остальными участниками покупать работы.

Е.С.: Айдан Салахова, известный современных художник и еще одна звезда “ШиК”, в одном интервью сказала, что платформа “ШиК” как бы сняла негласное ограничение на онлайн-продажу работ художников. Выкладывать свои работы в соцсети с пометкой “Продается” считается некорректным. Но в вашей группе так сделали все художники, и это придало им смелости в открытую начать продавать свои работы в онлайне. Как вы считаете, вам действительно удалось снять это табу на онлайн-продажи в арт-сфере?

М.Б.: Да, это определённо переворот. Дело не в том, что существовало какое-то негласное правило, а дело в привычке. Не было такой привычки — покупать искусство через социальные сети, и не было покупателей. От того, что кто-то из людей выставил в соцсеть свою работу и написал “Продаю”, ничего бы не произошло. Ну кроме, может быть, Айдан Салаховой или подобных ей важных и знаменитых людей. Ни один из знаменитых людей не будет выкладывать свои работы в фейсбуке три раза в день и писать, что продаёт их по 10 000 рублей. По этой причине подобное стало возможным именно на определенной площадке. К нашей площадке можно относиться по-разному, в том числе как к спасительной шлюпке во время бедствия, когда никто ничего не может продать другими способами. Мы действительно сняли все барьеры. Конечно, соцсети выполняют разные функции, в том числе — знакомства покупателя с продавцом, а мы им в этом помогли очень многим.

Е.С.: А можно ли сказать, что сама группа “ШиК” — это не только “спасательная шлюпка”, но и выставка с постоянно меняющейся экспозицией?

М.Б.: Конечно, это гигантская, очень живая и разнообразная выставка, с безумным разнообразием тем и авторов. Изначально это была большая выставка с минимальным взглядом куратора. Совсем минимальным. Сейчас я хочу это несколько изменить и превратить скорее в полноценную кураторскую работу. Это будет очень непросто, но это надо сделать.

Е.С.: Насчет кураторской работы. В мае в группе вы объявили старт нового проекта “Выбор куратора”. Этот проект именно об этом?

М.Б.: Да, в принципе об этом. Я пригласил Андрея Мизиано как первого куратора, чей выбор мы хотим показать. Этим проектом мы хотим дать понять, что за определенный срок из того материала, который дает “ШиК”, можно сформировать некую коллекцию, и создать ее с минимальными средствами. На весь проект было выделено около 40 000 рублей. В данном случае очень любопытен тот факт, что куратор не выбирает вещи, как это обычно происходит, а покупает их. А это в принципе та работа и та задача, которую может поставить перед собой и выполнить любой коллекционер. Он может сам придумать тему, выбрать сюжет или группу авторов или технику и исходя из этого, даже обладая совсем ограниченным ресурсом, он все равно сможет собрать нечто цельное, что может рассматриваться как полноценный самостоятельный проект.

Е.С.: А планируете ли вы сейчас, после выхода с карантина, показать выставку “Выбор куратора” в режиме офлайн?

М.Б.: Мы обязательно покажем итог этого проекта.

Е.С.: Ну и напоследок вопрос о внутреннем устройстве группы. Изначально существовала только группа “Шар и Крест. Contemporary”, однако со временем вы создали еще одну группу “Шар и Крест. Zine & Book art”, посвященную тиражному искусству. Почему вы решили выделить книги и ЗИНы в отдельную группу?

М.Б.: Было очень обидно отказываться от предложений книг и книжной графики в основной группе. Искусство книги, особенно детской книги и иллюстраций некогда было очень развито в нашей стране, это была особая ниша для художников, в которой почти отсутствовала цензура. Именно из иллюстраторов деткой книги вышли Илья Кабаков, Виктор Пивоваров и многие другие современные художники. Мне все равно хотелось выделить это явление в отдельную группу и таким образом обратить внимание на то, что и сейчас существует это прекрасное, тонкое и эстетское явление. Сейчас в группе 4000 человек. Там не так много покупок, но это не главное. Ценно то, что все эти люди, любители, ценители и художники, объединены и чувствуют, что в этой сфере искусства тоже есть жизнь. Многие начали в ней активно участвовать, например Андрей Суздалев раньше печатал пару книг в год, а сейчас делает несколько в месяц. К тому же книга художника — не только предмет собирательства, но имеет прикладное значение — просто книга или может стать приятным и запоминающимся подарком. В группу (мы ее ласково зовем дочкой-Зинкой) можно зайти побродить всего с тысячей рублей, а выйти с настоящим произведением искусства.

__________

Автор: Екатерина Сурат

Фото: группа “Шар и крест"

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File