VR, видео-арт, блокчейн: как развивается digital art в России?

редакция Mostmag
09:26, 15 июня 2020
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Технологии расширяют возможности: теперь художник продает свои работы через соцсети, а коллекционерам становится проще найти информацию об интересующих работах. Технологии внедряются и в сам творческий процесс, становясь digital-артом. Но есть ли частные коллекционеры digital-арта в России или запрос на них идет в основном от институций? Как сегодня продавать цифровое искусство? Рассказываем, что нужно знать о digital-art в России.

Image

Digital art — искусство, которое создается с помощью языков программирования и компьютерных технологий. У него много имен: кроме цифрового искусства (digital art) его называют компьютерным искусством, мультимедиа-искусством или искусством новых медиа (new media art). Однако ни один из этих терминов не может в полной мере описать суть цифрового искусства, ведь оно постоянно развивается и воплощается в новых формах: видео-арт, робототехника, компьютерные игры, VR, генная инженерия.

Digital art функционирует иначе. В нем отсутствует понимание произведения искусства как материального и уникального в своей единичности объекта, ведь digital art технически легко копируется, а копия при этом не является подделкой. В таком искусстве главное — процесс, а не результат, и зритель часто становится соавтором этого процесса, включается в некую интерактивную игру.

AES + F “Allegoria Sacra"

Группа AES + F (Татьяна Арзамасова, Лев Евзович, Евгений Святский + Владимир Фридкес) по праву считает самой успешной (в том числе и коммерчески) российской арт-группой. Видео-арт “Allegoria Sacra" отсылает к одноименной картине Джованни Беллини. Исследователи бьются в догадках, пытаясь понять, как связаны герои картины, однако большинство полагает, что художник изобразил Чистилище, где души умерших ждут решения Страшного суда.

Чистилище AES + F — терминал международного аэропорта, где пассажиры застряли в бесконечном ожидании своего рейса. Здесь можно встретить представителей разных национальностей, ориентаций, материального положения: многодетную семью мигрантов и китайских бизнесменов, лесбийскую пару с усыновленным чернокожим мальчиком и двух геев с девочками-близнецами. Некоторые персонажи повторяют героев “Священной аллегории" Беллини, хотя в туристе с пирсингом сложно узнать Святого Себастьяна, а в полицейском с мечом — Святого Павла. Всех их объединяет чувство оторванности от жизни, когда уже покинул одно место, но еще не нашел себя в другом.

При этом персонажи погружаются в сновидения, которые Татьяна Арзамасова сравнила с сериалом Lost, где “самолет разбивается в джунглях, потом идет 100 серий невероятных приключений, а в финале оказывается, что все давно погибли и мы наблюдали их предсмертные грезы". Кстати, это заключительная часть трилогии, визуализирующей Ад, Рай и Чистилище в контексте современного мира. Чем не повод посмотреть остальные?

Image

Алексей Андреев “Движение миров"

Алексей Андреев работает с цифровой живописью, в которой особенно ценит возможность одновременно имитировать разные художественные техники: карандаши, акварель, масло, пастель. Затем он “оживляет" свои работы с помощью технологий виртуальной и дополненной реальности, добавляет аудио и шумы.

Картины из серии “Движение миров" моделируют фантастические миры, позволяющие осмыслить темпы технологического прогресса. Общество, слишком много думающее о будущем развитии, не может остановиться и оценить происходящее сейчас. В работах Алексея Андреева прогрессивное сочетается с ретро, новые технологии — с романтикой, мечты о полетах — с парящими старенькими автобусами, зависшие в воздухе железные конструкции — с детским ощущением прыжка в воду (с торчащей из воды балки).

В 2020 году художник выпустил артбук с фэнтези-мирами, где вопреки обычному соотношению текста и рисунков в книге именно его картины “проиллюстрированы" рассказами писателей-фантастов. Кроме того, это портал в иные измерения: при наведении на них камеры смартфона, они дополняются движением и музыкой.

Image

Алексей Шульгин “386 DX"

Проект “386 DX" — по словам его создателя Шульгина, “первая в мире киберпанк-рок-группа". Архаическая модель компьютера 386DX исполняет мировые хиты: музицирует с помощью MIDI-файлов и поёт, используя программу искусственной речи. Художник считает, что жизнь в современном обществе подчинена графикам и расписаниям, так что не осталось места для иррациональности, и найти ее можно только в музыке. И хотя исполняет ее компьютер, бездушная машина, в основе которой — логика и алгоритмы, зрительская реакция на такие концерты часто эмоциональнее, чем на “живых исполнителей". Этот парадокс Алексей Шульгин объясняет тем, что у слушателя может сложиться впечатление, будто певец его обманывает, фальшиво передает эмоции, в то время компьютер не способен притворяться.

“386 DX" — это еще и возражение против распространенной идеи о том, что в цифровом искусстве техническое отставание обрекает работы художника на “устарелость”. Но вот компьютер с операционной системой Windows 3.1, который заставляет задуматься о бессмертной рок-классике, об огромном количестве каверов, о наигранности эмоций и о “компьютерной" музыке, которая русский рок уж точно делает острее.

Image

Перспективы развития digital art в России пока не совсем определены. В Европе поддержку художникам оказывают государственные организации, в США — частные фонды. За рубежом находятся ценители цифрового искусства, которые и забирают его в свои коллекции. Существуют платформы для его продажи. Музеи до недавнего времени почти не приобретали digital art, поскольку было непонятно, как хранить и выставлять работы такого типа.

Российская арт-сфера находится пока на этапе популяризации digital-искусства. МедиаАртЛаб в партнерстве с Манежем и МАММ, например, устраивают выставки, но галерей, которые специализируются исключительно на интерактивных технологиях, и фондов, готовых посещать фестивали и финансировать понравившиеся работы, пока еще нет.

Два наиболее успешных сейчас формата в цифровом искусстве — технологии VR и видео-арт. VR уже появляется в российских галереях и институциях. В 2019 году Третьяковская галерея запустила три VR-проекта, посвященных Гончаровой, Малевичу, Шишкину и Мунку. Видео-арт — также популярная сфера, но с таким продуктом художнику легче продвигаться, даже если он живет в регионе. Видео-арт проще продавать, и его охотнее покупают в коллекции, ведь он не занимает места, а посмотреть его можно на экране телевизора или компьютера.

Сегодня цифровое искусство больше востребовано в частных коллекциях. Но если представить, что формирующееся арт-пространство Arteïa достигнет своей цели и соберет информацию обо всех частных коллекциях в мире, оставляя их анонимными, то все мы погрузимся в цифровой мир, удивительно точно вскрывающий проблемы старого доброго “аналогового" мира.

____________________

Автор: Юлия Никитина

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File